Хаим Соколин: Стихи разных лет. Окончание

 391 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Наш век ушел, а мы остались — / Доделать, досмотреть, досочинять, / Казалось, ненадолго задержались, / Но, видно, Бог нас не готов принять… // Будь счастлив, друг, не дуй в усы, / Пусть Бог хранит твою обитель, / С печалью не гляди в трусы — / Ты не ходок, а долгожитель…

Стихи разных лет
И разного качества

Хаим Соколин

Окончание. Начало

ЕВРЕЙ И ЛОРД

Однажды лондонский еврей
Завел роман с супругой лорда
И хвастался в кругу друзей
Открыто этим он и гордо.

Но зуб за зуб, и глаз за глаз.
Лорд принял этот вызов дерзкий
(он был известный ловелас):
«Меня еврей запомнит мерзкий!»

Тянулась так из года в год
Меж лордом и евреем свара,
И голубых кровей приплод
Супругу приносила Сара.

Но Хаим парень был не промах,
К нему пылала страстью Кэти,
И в пышных лордовых хоромах
Других кровей рождались дети…

Прошли года. Дворецкий старый,
В разгар семейного застолья,
Приносит от супруга Сары
Шекспировскую эпистолию.

«Вонючий Шейлок! — лорд вскипел, —
Наглее не встречал я морды,
Он титул требовать посмел
За то, что подрастают лорды».

ДОКТОР ШАПИРО

В России шел тридцать седьмой,
И Коба взялся за народ,
Он стал безгласный и глухой —
Все на замке держали рот…

Но участковый врач Шапиро,
Лечивший ухо, горло, нос,
На удивленье всего мира
Решил новаторски вопрос.

Без разрешенья и команды,
Не сообщив и Агитпропу,
Он удалял народу гланды
Не через рот, а через жопу…

ЗАКОН НЬЮТОНА

Адама создал Бог, а после Еву,
Потом пришел и яблони черед —
Плодом запретным соблазнил он деву,
С тех пор плодится без конца народ.

Мы все произошли от этой пары
(хотя, по совести, не знали долго — как?).
Но день настал — под яблонею старой
Присел в раздумьи Ньютон Исаак.

И в тот же миг с отяжелевшей ветки
Сорвался плод величиной с кулак,
Удар был неожиданный и меткий —
Сознания лишился Исаак.

Но оклемавшись после потрясенья,
Он в суть явленья вникнуть захотел,
И понял, что Закону тяготенья
Подвластны душ сближения и тел…

РАССКАЗ БОМЖА

В субботу по пути в ночлег
Зашел с бутылкой я в пивную,
Присел за столик, жду коллег,
И как-то внутренне тоскую.

Вдруг явь похожая на сон —
Заходят сразу два пейсатых:
Альцгеймер, следом Паркинсон,
В лапсердаках и черных шляпах…

Я не поклонник иностранцев,
Но на троих — другой расклад,
Сюда приходят не для танцев,
А соблюсти мужской обряд.

Встаю с бутылкой, улыбаюсь,
Иду к гостям. Что за херня?
Я трезвый, почему шатаюсь?
И будто ток трясет меня.

Потом и вовсе чертовщина —
Забыл и имя, и слова,
Успел подумать — в чем причина?
И отключилась голова…

И вот теперь лежу в больничке,
И слышу сквозь тревожный сон
Далекий голос медсестрички,
Что друг пришел мой Паркинсон.

В глубокой пребывая дрёме,
Не в силах шевельнуть ногой,
Я чувствую — за ним на стрёме
В такой же шляпе тот, другой…

ПРОСТИ, ЧТО СТАЛ ЛАУРЕАТОМ

По поводу получения диплома
«Автор года» в «Заметках
по еврейской истории».
Юрию Кислякову — такому же
непризнанному поэту, что и автор
.

Менял я имя и скрывался,
В лесах таился и в горах,
Как мог от славы отбивался,
Превозмогая стыд и страх,
Что мне диплом лауреата
Генсека премии присудят,
И засмеют меня ребята,
И девы юные разлюбят,

Но миновали опасенья,
Не выдал Бог, свинья не съела,
И вновь без страха и сомненья
Я занялся привычным делом.

Тогда грозить открыто стали
То «Букером», а то «Гонкуром»,
Не на того они напали —
По мне все это на смех курам.
И тут меня подставил шнобель,
Его ощупав и измерив,
Мне шведы предложили «Нобель»
(что не как все я, не поверив).
Отверг я этот дерзкий вызов
С улыбкой, весело и гордо,
Свободы ради, без капризов
Отворотил от шведов морду.

Но Интернет меня достал,
Сломался на восьмом десятке
И года автором я стал,
Хотя всю жизнь бежал от взятки.
Прости, что стал лауреатом,
Свободу гильдии предав,
Словесности ничтожный атом,
Перо за серебро продав…

НАШ ВЕК УШЕЛ

Юрию Кислякову

Наш век ушел, а мы остались —
Доделать, досмотреть, досочинять,
Казалось, ненадолго задержались,
Но, видно, Бог нас не готов принять…

Наверное, Его мы огорчали,
Грустили там, где надо веселиться,
А может в дни вселенские печали
Не видел скорби Он на наших лицах…

Зачем гадать? Мы не стремимся в гости,
Посмотрим, друг, что новый век отмочит —
Кому еще переломает кости,
Какие идеалы опорочит?

Я КОЗЕРОГ

К своему 80-летию

Я Козерог и тем горжусь,
«Козёл и рог» — два слова слиты,
Я рога вовсе не стыжусь,
С козлом мы тоже вроде квиты.

Я нагружал его грехами,
Парировал о нём насмешки,
Крутыми горными верхами
Мы шли без трепета и спешки.

Бывало, что без лишних слов,
Сражаясь голыми руками,
Спасал его я от орлов,
С моими бился он врагами…

И вот на новой мы вершине,
Козёл и я, и сникший рог.
О, если б в сказочной машине
Вернуться в прошлое я мог!

Я б отпустил козла на волю,
К ногам копыта прирастил,
И взяв себе козлову долю,
Орлам и людям отомстил…
08. 01. 2012

Я НЕ ОТ СТАРОСТИ УМРУ

Я не от старости умру,
Не от гордыни иль смирения,
Известен тем я был в миру,
Что разделял любые мнения.
Всегда голосовал я «за»,
С толпою радостно сливался,
Включал, где надо, тормоза,
Усами Кобы восхищался.

Мне нет причины умирать,
Жевать всегда готов я пайку —
Поскольку мне на все насрать,
Я поддержу любую шайку…
И все ж, друзья (или хулители),
Умру я от большой печали —
Зачем любимые родители
Не брата, а меня зачали?

ИЗ НЕНАПИСАННОГО

Я чист душой (и телом тоже),
Но лишь одно меня тревожит —
Шальные мысли, как и прежде,
Знак ложный подают надежде —
Отбросить половину лет
И разрядить свой арбалет
В десятку, словно в лисий глаз,
Чтоб радостно заржал Пегас
И, вспомнив о давно забытом,
Крылом махал и бил копытом.

Творцу поведал Мефистофель,
Как обольщает девы профиль,
И доктор Фауст будет рад,
Забыв свой сан и страсть к науке,
Пройдя мистический обряд,
Познать иную страсть и муки.
Я, как и Фауст, кот ученый,
И мой рассудок омраченный
Готов к приходу Маргариты —
Тогда мы с Гете будем квиты…

Как неразумен человек!
Уж прихватил не свой он век,
И внес, где мог, посильный вклад,
Но вновь в душе его разлад.
Она, как раненая птица,
Никак не хочет примириться,
Что не парить ей в небесах,
Что тяжким грузом на весах
Лежат накопленные годы,
А в них удачи и невзгоды,
Во сне безумные полеты,
И жизни бурной переплеты —
И так до гробовой доски…
Сойти с ума ли от тоски
Или для нового захода
Ждать Мефистофеля прихода?

Приди, таинственный Мефисто!
Поверь, я слова не нарушу,
Присядем, выпьем грамм по триста,
И ты мою получишь душу.

Составим ксиву на арго,
Распишем наши обязательства,
Проводишь ты меня к Марго,
А там уже по обстоятельствам…

ПРИШЕЛЬЦЫ ИЗ ЮРСКОГО ПЕРИОДА

Юре Кислякову и Юре Солодкину

Поэты, вольнодумцы, инженеры,
Что развелись несметно на планете,
Вы все пришельцы из далекой эры,
Как снежные загадочные йети…

Куда не бросишь взгляд или окурок,
Кого случайно не толкнешь плечом,
Повсюду натыкаешься на юрок,
Их тысячи и все им нипочем.

Застои, перестройки, эмиграции
Для них привычны, как пещерный быт,
Иной давно б загнулся от фрустрации,
Но юркам эта участь не грозит…

И потому бесчисленные Юры,
Что Хаимов несчастных презирают,
Идут на вес, как кролики и куры,
А Хаимов по головам считают…

FART*

Эдвард Лир (1812–1888), из
Книги Нелепостей
. Перевод
с английского с необходимыми
Введением и Моралью

Введение
По-русски «фарт» — удача, пруха
(другого смысла и не ждешь),

Но то, что нам ласкает ухо,
Для англичанина — «пердёж».

Поскольку «фарт» звучит пристойно,
То, суть процесса сохранив,

Проблему мы решим достойно,
Им наш синоним заменив.

Венец творенья — не букашка,
Чья жизнь проходит без забот,
Ему порой нужна отмашка —
От газов облегчить живот.

Зимою фарт постель согреет
Не хуже, чем гагачий пух,
Когда ж венец наш одряхлеет,
Он фартом передушит мух…

Фарт тихим может быть и гулким,
Без запаха и ядовит,
Бывает в темном переулке
Его пугается бандит.

У каждого свой ритм анальный,
Фартит кто чаще, а кто реже,
Фартёж бывает музыкальный
Или такой, что ухо режет…

Амбре бесшумно иль со звуком,
Хотя эффект у них похож —
Любимой фарт считаем пуком,
А фарт врага зовем пердёж!

Явление это неотвратимо
(газ, как и узник, на волю стремится),
Однако на людях и в рамках интима
Мы делаем вдруг удивленные лица…

Мораль
Жизнь потускнеет без суперменов,
Поэтов и толкователей снов,
Без титульных наций и без нацменов,
Но прежде всего без нас, пердунов.

ПОЗДРАВЛЕНИЯ НЕПРЕКЛОННЫМ
ДРУЗЬЯМ В ПРЕКЛОННОМ ВОЗРАСТЕ

БОРИСУ БЕЙНФЕСТУ 86 ЛЕТ
17 июня 2018

Июнь событьями богат —
И вероломным нападеньем,
И в свет негромким появленьем
Того, кто стал мне друг и брат

На этом мог бы закруглиться,
Но не позволит мне перо —
Оно задержится на лицах
И отделит от зла добро.

Мы разминулись на полгода,
Но ты их наверстал сполна —
Идя вперед, не ищешь брода
И чашу жизни пьёшь до дна.

А знаешь ли, кем были предки,
Откуда шли, куда приплыли?
И где случайные соседки
В себе их гены растворили?

Как пронесли через века
Скрещенья ног, смешенья крови,
Две хромосомы, ДНК,
IQ и крепкое здоровье?
Быть может в Древней Иудее
Твой предок был великий царь,
Или до этого халдеи
Ему доверили алтарь?

Неважно, кем тогда он был —
Рабом, раввином, земледельцем,
Субботу чтил или не чтил,
Уверен я — он был умельцем.

И даже если был аграрий,
И шел за плугом по пустыне,
В душе он был гуманитарий,
Как ты, его потомок ныне.

Писал о войнах и поэтах
Эссе, обзоры для Торы,
И представал в своих заметах,
Как летописец (до поры).

Но вот пора сия настала,
И предки из Библейских мест
Спустились тихо с пьедестала,
А на него взошел Бейнфест.

Сначала потоптался малость,
Потом уверенность обрел,
И сбросив возраста усталость,
Взмахнул крылами, как орёл!

Он над просторами словесности,
Не зная устали парит,
И с жителями всякой местности
Устами Бога говорит!

А мы, друзья ионосферные,
Его творениям внимаем,
И чтя таланты непомерные,
С трудом за Борей поспеваем.

Он зубы к дню рожденья вставил
И боевой обрел оскал,
И нам Двухтомник свой представил,
Как Мастер жанра, аксакал.

Живи до ста и даже дольше,
Хранимый Богом и семьёй,
От Сахалина и до Польши
Пари над русскою Землёй,

Глаголом жги сердца прохожих,
Как завещал нам Серафим,
Пусть у людей светлеют рожи,
Когда мозги промоешь им.

Прости, Борис, коль что не так,
Коль что напутал Старый Хрен,
Люблю за ум и просто так,
И посвящаю сей катрен:

Неважно, интро — ты иль экстраверт,
Внутрь устремлен или вовне,
Мечтаешь наяву или во сне,
Жизнь лучшее оставит на десерт …

Ты мой десерт на склоне лет,
Тебя вкушаю понемногу,
Шлю благодарственный привет
За это Юре С. и Богу…

ИЛЬЕ ШТЕМЛЕРУ 88 ЛЕТ

18 января 2021

Есть идеальный муж и идеальный шторм,
Ты жизнь украсил идеальной датой —
По симметрии, совершенству форм
И лёгкости продолговатой
В плеяде чисел равных нет,
Другие угловаты, крючковаты,
А две восьмерки — от Творца привет,
Они столетием чреваты…

Уж больше года сей велосипед
Меня везет по кочкам и ухабам,
Пусть девы не глядят мне вслед,
Я ощущаю вечность рядом.
Теперь и ты ступил на ту тропу,
И засиял над головою ореол,
Не бойся от земли отнять стопу
И взмыть к вершине, как орел…
Скажу без лишних разговоров
(мне пустословье не пристало) —
Ты перешел из юниоров
В разряд маститых аксакалов.

Долой наборы слов пустые,
Оксюморон и прочий вздор!
Мы верим в истины простые,
В глагол и старческий задор …
Тебе подвластны тайны прозы,
Законы жанра и интриг,
В твоих романах смех и слезы,
И драма, и трагедий миг.
Ты тот, кто может выражаться
В прозрачных фразах и словах,
Что эхом будут отражаться
В десятилетьях и веках.

Я малость здесь погорячился
И возомнил себя пророком,
Дух Пушкина в меня вселился
(без задней мысли, ненароком)
Взлетел с размаху не по чину,
За кругом нарезая круг,
А ведь сегодня годовщину
Справляет в Питере мой друг.
Пусть не горит на сцене рампа
И не гремят аплодисменты,
Затмил ты Путина и Трампа,
И все текущие моменты…

Я горд единством наших взглядов,
И точек зрения, и мнений,
Ты чужд фанфар, наград, парадов,
Как чужд им был Великий Гений.
Он не дожил до сорока —
Таков удел Больших Поэтов,
Их недожитые срока
Мы прожили на свете этом.
Теперь мы ближе к девяносто
И дальше от восьми с нулем,
Дальнейший путь пройти не просто,
Но мы Творца не подведем..
Захочет Он — рванем до планки,
А нет — засеменим к Харону,
Под звуки уличной шарманки,
Неся терновую корону…

А напоследок я скажу,
Что на уме всегда имею,
На кончике пера держу,
Но молвить не любому смею —
Будь счастлив, друг, не дуй в усы,
Пусть Бог хранит твою обитель,
С печалью не гляди в трусы —
Ты не ходок, а долгожитель…

«Пока дышу, надеюсь» — молвил Цицерон,
Не состоявший в творческом Союзе,
Вот если бы, как ты, его был членом он,
«Пока пишу» сказал бы своей музе.
Продолжу эту мысль повтором
(порою он, как в дождик зонт) —
Кто каждый год берет измором,
Тот раздвигает горизонт…

Print Friendly, PDF & Email

5 комментариев к «Хаим Соколин: Стихи разных лет. Окончание»

  1. Стихи смешные и грустные, иногда хулиганистые и немного пошлые.
    Автору: 1) не болеть, 2) не грустить, 3) спасибо.

    1. Стихи смешные и грустные, иногда хулиганистые и немного пошлые.

      Хаим Соколин

      ЛБОВЬ С ПЕРВОГО ВЗГЛЯДА

      Если нравишься с первого взгляда,
      И тебе улыбаются мило,
      Дожидаться второго не надо –
      Куй железо, пока не остыло …

      Если влюбишься с первого взгляда,
      Не спеши, подожди до второго –
      Может, кроме фасада и зада,
      Нет достоинства в даме другого …

  2. Из каждого стихотворения — лицо умного, насмешливого еврея. Конкретного, а не среднестатистического. А это главное!
    Обратясь к зеркалу. Меня поражает, как это я, окружённый друзьями, каждый третий из которых стихотворничал, не написал за всю свою долгую жизнь ни единого стихотворения! Хотя бы четверостишие — как ни старался! Вроде бы справляюсь с русским языком, но не смог срифмовать и двух строк. Как и постичь школьную тригонометрию…
    Так что, дорогой стихотворец, завидую!

    1. Хаим Соколин
      Зависть разрушает человека.
      Пиркей Авот (морально-
      этический кодекс иудаизма)

      Есть подлецы и нечестивцы,
      Льстецы, мошенники, ревнивцы,
      Но только зависть названа пророком
      Самым разрушительным пороком …

    2. Хаим Соколин

      Для страдания есть множество причин —
      Любовь, здоровье, невезение,
      Застой в карьере, невысокий чин,
      Но более всего страдают от сравнения …

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *