Софья Рон-Мория: Истории без хэппи энда

 477 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Мама вообще-то в людях всегда предпочитала видеть только хорошее. Но тут у нее попросили совета. Она посмотрела на собеседницу. И не смогла закрыть глаза на очевидное: у той была тяжелая челюсть. А еще — тяжелый взгляд и тяжелый характер.

Истории без хэппи энда

Софья Рон-Мория

Софья Рон-МорияТяжелый случай

— Ваше государство Израиль, — заявила она с порога, — обязано обеспечить каждого еврея квартирой. Так написано в Торе. А оно этого не делает.

Сидевшая рядом со мной сестра страдальчески закатила глаза. Я этого не видела — переглядываться было неудобно. Но ощутила — моментально.

Шел второй день траурной недели по маме. И я знала, что спорить с посетительницей, которая к тому же на тридцать лет меня старше, не следует. Но все равно не сдержалась и заметила, что ничего подобного в Торе не написано.

— Значит, — отрезала она, — написано в другом месте.

Тут я все же сдержалась. Потому что ведь она была — Тяжелый Случай.

Так нашу гостью охарактеризовал папа после эпизода в банке: там она упорно втолковывала служащему, что от него, по ее мнению, требуется, и в конце концов тот вызвал полицию.

Охарактеризовать-то папа ее охарактеризовал, но в доме привечал, точнее, привечала мама. А мама была во время оно администратором ульпана, и гости, точнее, гостьи, в дом приходили разные.

Например, высокая, принявшая гиюр блондинка, в прошлом — так, по крайней мере, она рассказывала, — королева красоты в одной из латиноамериканских стран, долго и отчего-то безуспешно искавшая шидух.

Или воспитанная в Грузии ашкеназка (я таких встречала несколько) с манерами и мировосприятием грузинской княжны, но совсем без средств. Грузинская княжна попросилась жить у мамы с папой в третьей комнате, потому что ее квартирная хозяйка, так она говорила, подсыпала в стиральный порошок таинственное средство, и когда княжна облачалась в выстиранную одежду, на работе и по дороге с работы ей проходу не давали мужчины. А у мамы стиральный порошок был без примесей.

* * *

Я решила, что будет правильнее отвлечь Тяжелый Случай от квартирного вопроса и пододвинула к ней старый фотоальбом в красной сафьяновой обложке. 65–й год, мама на свадебных фотографиях.

— А моя старшая внучка вроде бы вышла замуж, — вздохнула Тяжелый Случай.

— Вроде бы? — удивленно переспросила моя сестра, а я пробормотала «мазаль тов».

— Они ведь мне ничего не рассказывают, сквернавки, — снова вздохнула Тяжелый Случай.

Так и сказала. Не мерзавки, а — сквернавки.

Тяжелый Случай записалась в мамин ульпан в середине девяностых. И практически в первые же дни пришла посоветоваться.

— Вот как вы думаете, Тамара? Мне тут рассказали, что многие фиктивно разводятся, чтобы получать по отдельности деньги от Битуах Леуми. А то ведь от этого государства хрен получишь…

Тяжелый Случай по отношению к Израилю уже с трапа самолета была настроена, скажем так, критически.

— А ваш муж, — спросила ее мама, — он старше вас?

— Моложе, — ответила Тяжелый Случай, — на девять лет.

Мама (см. Королева Красоты и Грузинская Княжна) вообще-то в людях всегда предпочитала видеть только хорошее. Но тут у нее попросили совета. Она посмотрела на собеседницу. И не смогла закрыть глаза на очевидное: у той была тяжелая челюсть. А еще — тяжелый взгляд и тяжелый характер.

И мама осторожно заметила:

— Знаете, тогда лучше не стоит. А то в Иерусалиме, да и в нашем ульпане, русскоязычных женщин ваших лет больше, чем мужчин, и они, как бы вам сказать… в активном поиске. Сегодня развод у вас фиктивный, а завтра — сами понимаете.

Прошло несколько лет и мама встретила Тяжелый Случай у общих знакомых.

— Я вам очень благодарна за тот ваш совет, Тамара, — сказала Тяжелый Случай, которая иногда умела быть вежливой.

Мама вгляделась повнимательнее: собеседницу она не узнавала. Через ульпан проходили сотни, а у мамы была к тому же плохая зрительная память. Я ее унаследовала.

Но тут была дополнительная причина: Тяжелый Случай за эти годы сменила облик и теперь носила твидовую юбку до середины икры и короткий парик. Тяжелый Случай сделала тшуву, вместе с мужем, тем самым, на девять лет ее моложе, и дочкой.

* * *

Как это всегда бывает, у властной мамы с тяжелым характером выросла Хорошая Дочка.

Добрая, ласковая, прилежная. С дипломом. Только вот родиться девочке довелось в неподходящее время. Дочка получилась миловидная, в папу, а не в маму, свежее кругленькое личико, обрамленные густыми длинными ресницами бархатные карие глаза, волнистые темные локоны. Но она была — девушка крупных размеров. В 60–е годы ей бы это особо не помешало, сегодня — она могла бы с гордостью носить свой крупный размер, потому что теперь можно и даже политкорректно быть другой. Но Хорошей Дочке не повезло: ее юность пришлась на безапелляционно предписывавшие анорексию девяностые.

* * *

Да, так мы про тшуву.

Хорошую Дочку требовалось выдать замуж. И мама обратилась с свахе. Израильтянке. И та очень скоро подыскала жениха. Из традиционной сефардской иерусалимской семьи. То есть традиции соблюдали родители и сестры, а единственный сын к тому времени стал хареди и носил шляпу и черный костюм. А еще он был — высокий синеглазый брюнет.

Мама, даром, что Тяжелый Случай (а может быть, именно поэтому), потребовала было как следует выяснить про жениха, что да как. Но тут заупрямилась Хорошая Дочка.

Потому что ей в самом лучшем сне не могло такое присниться: на тихую незаметную полненькую девушку обратил благосклонное внимание сказочный принц. Стройный, чернокудрый и синеглазый. И она решила: свадьбе быть. Пока сон не развеялся и принц не ускакал обратно в свое королевство.

* * *

Молодая пара сняла маленькую квартирку с садиком в иерусалимском районе Кирьят Йовель. У Сказочного Принца и Хорошей Дочки родились трое дочерей-погодков. Одна другой краше.

Но уже после первых родов сон развеялся. Точнее, обнаружилось, что это — страшный сон.

— А ты чего хотела, — отбрила меня несколько лет спустя сваха, когда я обратилась к ней с вопросом «как ты могла». — Невеста, мало того, что недавно сделала тшуву. Ей было двадцать семь лет, полная, ни копейки денег. Кого она рассчитывала получить в мужья, интересно? Принца?

Семья, разумеется, до свадьбы молчала. Как и сваха. Сказочный Принц оказался тяжелым наркоманом.

Мы думали, он завязал, — оправдывались сестры и мать (отец семейства до оправданий не снисходил). Ведь он, ну, принц, прошел процесс реабилитации и одновременно вернулся к Торе и поклялся, что вот женится, пойдут дети и — больше никогда.

А сваха сказала: во-первых, я понятия не имела, что он наркоман. А во-вторых, невесте же было двадцать семь лет и она… далее по тексту.

* * *

Дальше все пошло по схеме.

Сказочный Принц не работал. Тянул из Хорошей Дочки деньги, которых не было. Когда она пыталась припрятать деньги и ценности, поднимал на нее руку. А потом каялся, плакал и клялся, что — больше никогда.

Хорошая Дочка на припрятанные деньги старалась покупать своим девочкам хоть какие-то игрушки и сладости. Она не так часто выходила из дома, но без маленьких сюрпризов для дочек домой не возвращалась.

Чтобы девочкам было не так страшно.

* * *

— Подавай на развод, — сказала я Хорошей Дочке.

Но она ответила:

— Религиозные женщины не разводятся.

Убедившие Хорошую Дочку, будто религиозные женщины не разводятся, рассказали ей, а как же иначе, что религиозные женщины и в полицию не жалуются. Она и не жаловалась. Полицию вызвал прохожий, услышавший доносившиеся из садика крики: Сказочный Принц избивал Хорошую Дочку, тогда беременную вторым ребёнком.

После третьих родов Хорошая Дочка все-таки подала на развод. Принц упирался, плакал, писал длинные письма и развода давать ни за что не хотел.

Хорошая Дочка тем временем подтвердила диплом — она была учительница математики — и начала искать работу.

Прошло два года и жизнь начала поворачиваться к Хорошей Дочке лицом.

Сказочный Принц наконец согласился дать ей гет. Хорошая Дочка до последней минуты не могла поверить, что все пройдет без сучка и без задоринки, но — прошло. Гет она получила.

А еще получила работу и через три дня после гета у нее был назначен первый урок. С утра. В тот день Хорошая Дочка на автобусную остановку отправилась заранее, чтобы времени было с запасом. На автобус ее провожала вся семья: мама с папой и трое девочек. Семь утра и до развозки в садики еще оставалось время. Девочки помахали руками уезжавшей на работу маме и автобусные двери закрылись.

Домой Хорошая Дочка не вернулась. Ученики новой учительницы тоже не дождались. Через две остановки автобус в квартале Кирьят Менахем взорвал террорист-самоубийца. Шел 2002–й год.

Старшей девочке было пять, ее сестрам, соответственно, четыре и три.

И сразу после траурной недели — нет, еще во время траурной недели — возник вопрос, а с кем они будут расти. Ведь отец — тяжелый наркоман.

Семья отца потребовала опеки. А пока что бабушка и дедушка со стороны матери забрали девочек к себе.

* * *

Но история на этом не закончилась.

Прошел месяц и Сказочный Принц заснул в комнате, которую снимал, с зажженной сигаретой. Комната сгорела дотла и Принц уже не проснулся.

* * *

Дальше мне следовало бы написать: mea culpa, ну, или «грехи мои вспоминаю я сегодня», но я знаю, что это не так.

Mea culpa — потому что я тогда опубликовала в приложении к «Макор Ришон» статью на две с лишним страницы. Из которой ясно следовало, что девочек правильнее оставить под опекой дедушки и бабушки с материнской стороны.

А не так — потому что судья решает сам. Возможно, на его решение еще могла бы повлиять передача на Втором Канале, но уж точно не статья в газете среднего формата. И судья решил, что девочкам будет лучше с дедушкой и бабушкой с материнской стороны. Бабушке было под семьдесят, но дедушке не было и шестидесяти. И он к тому же произвел самое благоприятное впечатление на социальных работников.

Суд отклонил иск семьи отца.

А через три с небольшим года дедушка умер от инфаркта. Девочки остались с бабушкой Тяжелый Случай.

* * *

И ладно бы государство Израиль, к которому Тяжелый Случай теперь враждебно относилась уже не на классически олимовских, а на сугубо теологических основаниях: неправильное ибо. Хуже, что девочки, оставшись с бабушкой, попали в реальность «Похороните меня за плинтусом». И, как только достигли раннего подросткового возраста, запросились в приемные семьи. Соцработницы пошли им навстречу: связь с семьей отца к тому времени как-то потерялась.

* * *

И да, больше всего мне хотелось бы написать для этой истории хэппи энд.

Как я встретила не так давно старшую из девочек, цветущую счастливую молодую мать, как ее улыбающийся приветливый муж толкал перед собой коляску, а в ней хорошенькая годовалая девочка, и у девочки огромные синие глаза, темные волнистые локоны и двойное имя, второе — в память о сгоревшей в 20–м автобусе молодой маминой мамы, так и не ставшей бабушкой. Как узнала от нее, что вторая, самая способная из сестёр, учится на перспективную специальность: ведь государство предоставило им, дочерям жертвы теракта, приданое и бесплатное образование. А младшая сестра заканчивает национальную службу — Шерут Леуми.

Может быть, так и случилось. Кто знает?

— Они бросили бабушку, сквернавки, — заключила Тяжелый Случай.

— Что это было? — поинтересовалась сестра, когда за Тяжелым Случаем захлопнулась дверь.

И я рассказала.

Полезные советы

Дело было так.

Хорошую девочку из религиозной семьи выдали замуж за жулика. Который вырос на улице и никогда не работал честно. Какое-то время назад сделал тшуву по ультраортодоксальному варианту и ему подыскали жену.

Почему так — потому ли, что невеста по какой-то причине считалась ущербной, или ее попросту ввели в заблуждение в ходе шидуха, история умалчивает.

Факт тот, что девочка вышла за жулика замуж, привязалась к мужу (что случается, опять же, мошенники — они обаятельные) и забеременела.

А у мужа скверная биография и на работу его не берут. Да и не привык он к тяжелой работе (а специальности, надо полагать, нет). А привык зарабатывать деньги «скользкими путями». Как бы не «прям криминально», но — проблематично. Не грабитель, не вор, но — жулик. Был и остался. И — что теперь?

И отвечает попавшей в переплет молодой жене мудрая советчица с сайта.

Что, во-первых, на ней, на жене, НЕ ЛЕЖИТ ОБЯЗАННОСТЬ останавливать мужа. Хочет мошенничать — хозяин-барин. Она же должна выказать ему (мошеннику) всяческое уважение и осторожненько направить на путь более истинный. Типа пусть на профессиональные курсы пойдет и станет техником по установке кондиционеров, поваром или электриком.

И это, не поспоришь, совсем даже не плохая идея.

Но есть один ньюанс.

Это в поучительных историях все просто. А в жизни сложнее. И существует очень большая вероятность, что мошенник не захочет переквалифицироваться в электрика. А захочет и дальше добывать деньги скользкими путями. Потому что — так привычнее. И, опять же, денег больше.

И советчица, которая семейный консультант, очень даже понимает, что события могут повернуться именно так.

И на этот случай у нее тоже имеется совет.

Не захочет муж принять этот путь — жена свое дело сделала и больше сделать НИЧЕГО НЕ МОЖЕТ. Остается — стараться сохранить с мужем хорошие отношения и время от времени ему говорить, что это ничего, что он мошенник, он все равно может «найти свое место под солнцем на правильных с религиозной точки зрения путях». Будет праведным мошенником. И мы даже несколько таких знаем.

Но надоедать ему с этими изречениями не надо. Жена должна знать меру.

А еще жена может предложить мужу вместе помолиться. Потому что — «даже для того, чтобы какие-нибудь «гешефты» осуществлялись успешно, тоже нужна помощь Свыше».

* * *

В будущее заглянуть несложно. Девочка, выданная замуж за мошенника, станет многодетной матерью прежде, чем поймет, что нет выхода, и начнет долго и болезненно разводиться. И вот еще что — ей придется взять на себя ответственность за половину его долгов (а долги мошенники делают непременно и с размахом). Потому что закон освобождает женщину при разводе от обязанности разделить долги с бывшим мужем только в случаях, когда доказано экономическое насилие-то есть доказано, что она против афер и финансовых авантюр мужа возражала, участия в них ни принимала, а он ее попытки противодействия игнорировал.

А ей дали — совсем другой совет.

Print Friendly, PDF & Email

6 комментариев к «Софья Рон-Мория: Истории без хэппи энда»

  1. Спасибо! Уй, как правдиво и не смешно.
    Перефразируем: кто с такой ТС имел дело, тот в цирке не смееётся.

  2. /Это в поучительных историях все просто. А в жизни сложнее./

    ============
    Гораздо сложнее.

    На веранде ресторана в NY сидел некто Рабинович и кушал гефилте фиш.
    С улицы к нему обратился молодой человек:
    — Прощу прощения, я вижу вы местный, подскажите пожалуйста: над этим рестораном, на втором этаже, жил портной Штукман. Вы не знаете, где он сейчас?
    — Умер, — не отрываясь от блюда, отвечает Рабинович.
    — Какой ужас! А его жена Роза?
    — Умерла!
    — А их дочь Двойра?
    — Тоже.
    — А их внучки Софочка и Белочка?
    — Умерли
    — А собака?
    —И собака
    — А кошка?
    — И кошка
    Молодой человек упал в обморок.
    — Официант: Что вы такое говорите, я видел Штукмана час назад, он гулял с собакой.
    — Закончивший трапезу Рабинович (вытирая салфеткой рот): когда я ем фаршированную рыбу, то для меня все умерли!

  3. Безнадёга какая-то… А по поводу того, как «едет крыша» у «новообращённых» я даже сказку написал на базе реальных историй:

    Сказка о Зайце, который стал Кроликом

    Жил был Заяц. Такой же, как и все зайцы — с длинными ушами, коротким хвостом. Вот только женат он был на Крольчихе.
    Жили они счастливо — любил Заяц жену.
    Другие зайцы косо на это смотрели — Крольчиха всё таки. Поэтому решила пара из под куста в лесу перебраться на Кроличью Ферму жить . И жизнь там сытнее, и коситься не будут.
    Перебрались и зажили в своё удовольствие, но недолго. Затосковал Заяц — чужим он себя среди кроликов чувствовал.
    И тогда решил Заяц тоже Кроликом стать. Пошёл он к Главному Кролику на Кроличьей Ферме и говорит: — Слушай, Главный Кролик, хочу я тоже кроликом стать. Разве я не похож на вас — у меня тоже длинные задние ноги и большие передние зубы.
    — Ладно — Говорит Главный Кролик: — Напиши прошение и Совет Кроличьей Фермы его завтра и рассмотрит.
    Написал Заяц прошение — мол, хочу чтобы Совет Кроличьей Фермы признал меня полноправным Кроликом, поскольку у меня тоже длинные уши и короткий хвост. И женат я на Крольчихе.
    Собрался Совет обсудить прошение и решил, что поскольку Заяц на нас похож, тоже любит морковку и капусту, соблюдает наши кроличьи законы и, к тому же на Крольчихе женат — выдать ему удостоверение о том, что он с этого дня полноправный Кролик.
    Обрадовался Заяц, что Кроликом стал. Загордился. Вот только в семейной жизни у него через некоторое время проблемы начались и развёлся Заяц с Крольчихой.
    А когда его спрашивали «Почему?» — отвечал:
    — Не пристало Кролику с бывшей заячьей женой под одной крышей жить. Подстилка она заячья!»

  4. Мрачновато. Хозрим бетшува — это второй сорт в общинах, других примеров мне не известно. Тем более геры. Вообще-то для fiction не важно, что там было на самом деле.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *