Елена Кушнерова: Sol music Festival в Torrevieja

 538 total views (from 2022/01/01),  2 views today

Ну, а вишенкой на торте было, конечно, море, солнце, пляж, жара. В таком теплом море я никогда не купалась. Ощущения такие, что ты плаваешь в ванной! И хотя отдыхом это мое пребывание в Испании считать трудно, но некое совмещение приятного с полезным, безусловно, присутствовало.

Sol music Festival в Torrevieja

(Заметки на манжетке)

Елена Кушнерова

 Елена Кушнерова12–15 августа 2021

На этот фестиваль я попала и случайно, и не случайно.

Не случайно, потому что одним из организаторов был мой старинный приятель, ещё со школьных времен, скрипач Лев Гельбард. А случайно, потому что моё участие в этом году не планировалось. Я собиралась в это время поехать с мужем на литературный фестиваль в Бельгию. А в Торревьехе был заявлен Сергей Безродный, который всю жизнь играет в «Виртуозах Москвы» на чембало. Он прекрасно владеет этим репертуаром, всё сыграл по 1000 раз, и, понятно, что Лев, который и сам играл в «Виртуозах», обратился именно к нему. Но в последний момент Сергея пригласил на концерт Владимир Спиваков, а от таких предложений не отказываются — они автоматически отменяют все другие планы.

Мои отговорки, что я никогда не играла на чембало, что я не умею импровизировать, придумывать на ходу и прочее, не помогли. Так что пришлось заменить радости литературного творчества на музыкальные моменты и, соответственно, променять бельгийский Льеж на знойный Аликанте. Скажем так — географически, при моей всепоглощающей любви к морю, может, я даже и выиграла, но зато пришлось окунуться в турбулентность творческих исканий, вместо того, чтобы расслабленно внимать музыке поэтических чтений.

На первой же репетиции я осознала, что мне надо мало того, что играть на неведомом инструменте, а ещё и играть надо невесть что. Потому что, как внезапно (для меня) выяснилось, в Дивертисментах Моцарта партия чембало вообще отсутствует как класс — эти три опуса написаны для струнного ансамбля. Есть партитура, есть голоса, а вот партии чембало нет! Моцарт не предусмотрел. Но вот ведь какая незадача случилась — ансамбль струнников получился маленький, и вот Леве и пришла в голову счастливая мысль — «усилить» ансамбль при помощи чембало. (Что довольно смешно, так как от чембало слышны только шуршания и потрескивания). На мой резонный вопрос, а что же именно я должна играть, Лев бросил что-то, типа: «Да играй, что хочешь, не имеет ни малейшего значения». Получив такой исчерпывающе-точный ответ, я открыла струнную партитуру и с головой окунулась в работу. Эта ситуация мне показалась ностальгически-сказочной, спонтанно напомнив мне знакомую с детства цитату: «Пойди туда, не знаю, куда, принеси то, не знаю, что».

Кроме Моцарта в программе стоял один из главных хитов классической музыки — «Le Quattro Stagioni» («Времена года») Вивальди, где хотя партия чембало и предусмотрена, но выписана приблизительно, предполагая свободу мысли чембалиста, который обладает даром импровизации. Зато музыка настолько хороша и настолько на слуху, что тут никаких проблем возникнуть не должно было.

Открывать фестиваль мы должны были тоже «Временами года», но на сей раз Пьаццолы — 4 пьесы в переложении для трио (скрипка, виолончель, фортепиано) в стиле танго. Конечно, если строго посмотреть, тоже не совсем моё амплуа, но мы со Львом много лет назад уже играли целый вечер Пьяццолу, правда в другом составе, но все равно, что-то подобное когда-то давно я уже учила.

Конечно, ожидались от меня и сольные номера, сразу пришло в голову, что если уж мы ударяем по «Временам года», то без Чайковского не обойтись. Вот и не обошлись. Правда, на закрытии я всё же переметнулась к Шопену, так как без него тоже никак.

Где-то за неделю до отлета звонит мне Лев и говорит: «Ленхен, у нас ЧП — концертмейстер, которая должна аккомпанировать всем вокалистам, внезапно отказалась от одной певицы, что теперь делать?». Вопрос был риторическим, поскольку тут же последовал собственно вопрос, не соглашусь ли я, коль скоро уж я все равно там сидеть буду, сыграть ещё и пару вещичек, чтобы на пляже не перегреться. Хотя я и впервые услышала, что там будут ещё и певцы, легко согласилась выручить молодую певицу, решив, что какие-нибудь 3 песенки я проаккомпанирую «с листа», и попросила выслать мне ноты. Вскоре по емайлу начали приходить ноты — для начала 6 труднейших арий из разных опер. И копии, надо сказать, оставляли желать лучшего… После разговора с певицей выяснилось, что номеров уже не 6, а целых 9, арии и дуэты! Надо сказать, что я несколько опешила от объема, но решила разобраться с ситуацией на месте.

До «места» добралась, можно сказать, «с песней» — из нашего «домашнего» аэропортика в Баден-Бадене напрямую в Аликанте, а там уже меня встречал Лев, который и домчал до Торревьехи (Torrevieja), где и был запланирован этот праздник музыки и дружбы. Почему дружбы? Потому что более или менее все фестивали, мастеркурсы и прочие праздники искусств подразумевают, что туда приглашаются исключительно друзья, родственники или партнеры. Человеку «со стороны» никогда и никуда попасть не светит, разве что это мировая знаменитость, под чье имя спонсоры охотно отстёгивают солидные суммы, которые и делятся потом между друзьями «по-братски». Понятное дело, приятно музицировать с людьми, которых ты давно знаешь и с которыми тебя связывают не только творческие, но и человеческие, дружеские отношения.

В Торревьехе меня поселили в прелестную квартирку на море, и мы сразу познакомились с устроителем, координатором и спонсором фестиваля — Татьяной Семёновой, которая была на связи со всеми 24 часа 7 дней недели. Давно уже не встречала человека такой неуёмной энергии и железной воли. При этом с завидным самообладанием с таким же завидным ощущением курортной расслабленности. Ни разу не видела, чтобы Татьяна нервничала или рассердилась, чтобы была «не в настроении» или повысила на кого-нибудь голос… она просто решала все, абсолютно все проблемы всех участников фестиваля спокойно и мгновенно. Буквально с открытым ртом наблюдала, с какой невероятной легкостью Татьяна разруливала всевозможные ситуации и конфликты. Как это ей удавалось, осталось для меня великой тайной. Она буквально жила на колёсах, носясь по маленькому испанскому курортному городку на шикарном белом Порше, который едва вписывался в узенькие улочки. Татьяна распределяла обязанности между всеми работниками фирмы «Глобус» (которой она руководит) и членами своей семьи, но и сама работала круглые сутки, её телефон буквально разрывался от сообщений, издавая различные писки. Под их аккомпанемент Татьяна уверенно гоняла по Торревьехе, одновременно раздавая всем ценные указания. В эту поездку я поняла, что без таких энтузиастов, как Татьяна, невозможно организовать событие такого масштаба.

Значит, организационную, финансовую, рекламную функции взяла на себя Татьяна. Она же — директор Фестиваля. Теперь необходимо познакомить читателя с другими организаторами и участниками фестиваля.

Художественной частью руководили два человека. Инструментальной музыкой, приглашением артистов и составлением программ — Лев Гельбард, вокальной — молодой баритон из Страсбурга (Франция) Олег Волков. Олег координировал вокальные программы и приглашал вокалистов. В результате собралась замечательная команда — как я писала выше, оба артистических директора пригласили прекрасных профессионалов, с которыми их связывали творческие и дружеские отношения.

Лев пригласил виолончелистку из Берлина Лану Грюн, а также своих молодых коллег — скрипачей Кирилла Лонина и Алексея Мооса (оба работают в настоящее время в Билефельде, Германия). Струнную группу дополнили альтист Тигран Суджиянц, который возглавляет группу альтов в театре Ольденбурга (Германия) и контрабасист Антуан Арутюнян, живущий и работающий в городе Мурсия (Испания). Ваша покорная слуга выступала во многих ролях (и нарядах) — играла соло, аккомпанировала певцам и, как писала выше, действительно исполняла впервые в жизни партию чембало. Это стало невероятным опытом для меня. Во-первых, опять что-то происходило со мной впервые в жизни, ну, а во-вторых, возможность побывать внутри такого шедевра, как «Времена года» Вивальди — это особая привилегия и настоящее музыкантское счастье. Есть музыка, которую ты никогда не исполнишь, потому что играешь на другом инструменте. Например, я бы все отдала, чтобы сыграть несколько моих любимых скрипичных концертов — Брамса, Чайковского, Сибелиуса… Но этой музыкой суждено наслаждаться только из зала. То же самое с Вивальди. А тут такой неожиданный шанс! Главное, что слушая эту музыку, я никогда не заглядывала в партитуру. Сколько же сюрпризов меня ожидало! Это же первое (или одно из первых) программное сочинение! Чего только там не происходит — и птички поют, и ручейки журчат (весна), и мушки летают, и гром гремит (лето). Там и танцы крестьян, и спящие пьяницы имеются, и охота (осень), и бегущие люди на морозе и даже стучащие от мороза зубы (зима)! Существуют и 4 сонета, которые то ли были позже приписаны к этому опусу Вивальди, то ли наоборот, для меня это не суть важно. А важно, как точно музыка передает и природные явления, и человеческие настроения, и тонкости восприятия человеком смены времен года и реакцию человека на различные стихии. Участие в таком проекте, да ещё и с таким солистом, как Лев Гельбард — это было, наверное, главной вершиной фестиваля!

Поскольку программа была составлена таким образом, что первый и последний дни — гала, то есть, принимали участие почти все, а два дня в середине поделились на вокальный вечер и концерт инструментальной музыки, то у всех были выходные. У всех, кроме меня. Все 4 дня фестиваля были «рабочими», но с разными программами, инструментами и партнерами. Но это было даже хорошо после такого перерыва в концертной жизни.

Да, я ещё не назвала вокалистов, которых пригласил на фестиваль Олег Волков. Должна сразу сказать, что все молодые певцы, начиная с Олега (бас-баритон) оказались не только превосходными певцами, но и весьма приятными молодыми людьми, общение с которыми доставило мне истинное удовольствие! Рассматриваю это как вознаграждение за мою безотказность.

Начну с певицы, с которой я выступала — сопрано Илона Матарадзе, живущая в Испании. Эта молодая, тоненькая, спортивная женщина обладает мощным красивым голосом, она артистична и очень сценична. Дуэт Хозе и Микаэлы из «Кармен», который я также аккомпанировала, Илона пела с тенором Алексеем Саяпиным (театр Котбус, Германия). Алексея не даром называют «русским Кауфманом», он и правда похож на немецкого красавца-тенора Йонаса Кауфмана. Алексей меня покорил с первых же нот своим красивым тембром, так что работать с ним было легко и приятно. Приглашена была и жена Алеши — сопрано Ирина Дзяшко. Ещё одно сопрано, Ольга Штрейс живет и работает в городе Мурсия (Испания). Аккомпанировала всем певцам (за исключением Илоны) Залина Клементьева, которая живет в Торревьехе.

Программа четырёх дней фестиваля распределялась следующим образом —

  • 12-го — торжественное открытие фестиваля и концерт трио с «Временами года» Пьяццолы.
  • 13-го — концерт вокальной музыки.
  • 14-го — концерт ансамбля «Vivaldi original» под руководством Льва Гельбарда с «Дивертисментами» Моцарта и «Временами года» Вивальди.
  • 15-го — торжественное закрытие фестиваля и концерт всех участников — и певцов, и инструменталистов.

Одним из «хитов» на заключительном концерте стал «Умирающий лебедь» Сен-Санса — на большой экран проецировалось видео Майи Плисецкой, а партию оркестра заменили мы с виолончелисткой Ланой Грюн. Мы смотрели эту знаменитую запись Майи Плисецкой 100 раз, чтобы все движения совпадали с нашим «музыкальным сопровождением». Надо сказать, задачка не из лёгких, но зато какое удовольствие!

Разнообразная и насыщенная программа на все вкусы. Концертный зал Торревьехи все дни был заполнен на разрешенные 50%. Хотя я подозреваю, что 50% плавно превратились, как минимум, в 70…

Что ещё добавить? Для меня это было первым выходом на большую сцену с начала пандемии (март 2020 года). Это не считая концертов в Нью-Йорке для ограниченного числа слушателей и выступления в театре Карлсруэ с балетом «Seid umschlungen». Можно сказать заново родилась — такого перерыва за всю жизнь не случалось. Нет, чувство сцены никуда не делось; оказалось, это, как и владение велосипедом или автомобилем, остается закрепленным навыком. Меня удивило полное отсутствие волнения, несмотря на необычность моих выступлений. Была только концентрация внимания и удовольствие от выступлений на публике. Интенсивные репетиции то с ансамблем солистов на чембало, то с трио, то с певцами приносили давно забытую радость общения с единомышленниками. И, самое главное, это воскресило давно забытое чувство нужности людям, которое у меня с годами вызывало все большее сомнение.

Ну, а вишенкой на торте было, конечно, море, солнце, пляж, жара. В таком теплом море я никогда не купалась. Ощущения такие, что ты плаваешь в ванной! И хотя отдыхом это мое пребывание в Испании считать трудно, но некое совмещение приятного с полезным, безусловно, присутствовало. Тем более, что и «работой» мою деятельность назвать язык не поворачивается. За все время работы в Москонцерте так и не научилась говорить «отработала концерт». Ну что ж! До следующего года, Торревьеха!

P.S. Первоначальный текст был написан почти сразу после фестиваля, но редактуру пришлось отложить по многим причинам, как объективным, так и не очень.

Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *