Игорь Мандель: Заклятье конформизмa — woke!

 784 total views (from 2022/01/01),  3 views today

Не выделяться, не думать, не рисковать… Все лучшее в истории сделано вопреки конформизу масс, усилиями героических одиночек. Конформизм оберегает общество от эксцессов — и постoянно принуждает его гибнуть или загнивать. Всем он хорош, вот только с совестью находится в конфликте. Если она имеется.

Заклятье конформизмa — woke!

Игорь Мандель

Один знакомый рассказал недавно удивительную историю. Он занимает достаточно высокую позицию в очень крупной компании. Приходит письмо от руководства, что тогда-то состоятся курсы по программе «DEI: Diversity, Equity, Inclusion» (Разнообразие, Cправедливость, Участие (всех людей, независимо от пола, расы и т.д. в чем бы то ни было)), которые сейчас проводятся фактически по всей Америке. Он читает программу этих курсов и видит, помимо общих обтекаемых фраз, что там требуется обсуждать его (и прочих) так называемую “white fragility” (уязвимость белых), его (и прочих) “white privilege(привиллегию белых), признать всеамериканский “systemic racism” (систематический расизм) и тому подобное. То есть — критическая расовая теория (CRT, critical race theory) в действии в его родной комании, где он проработал больше четверти века. Он лично должен, в частности, «принять меры» к искоренению таких своих отвратительных черт, как «скрытый расизм«, принять на себя «вину белого человека» за страдания черных и других «цветных людей» (“people of color”), за их недостаточный уровень образования, богатства и прочих благ, которые им не доданы в расистских США.

Одно дело — читать про весь этот нонсенс в газетах и слушать по телевизору. Другое дело, когда ты лично должен под всем этим подписаться и тем самым «признать себя виновным», хотя отродясь рабов не имел, черных не унижал и вообще персонаж с другого континента, которому есть что сказать насчет «еврейских привиллегий» на своей исторической родине. Мой знакомый возмутился и написал письмо в отдел кадров, который рассылает подобные приглашения, что он ни в чем себя виновным не считает и не собирается участвовать в этом мероприятии. В ответ он получил строгое указание, что занятия обязательны для всех; он не может уклониться; приказ идет с самого что ни на есть верха. Он написал, что он все равно не пойдет, пусть увольняют, но тогда несколько проектов зависнут без его участия. На что ему пообещали «разобраться» (благо начальник отдела кадров — его многолетний знакомый). Через два-три дня пришел ответ, что ОК, он может не ходить, но не должен никому об этом говорить, так как еще были такие желающие, но на них надавили и они смирились.

Читателям данного издания не надо объяснять, что вся изложенная ситуация с точностью до деталей воспроизводит то что им так знакомо по жизни в незабвенной памяти Советском Союзе (а, может, и в современной России): строгий идеологический приказ сверху; сопротивление снизу (так я, помню, сопротивлялся подпискe на «Правду»); попытка додавить; исключение из правил «по блату» или из-за особого статуса данного человека; требование «неразглашения» в самом конце. Но не в этом мой пункт; о близости современных методов «обучения основам CRT» советским и маоистстким приемам обучения диамату и истмату уже пишут американские издания. Поразительно другое.

Вы живете своей обычной жизнью, ходите на работу, возвращаетесь домой, играете с детьми, идете в кино, обсуждаете политику и т.д. Вы привыкли, что живеет в стране равных возможностей, в которой любая дискриминация строго преследуется, о чем, кстати, висят соответствующие выписки из законов на панели в кухне в столовой в вашем оффисе. Вдруг, совершенно неожиданно, что-то вокруг меняется, со всех сторон начинают говорить какие-то несусветные вещи о вашей «вине», о «долге перед ущемленными меньшинствами», о репарациях за рабство, отмененное более чем полтораста лет назад и тому подобное. Вы проходите все фазы чувств которые полагается пройти при поступлении некоей плохой новости. в соответствии с так называемой «моделью печали» (grief model) предложенной в 1960-х Елизаветой Кублер-Росс (Kübler-Ross model) применительно к очень тяжелым новостям (о неизлечимой болезни и т.п.). Модель не раз подвергалась критике с различных сторон; некоторые фазы могут в реальной жизни отсустствовать или идти не в том порядке какой изложен ниже. Но, с другой стороны, она выглядит очень правдоподобной далеко не только для тех ситуаций, для которых она была впервые предложена, но и для менее фатальных событий, типа потери работы или денег, развода и пр. Похоже, примерно по такой же схеме идет восприятие плохих и неожиданных новостей политического типа, хотя строгих эмпирических доказательств у меня нет.

Я попробую описать возможный примерный ход рассуждений в двух ситуациях: в наше время в Америке и в 30-х годах прошлого века в Германии после прихода Гитлера к власти (выделено курсивом). В обоих случаях речь идет о «нейтральном индивидууме», а не о стороннике то или иной концепции (“борца за социальную справедливость” в одном случае и убежденного нациста в другом).

  1. Отрицание. Да не может этого быть; в Америке нельзя говорить о том, что одна раса лучше или хуже другой; это настоящий расизм; это заявляют какие-то малочисленные ненормальные люди; это скоро пройдет.

Кто такой Гитлер, этот сумасшедший? Как он мог вообще победить? Что стало с Германией, куда она катится? Что теперь, мне слушать его истерические речи каждый день? Наверняка это все временное явление; он восстановит страну как обещал (если сможет) и все вернется к обычному порядку.

  1. Озлобление. Да что ж такое? Это не проходит; это расширяется все больше и больше. Они что меня, за полного идиота считают? Они на полном серьезе такое пытаются вбить в голову врослому человеку? А детям? О господи, они и в школах начинают внушать детям, что черные ущемлены белыми! Мой невинный ребенок десяти лет, оказывается — врожденный расист! Я этого им так не оставлю!

Как это случилось? Как это он смог стать и Канцлером, и Президентом, это же запрещено конституцией! А еще и Фюрером?! Что за Фюрер такой? Что, уже нет демократии в Германии, за каких-то два года? Надо что-то делать. Но что? Они ведь реально запретили все партии, кроме своей собственной. На улицу, что ли выходить? Убьют или посадят, да и все.

  1. Депрессия. Это расширяется все больше и больше; я пробовал чего-то сказать в школе, но мне ответили, что действуют по рекомендованным методикам, что CRT одобрена правительством, да и профсоюзы учителей поддержвают такой поворот в сторону равенства. Вы что, против социальной справедливости? Если да — вы просто скрытый расист. Надо это из себя выкорчевывать. Вот, пройдите курс, он бесплатный. Да и вообще поглядите по сторонам — все уже давно со всем согласились, а то, что некоторые белые супрематисты выступают против и даже пытаются судить учителей или запретить CRT в школах — так их не перевоспитать. Но мы с ними боремся; правда на нашей стороне.

Кажется, ничего уже не поделать. Каждый день какие-то небывалые новости. Что за Нюрнбергские законы? Причем тут евреи? В них, что ли дело? Почему он так давит на эту тему? Шествия, факелы, культ фюрера, его портреты на каждом шагу, боже мой! А молодежь в восторге, его поддерживают почти все. Неужто в этом и заключается наша новая жизнь? На тысячу лет?!

  1. Переосмысление. Похоже, эта штука тут укрепилсаь навсегда. Ничего не помогает. Людей, кто выступают против, увольняют с работы или атакуют со всех сторон. Аргументы не действуют. Что же случилось? Почему вдруг такой поворот? Не только левые активисты, политики и медиа, но и молодежь в целом, и даже крупнейшие корпорации — все вдруг как с ума посходили. Может, в этом что-то есть, и я просто не догоняю? В конце концов, есть в Америке сильное неравенство, в том числе по расам и национальностям? Конечно, есть. Так, может, общество и достигло такого уровня, что старается с этим бороться? В конце концов, как еще проходят социальные повороты? Как еще исторически разные группы добивались признания своих прав? Вот именно так — публикациями, образованием детей, остракизмом диссидентов. И, главное — что я могу изменить? Если я буду продолжать дергаться — в конце конце концов либо уволят, либо разругаюсь со своими детьми, либо потеряю друзей, либо все вместе.

Конечно, что-то в этом режиме есть и положительное. Безработица резко упала, дороги строят, преступность очень низкая. Как они добились такого за короткое время? С евреями, кажется, палку перегибают, но, в конце концов, у них действительно было непомерное влияние на финансы и прессу, да и коммунистов среди них полно. Что-то надо было делать. Коммунистов вообще полностью прижали, и это хорошо. Уже нет голодных семей, люди чувствуют себя куда увереннее. Но не могу не видеть этот поток пропаганды, эту уверенность, что фюрер велик и все знает наперед — да быть такого не может.

  1. Принятие. Кажется, у меня уже нет никакого выбора. Выступать против всей этой теории и практики просто невозможно — на тебя смотрят как на недообразованного идиота. Придется согласиться. Конечно, у меня много вопросов и неясностей, я согласен далеко не со всем, но все же главную идею надо поддержать. Да уж и не такая она неверная. В конце концов действительно прошли целые века когда белые угнетали всех прочих — ну так сейчас наступит время какой-то компенсации. Мои сомнения остаются, но лучше их держать при себе. Найдется время для их обсуждения, хотя сейчас любые дебаты фактически запрещены. Что ж, придется жить с сомнениями; у всего есть своя положительная сторона.

Режим абсолютно укрепился. Народ его поддерживает фактически единогласно, нельзя без опаски ни с кем слово поперек молвить. Таких как я, сомевающихся, наверно, еще есть немого, но я их просто не знаю. Что-то в этом есть. Может, в самом деле Германии повезло? Да, фюрер стал диктатором — но его диктатура ведет страну в правильном направлении. В конце концов, я прекрасно помню, какие дурацкие ошибки постоянно делались во время демократии — и, главное, чего они добились за 15 лет? Разрухи? Безработицы? Инфляции? Здесь же результаты налицо, за какие-то четыре года. В выигрыше буквально все (ну, кроме евреев; в конце концов, они же могут уехать, их никто не держит). Удивительное время. Посмотрим, что будет дальше.

Каждый человек проходит эти фазы самостоятельно, и в любой момент времени доля людей в той или иной фазе различна. Кто-то до конца остается, например, в стадии озлобления. В Германии, как известно, подавляющее большинство населения перешло в стадию принятия и одобрения еще до войны; подавлающее большинство населения было прямым «бенефициаром» гитлеровской политики, даже открытые «эксцессы» Кристальной ночи в 1938 году, после которой нельзя было сомневаться в истинных намерениях режима относительно евреев, не изменили этого положения. Что происходит с современной Америкой в этом отношении?

«Плохая новость» наших дней отличается от таковой в 30-годы в Германии в двух кардинальных аспектах:

— насаждение СРТ происходит не сверху через государственные структуры (хотя и с безусловной поддержкой президентской администрацией Байдена), а «сбоку», через действия всевозможных активистов и одобряющих их частных и государственных организаций;

— генеральное направление атаки, парадоксальным образом, направлено не против национального меньшинства (что было бесконечное число раз в истории), а против большинства населения, которое все еще «белое».

И то и другое стало возможно только при исключительно сильном развитии институтов гражданского общества (партий, свободы слова и т.д.), часть которых, в своем стремлении к некоему абстрактному «безусловному благу», готова самоубийственным образом ликвидировать фундаментальные основы общества, которое их же и породило, а именно примат прав личности над правами коллектова. Эти институты не были так развиты в Германии 80-85 лет тому назад.

Но объединяет два этих вроде бы не схожих процесса тоже два очень важных обстоятельства:

— оба порождены глубоко левыми социaлистическими взглядами на мир (популярная иллюзия о том, что нацизм — это «правое» направление мысли очень убедительно дезавуировано, например, в глубокой книге Д. Голдберга «Либеральный фашизм. Секретная история американских левых, от Муссолини до Политики Перемен”);

— оба подаются как неоспариваемaя единственно верная концепция, отступление от которой наказывается (что, собственно есть перманентное свойство любыx левых течений).

Конечно, ставки диссидентов в обоих случаях очень разные: риск тюрьмы или жизни в первом случае и риск морального остракизма или, в редком случае, потери работы — в другом. Но и куда более низкие ставки более чем достаточны, как показывает опыт, для того, чтобы гигантское большинсво населения «не высовывалось». Если на многотысячную компанию нашелся лишь один мой знакомый, который захотел и смог рискнуть и поставить свои моральные убеждения выше соображений безопасности и удобства, то это дает представление о типичном поведении «обычного человека». Оно было, есть и будет исключительно конформистским.

Многие очень часто поражались, как это в такой «культурной и цивилизованной» стране, как Германия нацизм не просто возник, но и укрепился и приветствовался почти всеми. События последнего года в США и частично в Англии показывают с неопровержимой ясностью, как именно это происходит: вот так, на тысячах «презентаций», уроках, демонстрациях солидарности совершенно новая, свалившаяся как снег на голову идеология не отвергается с ходу лишь потому, что она явным образом поддержана «начальством» (иначе не было бы самих этих презентаций), и, следовательно, обладает «авторитетом». Любое несогласие опасно для несогласного. Этого достаточно. Мораль и внутреннее возмущение первыми приносятся в жертву. Человек скореее будет возмущаться дома или с близкими друзьями, но не публично. Так что нечего удивляться, тому, что случилось в 1917 году в России, в 1921 году в Италии, в 1933 году в Германии — внутренний механизм «принятия» был тот же самый тогда и теперь.

Точно так же были и группы людей, категорично отрицающих новую навязываемую идеологию — белое движение в России, антифашисты в Италии, анти-нацисты и коммунисты в Германии, консерваторы сейчас в Америке — но не о них речь. Трагедия в том, что все эти люди, в конечном счете, если не победили политически (про США еще не ясно), вступили в тот же мрачный цикл «соглашательсва», описанный выше. Среди тысяч сотрудников компании моего знакомого было наверняка множество республиканцев — но что они, отказались от прослушивания курсов? Нет.

Классические опыты С. Аша показывают, что огромное число людей даже при отсуствии любой угрозы их состоянию (т.е. при нулевых ставках) склонны принимать сторону большинства по самым нейтральным вопросам типа «какова длина отрезка», вопреки самому очевидному. Не менее классические опыты C. Мильграма и их более поздние вариации говорят, что человек будет причинять другому боль, вплоть до невыносимой, просто напросто из почтения к авторитету человека в белом халате (экспериминтатору), который к тому же фиктивен (т.е. ставки снова равны нулю). Что же говорить о ситуациях, когда ставки выше нуля? Это то, что мы и видим сейчас в грандиозном эксперименте на примере миллионов и миллионов людей — практически безусловное подчинение.

Представим на минуту, что в туманных высокообразованных мозгах творцов всей это вакханалии с расовым неравенством случилось небольшие замыкание и вместо «вины белых» они начнут говорит о «вине евреев«. Ну вот просто начут так говорить — это ровно так же бесмысленно, как и первое, но звучит куда более приемлемо, убедительно и, главное, более знакомо. “Аргументов” на этот счет существует несчетное количество; можно резко выйти за пределы чисто американских разборок черных с белыми и вплыть в мировой океан вечной еврейской вины, про которую написано не жалких 10-20 книжек за последние 20-30 лет, а целые библиотеки на всех языках мира.

Неужели что-то фундаментально изменится и те миллионы, которые сейчас молча проглатывают нонсенс про белых, перестанут проглатывать его же про евреев? Не вижу ни малейших причин для перемен, тем более что евреи — те же белые, только “немножко другие”. Дилемма человека из подполья “Свету ли провалиться или вот мне чаю не пить? Я скажу что свету провалиться, а чтоб мне чай всегда пить«, разрешится в очередной раз в пользу чая. Беда лишь в том, что недолго такому герою чай пить; свет действительно провалится, но вмeсте с ним.

То, что на индивидуальном уровне выглядит как немедленная утрата моральных ориентиров под даже минимальным давлением извне, на уровне общества объясняется многими достаточно сложными процессами. Почему, в самом деле, какие-то почти никем не читанные и часто абсолютно антиконституционные рассуждения Дерека Белла и Кимберли Гриншоу (Kimberlé Crenshaw) о расовых преимуществах черных, логически абсурдные книги Ибрама Кенди и Робин ДиАнджело об «антирасизме» и «хрупкости белых», фальшивые тексты Николь Ханны-Джонс (Nikole Hannah-Jones) о псевдоистории Америки за какие то считанные месяцы со дня смерти Д. Флойда стали майнстримом и сейчас превратились в набор клише, которые под имени DEI вдалбливаются в головы миллионов людей? Конечно, в этом есть колоссальная политическая компонента, массированная атака со стороны левой идеологии, о чем уже говорилось. Но это не все. Этого не могло бы случиться, если бы не поддерживалось в полной мере корпоративной Америкой.

Наиболее глубоко проблема проанализирована в книге 2021-го года Вивека Рамасвами (Vivek Ramaswamy) о «воук-индустриальном комплексе» «Woke, Inc.: Афера социальной справедливости в корпоративной Америке: взгляд изнутри» (woke означает «просыпаться, не дремать» — термин, использующейся в настоящее время для обозначения всей этой новой культуры, примерный синоним выражению «борьба за социальную расовую и гендерную справедливость», часто с ироническим оттенком). Необычный статус автора, который «предал свой класс» мультимиллионеров и оставил позицию руководителя огромной фирмы, лишь бы написать книгу без всяких оглядок, делает ее очень ценным свидетельством. Главная идея такая. Многие корпорации Америки давно превратились в «держателей социальных ставок» (stakeholders), т.е. от них ждут не только умножения доходов своих акционеров (shareholders), что в принципе должно быть главной задачей менеджеров, но и «решения социальных проблем», которые, опять же по классической логике, должны решаться обществом, а не корпорациями, в соответствии с демократическими процедурами и приоритетами. Любые социальные проблемы, если их решать всерьез, а не на словах, есть прямой убыток для компании (я вспоминаю, как на меня давили, чтобы я обеспечил работу местной котельной, когда я был директором купленного американцами цементного завода в Казахстане). Но имидж есть имидж, компании должны его поддерживать. Поэтому когда вдруг на них свалилась такая дивная возможность как DEI и CRT, они немeдленно это приняли как свое родное.

Реальные принципы DEI, как они понимаются ее адептами, предполагают такие безумные для бизнеса (да и для всех) вещи, как пропорциональное народонаселению представительство «цветных» (в первую очередь черных) среди любых категорий (богатых, инженеров, физиков, лириков, руководителей, лауреатов, кинозвезд и т.д.). На меньшее они не согласны и объявляют меньшее скрытым/открытым расизмом. Понятно, что воплощение подобных идей в жизнь означает полную замену принципа меритократии на принцип справедливости (equity) и приведет, соответственно, к разрушению любого бизнеса. Но зачем же делать это реально? Куда проще и дешевле кричать об этих принципах на каждом углу, ничего по сути не делая (я об этом вскользь упомянал в другой статье), кроме как нанимая «консультантов по расовому вопросу» и проводя «обучение» (тоже ставшая крупной статья расходов, но несравнивамая с потерями от реального «equity», если оно материализуется). Именно этим корпорации и занимаются, что блестяще показано в книге.

Тогда компания будет одновременно и зарабатывать деньги (привлекая клиентов, сочуствующих “воукизму”), и находиться в авангарде борьбы за социальную справедливость. Ясно, что никакий реальных проблем все это не решит (например, не уменьшит преступность в черных районах), но корпорации получат совершенно незаслуженную моральную легитимность. Поэтому автор категорически призывает их заниматься своим прямым делом — зарабатывать деньги, а общество — своим, то есть решать социальные проблемы через демократические институты, и не смешивать два этих ремесла. Я с этим абсолютно согласен.

Моральные проповеди производят особенно отталкивающее впечатление, когда исходят из уст тех, кто так далек от этой самой морали, как только возможно. В 1997 году, в восьмую годовщину событий на площади Тяньаньмэнь, когда сотни людей были убиты и ранены, датский скульптор Енс Гэлшут (Jens Galschiøt) подарил свою скульптуру «Столп позора» (Pillar of Shame) Университету Гонконга, где она и стояла вплоть до самого недавнего времени.

Столп позора” Е. Гэлшут в Университете Гонконга — скульптура и ее фрагмент

* * *

Затем, как известно, Гонконг «воссоединился» с Китаем. А в Китае очень не любят воспоминаний о злополучных событиях 1989 года на площади, которая была и есть центр Поднебесной, и Университету было приказано от скульптуры избавиться. Но Университет имеет с давних пор свое юридическое представительство в лице американской фирмы Mayer Brown, расположенной в Чикаго. Эта фирма, в лучших традициях «нейтральной юриспруденции», выпускает предписание: «Нас попросили предоставить конкретную услугу по недвижимости для нашего постоянного клиента, Университета Гонконга. Наша роль как внешнего консультанта — помочь нашим клиентам понять и соблюдать действующее законодательство. Наша юридическая консультация не предназначена для комментариев текущих или исторических событий» (мой перевод из статьи). Это примерно как «предоставлять услугу» какой-то компании и до, и после прихода нацистов к власти — а какая, в самом деле, разница, если платят (многие американские фирмы так и делали, даже после начала войны)? И называть при этом демонтаж политически значимой скульптуры «услугой по недвижимости«. Я абсолютно уверен, что если тот гипотетический сценарий насчет замены «белых» на «евреев» победит — эта же фирма (или ей подобные) так же невозмутимо заявят об «услугах по недвижимости» насчет разрушения, например, мемориала в Майями, выполненного в схожей стилистичской манере.

Холокост мемориал в Майами (фрагмент)

* * *

Но причем здесь борьба за «социальную справедливость»? Как причем? Мы боремся!

“Разнообразие и инклюзивность всегда были моральными императивами нашей компании, и в сегодняшнем многокультурном мире они также имеют решающее значение для нашей способности предоставлять клиентам уровень обслуживания, которого они заслуживают и которого они требуют»

— из заявления главы Mayer Brown. У фирмы твердые моральные императивы, прямо по Канту, если еще не понятно.

После дела Симпсона и многих других подобных кто бы сомневался, что юридическое поведение и мораль фактически никогда не спят в одной постели и красивых деток точно не производят. Понятно, что фирма юридически права, зaявляя об «интересах клиента» и забывая подчеркнуть, что изменение политического статуса клиента выворачивает всю ее деятельность наизнанку, приводя ее в конфликт с принципами американской демократии. Но зачем при этом еще и напяливать маску высокоморального поведения, декларируя якобы глубокую социальную заинтереованность «в справедливости»? В этом и есть ценность DEI: она предоствляет защитный наряд, идеально пошитый для покрытия любых действий того, кто его носит. Двоемыслие, как неизбежное следствие такого поведения, гарантировано.

«Хорошо информированный цинизм — это лишь еще одна форма конформизма«, заметил как-то Макс Хоркхаймер, основатель первой Франкфуртской «критической теории«, из которой растут корни и нынешней расовой. Он прав. То, что мы видим вокруг — процентов на 20, скорее всего, «настоящий конформизм», а на 80 — хорошо информированный цинизм. В бизнесе это, наверно, все сто процентов. Но от этого почему-то никак не легче.

В бизнесе, как и везде, есть греющие душу исключения — Илан Маск, высмеивающий “woketopia”, и другие. Мне лично особенно печально наблюдать эту моральную «гибкость» не столько в корпорациях, сколько в науке. Практически все ведущие американские ассоциации ученых — экономическая, социoлогическая, психологическая и другие — заявили, как по приказу, о своей «глубокой приверженности» принципам DEI примерно в одно время: очнулись от летаргического сна после прикосновения волшебной палочки ангелоподобнoго Флойда. Это настолько напоминает поведение соответствующих «самостоятельных» организаций типа Союза советских писателей или Академии наук СССР, что остается поражаться как вирус конформизма, без всякого Центрального Комитета Партии, быстро распространился даже в самые, по идее, независимые умы общества. Как могли, например, психологи, которые исписали тонны книг о феномене конформизма, подчинения, авторитете и т.д. так быстро пасть жертвой бесмысленного учения? Как могли статистики, прекрасно осознающие роль Р. Фишера в своей науке, мгновенно предать его имя меньше чем за чечевичную похлебку? Как мог Бостонский Университет передать пустующее после смерти С. Визеля четыре года кресло Andrew W. Mellon Professorship Ибраму Кенди, «вклад» которого в науку заключается в том, что если он видит где-то диспропорцию между между черными и белыми, то ее единственной причиной объявляет расизм? Почему TED, где обычно выступают блестящие ученые и инноваторы, дает трибуну для пропаганды «теории пересекаемости» (intersectionality), в которой утверждается, что пересечение разных характеристик (раса, пол, сексуальная ориентация) порождают куда более замысловатую схему «угнетения» и «дискриминации», нежели каждая из них сама по себе («новизна» теории с позиций статистики, которая всегда занимается именно многими храктеристиками, вообще смехотворна). Такая теория легко проверяема статистически — но в докладе этот вопрос даже не ставится, что выводит его за рамки любой науки и вводит в ранг пропаганды.

У меня, честно говоря, нет ясного ответа на эти вопросы, кроме разве что самого печального и неутешительного: человеческую природу изменить невозможно. Самый действенный инструмент эволюции — слепо придерживаться поведения своей группы, не выделяться, не думать, не рисковать — спасший несчетное количество жизней со дня появления человека, продолжает свою пагубную работу и сейчас. Ни тысячи лет тоталитарных режимов, ни 200-300 лет демократии в нескольких странах не изменили стадной сущности человека, не заставили его (за исключением горстки диссидентов) бесстрашно следовать собственным суждениям, а не мнению толпы или власти, особенно когда такое действие связано c риском, даже самым небольшим. Все лучшее в истории сделано вопреки конформизу масс, усилиями героических одиночек. Конформизм оберегает общество от эксцессов — и постoянно принуждает его гибнуть или загнивать. Всем он хорош, вот только с совестью находится в конфликте. Если она имеется.

Print Friendly, PDF & Email

56 комментариев к «Игорь Мандель: Заклятье конформизмa — woke!»

  1. Igor Mandel :
    Я попробую описать возможный примерный ход рассуждений в двух ситуациях: в наше время в Америке и в 30-х годах прошлого века в Германии после прихода Гитлера к власти
    =========================================================================
    Уважаемый Игорь, я в общем то с Вами во всём согласен, просто хронология немножко не та. Я думал, когда скажу о новом калифорнийском законе. всё будет ясно, Оказывается надо разжевать.
    В Германии и России сначало изменилась власть в следствии фундаментальных (в основном экономических ) причин, а потом была навязана глупая идеология всем. Сама идеология не является причиной.
    Вот демократы и придумали создать причину. Дураки среди них верят, а умные понимают и чему это привeдёт.

  2. Igor Mandel
    — 2021-10-20 22:46:30(425)
    Ради бога, не примите это за оскорбление, русской клавиатуры нет, пишу быстро,
    вот и делаю граматические ошибки .

  3. Simon Starobin: 1. Нет никаких «статистов», есть статистики. 2. Распределение по доходу не носит нормальный характер, и я об этом написал (хотя там есть нюансы, связанные с тем, какой именно закон распределения подходит для левого и правого края кривой, что, возможно, Стан и имел в виду, но не прописал в деталях); 3. Ваше замечание замечено и принято к сведению, но не это было темой статьи, если еще кто помнит. Решить все вопросы в одной статье невозможно.

    Benny B — Важно то, что они работают в современном «министерстве правды»: серьёзной науки и честности у них как у пропагандистов Геббельса.

    Кто «они»? Опять «статисты»? Есть гигантская специальная литература и огромное количество данных. Валить всех в одну кучу «либеральных фашистов» так же наивно и неверно, как валили в свое время всех подряд в «коммунистов».

    1. Igor Mande — l20 октября 2021 at 22:26
      ======
      Вы полностью правы: нельзя валить всех в одну кучу и у каждого ученного обязательно должна быть «презумпция научной невиновности» (научной честности) и обвинения «подчинил науку идеологии» должны быть однозначно доказаны в каждом конкретном случае.

      На сама система в целом ОЧЕНЬ БОЛЬНА (я говорю о системе университетской, государственной и корпоративной науки с потенциальным политическим приложением: социология, экономика, климатология, теперь уже эпидемиология и многие другие науки): она таки стала инструментом «либерального» фашизма и неуклонного уменьшения ответственности бюрократии и политиков при одновременном неуклонном увеличении их роли в жизни общества и государства.

      Больна настолько, что если выбор будет между «сохранить нынешнюю тенденцию» или маккартизмом, то даже примитивный маккартизм по-моему будет лучше. Но надо ОЧЕНЬ постараться, чтобы была другая опция, с «презумпцией научной невиновности».

  4. Похоже что обсуждение этой статьи закончено.
    Я здесь заметил две очень странные вещи, одна по существу, другая так коменс.
    По существу. Приводится очередная идея демократов как якобы помочь чёрным
    (за 60 лет идей было очень много) и делается вывод что теперь это точно приведёт к социализму. Я же здесь привёл к расмотрению действительно красивую идею демократов как сломать хребет ненавистного среднего класса и практически никто не заметил. Демократы в Калифорнии провели закон который гласит, мы вам даём то что вы хотите, экономическую независимость от местных бюрократов, идите и обогащайтесь.
    Второе , несущественное. Экономические статисты на полном серьёзе обсуждают является ли распределение богатства нормальным или нет.
    Случайная величина распределена по нормальному закону если она является функцией многих независимых случайных переменных. Здесь ключевое слово независимых. Второе , нормальный закон симметричный. Где вы видели число очень богатых и очень бедных примерно одинаковым.

    1. Simon Starobin: … По существу. … Я же здесь привёл к расмотрению действительно красивую идею демократов как сломать хребет ненавистного среднего класса и практически никто не заметил. …
      =====
      Это ещё Орвел заметил.
      В его «1984» населения состоит из ~2% внутренней партии, ~13% внешней партии и ~85% пролов (пролетариат) и нелегалов. Средний класс там только эти 13% внешней парти.
      А сейчас очень много консераторов (по-моему мейнстрим и даже подавляющее большинство) полностью согласны с тезисом «Либерального фашизма» Д. Голдберга. Фактически это значит, что эти консерваторы воспринимают действия даже умеренных демократов именно как уничтожение среднего класса и строительство «1984». Такая цель есть не у всех умеренных демократов: многие из них просто полезные идиоты или узко-секториальные группы (одна из таких групп это хай-текисты силиконовой долины).

      Simon Starobin: … Второе , несущественное. Экономические статисты на полном серьёзе обсуждают …
      =====
      Слишком многие из них занимаются псевдо-наукой ради политического успеха «либеральных» фашистов.
      Они делают это за социальный статус и деньги (уже сейчас и потом, как часть 13% внешней партии) или по убеждениям, это не важно. Важно то, что они работают в современном «министерстве правды»: серьёзной науки и честности у них как у пропагандистов Геббельса.

  5. Эдуард, ну конечно, я же об этом писал: конформизм одновременно спасение и проклятие. Но все же — насчет чего и когда. Если завтра всем скажут — поклоняйтесь ослу, а не Господу, и люди немедля начнут это делать, сие не есть очень хорошо. То, что сейчас в США не есть хорошо, поверьте на слово. Нарастает массовое сопротивление. Результат туманен.

  6. Игорь, дорогой, нон-конформистских обществ не бывает. Это нонсенс. Если мы имеем общество, то оно по определению конформистское. Общество профессоров не в меньшей мере конформистское, нежели сообщество колхозников и пролетариев. И группы диссидентов становятся со временем конформистскими. Как кажется, с Америкой сыграло злую шутку то, что великая американская мечта оказалась достигнутой. А что дальше? Нечего. Примерно та же проблема встала перед Израилем. Великая сионистская мечта достигнута. У нас есть страна. У нас есть свои проститутки и коррупционеры. А что дальше? Но нам не дают расcлабиться наши арабские братья, и Израилю приходится непрерывно подкачивать мускулы. В противном случае — конец. А Америке ничто не угрожает. Вот беда.

  7. Я извиняюсь за две опечатки в предыдущем посте (ошибка в фамилии и пропуск слов). Должно быть так:

    Суравикин: процесс имеет долговременные причины (такие как отмена рабства, при котором многие проблемы черных реально не были разрешены; велферная реформа Джонсона, разрушившaя черную семью; порочная и, фактически, нелегальная affirmative action; далее по тексту.

    Геннадий К. — да, примерно так, это еще более высокий уровень объяснений.

  8. Добавлю попытку объяснить, данную Автором парадокса настроений в «богатых» странах.
    Воля заряжается потребностью преодоления, и высвобождается в преодолении. Даже воплощение Совершенства нуждается в оппоненте чтобы быть живым, сохранить цикл динамики совершенства. Такой мотив в «Фаусте» Гете подметил А. Тойнби, когда искал движущую силу в истории цивилизаций.
    В приложении к делам человеческим потребность преодоления рождена недовольством достигнутым. Парадокс того, что со стороны выглядит: «с жиру бесятся» объясняется нераздельным от живого – отвергать застой, быть в движении духа.
    Герои на фоне остальных выделяются уровнем энергии жизни. Это свойство настолько заметно, что они способны возглавить общественные движения. Но это естественная возможность натуры человека – ни подделать, ни спровоцировать ее в достаточной для общественного импульса мере не удавалось раньше. Не удастся и теперь, каково бы ни было желание политиков, недовольных расхождением жизни с их идеями.

  9. Утверждая, что все в Америке перетрется, допускаю и радикальные варианты. Например такой, при которой США развалятся на части. У нас во Флориде многие говорят об отделении от США. Флорида, Техас и примкнувшие к ним Аризона, Луизиана, Алабама могут создать некий альянс. В эти же штаты и бегут люди сегодня, Население Флориды и Техаса увеличилось за прошлый год на миллионы людей. Дошло до того, что эти штаты добавили места в Конгрессе, а Нью-Йорк, ставший сегодня меньше Флориды (Фл-21 млн., НЙ- 19млн.) потерял одно место. Калифорния тоже хотела отделиться, но в другую сторону. Калифорния сегодня больше всех теряет население и бизнес. Средние штаты Колорадо, Айдахо, Юта, вообще не переживают революцию. Не уверен, что развал Америки выгоден хоть кому-то в мире. Но об «упадке» Америки говорит факт: миллионы и миллиону стремятся в США. Самолетами, пароходами, надувными лодками, пешком. Из Китая, России, Франции, Англии, Турции, Израиля. Количество израильтян во Флориде растет ежемесячно. Уже есть отрасли, где они доминируют.

  10. Stan Lipovetsky19 октября 2021 at 4:12
    но все же Калифорния — это еще не вся осталная Америка, или в некоторой аналогии, как когда-то говорилось, Москва — это не Россия.
    —————————————————————————
    У меня сын тоже говорит, ничего страшного могло быть и хуже.

  11. Стан: распределения по доходу фактически никогда нормальными не бывают, но следуют более менее power law distribution http://www.physics.umd.edu/~yakovenk/papers/PhysicaA-299-213-2001.pdf и др.

    Суровкин: процесс имеет долговременные причины (такие как отмена рабства, при котором многие проблемы черных реально не были разрешены; велферная реформа Джонсона, разрушившaя черную семью; порочная ; левая ориентация профессоров и студентов в университетах и т.д.) и немедленные триггеры (гибель Флойда, BLM, и т.д.). Все это разбирать в короткой статье невозможно; кое что есть тут https://7i.7iskusstv.com/y2021/nomer2/mandel/ и тут https://club.berkovich-zametki.com/?p=63119. Но Ваш вопрос «ну почему же все происходит здесь, где все так хорошо» может иметь такой универсальный ответ: потому что люди оценивают не абсолютный достаток, а относительную разницу между собой и соседом. Именно поэтому так успешен Сандерс с его вечной мантрой про то, как хорошо живет 1% богатых людей. Эта тема вечная.

  12. Stan Lipovetsky18 октября 2021 at 21:19 |
    P.S.
    Около моего дуплекса прямо сейчас на 2 акрах строится 68 унитов . 8 из них имеют размер 300 квадратных фитов.
    Когда они кончат мой дуплекс пойдёт в трубу.

    1. Спасибо, интересно было послушать, как под сурдинку меняется страна от капитализма к социализму.
      но все же Калифорния — это еще не вся осталная Америка, или в некоторой аналогии, как когда-то говорилось, Москва — это не Россия.

      во всех штатах население распределяется по доходу как в нормальной Гуассоиде — т.е. ято колокол с максимумом населения при среднем доходе (средний класс), и низкими хвостами населения с большими или малыми доходами.
      а в Калифорнии наоборот — наибольшая поляризация населения от очень богатых до очень бедных, с малой частью посередине, т.е. это распределение по богатству выглядит как парабола, вогнутая вниз.
      к чему это приводит — люди оттуда мигрирует в места лучшей экономики не для фирм, а для самих себя.

      и если уж Вы меня процитировали, то я оттуда же еще процитирую:
      Ну а если не отстоят свое, а будут поклоняться самодельным квази-марксистам, и подставлять под их сапог свою выю,
      То как давно заметил Тютчев, “Блажен, кто посетил сей мир В его минуты роковые”, — и далее по тексту.

  13. Stan Lipovetsky18 октября 2021 at 21:19 |
    А в Америке большинство населения – средний класс, удовлетвореный жизнью, чтобы вдруг ее разрушить “до основанья, а затем” снова строить с нуля.
    Скорее, наоборот – если кто перейдет от слов к делу, то средний класс за свою собственность раздавит их без всяких “цирлих-манирлих, оп-ля”.
    ————————————————————————————————————
    У нас в Калифорнии вышел закон специально расщитанный на то чтобы сломамать миддле класс собственность:
    https://www.youtube.com/watch?v=gkQy0rEQTVc
    Никаких цирлих-мирлих

  14. Хороший и «полезный» очерк. Наибольшей удачей автора считаю метко описанные вероятные «фазы» «скурвливания» средне-нормального человека под давлением начинающегося тоталитаризма. Полезность вижу в том, что число попыток осмыслить интеллектуальный «оползень», начавшийся на Западе десятилетия назад и ускорившийся в последнее время — продолжает увеличиваться.
    Хотя и принято говорить, что «авторов надо судить за написанное, а не за не написанное», жаль что автор, как и почти все его «соратники» в разных странах и культурах, не предложил — хотя бы с оговорками — объяснений, почему это происходит. Такие явления как конформизм, нетерпимость и прочие свойства — существовали всегда, посему нынешнее обвальное перерождение общества (в котором здравый смысл всегда был одним из «столпов») — в жуткую карикатуру где математика становится «расистским предметом» — мне кажется должен «бить в нос» первым вопросом — почему здесь и сейчас, когда нет голодных и в настоящем смысле бедных, в стране, где равенство (по закону) и свобода (рынка) показали себя лучше чем в других местах? Надеюсь найдутся такие кто попробует объяснить эту ошеломительную странность.

  15. Твоими, Стан, да бы устами На все что можно б положить —
    И я согласный неустанно Твой вклад собою укрепить.

    Но кто ж нас спросит, приголубит, Кто слезы горечи утрет,
    Когда вдруг сразу поздно будет Бо дух живой в бозе помрет?

    Взгляни на что творится в мире, Как дважды два уж не четыре,
    И даже часто и не пять, А как б приятнее сказать.

    Вот погляди — народ стремится Ресурсы дружно создавать,
    Бороться чтоб, кто не смирился, А не лишь просто наплевать.

    Christopher Rufo
    RESOURCES FOR FIGHTING CRT
    Model legislation, parent toolkit, election research, and a language guide.

    The fight against critical race theory is reaching an inflection point. My colleagues at the Manhattan Institute have created some incredible resources for parents and policymakers.

    Jim Copland has created the gold standard for state legislation, designing a bill that promotes transparency, gives parents an opt-out, and protects students against race essentialism and compelled speech. https://www.manhattan-institute.org/copland-critical-race-theory-model-legislation?mc_cid=50e9f0cf24&mc_eid=a967bfd75d
    Charles Lehman has released this toolkit for parents, defining the key terms of critical race theory, explaining how parents can get organized, and providing specific action items for success. https://www.manhattan-institute.org/woke-schooling-toolkit-for-concerned-parents?mc_cid=50e9f0cf24&mc_eid=a967bfd75d
    Michael Hartney has published this research paper showing that moving off-cycle school board elections on-cycle would empower parents and put an important check on the teachers unions, which are promoting critical race theory nationwide. https://www.manhattan-institute.org/revitalizing-local-democracy-case-cycle-local-elections?utm_source=twitter&utm_medium=social&mc_cid=50e9f0cf24&mc_eid=a967bfd75d
    I’ve written a CRT Briefing Book for parents and policymakers that defines the ideology, catalogs all of my investigative reporting, and provides language you can use to be successful in the fight against critical race theory in your local area. https://christopherrufo.com/crt-briefing-book/?mc_cid=50e9f0cf24&mc_eid=a967bfd75d

  16. Читал я эту статью, написано дельно, прекрасно,
    И выплыла известная фраза: “он пугает, а мне нестрашно”.
    В Америке всегда бегут впереди паровоза – поэтому и прогресс.
    Это относится и к отделам кадров – чуть чего, тут же начинают ликбез.
    То они за женщин, то против сексизма, то за трансгендеров, то за чего-то лишенных,
    Ну туда же и ЛГБТ, БЛМ, КРТ, ДЕИ, БДС, и т.д и т.п., а тут взялись за права “униженых И оскорбленных”,
    Чтобы в случае чего сказать, что меры были приняты, хоть это мало чему помогает и ничего нового в этом нет,
    Такое образование сотрудников ведется в корпоративной Амекике для профилактики каждый год заново уже десятки лет.
    Однако, до реальных потрясений основ, революции, тирании, фашизма-социализма Америке весьма далеко, не дошли до нужного напряжения,
    Разница с Россией И Германией – там новые режимы возникли в разоренных войной странах, с большинством населения желающим срочно улучшить свое положение.
    А в Америке большинство населения – средний класс, удовлетвореный жизнью, чтобы вдруг ее разрушить “до основанья, а затем” снова строить с нуля.
    Скорее, наоборот – если кто перейдет от слов к делу, то средний класс за свою собственность раздавит их без всяких “цирлих-манирлих, оп-ля”.
    Ну а если не отстоят свое, а будут поклоняться самодельным квази-марксистам, и подставлять под их сапог свою выю,
    То как давно заметил Тютчев, “Блажен, кто посетил сей мир В его минуты роковые”.
    А относительно евреев – нам мир спасать давно удел достался,
    Но нам не привыкать, упал – отжался.
    А мысли мудрого Манделя
    Еще историки разделят:
    Тацит велик; но Рим, описанный Тацитом,
    Достоин ли пера его?
    В сем Риме, некогда геройством знаменитом,
    Кроме убийц и жертв не вижу ничего,
    Жалеть об нём не должно:
    Он стоил лютых бед несчастья своего,
    Терпя, чего терпеть без подлости не можно!
    Н.М. Карамзин, 1797 г.

  17. Меня интересует, почему ничего не говорят о настоящих красных, об индейцах? Именно они коренные жители Америки — им и власть и просвещение положено! 😠

    1. Emil — 18 октября 2021 at 20:47
      =====
      Об индейцах сейчас очень много говорят в Канаде: в Канаде раньше их тоже обижали, а сейчас местные woke тоже пробуют их использнуть как таран против демократии. Из-за относительной умеренности всех сторон в Канаде это получается гораздо хуже, чем в США с неграми. Кроме того, в Канаде есть ПЛАНдемия ковид-1984, гораздо более подходящая для таких целей.

    2. Если вы серьезно, то Америка никогда не принадлежала индейцам, и они не есть коренные народы. Они туда тоже пришли, только чуть раньше европейцев. Также Турция не принадлежит туркам, Венгрия венграм, А половина России русским. Главное это то, что у американских индейцев никогда никакой государственности не было. Европейцы застали земли со множеством часто враждовавших между собой раздельных племен. Никто с белыми не воевал, никто ничего не защищал. Многие сдружились, помогали друг другу, многие нападали на белых ради наживы. Белые защищались от индейских бандитских набегов. Истории известны несколько противостояний индейцев ради своих земель и прав. Последняя война Семинолов закончилась лет 100 назад. Сегодня индейцы — самые привилегированные меньшинства Америки. Ни налогов, ни военной обязанности, бесплатное обучение, своя полиция, свои поселки, свой суд! Многие казино Америки построены именно на индейских землях. Это миллионы долларов. Почему- то мир защищает их, а они не протестуют никогда. Единственный вид протеста индейцев ( только на ТВ и не больше 5 минут) — это День Колумба.

  18. Спасибо за такие заинтересованные комментарии. Но все же: в них в основном идет речь о том, что будет со страной, победит та или иная сила и т.п. Это все крайне важно, конечно, но за пределами не только моего слабого ума, но и вообще человеческой сиюминутной мудрости.
    Меня главным образом интересовал вопрос персональной ответственности: как много людей ЛИЧНО выступят против навязываемой им чуждой идеологии, готовы чем-то (а, может, и ничем) рискнуть, просто из того, что это противоречит их совести. Выясняется — очень мало. Отсюда и печаль, отсюда и пессимизм насчет неизменности человеческой природы.
    А в целом, скорее всего, как-то все пройдет и устаканится Возможно, по сценарию Anatoly S с оговорками Баруха Германа. Пустых полок, в отличие от Бориса Гулько (правда, издалека ему виднее), я пока не вижу. Да если бы и видел — такое уже не раз бывало. Но вот эта массовая проверка на молчаливое подчинение диктату, столь быстрый отказ от внутренних убеждений — останется. После этого не надо будет удивляться ничему более серьезному в таком же духе (например, когда будет внедряться «просвещенное вестернизированное конфуцианство»). Америка ничем не застрахована (если были еще иллюзии). Демократическое развитие свободное личности привело куда к меньшим результатам, чем можно было бы ожидать (но не к нулевым, конечно). Натуральный эксперимент над страной — массовое внедрение новой идеологии — поставлен.
    Поэтому так меня возмущают, скажем, психологи — вместо того, чтобы изучать феномен, разворачивающийся на их глазах, они прикрываются фиговым листочком DEI. Или экономисты (как раз трое получили Нобелевскую премию на днях за использование натуральных экспериментов в анализе причиности в сложных системах). Так изучайте, вот богатейший материал! Нет, однако, будем взамен выпускать поддерживающие манифесты.

    1. Именно так, Игорь. Самое опасное для евреев, если вдруг произойдет супер патриотический переворот, и к власти придут только белые реднеки. Евреи, и я об этом много писал, не белые. Спросите об этом англосаксов, французов, тевтонцев или славян. Никто не назовет евреев братьями. Даже черные не так опасны для нас, как белые. Вот так должно и гнить: 50% евреев за одних, 50% за других. Синагоги работают. Все за Израиль. Полок пустых, как и Вы, не увидел. Как не стараюсь, не похудел. Сахар впрок не закупаю: врачи запрещают. Перетрется, а коррупция в Вашингтоне не умрет ни при каком режиме.

    2. Уважаемый И.М.!
      Героев всегда было очень мало. По этой причине, возможно, возникло мифотворчество.
      Создавались “бумажные герои” и, как бумажные солдатики (у Булата О.), они сгорали.
      И продолжают сгорать. От этого (также) печаль и пессимизм.
      Будьте здоровы и вЕселы.

  19. Al: «Блестяще ! Но какой вывод из этого: выхода нет?»
    Какой-то выход, конечно, будет. Вот только какой? Одни говорят: «Историческое будущее непредсказуемо», другие полагают (мне это ближе), что история многовариантна, и по ходу ей раз за разом встретятся точки бифуркации. И если уж окончательно перейти на математические аналогии, то в наших логических построениях присутствует общий дефект: мы словно пытаемся решить «уравнение исторического движения» западной цивилизации, зная начальные условия (что происходит сегодня), не задумываясь о прозрачности и изменчивости граничных условий. А ведь судьба западной цивилизации, скорее всего, решится не в столкновении «левых» и «правых», «прогрессистов» и «консерваторов» внутри этой цивилизации, а в столкновении различных культурных кодов на ее границах ( по Самуэлю Хантингтону). К примеру уже при жизни одного сегодня рожденного поколения белая раса в населении США уступит по численности другим расам, и неясно, какое массовое сознание возобладает в этой адской смеси цивилизационных кодов. И, конечно, «Холодная война.2» — противостояние США и Китая с грядущим (кажущимся?) торжеством дальневосточного тигра.

  20. Убежденность (вплоть до предубеждения) позволяет острее видеть ситуацию, но этим сужает границы причин до видимой – политической, оставляя «за скобками» те, что шире любой идеологии.
    И консерватизм, и либерализм – проявления единой натуры человека в отношении к реальности. Это проявления материальной и оценочной сути в представлении личности.
    Материализм сводится к желанию всех и каждого «жить хорошо» (а то и лучше).
    Идеализм – оценка идеала жизни – какой ей надлежит быть, и каким надлежит быть человеку и человечеству.
    В своем материализме человек – либерал – он хочет изменить жизнь, чтобы получить от нее больше. Он считает личность центром и мерилом целей изменений, направленных наружу.
    Опыт отношений личности и общества, как части и целого коренным образом перевернул такое видение жизни.
    Желаемое не только вошло в противоречие с возможным. Возможное стало определять желания, как главное в их осуществлении. Так консерватизм установил не только правила общежития, но и качества личности, соответствующие этим правилам – идеалы «человека общественного» и «устройства общества».
    Установления порядка всем хороши, кроме одного – их устойчивость уязвима в динамике жизни; они уязвимы изнутри, противоречиями достигнутого и желаемого – свойств либеральной натуры человека.
    Когда расхождения между правилами жизни и ее обновлением становятся очевидными либерализм одерживает верх над консерватизмом. В этом проявляются не происки политиков, а новое соотношение желаний и возможностей, новый баланс разума и чувств.
    Будет упрощением считать консерватизм плодом разума, а либерализм – заблуждением чувства. Оба мировоззрения сочетают в себе и чувства и разум.
    Враги консерватизма – не вне личности, а внутри нее.
    А убедительные аргументы против либерализма, наоборот, внешние – разочарования несоответствия желаний их воплощению.
    Пропаганда останется лишь раздражающим эпизодом, если будет действовать только на чувства, или только на разум публики. Особенно, если влияние на чувства разрушает возможность диалога взаимным очернением оппонентов.
    Острое желание стать заметными чтобы влиять на настоящее, в несозревших обстоятельствах делает идею уязвимой, лишает ее будущего.
    Политические предпочтения людей зависят от постоянных и временных обстоятельств. Постоянные – это установившийся порядок жизни. Временные – политические влияния СМИ. Это они мобилизуют приверженцев идей, выдергивая их из рутины упорядоченной жизни. Для этого и служат крайности крикливых агитационных компаний.
    И если забота власти состоит в успокоении страстей, то ее оппоненты, наоборот, их нагнетают (особенно накануне выборов). Недаром книга Ионы Голдберга «Либеральный фашизм» вышла в 2008 году. «Набат» может вызвать социальный пожар. А каково потом жить на пепелище?
    Если же опираться на постоянные факторы влияния в завоевании приверженцев, то материализм организации повседневной жизни обеспечит консерваторам победу без крикливой и опасной для порядка демагогии. Надежно, и не разрушая страну.

  21. Статья отличная, но немного пессимистическая. Все меняется очень быстро. Кризис успокаивается. Кризис был оплачен и подготовлен. Большие корпорации- глобалисты, для которых не нужен патриотизм и исключительность Америки, работают так: производство в Малайзии, деньги в Лондоне, центры обслуживания в Индии, штаб-квартира в Нью-Йорке. Но и акционерам стало понятно, что убивая Америку, они теряют доходы. Вижу возрастающее сопротивление в армии, в школе, на улицах. Больше не разыгрывается расистская карта. Черные давно поняли, что их используют в политической игре. В демонстрациях в поддержку чернокожих более половины было белых. Есть и процессы сопротивления Woke: даже огромный многомиллионный приток нелегалов — латинос, думаю, имеет положительный для страны эффект. Они работают, семейные религиозные люди, не страдающие чувством вины перед черными ( а по факту- недолюбливающие черных). Они меняют Америку. Они категорически против кубинских, венесуэльских режимов. Возможно, скоро мы заговорим по-испански. В политических целях была использована и пандемия, если и не специально подготовлена. У нас во Флориде особых проблем нет. Мой прогноз: Америка изменится, но устоит.

  22. Резануло: Мемориал в Майями, выполненный в схожей (с китайской) манере. Самый известный в мире после Яд Вашем Мемориал жертвам Холокоста установлен на много лет раньше китайского (1990). Жаль, автор не приводит фото полностью. Рука из под земли. В мире множество авторов повторили идею Кеннета Трейстера, том числе и Стена Стыда в Гонконге (2008). Китаец не только не скрывает выполнения «в той же манере», но и подчеркивает сходство бессилия жертв.

  23. Царствовать и править — это «две большие разницы». У тех, кто правит (или хочет править) должны быть ресурсы для правления. Для того же, чтобы группа, не имеющая таких ресурсов смогла царствовать — необходимо согласие на это правящей группы.
    Поэтому повода для беспокойства, что сторонники цветного разнообразия будут править по-моему нет — максимум поцарствуют какое-то время, а потом их ждёт судьба накипи.
    Это, конечно, противно, но так уж получилось. Раньше например, группа, которая правила — ещё и царствовала, а теперь настало время «социальной» конституционной монархии практически везде, кроме стран третьего (в социальном смысле) мира.

  24. Игорь, замечательное эссе.
    Хочется видеть возможность поворота к нормальности. И тут есть различие с гитлеризмом.
    Гитлер покончил с тяжёлой депрессией, с безработицей и прочим, что Вы поминаете. В США недавно всё было хорошо. Сейчас же вижу репортажи о пустых полках. Идиотская «зелёная программа» даст всходы, наверное, уже этой зимой, когда похолодает. Если не башкой, то хоть желудком-то люди могут подумать?
    Байден с Харрис поражают своим идиотизмом. Неужели это не отзовётся в общественном сознании?

  25. Victor Blokh:
    — Россия все-таки выпадает из этого ряда – в России случилась гражданская война.
    Имеется в виду, что во всех упомянутых странах (и далеко не только в них) новый режим казался огромной части населения чем-то диким, но потом ничего, притерпелись (с войной или без).

    — относятся ли к левым течениям монотеистические религии согласно этой классификации?
    Нет, религия, конечно, не левая теория, но она также обладает свойством нетеримости. Нетерпимость типична для любой концепции коллективистского плана, каковой религия, безусловно, является. Классический либерализм, который во главу угла ставит личность, а не коллектив (то, что сейчас парадоксальным образом называется консерватизмом) в целом куда более толерантен к отклонениям, по той простой причине, что он вообще не имеет ясно выраженной теории, от которой не следует отклоняться. Не назовете же вы теорией книги Хайека или Попппера?

    А что в Америке заставляет корпорации заниматься решением социальных проблем?
    Нет, никто не заставляет (кроме очень редких призывов власти «войти в положение»), они сами берут делают вид, что ими занимаются. Например, вся система модерации в Фейсбуке — решение грандиозной социальной проблемы, с печальным результатом для консерваторов.

    Игорь Ю. — спасибо, работает.

    1. Случившееся в России в 1917 вызвало гражданскую войну, а не конформистское соглашательство. В войнах, как правило, есть победители и побежденные и побежденные подчиняются победителям. В той войне победили большевики. Неужели все, кому претила власть большевиков обязаны были сложить головы на войне, чтобы не получить упрека в конформизме?

      Значит, религия не является левым течением, несмотря на ее коллективизм и нетерпимость. Кто же такие левые, раз уж вы употребили это слово?

      Так Фейсбук занимается решением (грандиозной) социальной проблемы (с каким бы то ни было результатом для консерваторов) или только делает вид, что занимается решением этой проблемы?

  26. Леонид Лазарь — извините, конечно, Хрустальная ночь.
    Геннадий К. — да, я ссылаюсь на Гольдберга, он молодец и, кажется, первым привел чекую линию «прогресса» вплоть до наших дней от Маркса прямо через Гитлера и Муссолини. Насчет моего пессимизма — он не такий уж тотальный. Я вполне верю в способности человека принимать личные решение, и в этом смысле рассуждения о совести, с которых я начал и которыми закончил статью, ключевые. Но к чему это приведет в общественном отношении — не знаю. Ведь конформизм чем «хорош»? Тем что ситуация изменилась — а он тут как тут все равно. Кто-то отменит резко все эти пропагандистски вещи — и за ним, как и сейчас, потянутся массы. Поэтому гадать трудно. Вдруг республиканцы победят в 2022? уже это многое поменяет и т.д. Предыдущая статья называлась «неопределенная революция» — так она и сейчас все еще неопределенная (это относится и к комментариям других авторов, кому я очень благодарен).
    Игорь Ю. — согласен, спасибо. Но лекция не загружается через gmail — можете дать другую ссылку?

  27. Отличная статья.
    Игорь, я как и вы не знаю, что делать и не знаю во что это выльется. То, что вы обозначили «DEI: Diversity, Equity, Inclusion» (Разнообразие, Cправедливость, Участие)» и CRT, безусловно, искренне или, скорее, неискренне активно проводится в жизнь. Но… эта волна захлестнула не всю страну.
    Эта волна распространяется (и одновременно несет на себе) так называемой интеллигенцией. Интеллигенция всегда отличалась тем, что легче других слоев может договориться с совестью, найти обоснования своей подлости и конформизму (я знаю об исключениях, но я о большинстве). Но в стране есть и другие люди, их действительно большинство. С легкой руки одной дамы их называют деплораблс. С ними далеко не все ясно. В их среде, в среде одиночек и профсоюзов полицейских, пожарных, пилотов и диспетчеров, строительных и прочих рабочих, даже провинциальных учителей и других «служивых», среди десятков миллионов «простых» людей это давление не осталось незамеченным. Их уже почти довели до ручки выборами 20 года, когда необычно большое их количество вышло к избирательным участкам. Перехлестами нынешнего идеологического давлния, которое они однозначно видят как попытку отмены американской культуры, истории, традиции и стиля жизни, их можно только еще больше разозлить. Возможно, по-настоящему. Это уже видно протестами по всей стране на собраниях школьного начальства, против обязательности прививок и так далее. Чем больше будет давление, тем сильнее будет реакция. Не везде, конечно. Гарварды-Принстоны, как и большие корпорации на побережьях готовы с радостью лечь под любого насильника — такое их представление (вполне наплевательское, что вы хорошо показали) о конституционной свободе, свободе слова, социальной справедливости, все они уже давным-давно стали частью большой бюрократической системы, работающей только на себя самих и на свои интересы. Но сопротивление растет, нынешняя власть в Вашингтоне делает ошибку за ошибкой, думая, что они уже победили и теперь можно всё. Посмотрим.
    Что же делать отдельным людям, относящим себя к, извините за выражение, интеллигенции. Вроде вас и меня. Может быть, некую подсказку мы найдем в необычайно резкой лекции философа Баумейстера, который пытается вникнуть в корень проблемы и, как мне кажется, нащупал что-то важное. Послушайте.

    1. Перехлестами нынешнего идеологического давлния, которое они однозначно видят как попытку отмены американской культуры, истории, традиции и стиля жизни, их можно только еще больше разозлить. Возможно, по-настоящему. Это уже видно протестами по всей стране на собраниях школьного начальства, против обязательности прививок и так далее.
      \\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\
      Игорь, мне, глядя из-за океана, немного странным кажется, что троглодизм неверия в науку и медицину выдаётся вами за приверженность американским ценностям.
      Ну а определение интеллигенции дал в своё время один известный государственный деятель с которым вы, похоже, согласны.

    2. Игорь Ю.
      =====
      Лекция философа Андрея Баумейстера действительно очень хороша.
      Действительно в наше время мэйнстрим западной интеллигенции называет «наукой», «свободой», «либерализмом», «общим благом», «борьбой с кризисом» и т.д. совсем другие понятия, слишком часто полностью противоположные.

      Никогда нельзя это принимать; супер-важно понять, почему и насколько это чудовищно; надо хотеть и уметь передать это понимание другим людям — и тогда мы или наши потомки дождутся эпохи, когда для широких масс граждан Запада станут очевидными величайшие Зло и Ложь сегодняшнего мэйнстрима западной интеллигенции. Ведь современные «либералы» (анти-либералы) слишком быстро всё разрушают и создают нужду, страх, беспредел на улицах и произвол властей.

  28. За предыдущую сотню лет Мир несколько раз проходил через такие состояния и, как шарик «скатывался» в очередную «лунку» устойчивого состояния
    ***
    Вы хотели сказать «шарик скатывался в очередную лунку ПОСЛЕВОЕННОГО устойчивого состояния?

    1. Война только один из способов образования очередной «лунки». Возможны и другие — пандемия, например.

  29. «Так что нечего удивляться, тому, что случилось в 1917 году в России, в 1921 году в Италии, в 1933 году в Германии — внутренний механизм «принятия» был тот же самый тогда и теперь»
    — Россия все-таки выпадает из этого ряда – в России случилась гражданская война.

    «неоспариваемaя единственно верная концепция, отступление от которой наказывается (что, собственно есть перманентное свойство любыx левых течений)»
    — относятся ли к левым течениям монотеистические религии согласно этой классификации?

    «Многие корпорации Америки давно превратились в «держателей социальных ставок» (stakeholders), т.е. от них ждут не только умножения доходов своих акционеров (shareholders), что в принципе должно быть главной задачей менеджеров, но и «решения социальных проблем», которые, опять же по классической логике, должны решаться обществом, а не корпорациями, в соответствии с демократическими процедурами и приоритетами. Любые социальные проблемы, если их решать всерьез, а не на словах, есть прямой убыток для компании (я вспоминаю, как на меня давили, чтобы я обеспечил работу местной котельной, когда я был директором купленного американцами цементного завода в Казахстане)»
    — В городе на «доисторической» родине, где я прожил последние 40 лет перед отъездом в Израиль, было градообразующее предприятие – огромный металлургический завод, протянувшийся в длину на 5 км. И вся центральная часть города – жилые дома (для работников завода), детские садики, кинотеатры, дворцы культуры – были построены заводом. У завода были также свои базы отдыха для своих работников и пионерлагеря для их детей. Такая же социальная инфраструктура создавалась и другими заводами помельче. А по окраинам города располагались шахтные поселки, построенные находившимися там же шахтами. В отсутствие рынка социальных ресурсов другого решения социальных проблем, наверное, не было. А что в Америке заставляет корпорации заниматься решением социальных проблем?

  30. Я не верю, что капиталисты «просто так, чтобы откупиться» тратят деньги — они привыкли каждый грош беречь. Моя гипотеза: они вместе с левыми политиками поддерживают инкубатор по взращиванию манкуртов, т. е. потребителей и левый электорат одновременно. Это — новая олигархия информационн-капиталистического глобализма. Никто с ней бороться не сможет, поскольку в этом инкубаторе невозможна никакая консолидация противостоящих ему сил. Она либо сама выродится по каким-то антропологическим законам, либо разрушит культуру, а то и физически цивилизацию вообще.

    1. Я не верю, что капиталисты «просто так, чтобы откупиться» тратят деньги — они привыкли каждый грош беречь.
      ***
      В статье речь не о капиталистах, но о менеджерах и советах директоров крупных корпораций. Что ныне в Америке имеет весьма относительное отношение к «капиталистам, которые привыкли».. и далее по вашему тексту. Во всяком случае, об этом говорит мой 26 летний опыт работы в 15+ миллиардной (по ревенью) корпорации и опыт практически всех друзей из больших корпораций Калифорнии и Нью-Йорка.

      1. У вас какое-то допотопное представление о капиталистах Именно директора и менеджеры и есть главные капиталисты: сейчас проблема не производить, а продавать.

        1. Emil: «У вас какое-то допотопное представление о капиталистах Именно директора и менеджеры и есть главные капиталисты: сейчас проблема не производить, а продавать.»
          ========
          Сейчас главное, чтобы лоббисты хорошо работали: лоббисты твоей индустрии, а гороздо лучше — твоей фирмы.

  31. Я бы не зацикливался на том, что происходит сейчас — мы имеем дело с состоянием этакого неустойчивого (социального(?) ) равновсия. За предыдущую сотню лет Мир несколько раз проходил через такие состояния и, как шарик «скатывался» в очередную «лунку» устойчивого состояния. И я думаю, что очередная «лунка» не будет принадлежать тем, чьи жизни имеют значение. Возможно, будет нечто похуже, но не это. 🙂

  32. ///…. даже открытые «эксцессы» Кристальной ночи в 1938 году, ///
    ============
    Видимо, имеется в виду «Хрустальная ночь» (Kristallnacht)

  33. Да, все именно так.

    Изменить уже, кажется, ничего нельзя. Оказывается, монстрообразные образования, их “комитеты” и “фонды”, их программы и банды “активистов”- уличных солдат уже были давно организованы и нужно было только найти (или организовать) подходящий момент, чтобы ОДНОВРЕМЕННО, одномоментно стянуть с этих монстров защитную кисею!

    Может быть только одна благость осуществится — меньше станет “людей ПИ” — “полезных идиотов”.

    Почему эти розовощекие демагоги, которые “задрав штаны бегут за комсомолом’’, так особенно возмущают? Прямо до икоты, как пожаловался один человек. Казалось ну что тебе, ну товаришш не понимает, повторяет беспардонную пропаганду, а за окошко не смотрит. Но послушайте с каким чувством превосходства и высшего знания они вещают! А на ФБ только они и остались. По их видению, это всего лишь всегдашняя борьба демократии со злыми притеснителями простого человека. Не видят, не хотят видеть , что роли поменялись, артисты уже не те, и тот давний, театр давно закрыт на переучет. А у нас другое шоу, реалити шоу.

    Или уже начали разматывать ленту привычного конформизм-обслуживания? А сами в душе думают — куда бежать? А бежать некуда. Потому что революция — мировая, т.е. захват власти мировой, через “общечеловеческие” институты, через многолетнее внедрение во все формы и уровни власти, через подмену местных общественных организаций, которые, по правде говоря спали на ходу, на свои, глобалистские, радикальные, чтобы радикальнее только утес, и под ним пропасть. И наращивалось это не пять, не десять лет, а гораздо дольше. Поэтому в час Х все оказались так готовы! В одной америке, как оказалось, несколько сотен институтов, комитетов, программ и фондов с названием “за мировую справедливость” и в таком роде! Откуда деньги, Зин?

    Главное, вот в чем. Для них пути назад — к выборам, к дискуссиям, к защите семьи, к здравмыслию. нет! Потому что тогда придется отвечать…

  34. Несколько соображений:

    1) Автор совершенно верно объяснил мотивацию корпораций, которые сейчас супер-активно принуждают своих работников принять woke-фашизм: это позволяет им откупиться пустыми словами и относительно небольшими деньгами от очень мощного (потенциально разрушительного) давления woke-фашитов и послушных им конформистов. И всё это ведёт к двоемыслию а-ля «1984» и к «хорошо информированному цинизму, как к ещё одной форме конформизма».

    2) По intersectionality у евреев уже есть две с половиной «вины белого человека»: обычная (усиленная успехом евреев в финансовых областях) и за палестинцев.

    3) Сейчас есть особые условия, при которых «модель печали» по-моему НЕ будет массово работать: память о свободе ещё свежа, двоемыслие и лицемерие очевидны, очевидно огромное количество недовольных (но пассивных) граждан, очевидны серьёзные провалы woke-властей и woke-идеологии.
    По-моему должны быть или гораздо более жёсткие и массовые репрессии против недовольных (и против их «центров силы» вроде Флориды и Техаса) — или относительные успехи woke-властей и woke-идеологии — или вместо массового «принятия конформиста» будет совсем другое «принятие выжидающего противника», которое по-моему приведёт к развалу страны, как СССР при Горбачёве.

  35. Головоломная статья, очень много информации, но если начать распутывать клубок мировоззренческих ориентиров по ссылкам данным в статье обнаружится следование смелым идеям Ионы Гольдберга. Один из критиков его книги заметил: …»основная мысль сводится к тому, что истоками фашизма/тоталитаризма стала идея прогресса. Т.е. прогресс и прогрессивизм (хотя точного определения этого лейбла автор избегает)- это очень плохо,»
    https://www.livelib.ru/author/316040-iona-goldberg
    Интеллектуальная смелость автора статьи вызывает уважение, особенно его пессимистический прогноз тщетности борьбы с ветряными мельницами внушенного общественного мнения. … Но и смельчаки ошибаются — это следует помнить всем нам (и автору тоже).

  36. «исключение из правил «по блату» или из-за особого статуса данного человека» были не только в СССР, но и нацистской Германии. Известно, что маршал авиции Люфтваффе Мильх был «мишлинге», и когда Герингу говорили об этом, он отвечал, что сам решает кто в министерстве авиации еврей, а кто нет. Исторические факты свидетельствуют, что авторитарные/тоталитарные режимы, паразитирующие на народном конформизме, неизбежно приходят к краху. Беда в том, что бескровных кризисов еще не было. Относительно «малокровные» кризисы в СССР и маоистском Китае не ликвидировали эти режимы, а перекрасили их из социалистических в гос. капиталистические.

    1. Михаил Поляк — 2021-10-15 15:08:17(17)

      «исключение из правил «по блату» или из-за особого статуса данного человека» были не только в СССР, но и нацистской Германии. Известно, что маршал авиции Люфтваффе Мильх был «мишлинге», и когда Герингу говорили об этом, он отвечал, что сам решает кто в министерстве авиации еврей, а кто нет. …
      ======
      Уважаемый Михаил!
      Откуда Вам это известно? Я не смог найти первоисточник. Все ссылаются друг на друга.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *