Сергей Эйгенсон: Белая ДВР. Окончание

 737 total views (from 2022/01/01),  2 views today

Цины, в страхе перед войной еще и с Россией, имеющей с их империей большую сухопутную границу, согласились на все пожелания Муравьева и Путятина и без боя, да еще и даром, отдали им территорию почти в миллион квадратных верст плюс все торговые привилегии, какие штыком добыли себе англичане и французы…

Белая ДВР

(вторая редакция)
Из серии «В гостях у тетушки Клио»

Сергей Эйгенсон

Продолжение серии. Начало
Окончание. Начало

Служебная записка

Верховному Правителю Ген.-лейтенанту В.О. Каппелю
Копии: И.О. Председателя Кабинета Министров В.Н. Пепеляеву
Министру Промышленности и Торговли Б. Бринеру
Председателю Госполитохраны Б.В. Савинкову-Штукеншнайдеру

КОНФИДЕНЦИАЛЬНО

Ваше Высокопревосходительство!

Представляю Заключение Специальной Комиссии, созданной при «Союзе Потребительских И Производственных Кооперативов Сибири И Дальнего Востока» для рассмотрения материалов по перспективам развития Дальневосточного Края, сопредельных территорий и всего человечества на ХХ век, полученных от ГПО под кодом «Другая Реальность».

Председатель СППК СиДВ А.А. Балакшин

Рабочий Координатор Комиссии А.Д. Кузьминых

Приложение: по тексту во все адреса по одному экземпляру

Заключение Специальной Комиссии по материалам о перспективах развития Дальневосточного Края, сопредельных территорий и всего человечества на ХХ век

1. Предуведомление

1.1. Источник материалов.

Данные поступили из ГПО в четырех папках, содержащих 192 страницы печатного текста и рисунков, выполненных неизвестным методом, похожим на литографирование. При этом, представитель г-на Савинкова, назвавшийся «Максимом Ка«, устно сообщил, что данные получены якобы из четырнадцатого измерения с помощью недавно изобретенной «Машины Реальностей Хокинса-Эверетта«. Будто бы, в этом измерении существует еще одна Земля, почти полностью подобная нашей, прошедшая почти ту же историю с теми же историческими лицами, с двумя только важными отличиями. Во-первых, на ней ХХ век уже заканчивается, причем некоторые полагают, что с ним вообще навсегда заканчивается история и более человечеству не предстоит ни войн, ни революций. Во-вторых, после некоторой «развилки», как он выразился, произошедшей в первых числах января позапрошлого, 1920 года, события нашей «Реальности» и «Реальности-14» развиваются по-разному. Таким образом, полученные бумаги как бы отражают отрывочныю информацию о состоянии Человечества, подобного нашему, но прожившего на 80 лет дольше и с начала 1920 года, движущегося по своей отдельной «траектории».

Далее, г-н «Ка» сообщил, что часть текстовых отрывков и рисунков — это полученные из «Другой, параллельной реальности» копии статей из выпущенной там «Большой Советской Энциклопедии», посвященных России, точнее, созданному большевиками на ее месте государству «Советский Союз», Гражданской войне, Дальнему Востоку, Сибири, а также и отдельным областям и губерниям. Часть же — статьи из газет, главы из книг, отрывки из писем и высказываний частных лиц, почерпнутые из некоего устройства, где они содержались, кое он именовал «Сеть».

1.2. Возможность доверия к материалам.

Члены комиссии по своим познаниям и деятельности не являются физиками, а тем более, специалистами по устройству Вселенной — или Вселенных, как, повидимому, следует из обьяснения. Запрошенные (без открытия секретных данных, конечно) профессора физики и математики из числа беженцев из Совдепии, дали противоречивые заключения о возможности существования параллельных реальностей и контактов между ними. Имена Эверетта и Хокинса никому из них не известны. Однако, многие привлеченные эксперты подтверждают, что некоторые математические теории допускают такую возможность в принципе. Что до науки физики, то, согласно почти единодушному мнению специалистов, за последние годы она неожиданно снова стала быстро развиваться под влиянием открытия разного рода новых лучей и созданию совсем новых теорий, таких, как теория немецкого профессора Энштина, подтвержденная новейшими астрономическими наблюдениями затмения Солнца. Однако, людей, владеющих этими новыми науками, пока на территории Дальневосточного Края нет. Так что вынести окончательное суждение о том: действительно ли это весть из «Другой России» или ловкая подделка — пока не в возможностях комиссии.

Во всяком случае, комиссия имела поручение от Государственной власти и заключалось оно не в проверке физических теорий, а в извлечении из полученных документов сведений, могущих быть полезными при принятии Властью, а также общественными и хозяйственными организациями края политических и экономических решений. Поэтому данные специального источника сопоставлялись экспертами Комиссии с научными и статистическими сведениями, включая секретные, имеющимися в распоряжении учреждений Дальнего Востока на нынешний 1922 год.

1.3. Судьбы двойников.

Прежде, чем перейти к основным выводам, упомянем, что наше, пока еще складывающееся в ожидании Земского Собора, государство имеет в «Другой Реальности» уродливого и недолговечного двойника — «буферную» Дальневосточную Республику — созданную большевиками для облегчения завоевания края и аннексированную ими немедленно после этого завоевания.

Упомянем также, что и Вы, Ваше Высокопревосходительство и остальные получатели этого доклада, также имели двойников в параллельном мире. Разумеется, к концу ХХ века их жизни уже закончилась и краткие сведения о них содержатся в статьях энциклопедии и других источниках. Ваш двойник, ген-лейт. Каппель умер вскоре после точки развилки, 26 января 1920 года после того, как сильно обморозился, попав под лед во время отступления из Красноярска. Видимо, эта смерть и была одной главных причин удачи большевиков на Дальнем Востоке в той реальности.

Двойник Его Превосходительства, господина Премьер-министра Пепеляева убит большевиками вместе с двойником Адмирала А.В. Колчака, произошло это в Иркутске в феврале того же года. Двойник господина министра Бринера эмигрировал из Владивостока после прихода туда красных и умер в Дайрене-Дальнем после 1939 года. Он обычно упоминается в связи со своим сыном Юлием, ставшим знаменитым актером американского синематографа, исполнителем ролей королей и благородных разбойников. Двойник же господина Савинкова, как он, вероятно и сам знает, был заманен московскими чекистами на территорию Совдепии, где и убит прямо в здании Главной ЧеКа на Лубянке в 1925 году.

Разумеется, к Вам, Ваше Высокопревосходительство и Ваши Превосходительства, судьба этих двойников (если они вообще существовали) никакого отношения не имеет.

Перейдем к основной части нашего Заключения — данным по экономической и политической судьбе Дальневосточного Края под властью большевиков в Другой Реальности и тем выводам из них, которые могут быть полезными для принятия решений Властью Восточной России.

2. Результаты Другой Реальности ивыводы для нашей Реальности

2.1 Исторические задачи России на Дальнем Востоке и задачи Правительства Дальневосточного Края.

Бескровное приобретение Российской Империей от Империи Китайской Приамурья и Приморья в 1858-1860 гг. есть событие единственное в мировой истории. Всего за два века до этого страны воевали за эти земли, и Россия вынуждена была уступить — более всего, по очень большой удаленности края от ее основных центров. Символично, что Нерчинский трактат был подписан в год прихода к власти Петра-Преобразователя, перед началом его европеизационных реформ. То есть, Нерчинский Трактат зафиксировал соотношение сил двух азиатских империй.

Прошло почти два века. Россия развивалась, в общем, по пути европейскому, пути довольно быстрого технического и общественного прогресса. Маньчжурская же империя стояла на месте, убаюканная тысячелетним культурным превосходством Срединного Государства над всеми странами, с которыми ему приходилось иметь дело.

Сложилось так, что обе империи незадолго до начала переговоров графа Муравьева-Амурского с мандарином И-Шанем потерпели военное поражение от одних и тех же противников — Великобритании и Франции. Однако, достаточно беглого взгляда на ход Крымской кампании и текст Парижского мирного трактата, с одной стороны, и на ход «опиумных войн», когда десяток британских морских пехотинцев разгонял многие тысячи китайских воинов, и на тексты унизительных для Цинской Империи Нанкинского и Тянцзиньских трактатов, чтобы понять разницу.

В Севастополе и Бомарзунде несколько более продвинутые морские союзники победили несколько отставшую за царствование государя Николая Павловича Россию, тем не менее мир был миром между европейскими великими державами одного, примерно, уровня прогресса, с разницей на немногие десятилетия. А в Кантоне, Шаньхае, Чифу разница между противниками была на многие столетия, почти такой же, как в африканских колониальных войнах тех же Великобритании и Франции. Это заставляет думать, что какова бы не была цена петровских реформ — ее надо было заплатить.

В этих-то условиях сравнительно небольшой нажим российской стороны привел к тому, что Цины, в страхе перед войной еще и с Россией, имеющей с их империей большую сухопутную границу, согласились на все пожелания Муравьева и Путятина и без боя, да еще и даром, отдали им территорию почти в миллион квадратных верст плюс все торговые привилегии, какие штыком добыли себе англичане и французы.

Но этот нажим, конечно, не привел бы к передаче Приамурья и Приморья России, во всяком случае, к бескровной и безвозмездной передаче, если бы не то, что эти области Цинам были просто не нужны. Число жителей на этом миллионе верст в момент его аннексии Российской империей не выходило из первого десятка тысяч. Несколько тысяч оседлых т. н. «зазейских манчжур» и пара тысяч бродячих тунгусов и орочонов в Амурской области, около двух тысяч китайцев, в основном бессемейных ссыльных (т. н. манзы), и около тысячи всего бродячих инородцев из малых племен — гольдов, орочей и гиляков в Приморье. То есть средняя плотность населения была — 1 человек на 100 квадратных верст, ниже, чем на Чукотке. У манчжурской власти просто не было территориальной единицы и местной администрации для этих территорий, сбор дани с бродячих и полубродячих насельников и эпизодическое управление ими осуществлялось наездами из-за Амура и Уссури, как на Руси в былинные и добылинные времена.

При этом климат края далеко не чукотский и значительная часть его вполне пригодна для сельского хозяйства (см. след. раздел). Мешала заселению его и примыкающей с юга Северной Манчжурии (провинции Ги-Рин и Хэй-Лунь-цзян) политика самой Манчжурской династии. Китайцам из Застенного Китая не разрешалось селиться ни в Манчжурии, ни на землях к северу от нее до 70-х годов прошлого века. Таким образом, колонизация Русского Дальнего Востока и граничащей с ним провинции Хэйлунцзян начались почти одновременно. Российская колонизационная политика подвергалась многократной критике и, конечно, имела реальные недостатки и ошибки. Но в результате за первые полвека русского владения новым краем его население практически от нуля выросло до 700 тысяч, из которых русских (т.е. вместе велико-, мало — и белоруссов) до 450 тысяч, что составило 0,4% от всего русского народа. Одновременно росло быстрыми темпами и население ранее завоеванного Забайкалья. Подобные темпы первичной колонизации можно встретить еще только у англосаксов — заселение заатлантических колоний в 17-18 веках, освоение американского Запада, эмиграция в Канаду и Австралию в 19 веке. Существенным отличием в нашем случае является очень большая роль государства, преобладание стратегических задач над экономическими. Можно констатировать, что Российская империя со своим отрезком колонизационного пути справилась достаточно удовлетворительно.

Одновременно с этим спохватившаяся Манчжурская империя разрешила и стала поощрять заселение своих приамурских территорий — провинции Хэйлунцзян. За те же полвека к 1910 году ее население выросло до полутора миллионов, т. е стало несколько меньше, чем соединенное население Забайкальской, Амурской и Приморской областей. При этом нужно помнить, что население нашего Дальневосточного края в основном сосредоточено в узкой полосе вдоль Амура, Уссури, железной дороги и — стало быть — китайской границы. Эту, сравнительно населенную территорию, можно, повидимому, сравнивать с провинцией Хэйлунцзян и по площади (смотри карту).

Обратимся к данным «Другой Реальности» и посмотрим, как развивалась колонизация по обе стороны границы в течение ХХ века, у них уже закончившегося. Для наглядности данные по обеим странам сведены в таблицы и представлены на графиках.

Население, тыс чел 1897 1905 1910 1920 1926 1939 1959 1970 1979 1989 2002
Забайкалья 0.67 0.73 0.85 0.77 1.05 1.55 1.76 1.96 2.27 2.42 2.12
Приамурья 0.12 0.14 0.23 0.34 0.45 0.74 0.84 0.97 1.13 1.27 1.09
Приморья 0.22 0.44 0.53 0.65 0.80 1.81 2.43 3.25 3.56 4.08 3.74
Всего ДВК 1.03 1.35 1.67 1.85 2.35 2.91 4.50 5.40 6.21 9.28 7.88
России (в границах 1992 г.) 67.5 75.3 85.4 88 93.5 108.4 117.5 130 137.6 147.5 145.2
ДВК в % от РФ 1.52 1.79 1.95 2.11 2.51 2.69 3.83 4.15 4.51 6.29 5.42
Население, млн чел 1882 1911 1947 1953 1957 1970 1982 1990 2000
Хэйлунцзян 1 1.56 2.5(?) 11.9 14.9 21 32.7 35.2 36.9
Манчжурии 7.5 12.7 20 42 51.5 66.5 90.9 99.3 106.6
Китая 402 428 544 588 641 826 1009 1134 1266
Хэйлунцзян в % от Китая 0.25 0.36 0.45 2.02 2.32 2.54 3.24 3.11 2.91

Как легко увидеть, в Другой Реальности население пограничной с русскими землями Дальнего Востока провинции Хэйлунцзян, в 1910-м немного уступавшее населению ДВК, к началу XXI века стало превосходить его почти в пять раз. Причем набрался этот разрыв за 2-ю половину века, когда в Китае правил пришедший к власти с российской («советской») помощью коммунистический режим. После падения же «Советской Власти» в России началось прямо количественное уменьшение российского населения края и одновременно — временная и постоянная миграция в край китайцев, снова вызвавшая к обсуждению забытую тему о «желтой опасности». Характерно и очень страшно для перспектив Русского Дальнего Востока в этой Реальности звучат часто цитируемые слова некоего китайского предпринимателя из Хабаровска: «Мы идем к вам не потому, что НАМ нужны ваши территории, а потому, что они ВАМ не нужны«.

Таким образом, если в XIX веке Китай без войны отдал Приамурье и Приморье России, из-за того, что не заселил их к тому времени, то в XXI эти земли может потерять уже Россия — по той же причине. Это заставляет сделать вывод, что Советская и послесоветская власть со своей частью колонизационной задачи в конечном итоге не справились.

Но может быть, к ним и нельзя предъявлять претензий — они сделали, что могли, просто на дальневосточной земле нет места для большего, чем в их Реальности, населения — не потому, что не хватает географического пространства, а потому, что на этой земле нет приложения дополнительным трудовым ресурсам и их попросту нечем кормить из-за ограниченности продовольственных ресурсов края? Нельзя же упрекнуть датчан за то, что они на громадном острове Гренландия поселились в числе всего 300 человек в дополнение к 10 000 туземцев-эскимосов. Большему числу колонистов просто нечем было бы заняться и нечем прокормиться среди тамошних льдов.

2.2. Продовольственная проблема.

Действительно, население Русского Дальнего Востока, выросшее к настоящему времени почти до двух миллионов, если считать с Забайкальем, несмотря на заботы правительства никогда не могло полностью обеспечить себя продовольствием. По крайней мере, половина его ввозилась из Сибири, из Китая и морем через Владивосток (порто-франко). Но это допустимо, если край является стратегически важной частью большой и богатой страны, способной перенести убытки ради внеэкономических интересов.

Однако теперь, после Култукского Перемирия 1921 года, часть Российской Империи к востоку от Байкала и Лены, возможно, надолго будет отделена от Матери-Родины, ставшей полигоном социальных экспериментов Коминтерна. Этой части теперь надо решать своими силами задачи империи в Восточной Азии и на Тихом океане. В том числе — и продовольственную задачу. Из-за Байкала теперь надо ждать не поездов с продуктами, а жестоких завоевателей или толпы беженцев от голодных ужасов Совдепии. Конечно, пока отношения с Японской империей и с Китаем, во всяком случае, с правителями Манчжурии, остаются дружественными или хотя бы мирными, приобретение продовольствия там или в Северной Америке не составит труда — но за него надо будет платить не из имперской казны, а из своей собственной. Современная наука, со своей стороны, считает, что страна, не способная себя прокормить и зависимая от импорта продовольствия, не может считаться серьезным военным противником.

Таким образом, перед молодым государством стоит противоречие — для освоения и защиты края нужны дополнительные руки — иммиграция, но вместе с этими руками в страну въезжают рты, которые надо кормить. Причем кормить, хотя бы на перспективу, из собственных ресурсов, продукцией собственного сельского хозяйства.

Сколько же ртов могут прокормить пашня, пастбища и морские побережья Русского Дальнего Востока? Демографы называют этот показатель «несущей способностью земли» и полагают, что он зависит как от природных ресурсов, так и от применяемых крестьянином технологий. Вот в этом, повидимому и содержится секрет того, что богатые земли и моря Дальнего Востока никогда за первые 60 лет российского владения не могли полностью прокормить его жителей. Печальным эпиграфом тут могли бы стать слова земского отчета за 1908 год:

Амурская область в недавнем прошлом, частью и сейчас представляет из себя редкий пример одновременного существования в самом близком соседстве двух систем полеводства, из которых одна — русская — является почти начальной формой земледелия, а другая — китайская — высшей формой сельскохозяйственной культуры.

Kак говорят материалы из «Другой Реальности», это же положение сохранилось и в последующие 70 лет Советской власти и еще ухудшилось, по крайней мере в первое десятилетие, после ее окончания. Если перед Мировой войной в 1913 году области к востоку от Байкала обеспечивали себя продовольствием на 60%, то выше этой величины самопрокормление края поднималось только в период Гражданской и Второй мировой войн — за счет общего падения уровня потребления. А на переходе в XXI век эта величина снизилась до 30% — т.е. более двух третей еды импортировалось на Дальний Восток, главным образом из Китая, в обмен на лес, металл и нефть.

Может ли аграрное хозяйство ДВК позволить себе тот низкий уровень эффективности и производительности, который в «Другой Реальности» позволял себе сельскохозяйственный сектор дальневосточных областей и краев «СССР» и его наследницы «РФ»? Думается, что ответ ясен.

Но в таком случае — на кого ориентироваться? Что использовать как аналог при определении «несущей способности земли» и чей опыт, полученный из других измерений с помощью удивительной «Машины Эверетта-Хокинса», должен послужить при разработке аграрной политики правительства Вашего Высокопревосходительства?

Представляется, что таким ориентиром должна стать история в ХХ веке параллельного измерения, особенно, его последних десятилетий, нашего заречного соседа — провинции Хэйлунцзян. Ниже — две таблицы, из которых отчетливо видно, почему мы полагаем, что продуктивные, в том числе, климатические условия сельскохозяйственных районов нашего края достаточно близки к условиям этой провинции и разница результатов объясняется, в основном, разными системами земледелия и вообще сельского хозяйства. Это неоспоримо подтверждается блестящими результатами, которые получают китайские и корейские земледельцы, хозяйствующие на российской стороне границы.

Регион Посевная площадь (по БСЭ 3-е изд), млн га Средний вегетационный период, дней (для сельхоззон этих регионов)
Провинция Хэйлунцзян 9 127
Амурская область 1,5 132
Хабаровский край 0,3 116
Приморский край 0,7 150
Читинская область 2.1 110
Бурятия 1 100
Весь ДВ 5,6 120 (средневзвешенная для сельхоззон)
Параметр Забайкалье (Чита + Бурятия) Амур-ская обл При — морье (Примор. край + Хабар. край) «СеверА» (Сахалин + Камчатка + Якутия + Магадан) Всего ДВР Весь Китай Провин. Хэйлун — цзян
Вся территория млн кв км 0.73 0.44 1.85 1.38 4.4 9.6 0.46
Население Нач. ХХ в. Млн чел 0.60 0.14 0.25 0.05 1 428 ~1
Население Кон. ХХ в. 2.27 0.99 3.65 1 7.9 1266 36.9
Пашня Нач. ХХ в. Милл. га 0.25 ~ 0.4
Пашня Кон. ХХ в. Милл. га 3.1 1.5 1 5.6 100 9

Как видим, к концу ХХ века посевные площади нашего аналога больше, чем у Дальнего Востока, примерно в 1.6 раза. Это при том, что общая территория только «муравьевских присоединений» более, чем в два раза превышает всю территорию Хэйлунцзяна. Обьяснение не в зональном климате, как и видно из таблицы, а в рельефе. Слишком большую долю нашей земли занимают горы. Даже там, где их склоны покрывает чернозем и другие пригодные почвы, слои их тонок и легко смывается при неумелой обработке. Плюс трудности транспорта. Однако и и дальневосточные 5.5 млн гектаров (пояснение: 1 гектар = 0.915 десятины) — это немало. На своих 9 миллионах гектаров в провинции Хэйлунцзян кормятся в «другой Реальности», как показано в предыдущей таблице, почти 40 миллионов китайцев, при этом провинция одна из главных продовольственных баз страны. В ее сельском хозяйстве преобладает земледелие. Возделывают пшеницу, сою, кукурузу, гаолян, картофель, ячмень, овес. В 2001 году в провинции произведено 26 млн 517 тыс. тонн зерна (почти 1.7 миллиарда пудов). Занимает первое место в Китае по сбору сахарной свеклы, сои, льна-долгунца, подсолнечника. В связи с возникшими проблемами сбыта зерна и сои начато быстрое развитие животноводства, в том числе, разведение экзотического для Китая животного — коровы.

Таким образом, если бы нам удалось достичь китайской отдачи от земли, российских дальневосточных посевных площадей хватило бы, чтобы прокормить к концу ХХ века [36.9 х 5.6 / 9] = 23 миллиона душ. Возражение, что китайское низкое потребление «позволяет выжить трем китайцам на пайке одного русского» абсолютно несостоятельно к концу ХХ века. Вот данные о потреблении пищи на душу населения в наших странах и для сравнения, в США, из тех же материалов.

Страна Население 2001, млн чел Потребление пищи на душу ккал/день Доля активного населения, занятая в сельском хозяйстве
США 286 3 770 2, 8
Россия 145 2 940 10, 1
Китай 1 293 2 970 66

Таким образом, мы показали, что Несущая Способность = Расчетное количество населения, которое может прокормить земля южных, земледельческих районов Дальнего Востока никак не меньше 23 млн Однако, тут надо добавить ресурсы, которых нет у нашего аналога. Во-первых, это море и морепродукты. По данным той же советской энциклопедии «Улов рыбы и добыча др. продуктов моря увеличились с 0,11 млн т (11% всего улова в России) в 1913 до 2,6 млн т в 1970 (свыше 30% улова СССР)«. Отчасти, вероятно, это связано с возвращением в 1945 г. Курильского архипелага и Юж. Сахалина. Однако, если ужасная Вторая Мировая война с применением фантастического оружия, основанного на лучах Беккереля, произойдет и в нашей реальности, нет сомнения, что такие территориальные изменения, при всей нашей симпатии к Императорскому правительству, произойдут и в нашей реальности.

Прикинем вес этого источника питания. Считаем выход съедобной части в 50% от доложенного по начальству валового улова и среднюю калорийность, как у рыбы минтай — 750 ккал на кг, значит, морской урожай Дальневосточных морей может обеспечить калории на: (2 600 000 000 х 750)/(3000х365) = 1 млн чел

Добавим еше и пастбищное скотоводство и спорадическое земледелие на северных землях края — в Якутии (земледелие на «аласах», коневодство), Северном Забайкалье (овцеводство), технически и экономически перспективное тепличное хозяйство на гейзерных источниках Камчатки. Думается, что несущую способность этого источника можно оценить еще в 1 миллион душ.

Таким образом, если удастся добиться от наших земель того, чего от них добиваются китайские и корейские поселенцы, несущая способность края будет никак не меньше 25 миллионов душ. Этого, как представляется, вполне достаточно для обеспечения достойного развития края и это может быть неплохой основой для его обороны от возможных агрессоров, разумеется, при разумной внешней политике и системе союзов.

Это будет значить, что наше государство в нашей Реальности выполнило ту колонизационную задачу, с которой не справились Советы и, тем более, их наследница РФ в Альтернативной Реальности Красной ДВР.

Разумеется, даже при наличии возможностей прокормления остается вопрос — где же взять столько поселенцев? В следующей части нашего заключения мы постараемся ответить Вашему Высокопревосходительству на этот и некоторые другие вопросы.

* * *

От автора

Тема эта волновала меня и по жизни. Когда я служил на Дальнем Востоке (68-70гг.) меня несколько смущало то, что местные жители не особенно являются патриотами своих городов. (Некоторым исключением являлся Владивосток). А достаточно вскоре после моего отъезда началась и продолжается по сегодня утечка населения на Запад, в Европейскую часть России. При этом ровно через речку находилась китайская провинция Хэйлунцзян, население которой неуклонно росло. Росла и экономика, в т. ч. сельское хозяйство. На сегодня эта провинция стала основным поставщиком новых для Китая продуктов: пшеницы, овса, свеклы, говядины, коровьего молока и его производных, масла, сметаны, йогуртов. Ну, скажу честно, мне обидно, что китайская политика заселения Северной Манчжурии много более эффективна, чем российская политика колонизации дальневосточных областей. Я помню китайский городишко Хэйхэ на той стороне реки против Благовещенска как максимум двухэтажный с печным отоплением и высоченными трубами. Недавно мой родственник был там и говорит, что это современный город с небоскребами, выросший на торговле с соседними российскими провинциями. Обидно, да!

Ну, и то, что при земле и климате не хуже, чем в Хэйлунцзяне, Советский, а теперь и Российский Дальний Восток никогда не мог обеспечить себя полностью продовольствием. Это там, где может расти соя (!) Рядом с моим домом на станции Березовский-Вост. в Амурской области было колхозное поле, но котором росла соя. Но колхозники из года в год осенью забывали ей заняться, и соя уходила под снег. Я ее иногда откапывал и жарил на сковородке. Вкусно! При этом основным мясом в магазинах Амурской области была китайская тушенка «Великая стена».

Print Friendly, PDF & Email

2 комментария к «Сергей Эйгенсон: Белая ДВР. Окончание»

  1. Данные потрясающие. Мирная китайская колонизация Дальнего Востока на горизонте

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *