Борис Вайнштейн: В стихах и немного прозой

 358 total views (from 2022/01/01),  1 views today

… Поэт старался для потомков. / А сколько их — oн и не знал. / Да пусть поэт любил столицу, / Заметить надо апропо — / Мелькают пушкинские лица / Под Псковом в селах до сих пор. / Любил он женщин непритворно / Российских, а не за бугром, / И памятник нерукотворный / Воздвиг он не одним пером!

В стихах и немного прозой

Пародии, сказки, анекдоты и реальные истории
Часть вторая

Борис Вайнштейн

От редакции: Предыдущий сборник стихов (и прозы) Бориса Вайнштейна вышел 31 декабря 2018, ровно три года тому назад. С тех пор автор принял участие во многих круглых столах и капустниках в «Мастерской», публиковался в «Заметках» и «Семи искусствах», но больших авторских сборников не было. Восполняем пробел и предлагаем читательскому вниманию продолжение подборки стихов (и немного прозы).

Продолжение. Начало

Борис ВайнштейнПушкинское

К барьеру Ленский, вот и блюдо.
Чего ж вы побледнели, скунс?
Мы этот торт съедим, иуда.
Ну что ж давайте по куску.

Ага, смотрю ваш жребий первый.
Что, потеряли голосок!
Ну хорошо, не буду стервой
И первым съем я свой кусок.

Вот так, ням-ням и все готово,
Раз уж решили баш на баш,
Не трусьте Ленский, право слово,
Ну а теперь уж выход ваш.

Ну нечего смотреть с печалью:
Жевок, жевок. Вот весь кусок.
Слуга, несите Вовке чаю,
Ведь он не в шутку занемог.

А был герой по части женской
И начал задирать меня.
Второй кусок съедаю, Ленский,
Жевок, глоток, и все. Ням ням.

Ну ежели не хочешь порки.
Так ешь скорее паразит.
Тошнит? Нет, это отговорки —
От торта каждого тошнит.

В Германии учился дока,
А торт попробуй ассорти.
Смотрите, пал. Скорое доктор
Попробуйте его спасти.

Все ж надо с ним по христиански.
Смотрите вроде посинел.
А может отпоить шампанским?
Ну ладно, доктор, вам видней.

А думал доживет до свадьбы,
Да в мир иной ушел пострел.
Слуга, вези в его усадьбу
Чтоб местный поп его отпел.

* * *

Давно и даже не в эСэСэСэРе,
А под гербом двуглавого орла
Заплакал очень горько сивый мерин,
Он знал что не отмоют добела.

Он знал, что мир склоняется к упадку,
Хотя есть и подвижники, смотри:
Домициан свою кoпает грядку,
И радий в рукаве несёт Кюри.

И посему он размышлял в тревоге,
Кому отдать учености плоды.
Ведь молодым везде у нас дорога,
Но старый конь не портит борозды.

Горел звезды фонарь в подлунном мире
И говорил: наплюй и позабудь,
А он страдал, как и герои Мцыри,
Когда им барс бросается на грудь.

Он потерял достоинства и веру,
Сменился пофигизмом ложный стыд.
Взвились кострами ночи пионеров,
Нo пара лыж у печки все стоит.

А что он сам дал Городу и Миру
И почему пуста его мотня,
Ведь передал ему Державин лиру
Когда кричал «полцарства за коня».

Он в этот мир глядел как посторонний
Иль как после-хрущевский Аджубей,
Он осознал, что белою Вороной
И стреляный бывает Воробей.

Он не пошёл ни в стойло, ни в коровник.
На скотобойню — пусть умрёт как вор.
И там его убийца хладнокровно
Занёс над ним карающий топор.

П. С.

Но все-таки в любви таится сила
За миг до смерти он закрыл глаза
И вдруг представил белую кобылу,
Которую забыл 100 лет назад.

Как грациозно выйдя из бурьяна,
Она кивнула 10 раз подряд:
— А как вас звать?
— Меня зовут Татьяна.
А вас зовут Евгений говорят.

* * *

— Я вас тут вижу постоянно.
— Да вот дyэль снимаю в Сеть.
— А вас как звать?
— Меня? Татьяной.
— Дуэли любите смотреть!

— Как вижу кровь, вскипает в венах
И мне тогда не до бесед.
А как вас звать?
— Меня? Евгений.
А это Ленский, мой сосед.

Ну, ежели не для реляций,
А по простому говорить.
Мы с ним решили постреляться
Вчера он проиграв пари.

Не извинялся мне прилюдно,
Решил оставить все как есть…
— Евгений, ах, как это чудно.
Я поняла — задета честь!

— Мне кажется что мы встречались,
Причем возможно и не раз.
Скажите, Чацкий и Молчалин
Вчера поздрались из-за вас?

— Из-за меня? Вот это ново!
Подрался кто-то в этот год?
Да нет, Евгений, право слово
Не знаю этих я господ.

— С кем на балу императрицы
Вы танцевали минуэт?
Теряю память я на лица…
— Я? На балу? Ну что вы, нет!

— Не вы ль пощечину гусару
На представленье Фигаро
Влепили? Мол я вам не пара…
— Гусару? Нет. И впрок урок?

— Татьяна, вы подарок неба!
Вы так прекрасны. Почему ж
Всегда «не состоял» и «не был»,
И «не участвовал» к тому ж?

Скажите вы по крайней мере
Дворянка? Дача под Москвой?
И вы учились в универе?
— Вдова, мещанка, пищевой…

— О боги! О Шекспир! Гораций!
Нет Ленский, раз уж вы не трус,
Отставить, кончили стреляться
Пойдемте в бар, я там напюсь.

* * *

«Мои стихи…»
Sv. Panina

Мои стихи так непохожи…
На розы красные в саду…
И мысль меня все время гложет:
Не по пустыне ль я иду?

* * *

Когда шагаю по пустыне
Барханами то вверх, то вниз
То по ночам ужасно стынет
Мой деликатный организм

А днями солнце страшно греет
И сводит бедную с ума —
Нет тени от стволов деревьев
И веток с листьями нема

Зачем иду? Ну значит надо
— Пусть даже путь тяжел и крут —
Достичь таинственного сада
А там мои стихи растут

Но мысль терзает как заноза
Неважно явь иль вижу сны:
А вдруг мои стихи не розы
А это как там… тюльпаны́

Да, нет — сама себе толкую —
Тюльпанов нынче недород —
И отгоняя мысль такую
Уверенно иду вперед

И презирая все занозы
Топчу пустыни полотно
— Нет, только розы, только розы
Нет мне не надо тюльпанОв!!!

* * *

Политика по части мужа
Однако лектор в нашем клубе
Сказал теперь не «ужас, ужас»
Поскольку нынче ужас в кубе

Муж пьянь зовет в кровать иуда
Но я решив раз ужас скоро
То с мужем трахаться не буду
Все силы для врагу отпора

Нет больше сил для жизни личной
А только силы дать им сдачи
А если ворог симпатичный
То тоже сдачи, но иначе

Враг задержался, что обидно
Как нападет? Во фронт иль сзади.
А муж все пристает бесстыдно
И плачет, что британка гадит

* * *

Супруга оба в браке правы
Покуда ждут сомений без
Любви, надежды. Тихой славы.
(Но только не КПСС.)

Но груз двух самоизоляций,
Безумно портит аппетит,
И друг на друга натыкаться
Неделями увы претит.

И раз вы поневоле вместе,
То так вы свой несите крест,
Чтоб превратить в медовый месяц
Домашний, так сказать, арест.

Да раздражение не лечит,
Но вы бы не были враги,
Когда б при каждой новой встрече,
Ваш вид был несколько другим.

Супруга не была б сердитой,
Когда б все время новый фон:
Ушел небрит и глаз подбитый,
А возвратился комильфо.

Жена бы не была в обиде,
Когда бы был такой скриншот:
Ушел на кухню в голом виде,
А с кухни в в смокинге пришел.

И вы не знались бы с бедою,
Когда б она алаверды
Из ванны вышла с бородою,
А ведь зашла без бороды!

Мой друг, не упускай оказий
Чтоб поменять свой внешний вид.
Ну хоть чуть-чуть разнообразья,
И скрасится рутины быт

* * *

Отец был из Великих Лук
Мамаша из Хайдерабада
Сын был как Шива многорук
Но все они росли из зада.

* * *

Вода полезна, только зря не лей
А лишь для дела, ты пойми друган:
Вот скажем вымой черных кобелей
Или полей на мельницу врага

* * *

За рулем заснул — попал в беду
Так что избегайте сноведенья
Обеспечит бодрую езду
Черезмерный подогрев сиденья

* * *

Вот есть одна загадка бытия
Такой неразрешенный казус белли
Пошто так раскаляются мужья
Когда супруги холодны в постели

* * *

Зачем не ясно до сих пор
И не поможет геометрия
До ветру выходить во двор
В период полного безветрия?

* * *

Ты говоришь что на опушке
Мужик какой-то пьяный спит?
Не узнаешь? Да, Сашка Пушкин.
Ну, псковский местный наш пиит.

Наверно, бабe впав в немилость,
Напился, вот и все дела.
Быть может Керн не согласилась
Иль Воронцова не дала.

Вот он и спит себе, родимый,
И видит только черный мрак.
Они ж поэты так ранимы,
А женщины капризны так.

И он, что в свете столь изыскан,
Проснувшись, накатает стих.
Потом от грусти будет тискать
Дворовых девушек своих.

А после, до ночи исхода
Нырнет с какой-нибудь под плед.
Ведь дворовые — часть народа,
Раз так народом он согрет.

И так с очередной девчонкой
Трудясь все ночи допоздна,
Поэт старался для потомков.
А сколько их — oн и не знал.

Да пусть поэт любил столицу,
Заметить надо апропо —
Мелькают пушкинские лица
Под Псковом в селах до сих пор.

Любил он женщин непритворно
Российских, а не за бугром,
И памятник нерукотворный
Воздвиг он не одним пером!

* * *

Поэт рифмует и рифмует
Покуда есть в запасе рифмы
Моряк плывет в страну иную
Пока корабль не сел на рифы
Палач казнит приговоренных
Покуда плахи есть на свете
Пока есть тяга у влюбленных
Рождаются в сем мире дети
Из близких душу тянет нытик
Покуда возражений нету
И ест поэтов злобный критик
Покуда есть еще поэты.

* * *

… давай, поправь свои «описьки»

Я взял сигару выпил виски
Мой батлер взглядом ястребя
Спросил про отпуск. Из себя
Тогда я вышел по английски
Но вспомнив про свои описьки

Назад вернулся. Вечер гас.
А где-то критик мой, босая,
Шерстила стих, арбуз кромсая.
Был рядом спелый ананас.
И снимок в профиль и анфас.

И я подумал: «Хорошо
Что есть на свете поэтессы
Кто грамматическим повесам
Припомнят каждый их грешок».
И выпил тут. На посошок.

* * *

Могла за деньги муха делать ЭТО
Кузнечику, жуку и стрекозлу
А слон в мечтах считал себя поэтом
И жил в непротивлении ко злу

Его прельщала серая слониха
И он хотел прельстить слониху ту
Он часто подходил к слонихе тихо
Чтоб хоботом прижаться к животу

Ей приносил траву кору и листья
Дарил ей ветки много лет подряд
И даже ящик виноградных кистей
Он стырил где-то этот виноград

Но к сожаленью девушка слониха
Была к слоновьей страсти холодна
И понял слон что значит слово «лихо»
И понимание испил до дна.

И вот однажды проявив сноровку
Он смастерил огромную петлю
На баобабе прикрепил веревку
И прыгнул с криком «Я тебя люблю»

Все б кончилось трагически конечно
И слон достиг бы в тот же миг небес
И перешел бы в мир другой нездешний
Но помешал его слоновий вес

Не прозвучала аппaссионата
Висеть как прочим видно не судьба
Не рассчитал он прочности каната
К плюс к тому ж сломался баобаб

Я продолжал еще бы в том же духе
Про жизнь и смерть про сон и явь и чо?
Но вы спросили «А при чем тут муха?»
Отвечу честно «Муха ни при чем!»

Летала муха ради драг металла
Иль отдавалась за лисицы сыр
Но раз случайно мимо пролетала
Того двора где слон гулял босым

Он улыбался робко, безнадежно
Хотя лауреатом был в застой
Он был нагой, ну то есть без одежды
И плюс босым — ну чистый Лев Толстой.

А муха в спешке к комарам на б@@@ки
Промчалась мимо, видно с бодуна
Почти что в истерическом припадке
И даже не приметила слона

Зато к несчастью моськи журналюги
Изданий самой крайней желтизны
Ее тогда приметили подлюги
Чтоб новость эту надувать в слоны

В газетах шум, рыдает телевизор
Что слон развратник, сволочь и абрек
Галдят про то профессор и провизор
Английский эмиссар и мирный грек

Слона прессуют и слона снимают
Автограф просят, просят интервью
Вселенский шум, гроза в начале мая
А он лишь тихо шепчет «Мать твою»

Но как он стал селебрити слониха
(Вы женщины не стоите ребра)
Чтоб соблазнить слона идет к портнихе…
Короче нету худа без добра!

* * *

Маше Рубин
Физика

Природа материй не знает потери
Вот скажем жены муж значительно старше
И если у мужа пропала материя (эрекция, потенция)
Искать надо в офисе у секретарши

Химия и биология

Над сим вопросом бьется academia
И все никак, хоть есть догадки многие
Вот меж полами возникает химия.
Так почему же дальше биология?

Ботаника

Ты ответь, прости за лэнгвиж, лядь
Без скандала и не глядя косо
Ну когда ж ты кончишь опылять
Меня этим древним пылесосом?

География

Как про отпуск с мужем говорим
Нету понимания в супруге
Я ему:»Ведут дороги в Рим!»
Он в ответ:»А сходятся в Калуге».

Литература

Вот к этой теме как ни странно
Филогоги вернулись снова:
А под кого б попала б Анна
Когда б ни гений Ползунова?

* * *

Ну, что-нибудь естественно убьет
Бездушный город или же деревня.
Традиция. Поэт с эпохи древней
Привык поплакаться на этот счет

Иль город, где ворочает жулье
Лишая смыслы полностью значенья
Иль в Болдино недели заточенья
Ну всюду клин поэту ё-моё

И лишь одна надежда — переезд
Покинул плен тебе обрыдших мест
И чуда ждешь пока в дорожной тряске

И Музой в тройку запряжен Пегас
Как было в тот и предыдущий раз
В замен такой нетворческой Савраске

* * *

Известно людям многих стран
Что раздували Карл и Клара
Огонь всемирного пожара
И в этом им помог Вован

Годов тянулся караван
Вован сегодня в мавзолее
Но гражданам всего милее
Что снова царь Руси Вован

А был еще один Вован
И если не соврали руны
Тот взял и отменил Перуна
Из русских сделав христиан

И может главной из основ
И главной скрепой в этом крае
Есть очередность Вовано́в
Другой такой страны не знаю…

А Карл есть выдумка врунов.

* * *

Так ведь давно сказал поэт
И философски и красиво
Что разума такого нет
Который понял бы Россию.

И значит мы пришли опять
К идее логики бессилья:
«Умом Россию не понять»
Ну а Герасим — часть России

Оставь зачем и почему
В стране, где все по воле рока
Он должен был убить Му-Му
Хоть это подло и жестоко.

Не вняв певцу сибирских руд
Послушный барам простофиля
Повел Му-Му на старый пруд,
Где вечно топится графиня

И там где дно закрыла муть
Он спазмом непослушной глотки
Еще раз промычал «Му-Му»
Да и столкнул беднягу с лодки.

Конечно будь он протестант
Или какой-нибудь католик
Приказ тургеневской ma tante
Был бы осмеян им до колик

Тот бы сказал:»За мной Му-Му»
И с псиною удрал в деревню
Луч света принеся во тьму
И барыни презревши бредни

Иль мог устроить кутерьму
И барыню убить до срока….
Но на Герасима с Му-Му
Есть рок и все по воле рока.

* * *

Сыграли Верди, целый зал неистов
Такой состав здесь не был много лет
— Понравилось? — у местного дантиста
Спросил его взволнованный сосед.

И меломан дантист ценитель тонкий
Сказал: — Нет, их продюсер не талант:
Отелло я бы поменял коронки
А Дездемонне вставил бы имплант.

* * *

Венеры папа был известный хам:
Ах замуж собралась — ну вот наука ей —
Два приходили разных жениха
Им ничего, а вот она безрукая

* * *

Жизнь труднее ежели бранят
Иногда лишь про себя вздыхаю
Что судьба такая у меня
Я не хакер, но супруга — Хая.

Пилит утром и во время сов
Или же в одну из трещин брака
Гаркнет так что я весь Микрософт
От обиды начинаю хакать.

Только чтоб не получить люлю
Что сказать имею я идею
Да я все на Путина свалю
Или на другого прохиндея

Что виндах по окнам русский мат
Обвинять меня совсем нелепо
Это точно Путин виноват
(Тут моя отмазка для ГосДепа)

* * *

Как-то утром после прений
Для страны спасенья чтоб
По преданью В.И. Ленин
Написал депеш: «В ЦИК. ЛОП»

В общем Ленина умище
Уместило в скоропись
Чтоб Лянг, Окин и Петрищев
Неким делом занялись

Но поскольку через жопу
Циркуляция велась
То прочли, что мол ЦИКЛОПу
Поручаются дела

Все придумали славяне
Им и скажем мы:»Зачет»
Ну а греки и римляне
Совершенно ни при чем!

* * *

Пускай башкой не волосат
И узкоплечий Гога
Зато у Гоги аппарат
Длинней чем у Ван-Гога

Пусть никогда не скажет «плиз»
Грязны его ботинки
Зато он лучше чем Матисс
Боксирует на ринге

Пусть у него такой доход
Что позабудешь мясо
Зато он двигает комод
Эффектней чем Пикассо

Пусть он нудит судьбу кляня
Разбрасывает шмотки
Но не смогли б купать меня
Как он Петров и Водкин

Люблю я Гогу своего
Я повторяю снова
Не поменяю я его
На Репина с Серовым

* * *

Застигнут первобытную грозой
Пришедший с неухоженных полей
Я думал что попал я в мезозой
Но вдруг читаю надпись «мавзолей»

Хоть я подобных шуток не люблю
Но я решил раз круглая земля
Ты мож я влип во времени петлю
А может сам по кругу напетлял

И распознав зигзаг в своей судьбе
Испуганный как малое дитё
Я вдруг увидел надпись «ФСБ»
И понял всё идёт своим путём

* * *

Когда обдавши перегаром
Фей в женском облике залез
В твою кровать вопрос «Недаром?»
Неважен. Главное процесс

И ты в течении процесса
Уже ни богу ни царю
Не служишь. Ну за всю Одессу
Конечно я не говорю.

В поэте голос корифея
В его душе высокий гимн
Но чем там занималась фея
Пока ходила по другим?

А спевши голосом Карузо
И Музой насладившись всласть
Поэт уже пеняет Музе:
«Ты с кем так сильно набралась»

Ты с ней летел в лучах лучистых
Ты с ней раскачивал кровать…
Поэт не будь же эгоистом
И Музе дай поблядовать

Чего же так вскипают люди
Узнавши про чужой успех?
От Музы точно не убудет
А зависть это страшный грех

* * *

Тебе супруга не готовит корм?
С иными брак обходится похуже
Во Франции жила семья Клико
Что состояла из жены и мужа.

Жена была конечно не права
Когда послала мужа ловеласа
В один июльский жаркий день в подвал
В тот что хранил игристого запасы

Через минуту там раздалась «бах»
Как будто бы влетело в стену блюдце
Бутыль взорвалась в мужиных руках
И наказала мужа сластолюбца

Вдова для прессы сделала лицо
Исполненное истинного горя
И стала нанимать лишь храбрецов
Кому и в бурю по колено море

Уставший от супружеский оков
Или уставший бегать от полиций
Супругу превращал в одну из вдов
Но перед этим успевал напиться

К чему я? Да к тому что жизнь борьба
И здравый смысл всегда в поступках нужен
И что у жён бывают погреба
В которые не надо лазить мужу

* * *

Большой любитель обнаженки
Был на Чукотке не обижен
Когда увидел как девчонки
Бесстыдницы снимают лыжи.

Вот так стоят себе на льдине
Лишь парой шуб скрывая груди
Без лыж перед чужим мужчиной
Позор. О времена. О люди…

* * *

Стишок привил на деревце моем
И все похоже кончилось счастливо
Так радоваться надо нам вдвоем
О том что сосне плодится слива

Пророк в своей отчизне не пророк
Пусть он гремит хотя бы с небосвода
Я взял у вас лишь только черенок
И сделал плод доступным для народа

У вас есть дар и у меня есть дар
Нам вместе надо быть как брату с братом.
Я плагиатор? Что вы никогда.
Мое призванье популяризатор

Раз огонек у Музы не погас
Чего-нибудь еще черкнете завтра
А я вот дал стиху признанье масс
И значит я определенно автор.

Делитесь, мы ж имеем разный фан
Вот вам в о охотку ночью бить по клаве
Балдеть от написания стиха
А мне подай признания и славы

Поймите же я вам совсем не враг
Труд не великий пачкаться в черниле
Огонь и воду одолеть пустяк
А медных труб вам точно не осилить

* * *

Верхи не могут и не хочет низ
И в результате победил Гринпис
И запретил есть мясо и сосиски
Мужик неся из леса по грибу
Страшaсь сильней испытывать судьбу
Ждёт 10 лет без права переписки

* * *

Без объяснений и закона
А как дурной похмельный бред
Порхала чёрная ворона
По комнате где жил поэт.

Как неминуемая кара,
Зоилов неизбежный срач,
Как сгусток чёрного кошмара
И всех поэтских неудач.

В насмешке над ушедший славой,
Священнодейством ремесла
Она нагадила на клаву
И по бумагам разнесла

Она полёт вершила к люстре
Без страха смерти, как Икар
Мешая поедание устриц
И попиванию пивка

И как к несчастью посторонний
Поэт сказал:»да, дело швах
Я сам как чёрная ворона
Лишь только каркаю стихах!»

* * *

Всегда в поэте живший Апполон
Несет пургу в прекрасное мгновенье
А ведь вчера всеобщим потепленьем
Пугало мир на сессиях ООН

Стих заковал озера родники
Моря, канализацию, болота
Ругаясь чешут репу мужики
Им на санях проехаться охота.

И хлад такой несла его строка
Что африканцы, если верить дезе,
Пересекают Конго и Замбези
Не в лодках, а на беговых коньках

Дворовый мальчик, что из-за хандры
В лес не повел заждавшуюся Жучку
Теперь ее везет на санках сучку
А мать его в окошко материт.

Поэт, приняв немножечко на грудь,
Не только этим стал народу ближе
Но и лошадке что (об этом ниже)
Бежит бразды взрыхляя как-нибудь.

* * *

ползут по свежей простыне гадюки…
«Страх» (Т. Карелия)

Вот говорят «Москва, Москва
Как много в этом звуке»
Но это же одни слова
Когда вокруг гадюки

Хоть у меня идут года
Но как тут станешь доброй? —
Начальник у меня удав
Его супруга — кобра

Подружка, та, что в спортлото
Сыграв купила кондо
По будням — сетчатый питон
А в праздник — aнаконда

А увидав мою свекровь
Вобще кричите амба
Она-то всем испортит кровь
Она ж такая мамба

Конечно что? В Москве уют
И рябчики с шампанским
Но жить нормально не дают.
Уж лучше в Мухосранске

* * *

Бежит в кроссовках юная татарка
А может быть японка налегке
А солнце золотая аватарка
Горит себе небесном далеке

Она бежит по переулкам узким
Мелькает мимо дом или дворец
А почему б не быть спортсменке русской
Иль перуанкой на худой конец

Её несёт вперёд попутный ветер
Пока она бежит ей пофиг всё
А ветер ее носит по планете
Покудова домой не принесёт

Жары удавка туже все и туже
Набегалась устала видит бог
Она войдет и отругает мужа
Который дрыхнет там задних ног

Усталая и праведная в раже
Увидевши початый штоф саке
Она супругу очень много скажет
На с детства ей привычном языке

Однако гнев утихнет после душа
И ощущая как прекрасна жизнь
Она оставит дольше дрыхнуть мужа
И торопясь на службу побежит

* * *

Мане и Моне

Все знают истина в вине
И вот попивши тоник
«Не будем жить по старине»
Решили Маня с Моней

«Пускай я буду Эд Мане»
Сказала громко Маня
И пусть попробуют оне
Хоть раз меня забанить

«Тогда я буду Клод Моне»
Пришла идея к Моне
И буду жить я как во сне
В довольстве и бонтоне

И ничего себе живут
И всем другим пора бы
Вот как корабль назовут
Так поплывет корабль

* * *

Зацепившее слово

Поэт живет в словах лопатой роясь
Ну если не лопатой, то совком
С усердьем грека, что штурмует Трою
С эсктазом неофита пред божком.

И вот слова раскаладывая в кучки
Перо иль ручку приложив к стиху
Бывает, что доходит он до ручки
А то до растяжения в паху

И если слово вдохновит поэта
(Без разницы, а кто ж его извЕрг
Пусть даже это слово будет «Мета»
А словаобладатель Цукерберг)

В поэте вянет лист, проходит лето
Рояль не произносит «до, ре, ми»
Ни до кого творящему поэту
Давай себя стреляйся юнкер Шмит

Но вот закончен стих, хоть жаль поэту,
К читателю нисходит со страниц
Пугаящая змейка спирохеты
И бледность на нее смотрящих лиц

* * *

Куда любовь ведёт поэтов
Чертя железом по судьбе
Страдания по их Джульеттам,
Лаурам, Бьянкам и т. д

Стерев с ресниц остатки влаги
Поэт плетётся поутру
К листам нетронутой бумаги
К чернилам в склянке и перу.

* * *

От Лаперуза и до Буга
Под непрерывный звук фaнфар
История идет по кругу
Трагедией сменяя фарс

Где обещание восхода
Несет немедленную тьму
При одобрении народа
И непонятная уму

* * *

Очень старый стих

Лене П.

Был разговор нам также нужен
Как Магадану Колизей
На твоего сбивался мужа
А с мужа на его друзей

А мы ходили и бродили
Болтая и от чувств балдея
Не находили Пикадилли
Не доходили до Бродвея

Но голод древний как кочевник
Как зазывала под шефе
Тянул нас в грязные харчевни
И перепитые кафе

И наконец уже устало
Ты вымолвила:»Вот балда!»
И близ треглазого сигнала
Свернув отправилась туда

Где гардеробщик безызвестный
Билетом в сказочный мирок
Подобострастно наглым жестом
Не глядя выдал номерок

Нас посадили в центр зала
Чуть панибратски, как родню
И ты чего-то заказала
Не слишком просмотрев меню

Распался зал на группки стайки
Плыл без руля и без ветрил
Юнец в малиновой фуфайке
Болтал с соседкой и курил

В углу взволнованно и рьяно —
Смотри как весело шалят —
Два полупьяных капитана
Ципленком лезли в шоколад

Мне было хорошо и смутно
А сверху падали шурша
Крошились длинные минуты
Цепляя твой роскошный шарф

И вывернувшись наизнанку
На радость или на беду
Я говорил, крутил шарманку —
Слова любви и ерунду

Я говорил предельно честно,
Но слов не выразил каскад
Насколько ты была уместна
Необходима и близка…

… Был вечер здорово простужен
Шли по протоптанной стезе
Ты говорила вновь про мужа
А после про его друзей..

* * *

Разочарование

Я резко повернула руль
Зачем? Самой резон неведом
И повалилась словно куль
Не удержав велосипеда

Случается чего не ждем
Что не случалося доныне
А я каталась под дождем
На полугоночной машине

Был в небесах какой-то сбой
Мини повтор эпохи Ноя
И представляла я собой
Наверно зрелище смешное

Да уж спасибо, данке шон
Лежать у ног как мокрый овощь
А ты не удержал смешок
Хотя и поспешил на помощь

Ну да случился инцидент
И я разодрала коленку
Но ведь поэт всегда поэт
И может написать нетленку

Сплетая холод мокрых шин
И поцарапанную раму
Могла бы превратить ушиб
Я в древнегреческую драму

Потрепан был мой внешний вид
Я б на тебя взгянула дико
И зашагала бы в Аид
Как шла когда-то Эвридика

Я б медлено спускалась вниз
Вступая в мир иной нездешний
А ты кричал бы мне «вернись»
И пел бы мне о страсти нежной

Представив мой последний путь
Известной следуя идее
Ты б мог склонить главу на грудь
И мы бы превзошли Медею

Потрепан был мой внешний вид
Но было неизменно кредо
Я б написала о любви
Но ты любовь так подло предал

Ты не издал прощальный вой
А выпучив нахально зенки
Все свел к привычной бытовой
И примитивно мелкой сценке

Тебе я отдала года
И страсть неопытной девчонки
А ты сказал мне:»Ерунда
Подумешь. Помажь заленкой.»

* * *

Перечитывая Маркса

Никто не пишет эмирантке
Лишь мужу сизому орлу
И вот она грызет баранки
Из русской лавки на углу

Над Цюрихом ночная прана
Она сидит одна как перст
А муж сказал «вернусь не рано»
У них опять партийный съезд

Перо уткнулось в промакашку
На подоконнике окна
На стульях мужние рубашки
И комната не метена

Недоощипанная утка
Открыла пасть свою до гланд
А может он у проститутки
У этой как ее Арманд

Счет неоплаченный от прачки
А где ей франки взять? Нигде.
Чем спорить по ночам о стачках
Уж лучше б выступал в суде

Уже десятый год женаты
А нету своего угла
Вот был бы в Курске адвокатом
Совсем другой бы жизнь была

* * *

Старый анекдот

Полдень, солнце ярко светит
И, усевшись на порог,
Сняли и комдив и Петя
Сапоги с натертых ног.

Петр вино разлил в стаканы
И сказал, губу слюня:»
А твои ступни, Иваныч,
Погрязнее чем у меня.

Был Чапаев прям в ответе
И логичен был вполне:
Я ж тебя постарше Петя,
Вот и ноги погрязней!»

* * *

Печальное проиcшествие

Как-то утром очень рано
Выражаясь по мужски
Сунул в воды океана
Я китайские носки

Осознал свою ошибку
Я товарищи когда
Принесла златую рыбку
Почерневшая вода

И волшебное созданье
Коей вид был очень плох
Прошептала на прощанье
Лишь два слова «Бобик сдох».

* * *

Как привлечь женщину

Со всех сторон запретами зажата,
От бранных слов теперь фильтрую речь…
Но, если чё, смотреть умею матом —
За это могут как-нибудь привлечь?

Женщина красивая такая,
Но во взгяде у нее броня.
Видно я ее не привлекаю,
Ну не западает на меня.

Погоди прекрасная Елена,
Прогоню сейчас печаль, тоску —
Я мундир и сапоги одену
И тебя к закону привлеку!

На Руси ведется испокону:
Коли баба статная на вид,
Привлекай ее тогда законом —
Перед ним она не устоит.

* * *

храбрее всех гаишник в ковид
бесстрашно говорят они
и дед морозу с красным носом
дыхни

* * *

вот телек спорит с морозилкой
кто в новом годе победит
но их забрали потому что
кредит

* * *

муму отдал в печать тургенев
а чехов написал каштанку
но им ответили пиндосы
своим романом белый клык

* * *

пигмалион сказал из камня
жене дыши что ль галатея
потом ее боясь измены
он снова в камень превратил

* * *

однажды утром к прометею
орел пришел чтоб клюнуть в печень
но тот сказал ему печально
здесь нынче что-то не клюет

* * *

Фразы

Окно в Европу рубят — щепки летят.

В России прорубили окно в Европу и дверь в Азию

После революции путь из Варяг в Греки шел по ленинским местам.

Праздиник «День трезвости» отмечается на следующий день.

Про малосольного огурчика анекдоты не сочинить.

Даже делая что-то для дьявола по привычке говорят «ради бога»

За переливание из пустого в порожнее неплохо платят.

В России, когда власть делает что-то всерьез, смеются, а если власть шутит, то плачут.

Самый верный путь, чтобы друг друга не порубили это кликнуть:»По рублю»!

Путь из Варяг в Греки был одностронний. Потому что в Греции все есть.

Чужой автомобиль не роскошь, а свой таки да.

Самая дорогая часть автомобиля это мигалка.

* * *

Правонарушение

Покаюсь. Давным давно еще в эпоху развитого социализма я шел по Москве к метро и почуял так сказать зов природы. Туалетов нигде поблизости не было, но зато были какие-то кусты, куда я и направился.

По выходе из кустов я был задержан милиционером. Надо отдать ему должное он терпеливо ждал минуту пока закончится процесс. Хотя может быть дело не в гуманизме, а просто им руководили практические соображения. Меня повели в милицейский газик, где было еще несколько бедолаг пойманных в тех же кустах ранее. Они обречённо молчали, а я попробовал с милиционерами договориться, сказав:

— Давайте я вам штраф здесь заплачу.

Они по доброму засмеялись, как будто бы я сказал хорошую шутку.

— Вот оформим вас всех в отделение и тогда уйдёшь.

Мы просидели в молчании минут 10–15.

— А долго еще тут ждать будем? — спросил я.

Ответа я не ждал, вопрос был риторический — как любой советский гражданин я ответ знал «Сколько надо — столько и будем». Но милиционер неожиданно ответил.

— Вот ещё двоих задержим и поедем, — сказал он добродушно.

— Троих, — поправил его напарник.

Добродушный объяснил мне одному, он почему-то мне явно симпатизировал:

— Ещё троих и месячный план выполним.

Я собственно не понял какой именно план — по раскрываемости или по задержаниям. Но спрашивать не стал, побоялся нарушить возникшую между нами симпатию. И если я явно действовал в корыстных интересах, то его симпатия ко мне была совершенно искренней. Может я ему какого-нибудь хорошего человека напомнил. Между тем его напарник сказал:

— Вон еще один идёт.

И действительно. К кустам направлялся мужчина среднего возраста, без головного убора. Хотя дело происходило зимой. Милиционер нехотя вылез из машины.

Мужчина поозирался, ну в точь-точь как я, и начал процесс.

Вскоре они подошли к газику и мужчина занял одно из свободных мест.

Еще одного человека задержали буквально минуты через две. Зато последнего ждали пол часа не меньше, даже напарник милиционера стал выражать недовольство, ну чего так долго никто не идет.

Один из задержанных то ли в шутку, то ли всерьёз сказал, что ему опять хочется. Напарник посмотрел на него таким взглядом, что шутнику тут же расхотелось. Наконец удалось отловить молодого парня спортивной наружности, упаковать и машина тронулась.

Мимо мелькали незнакомые места, я думал о чем-то постороннем, но внезапно поймал себя на ощущении какого-то трогательного единства с моими если еще не сокамерниками, то сомашинниками. Минут через пять приехали.

Нас очень быстро, профессионально и без всякой бюрократической волокиты оформили и я заплатил штраф.

— На работу сообщать не будут, — сказал симпатизирующий мне милиционер и ещё раз по доброму улыбнулся.

Никогда в жизни я еще не отдавал свои деньги с таким удовольствием.

Я вышел на морозный воздух и обретённое чувство свободы охватило меня. Как немного надо человеку чтобы понять, вернее осознать какие-то самые простые истины.

Говорят, что кто-то из нынешних, вроде Медведев, произнес фразу полностью совпадающюю с моими тогдашними ощущениями — «Свобода лучше, чем не свобода». Вряд ли он был моим попутчиком в том газике, дело было в середине 70-х, а он значительно моложе меня.

Хотя впрочем, кто знает, кто знает.

Продолжение
Print Friendly, PDF & Email

Один комментарий к “Борис Вайнштейн: В стихах и немного прозой

  1. Борис Вайнштейн
    * * *
    Куда любовь ведёт поэтов
    Чертя железом по судьбе
    Страдания по их Джульеттам,
    Лаурам, Бьянкам и т. д

    Стерев с ресниц остатки влаги
    Поэт плетётся поутру
    К листам нетронутой бумаги
    К чернилам в склянке и перу.
    * * *
    От Лаперуза и до Буга
    Под непрерывный звук фaнфар
    История идет по кругу
    Трагедией сменяя фарс
    ***
    Стишок привил на деревце моем
    И все похоже кончилось счастливо
    Так радоваться надо нам вдвоем
    О том что на сосне плодится слива
    Пророк в своей отчизне не пророк
    Пусть он гремит хотя бы с небосвода
    Я взял у вас лишь только черенок
    И сделал плод доступным для народа
    У вас есть дар и у меня есть дар
    Нам вместе надо быть как брату с братом.
    Я плагиатор? Что вы никогда.
    Мое призванье популяризатор
    Раз огонек у Музы не погас
    Чего-нибудь еще черкнете завтра
    А я вот дал стиху признанье масс
    И значит я определенно автор…
    Поймите же я вам совсем не враг
    Труд не великий пачкаться в черниле
    Огонь и воду одолеть пустяк
    А медных труб вам точно не осилить
    ::::::::::::::::::::::::::::::
    Какие дорогой, сосна и слива?
    Раз огонек у Музы не погас,
    ЧеркнИте завтра и опять — счастливый
    читатель, несмoтря на масс
    молчанье-непризнанье, скажет: класс,
    Вы, без сомнений, Автор.

    Другой пусть вспоминает асс
    Про молодость, народ и черенок…

    А в сердце друг всегда отыщет уголок

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *