Борис Вайнштейн: В стихах и немного прозой

 561 total views (from 2022/01/01),  3 views today

У нас тут ни дождя ни снега. Я не доспал хочу в кровать. К тому ж лошадки нет для бега бразды пушистые взрывать. В штанах все девки. Нету юбки, чтоб сдернуть смелою рукой. Да и за чаем нет голубки. Не дряхлой, дряхлой… никакой! Черкешенки прекрасной нету… Ужасно трудно жить поэту в суровый 21-й век.

В стихах и немного прозой

Пародии, сказки, анекдоты и реальные истории
Часть третья

Борис Вайнштейн

Продолжение. Начало

Борис ВайнштейнБроня крепка и танки наши крепки
И пусть враги и говорят «Зер гут»
Но ежели коснуться темы репки
То наши танки нас не подведут

А если и найдется шалунишка
Что нас захочет посадить в биде
Один снаряд и враз убита мышка
внучка с кошкой далее т.д.

Пускай сидит в суглинке репка крепко
Но наши танки тоже о-го-го
Танк зацепил и вытащили репку
Чтоб потащить ее на полигон

Вот командир стоит в армейской кепке
Готов к боям как витязь издавна
Кричит наводчик громко «вижу репку»
Снаряд летит и цель поражена

Такое дело патриотам лепо
И мой читатель понимает так
Что если нам иметь побольше репок
То нам не страшен самый злобный враг!

* * *

«Oн умер сдержанно, неброско,
Он мог уйти в объятьях женских…»

Он сдох несдержанно и броско
С гримасой боли на лице
Сказав зачем-то «Матка боска»
И даже дернулся в конце

Он мог бы победить корону
Мог обратить бы Волгу вспять
Он мог бы номер телефона
И адрес у Донаты взять

Он так же мог бы пионеров
Ловить над пропастью во ржи
И выяснигь какого х. ра
Мы проживаем не по лжи

Мог взять Босфор и Дарданелы
И мог Аляску взять у США
Он мог испачкать спину мелом
И на жену прикрикнуть «ша!»

Во всем дойти он мог до сути
И не курить мог дать зарок
И мог узнать зачем же Путин
Решил идти на энный срок

Он мог бы победить злодеев
Мог написать бы новый стих
Но раз уж он родился геем
Угас в объятиях мужских

* * *

Моральный кодекс

Каждый уважаемый поэт
Должен посещать раз в месяц баню,
Оставляя дом и пистолет
И архивы на старушку няню.

Каждый уважаемый поэт,
Чтоб прилично выглядеть наружно,
Должен, за нечищеный штиблет,
Выпороть лакея на конюшне.

Каждый уважаемый поэт,
Если настоящий он мужчина,
Должен, положив на стол лорнет,
Трахнуть Аннy Керн на пианино.

Каждый уважаемый поэт,
Раз уж он творец духовной пищи,
Должен взять с бумагами pochette
И иметь перо за голенищем.

Каждый уважаемый поэт,
Просто так и в интересах дела,
Даже если он преклонных лет,
Должен обижать дворовых девок.

А если ты поэт причём большой,
Тогда ты должен, не страшась кутузки,
Любить Россию всей своей душой
И говорить изящно по-французски.

* * *

У коней подтянуты подпруги
И летят по тропкам и полям
Три героя, три веселых друга
Алексей, Добрыня и Илья

Охраняя родины границы
Продвигался боевой отряд
Только видят рядом три девицы
Над обрывам голые стоят

Совершенно голые девицы
Их наверно допекла жара
Ну а мож решили оголиться
Чтоб на солнышке позагорать

Три девицы выглядели броско
И готовы на любую блажь
И к тому ж поломана повозка
В общем весь любовный антураж

Девки сразу в крик дружкам пеняя:
«Погодите, будьте же людьми»
И к тому ж дружину соблазняя
Откровенно голыми грудьми

Но ребята чуя вкус измены
Не помчались к тем что над рекой
Нет они конечно джентльмены
Но ведь не до степени такой

Нет промчались мимо не потратив
На девчонок даже и пятак
И зачем им западные бляди
Если есть родные и за так

Не сумели вражеские твари
Потревожить родины покой
Не сумели эти Маты Хари
Инцидент устроить над рекой

Ну а парни служат на отлично
Охраняя родины края
Даже стали пoпатриотичней
Алексей, Добрыня и Илья

* * *

Встреча

Поручик шел и что-то твитил
На женщин глядя и в АйФон
Вокруг кипел тусовкой Питер
И было много комильфо

Он шел покусывая булку
Вокруг был каждый незнаком
И вдруг столкнулся в переулке
С каким-то дюжим мужиком

Приезжий (судя по одеже)
А по сложению амбал
По поведению невежа
Тетеря и провинциал

И не дождавшись извиненья
Хотя секунды шли и шли
Отмел поручик все сомненья
И был настроен на конфликт

Он стал куда мрачнее тучи
И без наклона головы
Сказал:»Я Ржевский, чин поручик,
Теперь скажите мне кто вы?»

Приезжий закрутил усищи
И улыбнулся «О-па-на!
Меня зовут Лука Мудищев
Вам сатисфакция нужна?»

Поручик с радостным прищуром
В порыве обнял мужика
«Простите обознался сдуру
Неужто это вы, Лука?

Да вас же любит вся Рассея
Идем, отметим, мон шарман
Неподалеку Елисеев
Отменный держит ресторан!»

На сцене пели две мамзели
Им помогал цыганский хор
За столик возле стенки сели
И без задержки в разговор.

— А вот вчера мне рассказали
Что вы уж долгие года
Всех женщин только на рояле…
— Ну что вы, только иногда

— Да-с, я ответа ждал такого
Естественней тащить в альков…
— А впрямь у вас десьтивершковый?
— Врут. Впрочем восемь есть вершков.

— А у меня лишь пол восьмого…
И управляюсь, ничево-с
— Скажите, верно вы с Ростовой?
— С Наташей? Не хотел. Пришлось.

— И разрешите мне разведать
А как она?
— Да самый сок.
И потекла у них беседа,
Как говорливый ручеек

Поручик улыбнулся мудро
— Что ж нa войне, как на войне
А как вам скажем Камасутра?
— Нет в бане без нее верней

— А я скажу вам без утайки,
Раз я давно уж не корнет
То секс не уважаю в шайке
— Ну что ж на вкус, да и на цвет…

А мне вот довелось случиться…
Однажды утром в неглиже
Был, в Сандунах с императрицей
— С императрицей? Надо же!

Вот прямо в шайке с ней, земеля?
За это выпьем, ты налей.
Гарсон, давай зови мамзелек
Еще вина и трюфелей…

А в полночь Ржевский пьяный, сонный
И без полушки за душой
Но разговором потрясенный
По улицам в казарму шел

«Да» — рассуждал он — «Это сила»-
Дивясь достоинством Луки —
«Совсем другой былa б Россия
Когда бы таких бы да полки.

Вот он то создан для ристалищ,
Да вроде и не молодой
А хоть плакат пиши «Товарищ,
Не стой под поднятой елдой!»

Что там теории морока…
Вот он петух среди курей…
Пусть нет в своей стране пророка
Но как ей быть без е****й!

* * *

Пиит писал в часу в котором
И должен сочинять пиит
О том как поседела флора
И фауна в кишках сбоит

Писал о брака несвободе
Где царствует рутины власть
Писал, что жизнь его проходит
А в целом и не началась

И что проблем духовных масса
Но настроению не в лад…
Вдруг запах жареного мяса
И лука, что пойдет в салат….

Стихи рождаются из сора
Из мимолетной ерунды
И он воспел немедля флору
А так же фауну еды

* * *

Ни по балдежу, ни на охоте
По приказу, а приказ — закон
Расстреляли облако в полете
Есть сняряды против облаков

Было в комитете совещанье
Как устроить неба синеву
И решили убивать нещадно
Облака летящие в Москву

Дескать эти облачные мрази
Что циклон сформировал вчера
Москвичам испортят светлый праздник
И нальют на праздничный парад

И стреляла прямо в тучи рота
Раз уж дан был им приказ таков
Расстреляли облако в полете
Человеки хуже облаков

А они помочь земле хотели
Пашне дождь целительный суля
И летели чтоб достигнуть цели…
Не дождалась дождика земля

Собрались бюджетники недружно
Что призвали к площади с утра
По Москве прополз парад ненужный
И кричали граждане «Ура!»

* * *

Не числился меж подлецами
И в деле не давал он маху
Умел сводить концы с концами
Поскольку был у геев свахой

* * *

Считалась жертвою досель
И все ее жалели милую
Тащила мужиков в постель
Чтобы потом кричать «Насилуют»

* * *

Где воркуют девушки голубками
Словно воплощенье сладких снов
Я задрав штаны бегу за юбками
Даже если я и без штанов

* * *

Судья был суеверен, хоть учен
И дело взяв сомнительного нрава
Плевался через левое плечо
Как только нарушал основы права

* * *

Постоянное

Известно людям многих стран
Что раздували Карл и Клара
Огонь всемирного пожара
И в этом им помог Вован

Годов тянулся караван
Вован сегодня в мавзолее
Но гражданам всего милее
Что снова царь Руси Вован

А был еще один Вован
И если не соврали руны
Тот взял и отменил Перуна
Из россов сделав христиан

И может главной из основ
И главной скрепой в этом крае
Есть неизбежность ВованOв
Другой такой страны не знаю

А Карл есть выдумка врунов.

* * *

Монтесума

Империя где правил Монтесума
Крепилась на основе ихних скреп
Жрецы, народ, вояки, толстосумы
И пленные что брали на потреб

Народных зрелищ. Ибо в ихней умме
Закон был исключительно свиреп
Хотя его не принимали в Думе.
Народу мало только кушать хлеб

Ему подай народное слиянье.
И пленных в специальном одеяньи
Тащили на верхушки пирамид

Палач особый вырывал им сердце
Толпа ярилась. Да картинка с перцем.
Похоже сей обычай не забыт.

* * *

Перепевы

С подружкой секс конечно это песня
Но может быть с любовницей напряг
Ты щедрым должен быть и интересным
Зато с супругой можно кое-как.

* * *

Ох как же все же труден брак
Мне не ясна мужчин натура
Один супруг та-ко-й дурак!
Зато с другим ты дура-дурой

* * *

Реал ребята это не игрушки
Из виртуала вышли (жалко их)
И повстречались девушка старушка
И безработный, неопрятный псих

* * *

Теперь не жизнь, а просто праздники
Я, понимаешь, милый друг,
Сменил гражданство. С одноклассников
Я переехал на Фейсбук.

* * *

Мужик стоял босой, в одной рубахе
И истово молился:»Помоги,
Супруга мне отказывает в трахе.
Ах, Боже вправь скорее ей мозги!»

* * *

В каком народе больше пидорасов
Среди народов в что живут по свету?
Подозреваю это папуасы
Ведь мамуасов вроде вовсе нету

* * *

Откуда в русском есть «трамвай»?
Ну это объясню я сразу
Все что кончается на «Вай»
Пришло естественно с Кавказа

* * *

У нас (ну если кратко в сумме)
Все делают себе назло.
И чтоб тебе пробиться в Думу
Ты стань порядочным ослом

* * *

Взрослеть поверьте каждому пора
Чтобы не быть все время на крючке
Вот скажем если всем на вас насрать
То вы нуждались в жизненном толчке

* * *

К 8 марта

Проснись скорее друг прекрасный
И что наряднее надень,
Сегодня самый лучший праздник —
Международный женский день!

Обьятия Морфея цепки,
Но ты припомни милый друг,
За что боролись Клара Цеткин
А так же Роза Люксембург.

За чем пускались в путь неблизкий,
Хоть там и не было жилья,
Шли по этапу декабристки
Почти без слуг и без белья.

Пусть давит сон к постели гирькой,
Но видишь звезды не горят.
Уже снигирь с его снигиркой
Готовы делать снигирят.

Как пропустить такую пору?
Проснись прекрасное дитя,
Смотри, уже лучи Авроры
Верхушки сосен золотят,

Проснись же милая, послушай,
Открой глаза, уж скоро шесть,
И приготовь чего покушать,
Ужасно хочется поесть.

* * *

Текущая ситуация

Да приустали мы чертовски
Не ловим ни мышей ни блох:
Молчит печально Склифосовский
И ходит с палочкою Кох

Похоже кончилась былина
Потерян к жизни интерес
Однако бодр еще Мартынов
И энергичен Жорж Дантес

* * *

Под Мухой

Собою украшали бар
И самогон и бормотуха
На сундуке лежал комар
А рядом Муха-Цокотуха

Ни поцелуев, ни бесед
Который год рутина брака
Давно забыт ненужный секс
Так что ж со сказкою однако?

А ведь комар ещё не стар
И мухи прелести упруги
Нo не сливаются уста
И не мечтают друг о друге

Ну почему так всё не так
И где мечты, надежды, планы?
Их истребил законный брак —
Зачем женил, Корней Иваныч?

* * *

Как совершить открытие

Ньютон английский без вопросов
Но ведь сидели сняв пальто
Ньютон тасманский под кокосом
Под кедром из Тувы Ньютон

Природа мысли не помеха
И ветра слушали мотив
Тувинец выпусник Физтеха
А тасманиец — MIT

Сидели два ученых мужа
На корточках среди травы
Они сидели мрачно тужась
Не поднимая головы

Союз напряга и потенья
Почти принеc свои дары
И два закона тяготенья
Им было суждено открыть

Их уважали и недаром —
Один был гений и другой
Им не хватало лишь удара
Для стимуляции мозгов

Им оставалась только малость —
Потом пиши закон стило
И хоть немного оставалось
А вышел все-таки облом.

Тувинец — выпускник Физтеха
Одну деталь не проканал —
Что вес кедрового ореха
Для озаренья слишком мал

А тасманиец без сомненья
Мог бы узнать из разных книг:
Кoкос хорош для озаренья
Но убивает в тот же миг

И так ведётся испокону
Пусть ты брюнет, пусть ты блондин
И хочешь открывать законы
Ну так под яблоней сиди

* * *

Семейные проблемы

Мой муж стал спать с моей подругой.
Мне ж секс не нужен на троих.
И я при помощи испуга
Мгновенно разлучила их

Сказала, еду мол на сутки,
Чтоб маме кое в чем помочь.
А он подругу…. нехорошую женщину
Привел естественно на ночь.

Я как актриса что-то стою
И, чтобы напугать ребят,
Явилась с острою косою
В ночнушке белой что до пят.

Затем с лицом такой расскраски,
Как будто год была в гробу,
Чтоб их совсем вогнать в остраску
Провыла по английски! «Бу-у-у».

Когда же я все в том же платье
Сказала им престрашный спич,
Муж голый сверзился с кровати,
Разбил подружку паралич.

Теперь мы с мужем очень дружим,
Теперь во всем мы заодно,
Муж стал примерным очень мужем
Жаль как мужик он стал… не то.

Теперь сама нашла другого.
Да, оказалась я слаба.
Любовный треугольник снова.
Такая, знать, моя судьба…

* * *

Восток дело тонкое

На книжном так сказать базаре
Был куплен для меня роман
Где был один армянский парень
И звали парня — Дартаньян

Он честь свою хранил и шпагу
И он не трусил никогда
Он вечно проявлял отвагу
И всех конечно побеждал

Там дрались люди, мчались кони —
Тьма поединков и погонь
Я прочитал — он из Гаскони
Но я не понял где Гасконь

Быть может шел он из Шираза
В Париж, сначала через Русь
Что скрылась за стеной Кавказа
Но он не трусил — доберусь

Он все шагал под жарким солнцем
Покинув родины края
А там гасконки и гасконцы
Друзья, родители, семья

Зачем он зашагал упрямо
Туда где мир был так жесток?
Нет на понять мне Дартаньяна
Тут дело тонкое — Восток

* * *

Говорят, вдоль теченья Меконга
Ходит-бродит смешная девчонка:
Рвёт убожество буден,
Головой бия в бубен,
И хохочет заливисто-звонко.

Говорят, что в низовьях Амура
Песнь поет одинокая дура
Что повсюду ковид
Пограничник убит
Только тучи еще ходят хмуро

Говорят вдоль теченья Меконга
Ходит толстая тетка из Конго
Но районе Янцзы
И тем паче ТемзЫ
Утверждают она амазонка.

Говорят вдоль теченья Меконга
Ищет бабка Лукерья котенка
Смотрит вверх, смотрит вниз
С громким криком:»Кис, кис»
Добавляя «Убила б подонка».

Говорят вдоль теченья Меконга
Ходит бабушка ЛУиджи Лонго
Всех берет под арест
Раздает манифест
Ну а с виду, ну просто девчонка!

* * *

Какой-то ветхий старичок
Гулял в старорежимной шляпе
Ему попался на крючок
Другой старик, юрист по папе

Спор, их национальный спорт,
Шел с повседневным совершенством
Встречалось часто слово «черт»
И убеждала сила жеста

Они кричали в полутьме
О чьих-то давних прегрешеньях
И наблюдал за сценой мент
В надежде правонарушенья

И через час устав ужо
Два этих древних инвалида
Спросили о здоровье жен
И распрощалися без обиды

Луна на парк роняла свет
Крутилась ночь, как кинолента
«Вот шляпы», даже сплюнул мент
Он не любил интеллигентов

* * *

Шляпки

Как в женщинах устои шатки
А неустои велики
И женщины меняют шляпки
Накидки, шали и платки

И наконец презрев запреты
Совсем устроили кошмар
Мужские кепки и береты
Добавив в свой аксессуар

Супруг устал, ему не спится
Его во сне терзает страх
Он видит шляпок вереницу
На полках, вешалках, шкафах

Он под кроватью ищет тапки
О где ж его былая прыть
Ему б напиться и забыть
А тут супруга в новой шляпке

* * *

Во сне её любви картины
Ну что ты там из жизни личной
Сны юной девушки невинны
Но безусловно эротичны

Сон безусловно романтичный
Но очень очень эротичный

Ей сон принёс в покой алькова
Любви восторженные бредни
И образ друга дорогого
Что охмурял её намедни

Она прижав к подушкe груди
Хотела б сон увидеть снова
Но зайка солнечный разбудит
Плевать косому на Брюллова

Во сне она сейчас в Европе
Но повезёт увидеть скоро
И папеньку секунд майора
Засим и маменьку в салопе

В окне видны пейзажи юга
Накинуто на кресло платье
И спит усталая зверюга
На коврике возле кровати

* * *

Умозаключения

Философское

Нет не понять, хоть ты потрать всю жизнь
Чему нас учат и семья и школа —
Во всех занятьях терпят онанизм
И осуждают лишь в вопросе пола.

Программистское

Что сложен челoвек сомнений нет —
Кого ты ни возьми из коллектива:
В своем еще копается говне
А вот в чужом ему уже противно

* * *

Метаморфозы

Сюжет конечно так себе,
Понятен и дебилам:
Гражданка «А» гражданку «Б»
Не очень-то любила.

И как-то раз в родном КБ
Спокойно и не матом
Она сказала, что у «Б»
В квартире шумновато.

Объединяла этих дам
Их лестничная клетка,
И «А», не ведая стыда,
Сказала, что соседка

С дрянцой и нету у нее
Других соседок гаже,
Что «Б» и за полночь поет,
А может даже пляшет.

Она сболтнула с кондачка,
Чтобы потешить эго.
Но ей вняла гражданка «К»,
Что «Б» была коллегой.

А после «К» гражданке «О»
Поведала сурово,
Что «Б» приводит мужиков
И каждый день другого.

И очень скоро в том КБ
Шептаться стали люди,
Что «Б» совсем не просто «Б»,
А так же «Б» по сути.

И по прошествую недель,
Как дважды два четыре,
Все знали, что у «Б» бордель
В двухкомнатной квартире.

Ну а потом пронесся слух
Ну уж совсем печальный —
То что у «Б» клиент главбух,
И ходит к ней начальник.

Когда до «А» дошла молва,
Как все на самом деле,
То у нее со всхлипом «Вах»
Отвисла сразу челюсть.

* * *

По следам мадам Баттерфляй

На сто проценов американский янки
Приехавший в Токио не на танке
А не романтично — по обмену
Слушает рэп и колется в вену

Однажды увидел девчонку в баре
Одну и спросил а где ее парень
Соврал на латыни «ин веритас вини»
И в подкрепленье угостил мартини

A после ликбеза в стране порока
Она залетела, a он до срока
Спешно собрался и вылетел в Штаты
Не став дожидаться любви результата

Она родила а он женился
На кореянке остепенился
Стал инженером а может юристом
По нынешним меркам — белым расистом

И крутясь в колесе рабочей гонки
Он иногда вспоминал японку
Что вроде в Киото растит сыночка
А у него в семье рождались лишь дочки.

* * *

Да это было летом, летом
Хотя возможно и зимой
Мне захотелось стать поэтом —
Ничто не ново под луной.

Я ж был сначала добрым малым
И честных правил в свой черед.
Себя растрачивал в скандалах
В стране рабов в стране господ.

Жена конечно стала вякать
Но я сказал ей:»Осади,
Февраль достать чернил и плакать
Сними ладонь с моей груди»

Она, наверное с испугу
А может нет, не в этом суть
Ушла навек. Возможно к другу.
Лошадкой, рысью, как нибудь.

Ушла в грозу в начале мая
Мне сердце ранкою садня
Бразды пушистые вскрывая
Еды оставив на два дня

Я сомневался. Ныло тело
От пальцев ног и до плеча
Но на столе свеча горела
Горела на столе свеча!

Я был пожалуй что неистов
Переродился, стал другой
И только путь блестал кремнистый
Стелясь под в сникерсах ногой

Окно долбила клювом птичка
Стояла темная вода
И уходила электричка
Совсем не так, как поездa.

* * *

Как-то кушая дражже
Дама шла с красивой «ж»
А за дамою с дражже
Шли художники: Леже,
Васнецов и Ренуар
И писатель Моруа

Дама скушала дражже
И купить решила гжель
А за дамою без дражже
Шли художники: Леже,
Васнецов и Ренуар
И писатель Моруа

Дама не купивши гжель
Шла к любовнику уже
А за дамой без гжеля
Шли писатели — Золя
И Толстой, поэт Кольцов
И художник Васнецов

Вы спросили:»Почему ж
С дамою не ходит муж?»
Да другие у мужей
Дамы есть с красивой «ж»

* * *

Грехопадение

Вокруг огромный райский сад
Муссон не дует и пассат
И листьев райская краса
Не ждет движенья

И хоть так зелена трава
Лань воду трогает сперва
Там где слились и голова
И отраженье

И у праматери дурех
Адам запретный плод берет
Но все-таки затылок трет
В душе нет лада

И с высоты и свысока
Змей наблюдает дурака
А впрочем действие пока
Идет как надо

Покуда нет добра и зла
И Ева юная гола
И возле волка и вола
Стоят олени

Покуда мирное зверье
И женщина одежд не шьет
А муж взирает на нее
Без вожделенья

* * *

Преодолев туман и сырость,
Приходит к доктору больной:
— Врач, у меня короновирус!
Ну а иначе что со мной?

Такой исход меня пугает.
И в ужасе моя родня
Но может быть болезнь другая?
Ах, протестируйте меня.

Тут медицинское светило
Ему дает опросный лист
— Отметьте нужное чернилом:
Вы популярны как артист?

— Нет. — Композитор знаменитый?
— Нет. — Значит выбраны в Сенат?
— Нет, — отвечал клиент сердито
Готовый перейти на мат.

Он разорвал свою рубаху
Издал какой-то странный всхлип
А врач:»Раз нет идите на…
У вас, голубчик, просто грипп»

* * *

Шмыг, шмыг

Не знал он книг — печаль и горе,
И, будучи из шаромыг,
Он жил как перекати поле,
А в жизни ведал лишь — «шмыг-шмыг».
Игорь Волошин

Я видел из своей конторы
Зимой задолго до весны
Как в дыры в заводском заборе
«Шмыг, шмыг» мелькали несуны.

И было так по всей России
И можно обойтись без книг
И вовсе не нужны косые
Чтоб зимнею порой «шмыг, шмыг»

А где-то там на дальнем бреге
Или на дальних берегах
Рыдали в голос печенеги
Им не осталось ни фига.

* * *

Крошка сын к отцу пришел
И спросил до кучи:
От чего там порошок
Изобрел Фаучи?

Dad ответил пацану
Глядя прямо в глазки:
Он спасет тебя, шпану,
От коронамаски

Все, закончилось лентяй
Время для прикола
Интернета не читай
Отправляйся в школу

Сын тогда отцу сказал
Шепотом на ухо
Я его и не читал.
Я сморел порнуху.

* * *

Инь и Янь

Вонзая взгляд в дисплея синь
Как в волны моря океана
В Сети разыскивала Инь
Ей предназначенного Яня

Пусть не герой, но и не дрянь
Сорт глины, что для лепки мужа
Ей нужен был обычный Янь
Не хуже тех, чем у подружек

Когда ж давал ей глину бог
Она корпела над работой
Давила пальцами комок
Но не лепился муж чего-то

Она старалась в тишине
Создать такой ансамбль конечно
Где муж прилепится к жене
Как говорится в книге вечной

И пальце обломав о твердь
Не сотворив заветной птахи.
Инь более на веря в Сеть
Решила обратится к свахе

* * *

Карантинное
(вольный пересказ постинга на Фейсбуке)

Еще валил в России снег
И прежний был премьер…
По службе некий человек
Приехал в КНР

Проторен был его маршрут
Работа и отель
Но вдруг на улице берут
И волокут в газель

На «ты» с ним попросту менты
По русски говоря
И он ментам в ответ на «ты»
И совершенно зря

В обиде на него менты
Ведь так устроен свет
Менты с тобой всегда на «ты»
А ты с ментами нет.

И главный мент сказал ему:
«Я полицейский врач.
И ты задержан потому,
Что черезчур горяч

Ты может шишка на Руси
А тут ты просто Г….
Давай прощения проси —
Сбивай свой Фаренгейт»

А парень говорит на то
Небрежно как слуге
«Я жить по Цельсею готов
А ты мне «Фаренгейт».

Да разберись ты ё-моё
Ваш здесь не тут у нас
По Фаренгейту не живем
Вот Цельсий нам указ!

Раз на Руси особый путь
То в этой вот связи
Об извиненьях позабудь —
Давай в отель вези.»

«Ну что ж» — сказал их главный мент
«Закон всегда закон —
Раз повредился ты в уме
Везем на стадион»

Был стадион невдалеке
Размеров О-го-го
Туда и взяли на банкет
Преступника того

Там в тыщу коек каждый ряд
И как в одном клише
Все по китайски говорят
Глотая вермишель.

И с пареньком там как с Муму —
Чихая на протест
Две клизмы делают ему
И говорят, что тест

Там он пробыл недельный срок
Потом еще один
И быстро выучил урок:
«Забрали — не галди»

И осознав принял на грудь
Он триста грамм байцзи
И автостопом в длинный путь
К Амуру от Янцзы

Потом гранцу пересек
Шакальею тропой
И вот уже Владивосток
И путь открыт домой.

Нет путь конечно не прямой
Такая се-ля-ва
Минск первый пунктом у него
А уж потом Москва

Опять неволя для него
Покарантиньте, сэр.
А он в ответ — да ничего.
Где вам до КНР.

* * *

Снег падает и все покроет скоро.
Уже сегодня ночью до зари
Листвы умершей яркие узоры
Однообразье белизны смирит.

А через день зима, чтоб подурить,
Лес оживит внезапным птичьим ором,
Или услышишь рядом лай Трезора —
Что хочет сцапать белку как гран-при.

Безмолвие отступит. Громкий звук
Стряхнет лесную дрему наяву,
Чтобы смешно упрятать душу в пятки,

И миг, побывши, в статусе таком,
Тебя назвав пугливым дураком,
Душа поймет, что с миром все в порядке.

* * *

Любовьзаде

Кому-то снится море, глубь озёр и ширь полей,
Кому-то — солнце в синеве небесной…
А мне вдруг стали сниться сны восточных королей.
Точнее, их гаремы, если честно…
Алексей Березин, «Шехерезадница»

Пусть другого искушают бесы
Я с грехами вовсе не знаком
Повернись красотка задом к лесу
А ко мне поэту передком

Обо мне ты не подумай плохо
Тут вопрос to be or not to be —
Зад в мужчине возбуждает похоть
Ну а я хочу тебя любить

Мы с тобой на землю сядем рядом
Загляну в любимые глаза
Ведь прелестна ты не только задом
У тебя хорош не только зад

Что мне зад? Когда нежна десница
Совершенна линия плечей
И взлетают веером ресницы
Обнажая ночь твоих очей

И чтоб лишь меня ты обнимала
Каждой ночью не жалея сил
Я пойду выспрашивать менялу
Как «люблю» озвучить на фарси

* * *

Раскольников

Холодной мартовской порой
Студент зашел к старушке с тыла,
Убил бедняжку топором
И руки вымыл детским мылом.

Взял кошелёк, что на трюме;
Потом сноровисто и скоро
Протёр рабочий инструмент
Противовирусным раствором.

Про мать три слова произнёс,
Салфетку, скомкав, бросил в урну
И почесал вспотевший нос
Покрытый маской процедурной.

Стряхнул упрямый чуб со лба
И крови капельки с одёжи,
И вышел, чтобы огибать,
Сморкающихся в ночь прохожих.

А далее совсем один
Пошел домой сквозь темь и сырость,
Ворча: «Морока выходить
Когда вокруг коронавирус».

* * *

Подсказано Владимиром Владимировичем

«Да будь я и негром преклонных годов…»

Над дверью в одинокий бар
Где молодежь гудит брутально
Неоном светится «Изба»
И ниже краскою: «Читальня»

Певичка: «барыню» поет
Но почему-то по-английски
И пылко смотрит на неё
Бармэн что разливает виски

Да юность не всегда права
И пусть им служит эталоном
Твердящий русские слова
Нетрезвый негр годов преклоных

Похоже в баре он один
Кому неловко за Россию
И он бормочет: «посадить
И гастгелять бугжуазию»

* * *

Супостаты

О них наверно лучше матом
Но без него произнесу:
Официанты — супостаты
Они же на стол ставят суп.

Они на наши деньги падки
Все подавай им чаевых
Есть супостаты, супостатки
Да кто ж из нас не знает их.

От них совсем немного толка
А ты и пальцем их не тронь
Они насупятся настолько
Что хоть затягивай супонь

Они на слово очень скупы
И отвечают невпопад
Часами ждешь тарелку супа
Но не приходит супостат!

* * *

Я для затравки разговора
Вам расскажу такую быль:
В Неву вошедшая Аврора
Была готова для стрельбы

-«Ну» — боцман плюнул — «в бой братушки»
И все пошло наперекос:
Сперва сломал замок у пушки
Ступивший на плевок матрос

Ильич, Авроры ждавший выстрел,
Напился в Смольном задорма,
Потом, сказав «Тикаем быстро»,
Уехал прятаться к Арманд

Она ж надежна и тем паче
Он там нередко был тайком
Но та уехала на дачу
Крутить роман с Железняком

В ЦК ж скандал устроив скотский
Потратив много грубых слов
Друг друга били Сталин с Троцким
И бил Подвойского Свердлов…

И не надел нарядец женский
И не уехал зарубеж
А в бой войска повел Керенский
И быстро подавил мятеж

Вот что могли б поведать руны
И был бы мир другим… хотя
Сдержался боцман и не плюнул.

И тут же победил Октябрь!

* * *

Прощание

Ну хорошо мой милый кончен бал.
Устали все. Расходится народ.
Да я не та, что ты всегда искал
Но ведь и ты совсем, совсем не тот.

Ты хочешь, чтобы тихо словно мышь
Сидела низко голову склоня?
Нет словом ты меня не оскорбишь.
Мою броню ты не пробьешь браня.

Тебе же будет лучше милый мой
Коль будешь помнить сучку, &лядь и дрянь
Что с поднятую гордо головой
Сидит не реагируя на брань.

Я эпизод, а жизнь ведет рассказ.
И что там есть предательство и ложь
Еще перерешишь ты много раз
И верно до конца не разберешь

Я знаю, что сейчас тебе больней
Ведь так близки с тобой казалось мы ж
Но все ж потом ты вспомнишь обо мне
И очень скоро позабыл бы мышь.

И ладно милый мой кумир на час
Считай, что ты расстался с парвеню
А я вот не хочу тебя прощать
Поскольку ни за что и не виню

* * *

Осень

«Скупая осень, чуточку блаженства…»

Нет осень не скупа. Она щедра.
Случается, что льет как из ведра
Иль моросит весь день без перерыва
Та самая «осенняя пора»
О коей А.С. Пушкин не вчера
Нам сообщил без всякого надрыва.

А впрочем что поделать ибо сплин
Как вирус поражает и мужчин
И женщин на сезон в тоску ввергая
Быть может лицезрение картин
Водой промокших гор или равнин
Грустить заставит даже попугая

Не знает попка то, что осень враг
Но не кричится радостно «дурак»
И прочее чему учили детки
А за окной опять усталый мрак
И дождь стучит мильонами тик так
И он сидит нахохлившийся в клетке

* * *

Варяги

Попадая в передряги
О штормах не зная сводки
По морям плывут варяги
На своих изящных лодках

Далеко не отплывая
Не теряя взором берег
В декабре плывут и в мае
Ради женщин, ради денег

Их боятся все: арабы
Итальянцы, франки, бритты
Изнасилуют, ограбят
И оставят тьму убитых

Их в церквях клеймит монахи
Им на встречу шлют дружины
Только побережье в страхе
Значит страх тот заслужили

И вассал не бьёт баклуши
И сосед поможет в драке
Но войска идут по суше
И плывет по морю драккар

И хотя сожгли давненько
Но кружатся чайки снова
Над сожжённый деревенькой
В вечном поиске съестного

Пленных женщин нет излишка
Пригодится бабье царство
И родят они детишек
Разноликих, разномастных.

* * *

У нас тут ни дождя ни снега
Я не доспал хочу в кровать
К тому ж лошадки нет для бега
Бразды пушистые взрывать.

В штанах все девки. Нету юбки,
Чтоб сдернуть смелою рукой.
Да и за чаем нет голубки
Не дряхлой, дряхлой… никакой!

Усадьбы нет. И где крестьяне?
Что пашут, сеют, боронят
И как же жить без старой няни?
Нет, Болдино ни про меня.

Черкешенки прекрасной нету.
Татар, что совершат набег…
Ужасно трудно жить поэту
В суровый 21-й век.

* * *

Звездец. Комедии финита.
Безумье бродит меж людьми.
Нет места для Адама Смита —
Адам запуган адом СМИ

* * *

Фразы

Некролог — это последнее резюме.

Ярко вырожденные черты лица.

Нечего хвастаться своим опытом если ты подопытный кролик.

Непунктуальные биографы сразу переходят к пятому пункту.

Если тебя поставили «вместо», то место не для тебя.

Путь спасения души такой: сначала в пятки, а потом на небеса.

Любопытствующий совсем не обязательно любитель пытать.

У оптимистов “ничего хорошего” — это всё-таки хорошо.

Наводчица это та, которая даст на водку.

Как я хорошо не понимаю…

Срубить сук по рублю.

Представители тихой поэзии часто бывает буйными в личной жизни.

Стремясь к гармонии забыл про пианино.

Вот змеи вроде двуязычие, а умеют только шипеть.

У всех, у кого борода и усы, сначала было рыльце в пушку.

Ручной дикообраз.

Чтобы последние оказались первыми, толпу надо испугать.

Брачная жизнь не удалась — она была легка на подъем, а он был тяжел на спуск.

Со снохою сносятся или сношаются?

Снохатый — некровный родственник у лосей.

Открытая деверь.

Закон телешоу — пять узколобых одного высоколобого всегда перекричат.

Когда душа играет в прятки, тогда она уходит в пятки.

Кровожадные всегда щедры на кровь.

Домашние сцены можно устраивать и на улице.

Жизнь проводя в библиотеке, ты избегаешь ипотеки.

Гарант все обещает, но ничего не гарантирует.

Любого Ганди можно использовать в пропаганде.

Английский френч это правдивый оксюморон.

Произвольный произвол хуже непроизвольного произвола.

На службу природы требуются природные служаки.

Послала мужа в продовольственный за гранатами, а он принес лимонки.

Как и прежде: закон — тайга, прокурор — медведь, но есть и прогресс — право все-таки телефонное.

Телевизор и есть твоя точка зрения.

Фига тебе с маслом — это было до санкций, теперь одна фига.

Парламент это место, где выбранные народом балаболы делят бабло.

Понятые, как правило ни в чем понятия не имеют.

Где наше не пропадало, обычно отыскивается в офшорах.

Для очистки совести иногда приходится идти в такие места, где тебя с ног до головы вываляют в грязи.

Если человеку говорят, что он достоин большего, значит он все таки в чем-то недостоин.

Когда в девушку влюбляются без памяти, то ей извиняют, что у нее память девичья.

Окончание
Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *