Евгений Беркович: Как убивают науку?

 624 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Свобода и демократия не могут ужиться с феодализмом. В их нынешней схватке вокруг ИТЭФ, развернувшейся на наших глазах, победил феодализм. Но это пиррова победа! Ибо в условиях феодализма наука обречена.

Как убивают науку?

Евгений Беркович

Евгений БерковичНесостоявшееся совещание

Наука, пожалуй, самый беззащитный социальный организм, если на нее нападает власть, у науки практически нет защиты. Ей трудно оправдать свое существование в глазах тех, кому нужна сиюминутная прибыль. Ее достижения дают эффект не сразу, а кому интересны выгоды в следующих поколениях, если мы тут «однова живем»? Поэтому взывать к разуму нападающих на науку бессмысленно. У них другие критерии полезности, которым наука обычно ничего не может противопоставить.

Науку можно убить одним мощным ударом, как это произошло с генетикой на печально знаменитой сессии ВАСХНИЛ 1948 года. Наиболее запомнившийся случай, когда наука (физика) смогла себя защитить, относится к 1949 году. Тогда готовилось Всесоюзное совещание физиков, на котором так же должна была быть разгромлена физика. В проекте постановления Совещания говорилось:

«Однако среди некоторой части советских физиков до сих пор не изжита идиотская болезнь раболепия перед наукой капиталистических стран, увлечение космополитическими идеями, некритическое восприятие и пропаганда реакционных идей, проповедуемых некоторыми физиками (Н. Бор, Гейзенберг, Шредингер, Йордан)» [Сонин, и др.].

Но у врагов науки в тот раз дело не выгорело. Физика была необходима власти для достижения главной цели – создания атомного и ядерного оружия, и намеченное на 21 марта 1949 года Всесоюзное совещание заведующих кафедрами физики университетов и вузов, на котором планировалось покончить с преподаванием советским студентам квантовой физики и теории относительности Эйнштейна и отрывом физики от диалектического материализма и гениального произведения Ленина «Материализм и эмпириокритицизм», так и не состоялось. Вместо него в августе 1949 года на семипалатинском полигоне прошло успешное испытание первой советской атомной бомбы [Томилин, 1999].

Несмешной водевиль

Цель убийства науки может быть «высокой», идеологической, а может быть самой что ни на есть низкой, когда у нападающего одно желание: показать «этим умникам», кто в доме хозяин. Совсем мелкий пример из моего опыта. Я руководил отделом автоматизации научно-технической информации в отраслевом Центре НТИ министерства связи. До поры до времени это был заурядный информационный орган, снабжавший министерство разными служебными брошюрами, справками о рацпредложениях и организующий технические выставки. Но наступили времена всеобщей автоматизации. Была принята государственная программа, и нужно было повсеместно внедрять ЭВМ и новые информационные технологии. Руководство Центра увидело в этом возможность показать свою значимость, поэтому постаралось собрать в отделе сильную команду. Нам удалось перед лицом нескольких строгих комиссий показать неплохие результаты, и отдел автоматизации включили в сравнительно небольшое число избранных исполнителей госзаказа на разработку государственной автоматизированной системы НТИ. В Центр потекли деньги не только из бюджета министерства, но и из бюджета Государственного комитета по науке и технике. Отдел автоматизации выдвинулся в лидеры Центра, стал заметен на всесоюзном уровне. Нас приглашали на разные совещания и семинары, на выставки, в том числе, международные. И в отрасли на него обратили внимание: началось внедрение нашей системы в союзных республиках, где везде были свои министерства связи. Казалось, мы на коне и небо в алмазах.

Тем временем сменилось руководство Центра, на место людей, признающих важность современных технологий, пришел малообразованный секретарь парторганизации Центра, из типографских рабочих, дослужившийся до начальника множительной базы. Иметь в своем распоряжении множительную технику означало в то время быть владельцем дефицита, нужного всем – от чиновников министерства до сотрудников отделения милиции, что располагалось неподалеку от нас: ведь всем нужны визитки, бланки, персональные блокноты и прочие канцелярские деликатесы, которых в магазине не купишь. Поэтому у начальника множительной базы на любом уровне было «всё схвачено». И такой человек назначается начальником отраслевого Центра информации. На новом месте он показал себя довольно быстро.

В один прекрасный день, вернувшись из командировки, я узнаю, что отдела автоматизации больше нет. Начальник своим приказом его упразднил. Мало сказать, что этот приказ огорчил и удивил. Он поразил своей абсолютной нелогичностью. Никаких прегрешений у отдела не было. Мы с начальником не ругались, вместе ходили обедать в райкомовскую столовую (куда ему за услуги по ксерокопированию и изготовлению визиток дали пропуск на несколько лиц). Ликвидировать отдел, выполнявший госзаказ, означало убить курицу, несущую золотые яйца. И тем не менее, приказ был отдан, отдел распущен, все свободны. Единственным объяснением случившегося могут быть накопившиеся обиды начальника множительной базы, на всех оперативках при прежнем руководстве сидевшего в задних рядах и выступавшего последним: вопросы автоматизации считались первоочередными. Теперь он сам стал «большим начальником» и смог отомстить за прошлые унижения. К счастью, он не был самодержцем, над ним существовало свое начальство: Центр НТИ входил в состав Центрального НИИ связи.

Надо отдать должное этой вышестоящей организации, партком которой обратил внимание на безумный и антигосударственный характер приказа о ликвидации отдела автоматизации, выполняющего госзаказ. Отменять приказ не стали, но через несколько дней начальник Центра НТИ выпустил еще один приказ о создании нового отдела автоматизации, куда были приняты все сотрудники старого, ликвидированного отдела. Зачем, спрашивается, было огород городить?

Этот несмешной водевиль, но уже в жанре трагедии государственного масштаба, повторился с институтом Теоретической и экспериментальной физики (ИТЭФ). Только тут, к сожалению, не нашлось вышестоящего «парткома», который бы прекратил безобразие. Прежде чем рассказать об этом подробнее, сделаем несколько общих замечаний.

Наука и власть

Когда на науку не оказывают давления извне, у нее есть шанс спокойно развиваться и показать со временем обществу свои результаты. Долгое время такими островками относительной самостоятельности были университеты и академические институты. Независимость от государства была заложена в уставы всех европейских университетов. Даже профессора, являвшиеся государственными служащими, зарплату которым платило министерство из государственного бюджета (а не бюджета университета), назначались на должность только с представления университетского Совета. Министерство могло утвердить кандидатуру или отвергнуть, но не могло навязать свою. Ректоры и деканы факультетов избирались внутри университетов.

Когда же власть начинает полностью контролировать научные учреждения, то последние оказываются в абсолютно зависимом положении. Если наука нужна власти для решения геополитических задач, как было с физикой в 40-е и 50-е годы ХХ века, то на службу науке ставятся безграничные ресурсы государства, ученых задаривают премиями и наградами, они ни в чем не нуждаются. Но если наука не входит в арсенал средств, необходимых власти для ее специфических задач, положение ученых становится незавидным, и сама наука чахнет.

Власть может на словах поддерживать науку, но на деле медленно ее убивать. Логика естественного научного развития перестает действовать. У власти, не заинтересованной в результатах научной деятельности, на первый план выходят личные амбиции, неутоленное тщеславие, желание отомстить истинным и мнимым врагам. Именно это произошло в процессе реформы Российской академии наук, когда в 2013 году у Академии отобрали имущество и право управления научным процессом. По мнению академиков, объединившихся в «Комитет 1 июля», вся реформа по постепенному уничтожению РАН задумана и проводится для утоления амбиций близкого к президенту Путину члена-корреспондента Михаила Ковальчука, которому никак не удавалось стать академиком. Академик Владимир Захаров выразился вполне определенно:

«Да вообще все это делается только ради того, чтобы пересадить человека из членкора в академики!» [Яблоков, 2013].

Методы медленного убийства могут быть разными. Когда Гитлер изгнал еврейских ученых и преподавателей, он нанес такой удар по немецкой науке, от которого Германия не оправилась и по сей день. «Математики больше нет», — ответил Давид Гильберт на вопрос министра Руста, пострадала ли математика от изгнания евреев [Беркович, 2005]. И великий математик был недалек от истины. Когда в позднем СССР не брали в университеты талантливых еврейских юношей и девушек, то обрекали науку в стране на медленное умирание из-за будущего дефицита ярких творческих личностей. Когда не повышают оклады научным работникам на фоне постоянного роста цен, это тоже медленно убивает науку, заставляя ученых менять работу, чтобы прокормить семью. Когда у Академии отбирают здания ее институтов и заставляют ученых отчитываться перед чиновниками, ничего не смыслящими в их работе, это тоже убивает науку. Годами проверенное правило: когда к руководству научным институтом приходят чуждые науке люди, институт умирает. Погубить сложившийся научный коллектив легко, создать же такой с нуля – неимоверно сложно, такой процесс в лучшем случае занимает десятилетия.

GULAG-light

Самый яркий пример из последних новостей – ликвидация прославленного ИТЭФ, знаменитого Института экспериментальной и теоретической физики, образованного в 1945 году под руководством академика А. И. Алиханова для участия в решении проблем советского Атомного проекта. Со временем институт занял одно из ведущих мест среди физических центров страны. В Открытом письме сотрудников ИТЭФ председателю правительства РФ М. В. Мишустину, отправленном в 2020 году, так оценивается уровень работ института:

«По данным за последние пять лет, ИТЭФ входит в пятерку лучших научных центров страны, занимая четвертое место по количеству публикаций и первое по цитированию трудов среди всех ГНЦ. Достижению таких результатов, несомненно, способствует активное участие сотрудников ИТЭФ в таких проектах, как БАК (ЦЕРН, Швейцария), ФАИР (Германия) и др. На одного научного сотрудника приходится в среднем две публикации в год в ведущих научных журналах. В институте работают 83 доктора и 202 кандидата наук. Молодых (до 35 лет) сотрудников — 24%. За 2019 год сотрудниками Института опубликовано 605 статей, индексируемых в системе Web of Science» [Шейнкман, 2020].

Однако это не помешало подвести мощный научный центр к ликвидации. Первые шаги были сделаны в 2012 году, когда ИТЭФ из подчинения Государственной корпорации «Росатом», которой руководил тогда Сергей Владиленович Кириенко, был переведен в состав Национального исследовательского центра «Курчатовский институт», которым руководит тот самый член-корреспондент РАН Михаил Валентинович Ковальчук. Директором ИТЭФ был назначен заместитель Ковальчука, и его действия с самого начала вели к развалу института и выдавливанию из него ведущих ученых.

Прежде всего была ограничена тематика института: из основных направлений были выброшены теоретическая физика, астрофизика и экспериментальная физика элементарных частиц. А ведь именно они составляли гордость института, за них получали премии и высокие индексы цитирования более половины всех сотрудников ИТЭФ. В итоге многим пришлось покинуть родные стены, перейти в другие институты. Оставлены только два направления: протонная терапия и столкновения тяжелых ионов. Вынужден был уйти с поста заместителя директора по науке выдающийся ученый и лидер коллектива член-корреспондент РАН (ныне академик) Михаил Данилов. Он лауреат двух престижных международных премий, входит в пятерку наиболее цитируемых ученых, проживающих в России [Шифман, 2015]. После ухода с поста замдиректора по науке он оставался исполняющим обязанности главного научного сотрудника, руководил научными исследованиями и аспирантами. Во времена, когда он был директором ИТЭФ, обстановка в институте была совершенно иной. По его рассказам,

«в ИТЭФ существовала уникальная творческая атмосфера. Ученые трудились очень напряженно. Поздно вечером все окна были залиты светом даже в выходные дни. Многие проводили отпуска на рабочем месте. ИТЭФ привлекал большое количество молодежи, включая школьников, и ученых из других институтов, включая зарубежные. ИТЭФ был одним из интеллектуальных центров страны, и это мотивировало людей оставаться в России даже во времена, когда зарплаты на Западе были в десятки раз выше, чем у нас. Под моим руководством защитили диссертации 20 человек, и две трети из них успешно работают в России, среди них два члена РАН и четыре доктора физико-математических наук» [Данилов, 2020].

С момента присоединения ИТЭФ к НИЦ КИ прошло десять лет. Это были десять лет медленного умирания ранее процветавшего научного центра. Делалось это продуманно по давно разработанному рецепту. Со смехотворной резолюцией («вакансий, соответствующих Вашей квалификации, в настоящее время нет») М.В. Данилова всё-таки окончательно уволили из института. Научная обстановка в ИТЭФ была заменена на казарменную. Был введен запрет на свободное посещение территории ИТЭФ иностранными физиками и математиками. Однажды не пустили на порог приехавшего из Стэнфордского университета авторитетнейшего американского ученого Стэнли Бродского. Об этом случае рассказали сотрудники института, доктора физико-математических наук Александр Горский, Алексей Морозов и Павел Пахлов:

«Хотя он неоднократно посещал институт начиная с середины 70-х годов, на этот раз его впервые не пустили на территорию ИТЭФ, чтобы прочитать лекцию, а в качестве „компенсации“ предложили провести несколько часов в помещении бывшей проходной, запретив при этом пользоваться интернетом» [Веденеева, 2013].

В итоге Бродский и дал новое определение ИТЭФу, произнеся с досадой: «GULAG–Light». В финансовом смысле нынешний ИТЭФ хорошо вписывается в определение концлагеря, где охрана получает больше, чем работающие внутри люди. Действительно, зарплаты ученым и техническим сотрудникам института оставались все эти десять лет нищенскими. Из статьи «Хроника одного злодеяния» Владимира Русинова:

«23000 руб. — это оклад старшего научного сотрудника со всеми персональными выплатами; 17000 — ведущий инженер-электроник; 12000 — механик 6-го разряда. С 11 года эти числа практически не изменились, это значит, что народ наш обнищал раза в два или больше под заботливой рукой НИЦ. Кого-то удивляет, что люди разбежались? А как же наказы президента, зарплата ученым? Как и всё: громко одобрить мудрость, потом наплевать; слова в одном месте, реальность — совсем в другом» [Русинов, 2021].

Для сравнения: зарплата дворника в Москве 30 тысяч рублей. Немудрено, что лучшие научные кадры стали уходить из института. Показательно, что их никто и не пытался удержать. Если кто-то просил оставить за ним руководство аспирантами, ему отказывали. А тех, кто сам не уходил, увольняли по надуманным предлогам. Особенно дико выглядит увольнение выдающегося теоретика Александра Горского, председателя жюри престижной премии имени Померанчука, которой награждались ученые мирового уровня. Михаил Шифман пишет об этом увольнении:

«В 2014 году скандальную известность в мировом научном сообществе получило увольнение теоретика ИТЭФ Александра Горского под смехотворным предлогом „прогулов на работе“. Участие в работе важной международной конференции в Университете Стоуни-Брук было засчитано Александру Горскому как прогул. Я побывал во многих университетах и лабораториях мира, но такого абсурда нигде не встречал» [Шифман, 2015].

Закономерный итог: недавно председателем правительства Российской Федерации подписан документ, согласно которому Институт теоретической и экспериментальной физики ликвидируется. Вместо него создается обычный отдел Национального исследовательского центра «Курчатовский институт». Без имени, без директора, бухгалтерии, расчетного счета, Ученого совета…

На надгробном памятнике ИТЭФ можно выбить два числа: 1945–2021. Финита ля комедия.

Феодализм в XXI веке

Какие же итоги этой длительной спецоперации? Кто в выигрыше? Что получил Курчатовский институт от уничтожения заметного игрока, игравшего на том же поле? Да, практически ничего, разве что старинное здание дворянской усадьбы в Черемушках, в котором располагался ИТЭФ, да его базу отдыха на Истре.

Немного, если сравнивать с тем, что потеряла наука. Хотя кто это подсчитает? Зато тем гордым академикам, что голосовали против Ковальчука на Общем собрании Академии наук, утерли нос. Месть сладка, как говорят на Сицилии. Ну, а научная общественность? Она-то понимает цену потери! Молчит общественность. Ни слова протеста, ни демонстраций, ни индивидуальных пикетов. И упрекнуть некого – время такое. Возражать против любого деяния с мандатом государства смертельно опасно. Об этом Владимир Русинов сказал прямо:

«Нет у нас научного сообщества, как и никакого другого. ИТЭФ разрушала компания с мандатом от государства, и это полностью исключило возможность какой-то помощи, участия, даже доброго слова по нашему адресу. Есть соблазн бросить упрек всем тем, кто пользовался нашим гостеприимством, слушал и читал лекции, кому мы оплачивали проезд, кто катался с нами на лыжах и сиял восторгом перед огромным ночным костром. Но… это будет несправедливый упрек, они ничего не могли бы сделать, каждое их слово в защиту было бы риском для них самих; не будет упреков, такая у нас жизнь» [Русинов, 2021].

Поэтому народ безмолвствует, как и четыре века назад. Хорошо еще, что на кол никого не сажают, как при Иване Грозном, не расстреливают и не отправляют в концлагеря, как в 1948 году. Уже прогресс!

Несовместимость ИТЭФ и НИЦ КИ в его нынешнем состоянии была видна с самого начала поглощения. Институт, в котором тон задавал Михаил Данилов, был ориентирован на сотрудничество с учеными всего мира, на свободу творчества, личную ответственность каждого сотрудника. Совсем иначе была организована научная работа в Национальном центре под управлением Михаила Ковальчука. Вот как описал ее в мае 2013 года на общем собрании отделения физических наук РАН член-корреспондент РАН, в то время заведующий лабораторией теоретических исследований Института общей и ядерной физики «Курчатовского института» Леонид Пономарев:

«Система, созданная Ковальчуком в некогда славном институте, представляет собой феодализм, в котором ученые низведены до роли оброчных мужиков, которые кормят разбухшую и прикормленную бюрократию», — заявил ученый. Он пояснил, что в соответствии с приказом, который подписал Ковальчук, надбавка административных работников может в 20 раз превосходить среднюю зарплату — и вышло так, что доктора наук могут получать 13 тысяч рублей, а секретари замдиректоров — 60 тысяч». [Попова, 2013]

Свобода и демократия не могут ужиться с феодализмом. В их нынешней схватке вокруг ИТЭФ, развернувшейся на наших глазах, победил феодализм. Но это пиррова победа! Ибо в условиях феодализма наука обречена. А без науки бессмысленным станет и само образование, названное Национальным научным центром «Курчатовский институт», президентом которого с декабря 2015 года является Михаил Валентинович Ковальчук.

Литература

Русинов, Владимир. 2021. Хроника одного злодеяния. Троицкий вариант. 2021 г., № 342.

Яблоков, Алексей. 2013. Академики протестуют против реформы РАН. Ведомости, 12 июля. 2013 г.

Сонин, А.С. и Томилин, К.А. Всесоюзное совещание физиков 1949 г. Проект Постановления. Институт истории естествознания и техники им. С.И. Вавилова РАН. [В Интернете] [Цитировано: 24 ноябрь 2021 г.] http://old.ihst.ru/projects/sohist/document/vs1949pr.htm.

Томилин, К.А. 1999. Физики и борьба с космополитизмом. Институт истории естествознания и техники им. С.И. Вавилова РАН. [В Интернете] 1999 г. [Цитировано: 24 ноябрь 2021 г.] http://old.ihst.ru/projects/sohist/papers/tom97ph.htm.

Беркович, Е.М. 2005. Наука в тени свастики: портреты и судьбы. Еврейская Старина. 2005 г., № 2.

Шейнкман, В.А. (председатель профкома ИТЭФ). 2020. Открытое письмо сотрудников ИТЭФ председателю правительства РФ М. В. Мишустину. Троицкий вариант. 2020 г., № 299.

Данилов, М.В. 2020. Академик Михаил Данилов: самая страшная проблема — жуткая забюрократизированность науки и жизни. Коммерсант, №15(3), июнь. 2020 г.

Веденеева, Наталья. 2013. Ядерная зима российской науки. Почему ведущий физический институт страны оказался на грани развала? МК.ru. [В Интернете] 21 декабрь 2013 г. [Цитировано: 25 ноябрь 2021 г.] https://www.mk.ru/social/2013/12/22/963244-yadernaya-zima-rossiyskoy-nauki.html.

Шифман, Михаил. 2015. Разрушение храма. Троицкий вариант. 2015 г., № 191.

Попова, Анна. 2013. Побег из Курчатника. Физика элементарных частиц: как живет одна из самых развитых областей науки России. Лента.ру. [В Интернете] 18 сентябрь 2013 г. [Цитировано: 26 ноябрь 2021 г.] https://lenta.ru/articles/2013/09/12/physics/.

Print Friendly, PDF & Email

10 комментариев к «Евгений Беркович: Как убивают науку?»

  1. Замечательно если 3 из тысячи исследователей получат novelty, ценный результат. Остальные являются только фоном. В отличие от Малайи, Индонезии, Бразилии (называю страны третьего ряда) в России отсутствуют журналы и публикации на английском. Поэтому сообщения о цитирования могут касаться только очень узкого сегмента нынешней науки. Важно также практически полное отсутствие патентов.

  2. Академия наук в 21 веке является анахронизмом. Структура научных институтов описана М, Поляком, Дело в том что спрос в России на R&D отсутствует. Что касается отъезда, это нормальное явление. Отъезд квалифицированных кадров (евреев, удмуртов и т.д.) быстро будет замещен
    в случае возвращения спроса. Но это будет не скоро.

  3. Элла Грайфер
    27 ноября 2021 at 11:35 |
    Тоталитарная власть и наука несовместимы. Российскую научную традицию ликвидировали уже при Сталине (и лингвистику, и психологию, и биологию и т.п.).
    _______________________________

    Элла права. Публиковать можно было только то, что не нарушало правила, каноны. Поэтому писали «с оглядкой», чтобы тебя, не дай бог, не обвинили, не заподозрили в отклонении от «генеральной линии партии». Когда-то я об этом уже писала. Мою диссертацию рецензент всю исчиркала и сказала, чтобы я все исправила и подвела под известные существующие классификации. Пытаясь возразить ей, я спросила: «что же тогда есть научная истина?» Она жалостливо посмотрела на меня и сказала: «у тебя семья, дети…»

  4. Ну, обходилась же без астрофизики и вообще без Академии Наук Россия при Царе Михаиле Федоровиче! Такое впечатление, что нынешнее Начальство стремится именно к этому. В конце концов, для того, чтобы быть сильнее Казахстана или Украины, вполне хватит и тех советских водородных бомб, которые еще не заржавели. А не будет академии — съэкономятся деньги для нового дворца где-нибудь у теплых морских волн или посреди Сибири.
    В начале нынешнего царствования в моде был Николай Павлович, собирались даже восстанавливать Табель О Рангах. Но потом кто-то рассказал ПРЕЗИДЕНТУ о том, чем кончилось царствование Николая I. И тема из госпиара исчезла. А Михаил Федорович дожил жизнь без больших приключений. Стенька Разин Медный Бунт случились уже при его преемнике. Так что ожидать изменений при нынешнем Руководстве не приходится. А потом будет поздно. Как в Германии после 45-го года.

  5. Вообще-то «феодальность» структуры российской науки идет еще со времен Петра Первого. На Западе естественным путем сложилась система независимой от гос-ва фундаментальной науки при университетах. Очень похоже на развитие рыночной негосударственной экономики. В России все университеты — государственные, поэтому они выполняют финансируемые гос-вом заказы. Т. е. они зависят от чиновников. Но гос-во по определению существует для того, чтобы вкладывать средства в актуальные для хозяйства и армии проекты. Однако базируются они на достижениях фундаментальных наук, в которых чиновники не разбираются. Отсюда и феодализм в гос. науке. Так же как российская экономика служит сырьевой базой для Запада, так и российская высшая школа готовит кадры для западной науки.

    1. «Так же как российская экономика служит сырьевой базой для Запада, так и российская высшая школа готовит кадры для западной науки.»
      ————————————————————————-
      «Так же как» здесь, к сожалению, не проходит. Сырьё продаётся, а высококвалифицированные кадры «раздариваются». За счёт сырья живёт, частично конечно, не только Россия. Живёт, например, и Норвегия, не говоря уже о сидящих на газе арабах.
      К сожалению, сырья на продажу в России недостаточно, чтобы обеспечить уровень жизни хотя бы близкий к Западному. Не вижу экономической возможности остановить отток готовых специалистов и учёных. Один способ — ЗАПРЕТ на выезд уже был опробован. Кто найдёт другой более приемлемый способ, тот заслужит … премии.

      1. «Так же» имелось в виду по факту, а не по всем признакам «экспорта» мозгов, а фактически утечки..

  6. Тоталитарная власть и наука несовместимы. Российскую научную традицию ликвидировали уже при Сталине (и лингвистику, и психологию, и биологию и т.п.). «Лирики» давно были в загоне, остались только «физики», поскольку оружие требовалось для войны за мировое господство. С Перестройкой окончательно выяснилось, что — не светит. Так кому ж теперь нужны эти физики?

  7. Ужас…
    «У власти, не заинтересованной в результатах научной деятельности, на первый план выходят личные амбиции, неутоленное тщеславие, желание отомстить истинным и мнимым врагам.»
    ‘Цель ….может быть самой что ни на есть низкой, когда у нападающего одно желание: показать «этим умникам», кто в доме хозяин.»‘
    Вспомнается еще мафиози во главе ВАК, министр культуры с его диссертацией о 28 панфиловцах и даже Путин с нго ракетами на ядерных таблетках…

  8. /Когда Гитлер изгнал еврейских ученых и преподавателей, он нанес такой удар по немецкой науке, от которого Германия не оправилась и по сей день. «Математики больше нет», — ответил Давид Гильберт на вопрос министра Руста, пострадала ли математика от изгнания евреев [Беркович, 2005]. И великий математик был недалек от истины./
    ____________________

    Немецкий ученый, президент Общества кайзера Вильгельма, Нобелевский лауреат Карл Бош, лично объяснял Гитлеру какой огромный вред научно-техническому потенциалу Германии наносит государственный антисемитизм и когда заявил, что изгнание ученых евреев из страны отбросит физику и химию в Германии на 100 лет назад, то фюрер грубо его оборвал: » Значит, Германия сто лет проживет без физики и химии… »
    Не прожили и десяти.
    Самое большое открытие Курчатовского института за последние десятилетия, насколько я помню – расшифровка генома «русского человека» имеющего какую-то уникальную хромосому. Интересно, по каким параметрам определяли русского человека?
    Может я и что-то упустил, но кажется, эта сенсация как-то заглохла сама собой.
    В любом случае, было это уже всё, и не так давно, и даже с выдачей Ariernachweis – свидетельства об «арийском» происхождении. Кончилось правда, для их обладателей, не очень хорошо.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *