Лев Мадорский: Между верой и неверием

 433 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Борис Гулько поставил в основу своей статью мистику. Может потому, что в наше время она окружает нас всюду и мы (я тоже) охотно верим в параллельные миры, призраков, жизнь после смерти, вампиров и другие чудеса.

Между верой и неверием

(По следам статьи Бориса Гулько)

Лев Мадорский

Лев МадорскийХотел написать комментарий, но, как иногда у меня бывает, он незаметно перерос в заметку…

Я большой любитель шахмат (не путать с мастером) и уверен, что по настоящему хорошие шахматисты, к которым несомненно принадлежит экс-чемпион США и международный гроссмейстер Борис Францевич, мыслят прагматично и рацонально. Поэтому его недавнюю, мистическую статью «Между добром и злом» воспринял как оригинальную шутку. О том, что написана статья не очень серьёзно, говорит и выбранный Борисом каббалистский гамбит, который привожу целиком:

«Великий каббалист первой половины 18 века Рамхаль (рабби Моше-Хаим Луцатто) сообщил нам тревожную особенность мироустройства: когда к нам спускается великая идея, одновременно в мир приходит нечто противоположное из мира зла. Добро не бывает даровано без борьбы со злом, и вечен вопрос — кто победит в этой борьбе».

Дальнейшее развитие дебюта, цель которого, на мой взгляд, доказать читателю, что «там где добро, всегда рядом опасность зла», проходит аргументированно, причём, в самых разных весовых категориях. От того, что за успешно сыгранным шахматным турниром и покупкой шикарной дублёнки и ондатровой шапки (добро) непременно следует зло и дублёнку, и шапку крадут, до выступления Буша-старшего о приходе нового демократического порядка правления (добро) и ужасной трагедии 11 сентября 2001 года при Буше-младшем (зло). В таком же не очень серьёзном ключе (добро-зло) проходит и мителльшпиль статьи: смерть в Ираке Хуссейна и появление в Афганистане Талибана, приход к власти Гитлера и его разгром и гибель, Холокост и возникновение Израиля.

Честно говоря, меня несколько удивило, что Гулько удалось мистифицировать читателей и шутка вызвала вполне серьёзные комментарии.

Пока писал этот комментарий-заметку, возникла мысль, что от мистическо-шутливой дилеммы перехожу к вполне серьёзной и жизенной — вере и неверию. Дилемме, с которой мы на протяжении человеческой истории сталкиваемся постоянно и в которой, действительно, тесно переплетаются добро и зло. Попытаюсь пояснить, что имею в виду.

По неточным статистическим данным, примерно, 80 % землян верят в Бога и, соответственно, 20% не верят. И вот тут при ближайшем рассмотрении мы видим, как добро и зло сталкиваются, взрываются, вышибают искры. Но, повторяю, не в мистическом выражении, как у Бориса, а в самом что ни на есть реальном. С одной стороны, Вера — это добро. И не только потому, что не существует атеистических стран и народов, но и потому, главным образом, что верующий боится наказания свыше за грехи и потому старается не грешить. А если грешит, то меньше, чем неверующий. Поэтому среди убийц, воров и насильников (про антисемитов, к сожалению, этого не скажешь) значительно больше неверующих. Но, с другой, ещё начиная с крестовых походов ХI века и войн XV-XVI в. в. между католиками и протестантами до нашего времени (сунниты-шииты), религиозные войны составляют большинство войн на планете. А, значит, приносят человечеству больше всего крови и страданий.

Так, например, огромное зло принесло евреям христанство. И это несмотря на то, что и сам Христос, и дева Мария, и апостолы были евреями. Христианский антисемитизм прослеживается, как минимум, со 2 века. Как писал Бердяев: «Евреи признавались расой отверженной и проклятой не потому, что это низшая раса по крови, враждебная всему остальному человечеству, а потому, что они отвергли Христа».

Впрочем, и приверженцы Ислама никогда не отличались особой любовью к иудеям, хотя в ранней истории его стереотипы были не такими жёсткими и, как у европейско-христианских антисемитов. Только в конце 19 века впервые появилось движение среди мусульман, ставшее антисемитским по европейским нормам. Может потому геноцид евреев достиг кульминации в годы Холокоста именно в европейских странах.

Но одновременными носителями добра и зла становится не только религия, но и атеизм. Неверие, правда, не провоцировало войн, но вспомним Советский Союз, особенно в первые годы после прихода к власти большевиков. Воинствующие атеисты-безбожники принесли с собой много зла. Более того, коммунисты считали борьбу с религией доминантой марксистко-ленинского учения и, по их мнению, эта борьба была всажной частью борьбы за построение социализма. Гуманый и добрый дедушка Ленин призывал просто перестрелять всех попов, пользуясь голодом в стране, о чем совершенно открыто писал в телеграммах, от которых стынет кровь: «Мы можем (и потому должны) провести изъятие церковных ценностей с самой бешеной и беспощадной энергией, не останавливаясь перед подавлением какого угодно сопротивления», Или, например, такую: «Я прихожу к безусловному выводу, что мы должны именно теперь дать самое решительное и беспощадное сражение черносотенному духовенству и подавить его сопротивление с такой жестокостью, чтобы они не забыли этого в течение нескольких десятилетий».

Приказы Ульянова, а после его смерти, и его последователя Джугашвили (бывшего учащегося семинарии) строго выполнялись: сносились или превращались в склады церкви, уничтожались бесценные памятники архитектуры, как, например, Храм Христа Спасителя, служителей церкви расстреливали или ссылали в лагеря Гулага.

Послесловие

Таким образом, наиболее значительное проявление предположения Бориса, что добро и зло неминуемо притягивают к себе свои антиподы, происходит не в мистической, а во вполне реальной религиозной сфере. Как со стороны верующих, так и со стороны атеистов. Вера и неверие становятся носителями, одновременно, и добра, и зла. С одной стороны, слепое философствование «возлюби врага своего, «не отвечай насилием на насилие», толстовское «непротивление злу» а с другой, реальная жизнь, в которой все эти благие намерения не выдерживают испытания. Это и есть тот самый случай, когда «Благими намерениями ад вымощен». Прекрасная теория напрочь перечёркивается жестокой практикой. Мистика противоречит реальной жизни.

Борис Гулько поставил в основу своей статью мистику. Может потому, что в наше время она окружает нас всюду и мы (я тоже) охотно верим в параллельные миры, призраков, жизнь после смерти, вампиров и другие чудеса. Но в редкие минуты отрезвления начинаешь понимать, что правильней, наверно, было бы не слепо верить в чудо, а задуматься почему оно произошло. Закончить хочу известными словами Бен-Гуриона: «В Израиле чтобы быть реалистом, надо верить в чудеса».

Print Friendly, PDF & Email

13 комментариев к «Лев Мадорский: Между верой и неверием»

  1. «Вопрос и Ответ всегда появляются одновременно — просто Вопрос мы видим, а Ответ нет.»
    Г.Ф.

    То же самое, кстати, относится и к Добру со Злом.

  2. «Может потому, что в наше время она (мистика — ЦБД) окружает нас всюду и мы (я тоже) охотно верим в параллельные миры, призраков, жизнь после смерти, вампиров и другие чудеса.»

    Проделал дух нелёгкий путь
    В наш мир из Тайного Начала,
    Я душу приоткрыл чуть-чуть,
    Но это… в животе бурчало…
    🙂

  3. Наш уважаемый автор, подобно известному герою Маяковского, задается вопросом:»Что такое хорошо, и что такое плохо?»
    Рассуждая о добре и зле, хорошем и плохом, нелишне вспомнить, что этими словами обозначаются оценки, а в оценках отражается ПОЗИЦИЯ оценивающего. Поэтому не может быть ни абсолютного добра, ни абсолютного зла, поскольку эти оценки относительны. Одно и то же событие для одного человека или группы людей добро, а для другого человека или группы людей — зло.
    Можно привести много случаев, подтверждающих этот тезис, например: автоназия, убийство врага, дарование жизни от врага. Как гласит народная мудрость: «Кому война, а кому мать родна», «Не делай добра, не получишь зла».
    Смею утверждать, что и для верующего человека, и для неверующего, событие (или явление) оцениваемое как добро, может обернуться злом. В частности, этот переход добра в зло и,
    наоборот, предельно отчетливо каждый может почувствовать, не соблюдая МЕРЫ в любом занятии, в частности, в приеме лекарств. Момент меры очень точно подметил Гегель, кому приписывается закон «Переход количества в качество».
    Таким образом, для понимания того, что добро и зло связаны так же, как левое и правое, верх и низ, нет необходимости ни в мистике, ни каббалистике, ни в вере, ни в неверии. Достаточно простого здравого смысла.

    1. Одно и то же событие для одного человека или группы людей добро, а для другого человека или группы людей — зло.
      ————————
      Согласен, Анатолий! Но не согласен с Гулько, что добро и зло притягивают друг друга. В однозначно мистическом ключе. Так бывает, но далеко не всегда. С наступающим! Надеюсь, что зло старого года притянет добро нового. Конец пандемии. Сегодня это очень актуально…

      1. Непонятно, что значит притягивают друг друга. Ведь левое и правое, верх и низ не притягивают друг друга, поскольку в этом случае добро и зло рассматриваются как самостоятельные
        сущности, которые существуют отдельно. На самом деле, добро обратная сторона зла и наоборот, они не самостоятельные сущности, а взаимосвязаны, и, подобно тому, как правое и левое, — одно без другого не существует. Термин «притягивают» взят, вероятно, из физики, где положительные и отрицательные заряды притягиваются.

        1. На самом деле, добро обратная сторона зла и наоборот, они не самостоятельные сущности, а взаимосвязаны, и, подобно тому, как правое и левое, — одно без другого не существует.
          ——————-
          В принципе, Анатолий, это так. Есть добро и есть зло. Но у Бориса Г. идёт речь о другом. О том, что за каждым конертным злом следует ответ- конкретное добро. Это не так.

  4. Лев Мадорский:
    “… перехожу к вполне серьёзной и жизенной — вере и неверию. Дилемме, с которой мы на протяжении человеческой истории сталкиваемся постоянно и в которой, действительно, тесно переплетаются добро и зло. … С одной стороны, Вера — это добро. И не только потому, что не существует атеистических стран и народов, но и потому, главным образом, что верующий боится наказания свыше за грехи и потому старается не грешить. ”
    ***
    Понятия добра и зла, благодеяния и греха уже давно перешагнули те рамки, которые существовали на протяжении веков в разных религиях и культурах. К несомненному классическому злу, которое олицетворяют собой войны, убийства, рабство, расизм, антисемитизм, сексуальные преступления, воровство, коррупция и тп., понятие “зло” в нынешние времена значительно больше расширилось и включает в себе немало тех видов насилия, которые под благовидным покрывалом по имени “религиозная традиция” совершались столетиями и продолжают совершаться во многих религиозных обществах и по сей день. Много того, что веками считалось грехом, т.е. злом, давно перешло если не в статус благодеяниии, то по крайней мере в обычную, никому не мешающую практику, за которую не пугают ни небесными карами, ни муками ада. И наоборот, немало из того, что по религиозной традиции считалось личным, семейным, общественным благодеянием, перешло в статус насилия над человеком, его личным пространством и свободой.
    Б.Ф. Гулько в своих статьях рассматривает дилему добра и зла с древних религиозных позиции, не замечая (или не желая замечать), что мир давно шагнул далеко вперед. По этой причине у автора очень часто звучит критика по поводу того “зла”, которое в таком ключе нынче уже не воспринимается и хвалебная панегирика тому “добру”, от которого огромное количество людей, как в Израиле, так и в остальном свободном, демократическом мире, хотят держаться как можно подальше.

    1. Вы правы, Борис. Я именно такую точку зрения, какую озвучил Лев, о необходимости Веры слышал от очень неглупых религиозных людей: что «людей удерживает от Зла только страх наказания». И у меня появилось свое определение Веры в Бога (наверно, самое лаконичное из всех):
      вера в Бога есть НЕВЕРИЕ В ЧЕЛОВЕКА.

      1. И у меня появилось свое определение Веры в Бога (наверно, самое лаконичное из всех):
        вера в Бога есть НЕВЕРИЕ В ЧЕЛОВЕКА.
        ——————
        Может, Вы и правы, ЕвгенийВ. Но речь в тексте только о констации факта: у верующих страх совершить грех ( украсть, а, тем более, убить) более очевиден, чем у неверующмх.

      2. “Я именно такую точку зрения, какую озвучил Лев, о необходимости Веры слышал от очень неглупых религиозных людей: что «людей удерживает от Зла только страх наказания». ”
        ***
        Согласен с вами, Евгений — очень спорное утверждение. Возможно когда-то, очень давно оно было намного более актуальным и правдивым. Сегодня если кого то и удерживает страх наказания, то это страх перед мирским, а не божественным судом (даже ультраортодоксы научились обращаться в БАГАЦ и к светской судебной системе когда хотят наказать своих обидчиков, не ожидая посылаемого им наказания свыше). Перспектива оказаться в одной камере с уголовниками, лишиться свободы передвижения, свободы выбора и людских жизненных радостей может отрезвить потенциального преступника больше, чем религиозное морализаторство и запугивания небесной карой и пытками ада.
        ***
        “И у меня появилось свое определение Веры в Бога (наверно, самое лаконичное из всех): вера в Бога есть НЕВЕРИЕ В ЧЕЛОВЕКА.”

        Oчень часто религиозный человек спешит удовлетворить требования бога (исполнение заповедей и запретов) в ущерб жизненным потребностям рядом с ним живущего
        нерелигиозного человека (отказ ему в тех важных для него потребностях и удобствах, которые запрещены религиозному, но не имеют сакрального и практического значения для светского).

      3. ЕвгенийВ: … И у меня появилось свое определение Веры в Бога (наверно, самое лаконичное из всех):
        вера в Бога есть НЕВЕРИЕ В ЧЕЛОВЕКА.
        ======
        Это первый уровень веры (человек это раб Бога) из 3-ёх (раб, сын, партнёр).

        Но до третьего уровня может подняться только тот человек (даже 100% атеист !!!), кто, например, в вопросе «блокада Ленинграда» понимает, что есть время вывозить и есть время ввозить.

        Извините, но из прошлых дискуссий с Вами о религии я убедился, что вас вообще не интересует, во что же верят верующие. По-моему вы просто строите себе психологическую защиту своего мировоззрения — и это совсем НЕ атеизм. Скорее уж пост-христианское идолопоклонство «милосердному» государству вместо милосердного Иисуса.

    2. Много того, что веками считалось грехом, т.е. злом, давно перешло если не в статус благодеяниии, то по крайней мере в обычную, никому не мешающую практику, за которую не пугают ни небесными карами, ни муками ада. И наоборот, немало из того, что по религиозной традиции считалось личным, семейным, общественным благодеянием, перешло в статус насилия над человеком, его личным пространством и свободой.
      ———————
      Спасибо, Борис, за интересный отзыв. Перенесённый сверху первый тезис вызывает сомнения. Грехи, как были веками и отражались в Заповедях, так и остались грехами и злом. И не перешли в благодеяния. В отношении перехода некоторых благодеяний в статус насилия, то, если вы имеете в виду атеизм, то согласен. Сегодня каждый имеет право верить или не верить. С Наступающим! Надеюсь он будет лучше…

      1. “Грехи, как были веками и отражались в Заповедях, так и остались грехами и злом. И не перешли в благодеяния. … Сегодня каждый имеет право верить или не верить.”
        ***
        Нет, не согласен. Многое из того, что веками считалось смертным грехом и за что требовалось строгое наказание, вплоть до смертной казни, давно таковыми не считаются, не только среди светских, но и среди религиозных. За осквернение шабата в иудаизме положена смертная казнь побиванием камнями. Когда последний раз было выполнено такое наказание? Данную заповедь давно совершенно открыто, без боязни каких либо последствии или санкции по отношению к себе, игнорируют огромное количество еврейского населения как Израиля, так и диаспоры. Суббота кипит от активной интернетовской жизни в социальных сетях и в бесчисленных комментариях к публикациям, в том числе и от тех, кто весьма агрессивно выступают на стороне Ликуда и харедимных партии за еврейский характер государства. Несоблюдение шабата от статуса греха и зла с течением времени перешло в статус сугубо личного выбора отдельного человека, без грозной пометки “грех/зло”.
        То же самое касается и вами упомянутого свободного в нынешние времена выбора (права) “верить или не верить”. Когда-то такого либерализма не наблюдалось, от слова совсем, а неверие а) считалось тяжелым грехом/злом, б) строго наказывалось. Правда и в нынешние времена есть немало таких, кто за полную отмену такого права выбора, в том числе и в Израиле.
        Отсюда можно перейти к повсеместной реабилитации греховного наследия Онана и противозачаточных средств. Вместе со светским населением, религиозные люди тоже с радостью обнаружили, что в соитий мужчины и женщины присутствует не только по религиозным заповедям обязательная репродуктивная функция, а пользование техническими достижениями медицинских наук вполне возможно и ненаказуемо.

        И вас Лев, с Наступающим Новым 2022 годом! Крепкого вам здоровья и ждем из под вашего пера ещё много интересных статей, вызывающих у читателей неподдельный интерес, желание обмениваться мнениями, жаркие споры и многочисленные отзывы.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *