Инна Беленькая: Об отношении иврита к яфетическим языкам

 380 total views (from 2022/01/01),  3 views today

Инна Беленькая

Об отношении иврита к яфетическим языкам

Н.Я. МАРР: «КАЖДЫЙ ЯЗЫК…ДОЛЖЕН БЫТЬ ИЗУЧАЕМ В СВОЕМ ПАЛЕОНТОЛОГИЧЕСКОМ РАЗРЕЗЕ, Т.Е. В ПЕРСПЕКТИВЕ ОТЛАГАВШИХСЯ В НЕМ ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНО ДРУГ ЗА ДРУГОМ СЛОЕВ…»

Элле

Термин «яфетический» (по имени библейского Яфета, или Иафета — третьего сына Ноя) был введен Н.Я. Марром применительно к доисторическим языкам в созданном им «новом учении о языке» (другое название «яфетическом языкознание»). Основная черта яфетических языков — это наличие в них доисторических переживаний. Доисторический язык, по Марру, — это и особое доисторическое мышление, это доисторические верования и доисторическое художественное творчество, а также доисторические формы хозяйственной жизни.

Подходя к вопросу о происхождение языка, Марр считал главным обращение к доисторической жизни человечества, эпохе первотворчества, т.к. согласно ему, «язык не создан, а создавался. Создавался же он не тысячелетиями, а десятками, сотнями тысячелетий».

По мнению Марра, между исторически засвидетельствованными древнейшими и так наз. новыми языками — «громадная психологическая разница». «Когда говорят о новых языках, русском, польском и пр. живых языках, о немецком, шведском и ином из остальных германских языков, о французском, испанском и любом другом романском языке, то было бы большим недоразумением, если бы кто предположил, что все эти т. наз. новые языки представляют результаты такого же творчества, как творилась первая человеческая речь» [6, с.283].

Как указывает Марр, все языки дошли до нас в отложениях в составе наличных современных языков. Из-под ряда позднейших наслоений можно увидеть основные первичные или племенные слои доисторических эпох. По отношению к этим «мощным залежам», последовательно накоплявшимся за многие сотни тысяч лет в языке, он считает обоснованным введение такого научного направления, как «палеонтология речи» и «этнологическая лингвистика».

Эти идеи Марра созвучны идеям В. фон Гумбольдта, который полагал, что «необходимо основной целью сделать изучение языка первобытных народов и попытаться определить низшее состояние в становлении языка с тем, чтобы познать из опыта хотя бы первую ступень в иерархии языковой организации» [4, с. 308] .

Яфетические языки представляют по типу переживание доисторического состояния человеческой речи, следовательно, таких языков, из которых в различные эпохи и в различных странах «вылупились семьи, и хамитическая, и семитическая, и индоевропейская и т.д.»

Но что относить к доистории человечества, к эпохе подлинного первобытного мышления? Установление временных рамок по отношению к понятиям «доисторический», «первобытный», «дологический» (все термины синонимичны) — это самое «тяжкое испытание», по выражению Марра. Он не принимает существующую хронологию: «Какое же первобытное мышление может быть, когда в неолите, да и на значительной глубине палеолита имеем уже письмо, а в неолитические эпохи обнаруживается совершенно разработанный алфавит,… когда не в неолит, а еще глубже уходят корнями общие для всего афревразийского культурного мира слова «книга» и «письмо» [6, с. 93].

По его мнению, надо исходить не от палеолита сравнительно позднейшей поры, а от начала возникновения homo sociabilis, осознания человеком роли руки как орудия труда, до создания им искусственного орудия производства и последовавшего затем возникновения звуковой речи.

Источником доисторических переживаний, по Марру, являются, как доступные древнейшие письменные языки, так и живые, современные нам бесписьменные языки. Последние в качестве палеонтологически пережиточных явлений наблюдаются и по настоящий день в речи средиземноморских народов, в Африке, Америке, Австралии, Океании, вообще у народов так наз. первобытной общественности.

Именно с доисторическим временем Марр связывает действительное первотворчество, когда «…люди мыслили мифологически, мыслили так называемым «дологическим» мышлением, собственно они еще не мыслили, а мифологически воспринимали…»

«В яфетических языках наблюдаются отложения словотворчества из эпох восприятия мира в образах космических и микрокосмических явлений, когда небо, земля и вода представлялись одним предметом, по всей видимости, живым существом, существом, находившимся в трех плоскостях, верхней, земной и преисподней, а члены его тела представлялись повторением такого же космического восприятия физического строения человека» [6, с.184]. Результатом такого «отложения словотворчества» в доисторических языках было «образование целых семантических гнезд и отслаивавшихся в них пучках значений».

Его идеи согласуются с воззрениями известного немецкого философа и историка Эрнста Кассирера (1874–1945), в лице которого Марр находит единомышленника и союзника.

В трудах Кассирера яфетическая теория получает поразительное подтверждение целого ряда своих положений, вплоть до одинаковой их формулировки и тождественности терминов.

Э. Кассирер рассматривал язык и миф в качестве параллельно развивающихся форм, утверждая, что миф и язык неразделимы и взаимообусловливают друг друга. Язык и миф зарождаются в доисторический период одновременно, связываясь друг с другом, как форма и содержание. Почти любое слово для древнего человека имело особую мифологическую глубину и сакральный смысл.

По утверждению Кассирера, для начальной стадии первобытного сознания характерным является структурное тождество языкового и мифического мышления. Поэтому процесс первичного зарождения языковых элементов и мифических образов необходимо рассматривать в их единстве.

Особенно важно отметить факт совпадения научных постулатов Марра с идеями выдающегося ученого психолога Л.С. Выготского (1896–1934). И хотя они работали независимо друг от друга и на разном материале, но общность их интересов прослеживается и в их взглядах на проблему мышления и речи, и в той идее развития или «исторической перспективе», под углом которой и должны рассматриваться языковые явления.

Примечательно, что в свое время коллеги Выготского высказывали мысль о желательности знакомства с Марром и не раз предлагали ему устроить с ним встречу. Но эта встреча так и не состоялась. Как полагают, препятствием к этому была скромность Выготского.

Тем более поразительно сходство взглядов и научный параллелизм в их изысканиях.

Выготский указывал, что рассмотрение таких сложных психических образований, как мышление и речь, без генетического анализа, того, как развивалась психика на последовательных этапах его исторического развития или «предыдущего бытия», будет несовершенным. Он считал необходимым изучать мышление и речь в их «генетическом разрезе», поскольку всякое развитие в настоящем базируется на прошлом развитии: «Что значит объяснить психическое явление? — писал он, ссылаясь на высказывание Ж. Пиаже, — Без генетического анализа… не только нельзя быть уверенным, что не принимаешь следствия за причины, но даже невозможно поставить самый вопрос об объяснении» [3, с. 302]. Лишь сравнительное исследование генетических срезов может открыть шаг за шагом действительное строение, а также связь между отдельными психологическими структурами..

Аналогично этому Марр писал о необходимости «генесиологического» метода, отсутствие которого характеризует изыскания лингвистов, работающих с одним формально-сравнительным методом.

Основополагающей идеей всех исследований Выготского является идея развития. Развитие — это ключ к пониманию всякой высшей формы. Однако процесс смены отдельных форм мышления и отдельных фаз его развития нельзя представлять как чисто механический процесс, где каждая новая фаза наступает тогда, когда предшествующая уже завершена. «Различные генетические формы сосуществуют, как в земной коре сосуществуют напластования самых различных геологических эпох», — подчеркивал Выготский.

Так и Марр отмечал, что « яфетический» — это условное название того порядка, как в геологии третичный, четвертичный и т.п. термины, обозначающие различные эпохи и периоды геологических образований. Яфетическая теория — это «теория стадиальности», т.е. учение о стадиальных сменах способа мышления со сменой закономерностей и «техники» образования слов.

Выготский считал, что историческое развитие мышление обнаруживает тесную связь с историей развития человеческого языка. Он установил, что закономерности примитивного мышления находят свое отражение и в особенностях раннего этапа языкового развития.

В параллель этому можно привести слова Марра, что «в лексическом составе каждого языка, в различных его слоях выявляется творчество совершенно отличное от нашего восприятия мира, как результат отложения доисторического мышления».

В этом плане надо рассматривать и его положение, что «каждый язык, в том числе и русский, должен быть изучаем в своем палеонтологическом разрезе, т.е. перспективе отлагавшихся в нем последовательно друг за другом слоев» [6, с. 212].

Из сказанного естественным представляется подход к языку, не как «к однородному массиву, а как к составу из различных наслоений в результате отложений стадиальных трансформаций из языков более древних систем» (Марр).

С этих позиций правомерно подойти и к вопросу: какие пережитки древнего яфетического словотворчества находят отражение в структуре и словообразовании иврита как одного из древнейших языков человечества.

По утверждению Марра, палеонтологии языка вскрывает, что «слово» первоначально воспринималось не как нечто произносимое, а как орудие взаимоосведомления. Общего термина для речи не было. По Марру, «говорить» — собственно означало «осведомляющий устами» или «лицом» (в яфетических языках «бессловесное животное», буквально «неумеющий осведомлять устами или лицом»). Орудием речи не мог не явиться рот, уста как вместилище системы произносительных органов, поэтому рот и губы раньше назывались одним и тем же словом.

Обратимся к ивриту. Как явный отзвук этих особенностей доисторической речи, можно рассматривать то, что помимо прямого значения слово פה рот употребляется, согласно Штейнбергу [8], в таких значениях, как:

1) орудие речи ציד בפיו ловитва на устах у него (Исава, он все время говорит о ней) Быт.25:28

2) в значении слово, речь, поэтому: говорить с кем פה עמ פה Иер.32:4

3) отверзстие уст, свобода речи פתחון פה Иез. 16:63

4) гладкая речь פה חלק Прит. 26:28

5) веление, приказание: פי מלך веление царя Екк. 8:2

Марр пишет, что «альфой познания словарной палеонтологии», или древнейшей формой образования звуковой речи, которое в долгий период ее развития служило средством для производства новых слов, было удвоение слогов. Этот «архи-архаичный способ образования» послужил основанием гипотезы о происхождении и трехсогласного шаблона семитических корней от четырехсогласных формаций, представлявших такое же удвоение из пары разных простых двусогласных элементов.

В качестве подтверждения вышесказанного в иврите являются слова, которые представляют собой удвоение слогов и происходят от соответствующих четырехбуквенных корней.

Следует оговориться, что как эти примеры, так и все остальные, которые будут приведены в дальнейшем, касаются не только старых слов, но и тех, которые вошли в употребление в недавнее время, но образованы по общим со старыми словами закономерностям: бикбук (бульканье), милмул (бормотанье), парпар (бабочка), пирпур (трепыхание), цамцам (диафрагма, фотограф.), цимцум (сокращение), тимтум (отупение), тумтум (бесполый), ливлув (распускание), лавлав (поджелудочная железа), пицпуц (взрыв), килкул (порча), кумкум (чайник), бакбук (бутылка) и пр.

Одно из главных отличий дологического мышления — это конкретное восприятие явления. Всякая отвлеченность, абстракция чужды первобытному мышлению. Согласно Марру, само понятие «быть», «существовать», представление о независимом, абсолютном бытии отсутствовало. Осознавалось существование лишь того, что находилось во владении, во власти или пользовании в руке коллектива. Когда же возникла потребность в его выражении, то естественным было использовать слово для выражения глагола действия — иметь, владеть, т.е. имя «рука». Быть выражалось тем же словом, что иметь, владеть, т.е. словом, означающем орудие держания, владения.

Здесь возникает вопрос: почему Марр отводил такую значимую роль руке, рассматривая ее как сущность человека, его отличительную особенность, его символ? Известно, что «рука» в древнем сознании имела культовое значение. Изображение или окрашенные отпечатки человеческой руки появляются в пещерной живописи еще эпохи палеолита. Издавна считалось, что рука в той или иной степени наделена магической силой. В разных мифологиях Боги своими руками, которых могло быть более двух, творят мир. От солнечного диска, который олицетворяет древнеегипетского бога Атона, во все стороны расходятся лучи — руки. Они держат магический крест с петелькой («анх») — символ света и жизни. Соединенные руки означали солидарность и братство, а затягивающие узел — разногласие. Древнеегипетская идеограмма правой руки выражала активность, левой — воспринималась как женское начало.

Марр считал, что до образования звуковой речи существовала линейная речь, или ручной язык. Роль руки, как организующего орудия речи, громадна, писал он. В примитивной стадии развития люди говорили жестикуляцией и мимикой, воспринимая мир и всю окружающую их жизнь в образах, соответственно объясняясь друг с другом линейными движениями, символами тех же образов.

Первичные слова — ни что иное, как перевод линейных или кинетических символов, сигнализировавшихся рукой, на звуковые символы. В кинетической речи — нераздельное господство «руки», она и орудие производства, и воплощение самой речи. Так что, «рука» лежит в основе всех первичных слов, как утверждал Марр. В качестве орудия кинетической речи «рука» вошла в древнейшие типы письма.

Поскольку в доисторических языках отдельных отвлеченных глагольных понятий не было (подробно об этом ниже), то действие выражалось тем или иным именем, его образным восприятием: для «делания» нужен был образ руки, для «брания или дачи», по его выражению, — одинаково тот же образ руки, для «бытия» тот же образ руки и т.д. Рука — это не только самый древний образ и древнее представление. Термин рука — он же глагол, пишет Марр.

Слово рука имело несколько десятков значений, в одних случаях рука выражала понятие «указания», «силы», в других случаях — понятия «право». Также понятия «дорога», «путь», по Марру, оказываются генетически связанными по семантике с «рукой», как предметом представления об «указании», «направлении».

И, конечно, исчисление в линейной речи также производилось при помощи руки в двух основных значениях: «руки-длани» и «руки— пятерни». Образ «руки-длани» служил для выражения и «единицы» и «двойки», образ «руки-пятерни» — для выражения «пяти» и «десяти».

Кроме этого, рука в яфетических языках означала «сторона, край».

Надо сказать, что по поводу ручного языка в науке нет однозначного мнения. Но явное отражение этих доисторических представлений мы находим в Ветхом Завете, где слово рука в различных сочетаниях принимает такие значения, как власть, сила, содействие, помощь, владение, достояние, исчисление, а также сторона, бок.

ביד משה с помощью Моисея ( Числа. 33:1) , или דוד על ידי по руководству, указанию Давида (2 Лет. 23:18); תחת יד под властью (Быт. 41:35); מות וח»מ ביד לשון смерть и жизнь во власти языка (Прит. 18:21); נתן יד поддаваться кому (Иерем.50:15); נתנו יד תחת שלמה подчиняться (1 Лет. 29:24); כחכמת אלהך די בידך владение, достояние (Езд. 7:25); רחב ידימ о просторном месте (Псл. 104:25); в значении памятник, столб (1Сам.15:2), особенно, как путеуказатель (Иез. 21:24); при счислении — в значении части, доли שתי הידות בכמ две части из вас (2 Ц. 11:7); ותרב משאת בנימן ממשאת כלמ חמש ידות и доля Биньямина была впятеро больше доли каждого из них (Быт. 43:34); сила: יד אזלת исчезла сила (Вт. 32:36); состояние המלך כיד (Есф. 1:7), потому о несостоятельности מטה ידו (Лев.25:35).

אל יד על יד обок, возле чего (Втор. 2:37, 23:13).

Как следует из этого, лексема «рука» входит в различные семантические отношения с языковыми единицами, что влечет образование своеобразных речевых оборотов. Эти фразеологические сочетания можно рассматривать как результат пережиточно яфетического словотворчества в иврите, как оставленный след ушедшей доисторической эпохи.

Фразеологические обороты — это наглядное свидетельство иного словоупотребления и иного употребления словесного значения, а также способа мышления. Описывая значение слова, устанавливая все семантических связи этого слова с другими словами языка — только таким образом можно проникнуть вглубь веков. Поэтому слово должно рассматриваться не только как отдельная лексическая единица, но в контексте всех возможных фразовых окружений, а также в национально-культурном контексте.

Глагол — это «нерв» всякого языка, по словам Гумбольдта. Если лингвисты-индоевропеисты задаются вопросом: что было раньше — имя или глагол, то для Марра такого вопроса не существовало.

Из палеонтологии языка следует, что вначале частей речи не было, существовали лишь имена. О том доисторическом состоянии речи свидетельствует Библия, если обратиться к ней как фольклорному материалу или живой старине, обращающей быль в легенду, притом в древней записи.

«И нарек человек имена всем скотам, и птицам небесным, и всем зверям полевым» (Быт. 2:20). Т. е. был длинный период, многие эпохи, когда не было категории глаголов, были имена, те имена, которые впоследствии стали известны в грамматике под названием имен существительных и прилагательных, раньше также не различавшихся.

Как звучит постулат Марра — «все глаголы человеческой речи произведены от имен существительных и равно не различавшихся с ними имен прилагательных» [6, c. 347]. Поэтому, «если “зуб” и “кусать” на каком-либо языке одного и того же корня, то не “зуб” происходит от глагола “кусать”, а глагол “кусать” от имени “зуб”» [там же].

Примечательна оговорка Марра, касающаяся семитических языков, в которых глагол представляет отправную точку для всех частей речи, но, по его словам, это уже позднейшее явление.

«Стремится ли язык удалить из глагола всякий признак именных свойств, придается ли глаголу то обозначение, которое формально выражает его истинную функцию» — по этим параметрам проводил различие между языками и их сравнение в грамматическом отношении В. фон Гумбольдт.

Если обратиться к ивриту, то в виде пережитка яфетического словотворчества, можно рассматривать то, что глаголы в нем сохраняют именной характер.

Исходным является назначение предмета или его функция, от которой глагол берет свое происхождение, подтверждением чего служат следующие примеры: домкрат (магбэаh) и поднимает (магбиаh), соловей (замир) и напевает (мэзамэр), фосфор (зархан) и светит (зорэах), клад (матмон) и прячет (матмин), ластик (махак) и стирает (мохэк), санитар (ховэш) и бинтует (ховэш), ключ (мафтэах) и открывает (потэах), скорлупа (клипа) и очищает (мэкалеф), пуговица (кафтор) и застегивает (мэхафтэр), губка (сфог) и впитывает (софэг) и пр.

Нужно отметить, что в образовании глаголов в иврите существенную роль играет не только функция предмета, производным от которой является глагол, но также и ассоциация предмета с тем или иным действием, какую он вызывает. В этом находят свое объяснение такие неожиданные образования, как: хака (удочка) и мэхака (ждет), хэх (нёбо) и мэхаэх (улыбается), далэкэт (воспаление) и долэк (горит), палит (беженец) и полэт (выкидывается), църиах (минарет) и цорэах (вопит) и пр.

Таким образом, образование глаголов в иврите происходит с помощью собственных словообразовательных моделей, но по закономерностям древнего языкотворчества.

К этому можно добавить следующее: поскольку глаголы в доисторические времена представляли те же имена существительные, но в действии, то и окончания у них были общие. В иврите это находит свое отражение в том, что множественное число в глаголах выражается теми же элементами, что и в именах существительных множественного числа, как например: еладим мисхаким (дети играют), ципорим ширим (птицы поют), кохавим ноцэцим (звезды мерцают) и т.д.

Как выше было сказано, в доисторических языках между прилагательными и существительными не было четких различий. Первоначально названия свойств — не что иное, как название тех предметов, которые являлись носителями этих свойств. Поэтому все прилагательные, с точки зрения происхождения, были производными от названия предмета. Так, по Леви-Брюлю, аборигены на острове Тасмания говорят «высокие ноги», чтобы выразить понятие «высокий», а для понятия «черный» они сравнивают предмет с вороной, и все, что является черным, особенно предметы блестящего черного цвета, называют так.

Находит ли это архаическое словообразование отражение в иврите?

Если присмотреться к следующим словосочетаниям, то мы увидим, что название предмета и его признак имеют одну языковую основу и общее происхождение: тамар (пальма) и тамир (стройный), цимук (изюм) и цамик (сморщенный), цаним (сухарь) и цанум (тощий), рейхан (базилик) и рейхани (ароматный), мара (желчь) и мар (горький), агала (коляска) и агол (круглый), пухлац (чучело) и мэфухлац (набитый), балут (желудь) и болэт (выпуклый), мэйцар (пролив) и цар (узкий) и пр.

И более того, в некоторых случаях можно видеть, как иврит сохраняет и самую древнюю форму, когда существительное употребляется без изменения в качестве прилагательного или определения, например, саир (козел) и саир (косматый).

В яфетических языках не только части речи не были дифференцированы, но не было и служебных частиц речи — союзов, предлогов и т. п. Префиксы и суффиксы в современных языках, указывает Марр, это не морфологические функциональные части слова, а пережитки некогда самостоятельных слов, элементов, вошедших в состав тех или иных терминов. Предлоги, а также союзы и наречия представляют те же имена без изменения, т.е. происходят от слов, обозначавших предметы.

По яфетической теории, именно члены тела оказались предлогами, многие — наречиями: «рука» — в значении через, равно, около, близ, «глаз» — на виду, вперед, «рот — на краю, у, «голова» — вверху, земля — низ. Впоследствии слова эти истерлись, как пишет Марр, превратились в пережитки-звуки, символически означающие тот или иной предлог или наречие.

Насколько справедливым является это утверждение, можно видеть на примере иврита, в котором служебные части речи — все члены тела: или нос, или глаз, или рука, или голова, или лицо. Это можно рассматривать как пережиточные формы древнего языкотворчества, или яфетидизмы.

אף нос

1) в качестве союза и:

אני ראשון אף אני אחרון я первый и я последний Исайя. 48:12

2) к тому же еще, при том еще אף על זה Лев.26:44

3) даже: ואף גמ זאת даже на этого Иов. 14:3

4) в вопросительной форме:

האף אין זאת ужели и это ничего Ам.2:11

עין глаз

1) перед, в виду кого: לעיני השמש הזאת в виду солнца сего 2 Сам. 2:11

2) обращать внимание на кого שימ עין על Иер.24:6, тоже без שימ 1 Ц.1:20

3) с суффиксом — направление העינה Быт.24:45

 פנימ лицо

1) выражение направления, куда: вперед לפנימ

2) спереди и сзади מפנימ ומאחור 2Сам.10:9

3) в отношении времени: прежде, до: לפני מותו перед смертью своей Быт.27:10

4) в сочетании с предлогами в значении пред, в виду: בפני Вт.7:24

5) до наступления לפני בוא Мал. 3:23

6) прежде этого לפני מזה Неем. 13:4

7) от того, что מפני אשר Исх. 19:18

ראש голова

1) верх, в перен. смысле начало: מראש ועד םוף от начала до конца Екк. 3:11

ראש השנה начало года Иез. 40:1

ראש הדרך начало дороги Иез. 16:25

פה рот

1) в качестве наречия единогласно, единожды פה אחד Иисус Навин. 9:2

2) при входе в город: לפי קרת Прит.8:31

3) соразмерно כפי, отсюда сходный тебе כפיך Иов.33:6

4) по числу лет его כפי שניו Лев. 25: 52

5) по мере того, как כפי אשר Мал. 2:9

6) так что Зах. 2:4 (где אשר опущено)

7) край, конец מפה אל פהот конца до конца Езд.9:11

К чисто лингвистическим достижениям яфетической теории Марр относил семантику и палеонтологию. Как он писал, в старом учении существовали законы фонетики (законы звуковых явлений), но не было законов семантики — законов возникновения того или иного смысла, законов осмысления речи и затем частей ее, в том числе, и слов. Для яфетидологов лингвистический элемент — это значимое слово, т.е. мысль в звуковом воплощении. Яфетическая теория переносит бремя доказательств на семантику, т.е. на значения, в чем Марр видел «особую силу» своего учения о языке.

По его мнению, именно в семантике, в значении слов заключается пропасть, отделяющая доисторические времена от исторических эпох. В доисторические времена существовали не только иные значения, но совершенно иные основы словотворчества и словоупотребления. Доисторический человек мыслил иначе, и его психологический механизм мышления не совпадает с механизмом мышления современного человека.

Тем ярче это замечается в развитии значимости слов, в семантике.

Такое разительное отличие между двумя типами мышления и двумя различными языковыми системами как нельзя более выразительно передает высказывание Марра, который писал в свойственной ему эмоциональной манере: «И как не приходить в ужас от открывшихся перспектив в связях слов, когда наибольшее отличие двух предметов мы характеризуем словами «как небо от земли», а первобытный человек «небо», «землю» да «подземный мир» называл одним звуковым словом» [6, с.325].

В семантике на различных ступенях стадиального развития одни и те же слова получают различные восприятия значимости.

При этом, как подчеркивает Марр, создание нового слова происходило без аннуляции старого, т.е. новое слово не упраздняло прежнего слова. Обозначение другого понятия закреплялось за тем же словом до перехода в свою прямую противоположность. Два противоположных предмета и, казалось бы, противоположных понятия обозначались одним словом.

Проявляются ли эти особенности яфетического словотворчества в иврите?

Рассмотрим глагол לחמ(лахам), в котором соединены два понятии: а) принимать пищу и б) добывать пищу, следовательно, бороться за свое существование. Отсюда: 1) есть, кушать Прит. 4:17 и 2) бороться, воевать: נלחמה יחד сразиться вдвоем 1Сам 17:10

ונלחמ את מלחמתנו и он будет вести войны наши 1 Сам.8:20

Синонимичны этому глаголы טרף рвать, терзать, истязать и снабжать пищей, а также זון добывать оружием и кормить, питать.

Исследуя пищевые запреты, К.Леви-Строс [5, с.195] писал, что во всех примитивных обществах наблюдается аналогия между правилами вступления в брак и пищевыми запретами. Между соитием и потреблением пищи человеческое мышление усматривало такую тесную связь, что в большинстве языков эти два процесса обозначаются одинаково, одним и тем же словом, означающим «добывать», « обретать». Это характерно для языков, как Старого, так и Нового Света. В диалектах Бразилии есть глагол, который одновременно обозначает «есть» и «совокупляться». То же самое у народов Африки, напр., в племени йоруба «кушать» и «жениться» — синонимы. Во французском языке глагол, обозначающий «употреблять», в равной степени относится и к браку, и к пище.

Иврит не составляет здесь исключения. Явно общее происхождение связывает глагол זון(зун) кормить, питать и глагол זנה (зана) любодействовать с кем.

И в современном иврите, который на самом деле в своем словотворчестве подчиняется древним закономерностям, выступает эта связь:

 мазон — пища зона — блудница

мэзин — кормит мазнэ — совращает

тзунай — диетолог занай — пользующийся услугами проституток

тзуна — питание знут — проституция

hазана — кормление hазнайя — процесс совращения.

Подобные примеры языкотворчества подтверждают положение Марра об образовании в доисторические эпохи целых семантических гнезд и пучков значений, восходящих к одному и тому же корню, в соответствии с диффузной природой первобытного мышления, дологического по своему характеру, обязательно конкретного, но не дифференцирующего понятий.

К наступлению же исторических эпох происходит усиление дифференциации представлений и нарастание потребности в более уточненном их звуковом выражении.

Положения Марра об особенностях семантики доисторических языков сближает его с идеями Л.С. Выготского. Выготский также считал, что в основу подхода должен быть положен метод семантического анализа, метод изучения словесного значения. Говоря о значении слова как «единицы слова и мысли», он указывал, что на каждой ступени языкового развития существует своя особая структура словесного значения. Значение слова не остается неизменным и постоянным.

По его выражению, «открытие непостоянства и неконстантности, изменчивости значений слов и их развития представляет собой главное и основное открытие, которое одно только и может вывести из тупика все учение о мышлении и речи» [3, с. 469].

Марр говорит о том же самом, можно сказать, буквально вторит словам Выготского, если не знать, что они в своей деятельности никогда физически не пересекались. Основной его постулат — это строго закономерная изменчивость значений слов: «Нет в языке ничего неизменчивого, формы и значения меняются одинаково в такой мере, что если не знать палеонтологию речи … совершенно нельзя узнать существование какой-либо связи между разновидностями одного и того же слова в различные глоттогонические (от греч. glōtta язык + gonos рождение) эпохи» [6, с. 107].

Идеи Марра о дологическом мышлении и связи его с особенностями раннего языкового развития получают свое подтверждение на экспериментально-психологическом уровне в исследованиях Выготского, разработанной им концепции «комплексного мышления». Исследование им онтогенеза мышления, процесса образования понятий показало, что для ранней ступени языкового развития характерно так называемое «мышление в комплексах» [3, с. 370]. Его главное отличие — это способ обобщения, озадачивающий логическое мышление, но совершенно естественный для древнего дологического мышления. Выготский выделяет пять типов комплексного мышления.

Если сравнивать разные типы комплексного мышления с характером обобщения слов в иврите одноименным корнем, то нельзя не увидеть их явного соответствия друг другу, иначе говоря, корневые гнезда есть не что иное как «мышление в комплексах». Рассматривая иврит в аспекте «комплексного мышления», мы убеждаемся в его связи с закономерностями древнего дологического мышления (подробно об этом см. [2]). В свете этого получает объяснение и тот разброс значений, который характеризует входящие в корневые гнезда слова.

В заключение необходимо сказать, что настоящая статья — это попытка рассмотреть связь иврита с доисторическим яфетическим словообразованием. Изложенное нами далеко не охватывает всех сторон этого явления, откладывающего свой отпечаток на грамматику и лексику иврита. Но даже из приведенных выше примеров видно, что в структуре и словотворчестве иврита (несмотря на позднейшие языковые напластования) можно обнаружить пережиточные формы доисторического словотворчества, или яфетидизмы.

Если воспользоваться словами Марра, то иврит в этом плане представляет благодарный «материал в качестве пережиточно архаического языка, сохранившего природу человеческой речи, каковой она была до первой из нескольких ее коренных трансформаций».

Но, как писал Марр, наука в семитических языках предпочитает иметь дело лишь с так наз. «основными» или «коренными» пластами…». Он ратовал за объединения в работе с яфетидологами семитологов, и призывал семитологов к участию в яфетидологических изысканиях. Но, «оно не последовало» [6, с. 61].

Мы не останавливались здесь на обзоре критики теории Марра, которая исчерпывающе представлена в многочисленных публикациях на эту тему. Как пишет М. Носоновский, «в современном языкознании его теорию принято считать псевдонаучной, наподобие «лысенковщины» в биологии»[7]. Средоточием критических нападок, которое сплотило в поразительном единодушии оппонентов Марра, стало его положение о четырех лингвистических элементах (сал, бер, йон, рош), одинаковых для всех языков. Выражение «марризм» применительно к его научным положениям получило самое одиозное значение. Это слово на долгие годы вошло в обиход научных кругов как синоним вредного и чуждого в науке явления.

Наверное, его теория не бесспорна, а местами и ошибочна. Но он сам осознавал, что «исследование находится всегда под угрозою ошибок: чем более творчески развертывается конкретная углубленная работа, тем более исследователь оказывается между Сциллой и Харибдой» [6, с.129].

С позиций сегодняшнего дня невольную улыбку могут вызвать его слова о том, что «новое учение о языке по яфетической теории есть на данном этапе нашей жизни весьма существенное орудие классовой борьбы в пользу социалистического строительства»[6, с. 83]. В зрелые годы Марр стал убежденным марксистом, взявшим на вооружение метод исторического материализма. Можно не разделять его идей о классовом характере языка, приверженности его марксистскому учению о производстве и производственных отношениях, которым он придавал такую большую значимость в происхождении речи.

Но наряду с этим, было бы неправильно отрицать целиком его идеи, не признавать заслуг Марра в развитии языкознания, его учении о доисторических языках.

Нашей задачей было сосредоточить внимание именно на конструктивных положениях и взглядах Марра, которые на самом деле восходят к идеям классика языкознания В. фон Гумбольдта и других крупных ученых первой половины Х1Х в.

С Марром и вокруг него объединялась группа ученых, чьи интересы можно было бы охарактеризовать как культурологические. «Объектом их исследования являлась культура как таковая, а не какая-нибудь ее частная сторона» (Лотман).

Он считал необходимым привлечение смежных наук к лингвистике, объединение лингвистов с этнологами и археологами. Экспериментально-психологические исследования Выготского, в которых находят свое подтверждение теоретические положения Марра, дают основание говорить также о позитивности сближения лингвистики с психологией.

Как писал Марр, изолированность лингвистов ведет к тому, что «каждый специалист работает в своем приходе, замыкает углубленные изыскания в своем колодце, и чем глубже при такой постановке дела он мнит себя проникающим в глубины, тем больше уходит от белого света, от материального мира реальности, и тем безнадежнее удаляется от действительно в головокружительных глубинах обретающихся источников» [6, с.194].

И с этим трудно не согласиться.

Л И Т Е Р А Т У Р А

Библия. Книги Священного писания Ветхого и Нового Завета канонические. В русском (синодальном) переводе с параллельными местами и приложениями. — М.: Рос. Библ. Общ-во, 1994

  1. Беленькая И.Г. «Чем отличается иврит от современных языков?» Статья в сетевом журнале «Заметки по еврейской истории» № 137
  2. Выготский Л.С. Психология. — М.: Эксмо-Пресс, 2000
  3. Гумбольдт В. Избранные труды по языкознанию. — М.: Прогресс, 2000
  4. Леви-Строс К. Первобытное мышление. Москва ТЕРРА — Книжный клуб Издательство «РЕСПУБЛИКА», 1999
  5. Марр Н.Я Яфетидология. — Жуковский-Москва, Кучково поле, 2002
  6. Носоновский М. «Славянский ли язык идиш: самоненависть и вопросы языкознания». Статья в сетевом журнале «Заметки по еврейской истории» №93 , февраль 2008
  7. Штейнберг О.Н. Еврейский и халдейский этимологический словарь к книгам Ветхого Завета. Вильна, 1878 greeklatin.narod.ru/hebdict/ind
Print Friendly, PDF & Email

20 комментариев к «Инна Беленькая: Об отношении иврита к яфетическим языкам»

  1. Беленькая Инна- Л.Ейльману
    Уважаемый Леонид! Вы привели еще одну интересную цитату из книги Кобринского. А как она называется? В интернете есть много Кобринских. Один филолог, эссеист. Но больше я ничего не нашла. Буду Вам признательна, если Вы сообщите о Кобринском подробнее.

  2. https://www.youtube.com/watch?v=PJSYO9pqQFQ

    Вот лекции по философии Буддизма знаменитого Александра Моисеевича Пятигорского.
    Казалось бы ни слова об Иудаизме, но реально лектор во многом излагает теорию «Устной Торы», которая превращается в Арийские Веды -14000, которые каждый ариец, не имеющий еще письменности знает наизусть и передает из уст в уста, причем без искажений.
    Я же думаю, что кайф был именно в искажениях – каждый пересказчик (толкователь) передавал тексты, разумеется, по своему, причем с максимальным добавлением своего креативного Я.
    Другое дело, что право голоса и тем более таких пересказов имели немногие.
    Остальные же, как и положено народу «безмолвствовали», но слушали, и не просто со вниманием, а с абсолютной внушаемостью.
    Думаю, что они помогут нам отрефлексировать связь, а скорее всего родство Санскрита с Иудитом.

  3. Уважаемая Инна! Для того чтобы была ясна позиция А. Кобринского я решил расширить его цитирование:

    “Считается, что человек в древней Индии руководствовался четырьмя ценностями: 1-дхармой (заботой об общественном порядке и религии, 2-артхой (материальными ценностями), 3 -камой (наслаждением), 4-мокшей (освобождением от тягот жизни, или спиритуализмом)…
    Обратим внимание на то, что корни этих слов имеются в иврите и плюс к этому смысл этих слов индентичен санскриту. Это убеждает нас в том,что санскритские слова древнего происхождения (их можно отнести ко временам до переселения арийских племен на Запад и Восток из Малой Азии и Ханаана в результате длительной засухи в этих местах. Согласно Танаху, возможно, это было время продажи Иосифа его братьями в Египет. В Танахе указывается, что причиной продажи Иосифа был голод в Ханаане. В Танахе есть сведения о том, что Авраам купил пещеру для погребения Сарры у хетта. Следовательно, арии общались с евреями и, возможно, имели общую жизненную философию, занесенную ариями в Индию)
    Вполне закономерно, что в дальнейшем в санскрит влились слова из языков окружающих пришельцев местных народов”.
    “ В санскрите есть целый ряд слов, связанных с процессом жизнедеятельности человека, показывающиx индентичность корневого состава с ивритом и, конечно, с одинаковым смысловым значением. Но оказалось, что иврит похож на санскрит в основном только в части, в которой санскрит привязан к исполнению ритуалов. Видимо, язык иудейских священнослужителей так же привязан к исполнению законов Торы “

  4. Господа!
    Выражаю свое глубокое удовлетворение на то, что мне и Инне удалось справоцировать вас на конгениальные моим вербальные эманации вашего недюжего в креативогенерирующем смысле интеллекта.
    Добавлю свои три копейки в эти эманации.
    В 586 г. до н. э. колено Иеуды оказывается в Вавилонском пленении.
    Руководители колена приказывают умертвить Святой Язык Торы в бытовом использовании галута, дабы языческий дискурс доминирующих над иудеями народов не нарушил чистоту Языка Бога.
    Потом, лет, этак через 100 происходят события гигантского масштаба – от Нила до Ганга на территории Великой Персидской Империи, когда объвляя за год день уничтожения всех евреев на этой территории, Ахашверош помогает выявлять персонально всех потенциальных еврее насильников, истязателей и убийц – 70000 человек.
    Потом царица Эстер добивается от своего мужа – царя Великой Персии права на их тотальную адресную ликвидацию в течение двух дней.
    Потом этио право реализуется , и эти мерзавцы ликвидируются.
    Потом все народы Великой Персидской Империи зауважали колено Иуды, за его неслыханную по тем временам адекватную справедливость и праведность, уместно и кошерно совмещенную с адекватной жестокостью.
    Потом все народы Великой Империи от страха и от восхищения Избранным народом начинают переходить в его веру.
    А в это время в той же империи – неподалеку от Вавилона в бассейне Ганга происходит просветление Будды и возникает Буддизм – суть анти Брахманизм, который чуть позднее царь Ашока сделает государственной религией.
    Так могут ли два этих мощнейших глобальных события, происшедших в одной и той же Великой Персидской Империи в одно и то же
    100летие территориально практически рядом не быть связаны друг с другом?!
    Могут, конечно, но вероятность этого близка к нулю.
    Вот я и прошу вас отрефлексировать то, что я сказал.

  5. Не знаю, можно ли говорить о влиянии иврита на санскрит , если Веды датируются сроком 5000 лет до н.э. Что касается шестиконечной звезды, рога шофара и мезузы, как «доказательств древней общности культур» этих народов, то это уже другой разговор.
    К этому можно добавить еще такой факт из философии ведантинов, как учение об «оболочках». Как пишет Блаватская, в этой философии «земная личность » делится на три главные группы, духа, души и тела, а затем подразделяют эти группы на семь составных сил , из которых первые две, дух и божественная душа безличные. а пять остальных именуются коша, т.е. «ножнами» или оболочками разных духовных и земных качеств человека, стало быть личные и качественные…. Так мановая коша есть оболочка понятий его земного разума, в соединении с действиями органов наших пяти чувств, которые, затемняя божественный чистый разум своими грубыми земными понятиями, превращают, таким образом всякую истину в мираж… Все эти коши придуманы ради уяснения догмата о полном единстве — основания и субстанции всей явленной вселенной».
    По-моему, параллель с учением Каббалы о «клипот», или оболочках, здесь очевидна.
    Вообще, этот разговор о совпадении религиозных символов и отправлений культа у народов Индостана и Израиля напоминает мне дискуссии ученых начала 19 в. по поводу факта поразительного сходства( до мельчайших деталей) мифологических образов и сюжетов у народов, находящихся порой на противоположных концах земного шара. Объяснения этому давались самые разные: и как результат прямого заимствования, влияния чужих культурных традиций, и как следствие миграции населения. Но , как показал Юнг, эти символы и идеи возникают из «психической матрицы», которая является повсеместной. «Душа содержит все те образы, из которых берут свое происхождение мифы». Так, видимо, происходит и с религиозными идеями и символами, потому что религия не существует без мифа.

  6. Я хотел бы напомнить уважаемым археологолингвистам о работах А. Кобринского, который утверждает о влиянии иврита на санскрит. Он пишет:
    «Есть и другие доказательства древней общности культур. В Индии шестиконечная звезда является знаком брахманской секты Дурга. Для индусов наложение двух треугольников означает соединение порождающих сил. В Европе шестиконечная звезда появилась лишь в четырнадцтом веке с разрешения Карла 1У и стала гербом еврейской общины Праги.
    Иудейский рог шофар имеет эквивалент в индийской культовой службе. Это шанк- раковина, с помощью которой брахман издает специальный звук перед молитвой. Близко смысловое значение иудейской мезузы, помещенной в футляр, и тибетских крутящихся барабанов с запечатанными вовнутрь мантрами».

  7. Беленькая Инна
    — Tue, 24 Sep 2013 16:55:23(CET)

    Любителям лингвистики.
    А.Г.Петров. «Греческий язык — от Омеги до Альфы».
    ___________________________________________________________

    Если все греческие слова происходят от русских корней (харизма — от хари, апостол — «от — стола», греч. брага- пища от русской браги — жидкий хлеб и т.д.), а русские слова — от ивритских корней (Бершадский и др.), то , что же получается? Кто может разрешить этот «рекбус», «кроксворд»?
    ————————————————————————————————
    Уважаемая Инна,
    Как всегда вы ответили хлёстко и интересно. Ваше замечание меня побудило меня написать пару слов. С Бершадским я дружен, мы даже повидались год назад в Израиле
    Еврейские авторы уже давно обратили внимание на сходство русских слов от еврейских корней даже во времена когда уважаемого Владимира Б. ещё не было на этом свете. Уже в моей публикации 1996 г. затрагивался вопрос этимологии различных русских и нерусских слов, звучавших очень уж по-еврейски. Лично мне помогли рядом с работами выдающегося Абрахама Гаркави «O языке евреев, живших в древнее время на Руси» (Ст. Петербург 1869) публикации Овсея Штейнберга «Гебраизмы в русском языке» (Вильно, 1878) или Samuel Kraus: «Griechische und lateinische Lehnwörter in Talmud, Midrasch und Targum», Berlin 1899,Bd. (Neuausgabe Hildesheim, Zürich-New York 1987) интересные публикации израильских авторов — Ирмы Хайнман «Еврейская диаспора и Русь» (Иерусалим 1983), а также первая публикация Фани Яфит по теме «Смотри в корень. Сборник иврит-русских слов, схожих по звуку и по смыслу. 2000 слов» (Тель-Авив 1982) по сравнительной этимологии иврита и русского языка.
    Интересно, что первый учёный еврей России Леон Иосифович Мандельштам (1819-1889 гг.), получивший законченное университетское образование и защитивший в 1844 году кандидатскую диссертацию в Петербурге, писал: «в часы досуга … деятельно трудился над составлением сравнительного словаря еврейских корней, вошедших в европейские языки, в том числе и в русский». Л. И. Мандельштам был первым русско-еврейским лингвистом и филологом, автором многих словарей и трудов по сравнительной лингвистике русского и еврейских языков. В этом отношении интересны его идеи неомарризма или индо-семистской теории во времена, когда понятий «марризм» и «неомарризм» ещё не существовало. Выдающийся русский поэт Осип Эмильевич Мандельштам (1891-1938 гг.), унаследовавший литературный гений своей родни, приходился Леону Иосифовичу Мандельштаму внучатым племянником.
    Одним из первых выдающихся западных ученых современности, высказавшихся по проблеме влияния языков западных семитов, ханаанеев и иудеев древних Израиля и Иудеи, был во 2-й половине XX-го в. Сайрус Герцль Гордон (Cyrus Herzel Gordon — «Забытые письмена». Открытие и дешифровка, Пер. с англ. Русиновой Э. С. под общей редакцией Дандамаева М. А.; послесловие Емельянова В. В. — СПб.: Издательская группа «Евразия», 2002). Выдающийся ассиреолог и дешифровшик древних письмен C. Г. Гордон совершенно определенно высказался о непрырывной связи поколений семитских языков и их шрифтов – от древнейшего языка шумеров из 4-го тысячелетия до н.э. до иврита – и подкрепил их своим блестящим опытом дешифровшика.
    И, конечно же, нельзя обойти работы замечательного израильского лингвиста Владимира Исааковича Шнейдера или российского автора Альберта Федоровича Студенцова из Ст.-Петербурга, издавшиего прекрасную работу «Тайна происхождения Древней Руси» (Ростов-на-Дону – Ст.-Петербург 2006), в которой тот очень убедительно доказал связь русской топонимики с языком древних ханаанцев Ближнего Востока из XX-X-х вв. до н.э.
    В 1993 г. Пол Векслер из университета Тель Авив опубликовал интересную работу по истории ашкеназов и языка идиш (Wexler, Paul: The Ashkenazic Jews: A Slavo-Turkic People in Search of a Jewish Identity, Columbus, Ohio 1993 ), в которой объявил этот язык европейских евреев пятнадцатым славянским языком. По его и некоторых других ученых мнению, язык идиш на ранних этапах своей истории оброс древнееврейскими и германскими словами, сохранив более ранний, романский или славянский, синтаксис. Серьезные неточности в его труде, включившим огромный материал, были связаны с преувеличением роли лужицких сорбов в этногенезе ашкеназов и, особенно, с ошибками по истории европейских аваров и тех же вендов/сорбов, которых авары в свое время переселили в Лужицу.
    Владимир Бершадский прислал мне на днях свою статью „Новый взгляд на историю“ — http://vladimirbershadsky.info/page/arheolingvistika-tretij-stolp-istinnoj-istorii-arhi-storii. Несмотря на то, что в тексте он упоминает различных авторов и обешает дать на них ссылки, обещания своего он не держит. Так что при желании можно весь корпус текста, в особенности его концепции, считать принадлежашими Бершадскому, что не соответствует действительности. Кроме того, в очном разговоре я спросил какова же его собственная теория, на что он мне ответил, что такой теории у него нет. Это, конечно снижает качество интересных упражнений автора. Без мало-мальски внятной теории лингвистической науки ничего грандиозного сделать нельзя, хотя некоторые находки уважаемого Владимира всё же интерeсны. Несмотря на то, что он упорный пропагандист, а не пионер исследований.

  8. «Уважаемый Националкосмополит…каждый раз спотыкаюсь на вашем нике. Но я понимаю, этот ник тоже с определенной смысловой нагрузкой .»
    *****
    «Ни одного безхозного (неотрефлексерованного глубоко) жеста.» — Так, что вы правы. Я так же мог бы носить ник «Либералсоциалист», «Авраамеобуддист», Трудоголохейтер, ибо все они по смыслу об успешном совмещении несовместимых сущностей, ставших после этого акта квазинесовместимыми.
    На англоязычных форумах многие называют меня вместо Nationalcosmopolitan – NC.
    Не буду возражать если вы и другие мои диалоговые партнеры на русских форумах будут называть меня НК.
    *****

    «У меня какое-то двойственное чувство при чтении ваших постингов»
    ****
    «Маловато!
    Хотелось бы вызывать мульти смысленное чувство и мощнейшие инсайты креативных откровений.»
    *****
    «Когда Вы отвлекаетесь от “Святого Воскрешенного Языка”,
    то пишете очень хорошо. Вас интересно читать. Но стоит Вам только сесть на своего любимого конька, как с Вами происходит метаморфоза. Сразу представляется этакий Командор, роботообразный. Изменяется стиль изложения, появляется пафос , обилие заглавных букв. А это все, по меркам некоторых ученых, есть признаки квазиучености. “Излишняя эмоциональность лексики…” Вот по этому параметру и Марр точно не прошел бы теста на ученость.»
    *******
    Каспаров не прошел бы теста на хорошего шахматиста, а Карпов бы прошел.
    Я не возражаю, если слова «святой воскрешенный язык бога», имеется ввиду «Иудит» государства Израиль будут писаться с маленькой буквы и без всякого пафоса.
    Я возражаю против возращения к Богу всех людей мира в секулярном и в клирикальном форматах и не владения ими языком книги бога в качестве одного из своих родных языков.
    На мой взгляд так же, как существуют четыре мировые религии и культуры, существует четыре мировые события супер доминантного влияния на всю мировую историю человечества.
    Это сорокалетнее синайское откровение, просветление Будды, Божественное ниспослание Корана пророку Муххамеду и Квадровоскресения Христа, святого языка Бога в колене Иуды, Израиля и Шабатонов Торы.
    Поэтому у воскрешенного иудита есть свое конкретное место в этом четырехпунктовом списке.
    Пятым пунктом в этом списке (когда-то один Московский парень по хамски, по сионистски и по антисоветски в 1973 году в пятой графе – Национальность написал не слово «еврей», а слово «да!») будет, я уверен глобально реализованный мой четырехпунктовый социальный проект «Новая Суббота»
    *******
    «Куда ему с его страстной эмоциональной манерой излагать свои мысли. Но он, по крайней мере, не знал, что так нельзя писать.»
    *****
    Он даже правильно не знал, что так называемые Индоевропейские языки не семитские.
    *****
    «Я пока воздержусь говорить по конкретному материалу. Надо ознакомиться с Поршневым, да и к Пелипенко снова вернуться. Поражаюсь, как Вам удается читать его на большой скорости, да еще и комментировать. Мне это с трудом удается делать даже на самой
    малой.»
    *****
    Поршнева я прочел в 1975 году, а чуть позднее еще одну его книгу «Человеческая психолгия и история».
    Статьи Пелипенко я слушаю на этом сайте и практически всегда оставляю свои комментарии.
    Другими делами при этом заниматься сложновато, ибо статьи сложные для понимания и отвлекают на себя почти все твое внимание.
    Согласен, что важна не скорость, а какие новые ваши собственные сильные идеи по вашей собственной оценке эти тексты триггируют.
    Каждый занимающийся творчеством человек должен, на мой взгляд, понимать, что, сколько бы открытий, теорий, гипотез, изобретений, проектов и др. творческих продуктов он не создал, в самом лучшем случае в памяти человечества останется не больше трех, а скорей всего один, а с вероятностью близкой к 100% — ни одного.
    Медлительный Кант писал о своих быстрых и шустрых конкурентах:»то, что мой друг поймет за день, я пойму за неделю; то, что он поймет за неделю, я пойму за месяц; то, что я пойму за год, мой друг не поймет никогда.»

  9. Уважаемый Националкосмополит…каждый раз спотыкаюсь на вашем нике. Но я понимаю, этот ник тоже с определенной смысловой нагрузкой . У меня какое-то двойственное чувство при чтении ваших постингов. Когда Вы отвлекаетесь от «Святого Воскрешенного Языка», то пишете очень хорошо. Вас интересно читать. Но стоит Вам только сесть на своего любимого конька, как с Вами происходит метаморфоза. Сразу представляется этакий Командор, роботообразный. Изменяется стиль изложения, появляется пафос , обилие заглавных букв. А это все, по меркам некоторых ученых, есть признаки квазиучености. «Излишняя эмоциональность лексики…» Вот по этому параметру и Марр точно не прошел бы теста на ученость. Куда ему с его страстной эмоциональной манерой излагать свои мысли. Но он, по крайней мере, не знал, что так нельзя писать.
    Я пока воздержусь говорить по конкретному материалу. Надо ознакомиться с Поршневым, да и к Пелипенко снова вернуться. Поражаюсь, как Вам удается читать его на большой скорости, да еще и комментировать. Мне это с трудом удается делать даже на самой
    малой.

  10. Уважаемые Господа — Инна, Владимир, Борис!
    Раз уж мы волей Божественного Гораля (Жребия) оказались на одной площадке, а Инна заинтересовалась словом «иудит», которое употребляется в Танахе для обозначения нашего Святого Воскрешенного Языка и нет там такого слова – «иврит», вношу конкретное предложение – всем нам в наших текстах вместо слова «иврит» употреблять слово «иудит».
    Когда-то я, написав свою версию о том, как Александр Исаакович Солженицын осуществил то ли плагиат, то ли ремейк книги Марголина «Путешествие в страну ЗЕ –КА» и по синонимичному названию, и по всем смыслам написал «Архипелаг ГУЛАГ», стал называть великого писателя, лауреата Нобелевской премии, могильщика власти коммунистов, лагерного стукача «Ветрова» его истинным отчеством от его отца – еврея; и Борис так же стал применять в своих текстах отчество – Исаакович.
    Пока эта наша инициатива не была поддержана пишущими о Солженицыне людьми, но ничего – еще не вечер.
    Есть большая вероятность, что со словом «иудит», если мы его начнем применять произойдет эффект белой бабочки, которая в отличии от черной дает лавинообразный взлет, а не лавинообразный обвал.
    ******
    «Уважаемый Националкосмополит! У меня не хватает ни знаний, ни воображения, чтобы оценить вселенческий масштаб ваших проектов.»
    ******
    Не смотря на действительно глобальный масштаб, концептуальная формула моего проекта умещается всего на одной странице и настолько проста, что может служить тестом на минимальный уровень человеческой понятливости.
    Четвертым последним пунктом у меня: Израиль Воскрешенный Святого Воскрешенного Языка, ставшим глобальным лингва франка – Страна – Столица Союза Высокоразвитых Государств, населенного высокообразованными, мультипрофессиональными, мультиязычными, комплементарными друг другу квадрокультуралами в секулярном формате Четырех Мировых Религий и Культур.
    Поэтому все, что работает на эту цель:Иудит Воскрешенный – Родной Язык каждого, вернувшегося и в клерикальном, и в секулярном формате к Богу человеку меня интересует.
    Вы трое, и я, разумеется, на эту цель осознанно или нет, на мой взгляд, работаете.
    И Марр, и Поршнев, и Выгодский на нее работали.
    Марр, если я не ошибаюсь, считал в отличие от большинства лингвистов Шумерский язык семитским, и на этом погорел в эпоху максимального антисемитизма в СССР 1948 – 1953.
    *******
    «поэтому полагаюсь только на Марра.»
    ******
    На Марра надейся, а сам не плошай.
    ******
    «Но Марр говорил, что главную роль в в линейной речи играла рука. Этот язык движений, кинетический язык по господствующему в нем орудию производства был, можно сказать , ручным.»
    ****
    А что еще он мог говорить когда всем продолбили уши фразой:»Труд создал человека.»
    А по Поршневу человека создал не труд, а речь.
    Посмотрите на потрясающую подражательную способность обезьян.
    Они подражают не потому, что хотят подражать, а потому, что не могут не подражать.
    А человек, чем он больше человек, тем больше может тормозить рефлекс подражания на котором и базируется внушаемость.
    Поэтому не обезьянье подражание, а имитация обезьяньего подражания и есть первая речь, вызывающая истинное обезьянье подражание и есть по Поршневу создательница человека.
    Кстати у человека по сравнению с животным истинные неадекватные реакции происходят по времени на порядки большим по сравнению с животным, после возникновения стимула.
    Все большая заторможенность неадекватных реакций от низших животных до человека.
    *****
    «Но зато совпадение с Марром обнаруживает другое ваше заключение, а именно, что
    “первобытная иерархия, на мой взгляд и заключалась в том, что у очень немногих было не то, что право говорить, но даже умение говорить”.»
    ******
    Я жил в очень хулиганских районах Москвы.
    По ним ходили банды подростков с колами, цепями, кастетами и ножами.
    Когда одна кодла встречалась с другой, то разговаривали друг с другом только вожаки, да еще может быть шуты гороховые, если такие имелись.
    Остальные помалкивали, ибо за любое слово можно было легко схлопотать.
    Так, что право на вербальное выражение своего творческого Я нужно было заслуживать в жестоких мордобоях.
    Дворяне имели право голоса и поэтому не вылезали из дуэлей, и поэтому в большинстве своем, кроме таких супчиков, как Сирано де Бержерак, Лорд Байрон, Пушкин и Лермонтов оставались косноязычными.
    Все это атавизм тех времен, когда речь была собственностью немногих людей, как высшая ценность – инструмент тотального гипноза, как средства управления.
    Недаром Грибоедов назвал образ интегрального поддонка Молчалиным.
    А «помолчи., помолчи, помолчи» Галича…?
    *****
    «Марр также приводит слова евангелиста Иоанна: “вначале было слово , и слово было бог”. Но рассматривает их в совершенно ином контексте. Слово для племени было действительно тотемом, его богом.»
    *****
    В эпоху Ионна слово было мощнейшим элементом суггестии, поэтому действительно уместно придавать ему божественную силу.
    Но я думаю, что автор связывает момент возникновения понятия Бог с моментом возникновения первой речи и самого человека.
    Иона следует понимать буквально – первое слово Бог, но на Иудите слово Бог имеет массу значений.
    Я бы из них выбрал наиболее короткие:השם ה ‘ אל,
    Уместно так же вспомнить, как ругал Сократ возникновение письменности и грамотности за то, что грамотные люди стали терять способность к суггестивному запоминанию услышанного в огромных объемах на инструментальном уровне.
    ******
    «” Впору думать, что евангелист Иоанн берет это положение не их схоластических соображений , а из источника живого предания о действительном доисторическом положении вещей” . И его слова надо понимать не мистически, а совершенно реально и конкретно.»
    *****
    Согласен.
    Но отдавая должное иудеоненавистничеству Ионна, всетаки его провиденье о Воскрешенном Хрустальном Иерусалиме, куда возвращаются все народы разных языков, но почему-то понимают друг друга, ибо воскрес Язык Господа потрясающе!
    Согласно моему проекту мы реально – без всякой мистики в шаге от этой ситуации.
    *******
    «Что касается имитации , то Вы имели , наверное , искусство представления, а не переживания, по Станиславскому.»
    ******
    Да не переживать актер должен, а отрефлексировывать свои переживания под руководством режиссера, хотя, если интеллект актера неразвит, а душа развита – ничего не остается, как заниматься противоестественным повтором одних и тех же переживаний на каждом спектакле.
    Без водки и наркотиков такое просто невозможно ибо “Better repetitive drink than repetitive job”.
    *******
    «Вы все время ссылаетесь на Поршнева. Но , интересно, а что думает по этому поводу А. Пелипенко?»
    ****
    Я его статьи в отличии от большинства читателей сайта читаю с большим интересом, правда с помощью читающего устройства и на самой высокой скорости и почти всегда комментирую.
    Он не любитель общаться с читателями, правда мое замечание на не ссылку на Поршнева воспринял адекватно и стал ссылаться.
    Я бы назвал его великолепным философом школы Поршнева, которой, увы не было.

  11. Уважаемая Инна, не хотел встревать, но не выдержала «душа поэта»…
    Вполне возможно, что я ошибаюсь но, по-моему, в вашей дискуссии упорно смешиваются понятия РЕЧИ и ЯЗЫКА.

  12. Уважаемый Националкосмополит! У меня не хватает ни знаний, ни воображения, чтобы оценить вселенческий масштаб ваших проектов. Я не лингвист, хотя мои интересы и лежат в сфере древнего языкотворчества. Во многих вопросах я не компетентна, как, например, в существовании кинетического языка, который современными учеными отрицается. И я специально этим не занималась, поэтому полагаюсь только на Марра.
    Вы пишете, что «кинетическая речь» – это имитация разнообразных неадекватных реакций мимикой и жестами, причем не динамического, а статического характера, типа йоговских асан». Но Марр говорил, что главную роль в в линейной речи играла рука. Этот язык движений, кинетический язык по господствующему в нем орудию производства был, можно сказать , ручным.
    Но зато совпадение с Марром обнаруживает другое ваше заключение, а именно, что
    «первобытная иерархия, на мой взгляд и заключалась в том, что у очень немногих было не то, что право говорить, но даже умение говорить».
    Марр также считал, что звуковая речь раньше была культовой речью: » Употребление первой звуковой речи не могло не носить характера магического средства, отдельные ее слова не могли не ценить. как чародейство. Ею дорожили и ее хранили в тайне, как в тайне хоронят по сей день чародейственный особый охотничий язык».
    Марр также приводит слова евангелиста Иоанна: «вначале было слово , и слово было бог». Но рассматривает их в совершенно ином контексте. Слово для племени было действительно тотемом, его богом. » Впору думать, что евангелист Иоанн берет это положение не их схоластических соображений , а из источника живого предания о действительном доисторическом положении вещей» . И его слова надо понимать не мистически, а совершенно реально и конкретно.
    И о детском словотворчестве. Не знаю, как насчет стрессирующего звука а-а-а, но ребенок
    в своем речевом развитии воссоздает те приемы словообразования, которые характеризуют доисторический этап языкового мышления.
    Что касается имитации , то Вы имели , наверное , искусство представления, а не переживания, по Станиславскому.
    Вы все время ссылаетесь на Поршнева. Но , интересно, а что думает по этому поводу А. Пелипенко?

  13. «Я не столько разбираюсь в «коленах» еврейского народа, сколько в учении Марра. Я его сторонница. А с тех пор, как изучила работы его учеников и сподвижников, то прониклась к нему еще большим доверием. Поршнева я не читала, но , видимо, точки соприкосновения с Марром у него есть — это взгляд на существование кинетической речи, предшествующей звуковому языку. Но , удивительно, что Вы делаете выводы ( не знаю, как Поршнев) прямо противоположные Марру. В ваших взглядах много общего, чего нельзя сказать о выводах. Мне кажется, что Вас многое объединяет с уважаемым Бершадским.»
    ******
    Нас всех, в том числе и Марра, и Поршнева объединяет подход социальных конструкторов и изобретателей с разными, но весьма совместимыми идеологическими целями.
    Что такое «кинетическая речь» — это имитация разнообразных неадекватных реакций мимикой и жестами, причем не динамического, а статического характера, типа йоговских асан.
    «В начале было слово, и слово это было אל « — уберите вторую букву, и получите крик всех детей мира «А!-А!-А!», который стессирует их любящих родителей, особенно отцов на столько, что они держат детей до семи лет на женских половинах во всех патриархальных сообществах.
    Но ведь такой крик с большой вероятностью способен отогнать хищника, остановить противника, задумавшего убийство или насилие.

    Если вы будете учить ребенка с детства не говорить, но понимать смыслы разнообразных приказов и их безоговорочно выполнять, даже если это приказ пойти в жертву, на смерть, в огонь и воду – вы получите не говорящего, но великолепно выполняющего приказы робота.
    Первобытная иерархия, на мой взгляд и заключалась в том, что у очень немногих было не то, что право говорить, но даже умение говорить.
    Вот почему мы так должны ценить свободу слова, когда право голоса имеет каждый.
    Жаль, что пока нет у каждого права на симметричный креативный диалог с каждым.
    ********
    «Но , удивительно, что Вы делаете выводы ( не знаю, как Поршнев) прямо противоположные Марру. «
    *******
    Мне важнее вывод Поршнева о том, что человека от недочеловека отличает абсолютная невозможность переживать самые драматические и стрессовые ситуации в своей жизни дважды, ибо повтор ситуации даст в независимости от желания человека лишь имитацию переживания, но эта имитация внушает с высокой степенью вероятности другому человеку, не находящемуся в данной драматической ситуации истинные переживания, как если бы он попал в нее первый раз.
    Актерское, проповедническое, ораторское искусство именно на этом основано.
    Зал в предынфарктном, предынсультном, предгипертоническом состоянии находится, а у актера давление 120/80 и пульс 68.
    ******
    «В ваших взглядах много общего, чего нельзя сказать о выводах. Мне кажется, что Вас многое объединяет с уважаемым Бершадским.»
    ********
    Это правда.
    У меня даже открыто несколько тем в его форуме.
    Жаль, что туда стало невозможно заходить по техническим причинам.
    Он когда-то принял мощнейшее участия на форуме газеты Правда в моей теме: Воскрешение Святого Языка.
    Накал дискуссии доходил до того, что иногда казалось, что еще немного, и все «правдисты» начнут проситься в евреи.
    Я разделяю взгляды Бершадского на то, что Святой Иудит Танаха – матречный язык всех, имеющих неиероглифическую письменность языков мира и в частности славянских языков, и в частности русского языка.
    То, что все буквы этих языков происходят от так называемого «финикийского шрифта», который буква в букву совпадает со шрифтом Торы, доказывать не надо – с этим все специалисты согласны.
    Доказывать надо мутацию смыслов слов, сходно звучащих и в Иудите, и в других языках, которая бывает, как нулевой, так и весьма значительной.
    Одно слово может породить интереснейшую гипотезу.
    Возьмем слово «Славянин».
    На мой – билингва русского и иудита воскрешенного языков взгляд это слово произошло от слова «цлав» — крест.
    И сразу возникает гипотеза, что славяне это надевшие крест Хазары, которые пригласили Кирилла и Мефодия в Крым, что бы с Иудита Танаха перейти на созданную специально для этого Кириллицу Библии Христианской.
    Хазарский Язык в одночасье исчезает, но вместо него появляется абсолютно идентичный и по звучанию, и по смыслам древнеславянский язык с азбукой Кирилла и Мефодия.
    Согласен я с мыслью Бершадского, что Тюрки это «Торки» — от слова Тора.
    Они пошли от Чингизитов, а их Царь Царей – Хаббулай был и буддистом, и христианином, и мусульманином, и танахистом и блестяще знал содержание Четырех Книг Четырех Мировых Религий.
    От него я взял в свой проект секулярную квадрокультурную матрицу для каждого человека будущего мира – тотальную избавительницу от тотальной межрелигиозной и внутрирелигиозной ненависти.

  14. А вот в этом Вы правы, уважаемый Националкосмополит, когда пишете, что «мы иудим, потомки колена Иуды, и поэтому наш воскрешенный Бен Иегудой язык называется не Иврит, а Иудит, как его называет ТАНАХ».
    Здесь можно с Вами согласиться. יהודית значит — «на еврейском языке», «по еврейски».
    אל תדבר עמנו יהודת И не говори с нами по — иудейски 2Ц.18:26
    И Марр писал о том же: в древности каждое племя имело собственный глагол в значении «говорить», совпадающий в звуковом отношении с его племенным названием, т.е. термин слова «говорить» был этнонимом. И выходило, что «ионянин» или «ион» «ионит», «ибер иберит», «скиф скифит» и т.д.
    Мне могут возразить. что в иврите есть глагол мэдабер (говорит), но это уже позднейшее образование.
    Однако, то , что вы говорите дальше, о едином праязыке — это уже мне непонятно. Как раз тот факт, что даже слова для выражения речи не было единого вначале у человечества, должен «рассеять мираж какого бы то ни было единого праязыка».
    Получается, что Вы сами себя опровергли, не желая того.

  15. 1Хорошо, что упомянули Выгодского, плохо, что не упомянули Поршнева «Человеческая речь и история».
    Там говорится о сугестивности так называемых неадекватных реакций и об их имитации, и как отсюда произошли первые слова, носящие цель быть орудием внушения тех или иных действий одного человека другому.
    Первобытные люди делись на внушаемое большинство и внушающее через имитацию неадекватных реакций, а позднее через первобытную речь меньшинство.
    Почему евреев назвали Народом Книги?
    Потому, что через письменность и чтение текста они добились своей невнушаемости от устного слова – первые из всех народов.
    Отсюда и корень нашего многотысячелетнего антагонизма с другими народами – народ книги внушает, но сам невнушаем, народы слова внушаемы, но сами не внушают.
    Вот почему первое, что делают, когда ты входишь в Синагогу, дают тебе Тору, как знак, что тебе никто ничего внушать не собирается – читай и познавай, и спрашивай у товарищей или у рава, если, что неясно.
    А читающий днем и ночью книгу еврей это идеальный образ Торы, которому подражают все датишники, не отрывающиеся в прямом смысле от книги практически все часы своего бодрствования.

    2 Я надеюсь, что настанет, когда-нибудь такое время, когда мы прекратим скрывать тот факт, что мы – иудим потомки колена Иуды, и что поэтому наш воскрешенный Бен – Иудой язык называется не «Иврит» — язык народа «Иври» — народа «Аврама – Иври», а «ИУДИТ», как его называет Танах. с уместной добавкой «Воскрешенный».

    3 Я так же надеюсь, что найдется какой-нибудь образованный еврей – оду (Индийский), знающий в совершенстве и язык Торы и язык Санскрита, который проведет наконец-то профессиональный лингвистический анализ, что бы открыть секрет полишинели, который Марр конечно же знал, а именно, что язык Санскрита и язык Торы – одного вида языки, хочешь, назови их Яфетскими, хочешь назови их Семитскими.

  16. Они сконструировали и построили РУССКИЙ язык, используя те же словокорни, что существовали в словарях шумеро-аккадцев.
    Эти словокорни придумали не пастухи, и не земледельцы из неолита или палеолита, а были ИСКУССТВЕННО разработаны ЖРЕЦАМИ ХРАМОВ Шумера и Аккада.
    _____________________________________________________________________
    Уважаемый г-н Бершадский! Спасибо Вам за отзыв. Была рада услышать, что Вы сэкономили массу времени на чтение «Яфетидологии», а это значит, какая-никакая, а польза от моей статьи есть.
    Но вот разделить ваши утверждения, что русский язык сконструирован из ивритских корней, я не могу. И почему именно русский, а не другой какой-нибудь? Из чего это вытекает? Из созвучия , звукового сходства слов: торить — Тора, навскидку?
    И почему словокорни были «искусственно разработаны жрецами Шумера и Аккада»? Вряд ли что-то искусственное прижилось бы в языке. Все новообразования , если говорить об иврите, его возрождении, создавались , в основном , по закономерностям древнего языкотворчества. Конечно , есть и заимствования и простая калька с других языков. Вот и Клесов писал о дивергенции, диффузии, взаимопроникновении языков в древнейшие времена.
    Но, чтоб искусственно …. Даже Элиэзер Бен Иегуда отказался от идеи искусственного создания корней при модернизации иврита. Хотя, что говорить, жрецом он не был.

  17. Я выражаю громадную благодарность глубокоуважаемой Инне Беленькой за развёрнутый показ марристических воззрений, позволяющий съэкономиьть массу времени на чтение книги «Яфетидология», до которой теперь уже не нужно доходить.

    Мой друг Борис Альтшулер знает гораздо больше меня о марризме и неомарризме и несомненно поправит меня.
    Однако сегодня мне представляется, что практически все цивилизациобразующие языки ЕВРазии являются потомками двух первоязыков письменной цивилизации — аккадийского и шумерского.
    Позже на основе словокорней аккадийского образовался старовавилонский и ассиро-вавилонский, от них арамейский и угаритский, из арамейского — сурский и иврит. И во всех этих языках ЖИВУТ одни и те же словокорни.
    Эти словокорни придумали не пастухи, и не земледельцы из неолита или палеолита, а были ИСКУССТВЕННО разработаны ЖРЕЦАМИ ХРАМОВ Шумера и Аккада.
    Точно также в более позднее время (примерно в V-VII веках н.э.), используя Святые языки (арамейский, иврит, эллинский, ромейский — по Иерусалимскому талмуду!) и ТЕ ЖЕ словокорни, что были разработаны ещё ХРАНИТЕЛЯМИ знания — ШУМЕРАМИ, носители мудрости — דראו ידע // дру иды пересекая все границы (עברי), понесли свет Танаха языческим племенам ЕВРазии. Они сконструировали и построили РУССКИЙ язык, используя те же словокорни, что существовали в словарях шумеро-аккадцев.

    Много словокорней вошло в каббалистическую книгу «Сефер Йецира» — т.н. «231 ворота» — двухбуквенные сочетания, которые желающий может посмотреть в книге — двухтомнике «Ключ ко всему» Дэвида Аллена Халлса.

    И наконец, Я печатаю исследования на сайтах Археометр и Археолингвистика.

    Что касается смешных в наше время «классовых» теорий Марра, то они были вызваны чистым приспособленчеством к «рабоче-крестьянской» власти, которая дала Марру не только возможность быть царьком в лингвистике 20-х и 30-х годов, но и возможность физически расправляться с противниками марристких построений. В начале 1950-х годов после выхода статьи Сталина уже последователи и ученики Марра подверглись гонениям и заключениям в к/л.

    Как хорошо, что сегодня мы избавлены от страха высказывать свою теорию, не подвергаясь насмешкам, поношению и тем более визиту НКВД…

  18. Элла, наверное (и даже, наверняка), мне не стоило бы возвращаться к вашему постингу. Но сейчас вижу, что прошла мимо главного — единственного и убийственного вашего аргумента — вопроса о происхождении грамматического рода в языках. При этом непонятно, какое отношение имеет немецкий романтизм к яфетическому языкознанию? Поскольку там этот вопрос решается совсем по-другому. У Вас справедливую насмешку вызывает, что «предметы, ассоциирующиеся с мощью и мужеством, относились к роду мужскому, типа der Berg, а с нежностью и изяществом – к женскому, типа die Blume. Сравните с русским, в котором, наоборот тому, “гора” – женщина, а “цветок”- мужчина…».
    Как раз, по Марру, признак предмета не есть указатель пола. Подлинный первобытный человек не представлял себе «ни одной твари, ни одной вещи в абсолютном бытии вне пространства и времени, вне принадлежности владыке, племени и его тотему…». «Признаки рода вышли из деления всех предметов на категории трех миров: верхнего, нижнего, или среднего, и преисподнего, находящихся, каждый мир, во владении соответственного божества». И в этом есть резон. Так, женский грамматический род не имеет ничего общего с естественным полом предмета. Почему, к примеру, «город» на иврите женского рода?
    Во всех древних мифах Земля предстает в образе Великой Матери, родящей женщины. Первоначально божество Земли представлялось и божеством местности, на которой проживала группа людей. Божество местности позднее становится божеством всякого поселения, а с развитием производства и божеством города. Исходя из этого , можно сказать, что связь между образом Матери Земли и городом, как ее воплощением, не могла быть никакой другой, кроме как «женской».
    Да простят меня немецкие романисты, но без палеонтологии языка никуда не деться.
    Я писала статью в надежде на более продуктивный разговор с вашей стороны, поэтому так отреагировала на стиль вашего постинга. Но и на том спасибо, как говорят.

  19. Так оно и есть. Чистая фантастика в духе немецкого романтизма.

    Еще пример из тех же идей – происхождение грамматического рода: Предметы, ассоциирующиеся с мощью и мужеством, относились к роду мужскому, типа der Berg, а с нежностью и изяществом – к женскому, типа die Blume. Сравните с русским, в котором, наоборот тому, “гора” – женщина, а “цветок”- мужчина… Не говоря уже об иерархии языковых семей, про которую Хомский правильно изгалялся: “Представление природы в виде гигантского заговора с целью выращивания скаковой лошади или джерсейской коровы”.

    Тут вам и вся наука.
    _________________________________________________________________________
    Так-таки «вся»? Лихо Вы расправились с наукой и с немецким мыслителем. Насчет Хомского, не знаю, но , сдается мне, с его теорией Вы знакомы так же, как и с гипотезой Сепира-Уорфа, которую взялись объяснять на Портале, не ведая , кто такие индейцы хопи, язык которых лег в ее основу. А привести цитату Хомского, которая в темпе «скаковой лошади» перескакивает из одной статьи в другую, нет ничего проще. Хотелось бы побольше конкретики.

  20. Эти идеи Марра созвучны идеям В. фон Гумбольдта, который полагал, что «необходимо основной целью сделать изучение языка первобытных народов и попытаться определить низшее состояние в становлении языка с тем, чтобы познать из опыта хотя бы первую ступень в иерархии языковой организации»

    Так оно и есть. Чистая фантастика в духе немецкого романтизма.

    Еще пример из тех же идей — происхождение грамматического рода: Предметы, ассоциирующиеся с мощью и мужеством, относились к роду мужскому, типа der Berg, а с нежностью и изяществом — к женскому, типа die Blume. Сравните с русским, в котором, наоборот тому, «гора» — женщина, а «цветок»- мужчина… Не говоря уже об иерархии языковых семей, про которую Хомский правильно изгалялся: «Представление природы в виде гигантского заговора с целью выращивания скаковой лошади или джерсейской коровы».

    Тут вам и вся наука.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *