Леонид Аранов: Русские в Париже

 791 total views (from 2022/01/01),  13 views today

В планах Наполеона изначально был поход на столицу Российской империи Санкт-Петербург. Это очень логично. Взяв Петербург, можно было бы сразу без всяких посланников продиктовать свои условия мира и закончить войну. Взять столицу, это классика любой войны. Кроме того, от Парижа до Санкт Петербурга значительно ближе, чем до Москвы.

Русские в Париже

Часть 1. На пути в Париж

 Леонид Аранов

«Не знать истории — значит всегда оставаться ребенком». Марк Тулий Цицерон, философ, консул Римской империи в 63 году до н.э. 

 Прошло три года, как в Европе появилась единая валюта под названием «евро». Был май, и стояла необычайно теплая погода. А в России открылись границы для посещения европейских стран. Нужно было только иметь это пресловутое евро. И вот благодаря активности моей супруги, мое желание совпало с моей возможностью. Я в составе туристической группы вместе со своей активной супругой посетил Париж.

 Да, Париж один из самых красивых и элегантных городов мира. (В других городах Европы я еще не бывал). Как говориться, это город символ любви и романтики. Было очень приятно, отдать должное французской кухне и побродить по красивым бульварам. Но за всем этим мы совсем потеряли из виду нашу туристическую группу. Я знал только одно — место нашей встречи Нотр дам де Париж ( Notre-Dame de Paris). И первый молодой парижанин, которого я остановил, на мой вопрос на корявом французском «как добраться до Нотр дам де Париж, вдруг заговорил со мной на русском языке с легким французским акцентом:

 — Вы русские? А я русский казак

 — Откуда?

 — В 1814 году ваш царь Александр I, разгромив армию Наполеона, привел русских казаков в Париж. И многие казаки здесь женились или просто предавались любовным утехам с позволения прекрасных дам забытых Богом француженок. И моя прародительница быстро окрутила самого красивого и смелого казака.

 Этот краткий экскурс во французскую историю молодого парижанина, потомка русского казака заставил меня по возращении в Россию окунуться во времена 200 летней давности.

К началу 1812 года французским императором Наполеоном I была завоевана практически вся Европа. И от всех покоренных стран Наполеон требовал новобранцев для своей армии. В ее рядах были немцы, голландцы, поляки, швейцарцы, итальянцы и другие народы. Весь экономический и людской потенциал континентальной Европы Наполеон направил на создание своей «Великой Армии», как амбициозно он ее назвал. И эту армию он готовил к походу на Россию.

Причин для этого похода было достаточно много, отношения между Наполеоном I и Александром I обострялись. И в личном плане также. Как христианин Наполеон не мог простить Александру его молчаливого согласия на убийство своего отца в обмен на царскую корону. А это уже есть соучастие в убийстве, которое Александр мог предотвратить одним словом «нет». (В библейском понимании «отцеубийство» составляет саму суть первородного греха). Так произошел дворцовый переворот в России. Но главная причина войны — это нарушение, так называемого, Тильзитского соглашения (в г. Тильзит на Немане). По этому договору с целью обеспечения блокады Англии России запрещалась торговля с этой морской державой. Однако Россия очень скоро нарушила этот невыгодный для нее договор, и стала принимать в своих портах английские торговые суда.

Как отмечает публицист Суданов Георгий, «к войне с Францией Россия готовилась давно. В том, что она будет, практически никто не сомневался. Как отмечает историк Б.С. Абалихин, русское командование своевременно получало данные о стратегических расчетах Наполеона». И этим источником ценнейшей информации был в то время министр иностранных дел Франции Шарль Морис Талейран. Свои услуги он сам предложил лично Александру I.

«Вовремя предать — это не предать, а предвидеть». Под этим девизом прошла вся служба «выдающегося» министра иностранных дел Франции Шарля Мориса Талейрана и при императоре Наполеоне I, и при короле Людовике XVIII.

На факт скорого начало войны также указывает историк Безотосный В.М.: «в русских штабах задолго до войны знали о дне ее начала». Тем не менее, готовность России к войне была весьма сомнительной. Зная заранее дату начала войны, русские войска летом 1812 года находились в разных районах России, лишенные единого командования. Они находились в Литве под командованием М. Барклай де Толли, в Белоруссии под командованием П. Багратиона и на Украине под командованием А. Тормасова. 12 июня 1812 года Великая Армия в районе реки Неман пересекла границу России. Общая численность ее составляла порядка 600 тысяч человек. 22 июня 1812 года Наполеон официально объявил императору России Александру I о начале войны, которая унесла впоследствии десятки тысяч жизней с обеих сторон. А первыми Великую Армию встретили казачьи полки атамана Платова, оказав ожесточенное сопротивление.

В истории Отечественной войны 1812 года всегда главной ударной силой русской армии считались казаки. Впрочем, и во многих других русских войнах ⅩⅼⅩ века также. Как отмечает историк И. Быкадоров «среди казаков самым известным из участников войны 1812 года, безусловно, является донской казак атаман М.И. Платов. В 18-летнем возрасте он уже командовал полком. Подвиги. Платова на ратных полях не остались незамеченными. С 1790 года Платов — атаман Чугуевского и Екатеринославского полков, в 1793 году получил чин генерал-майора. А за разгром войска маршала Нея, ближайшего сподвижника Наполеона, в октябре 1812 года он был возведен в графское достоинство. Можно отметить генерала Дмитрия Ивановича Иловайского и его сыновей в войне 1812 года. Трое из них стали георгиевскими кавалерами, а четверо — генералами.

3 августа 1-я и 2-я русские армии соединились недалеко от Смоленска. Командование над ними принял Барклай-де-Толли. Одновременно командующий 3-ей русской армией Тормасов получил приказ императора Александра I «решительно действовать во фланг и тыл неприятельских войск, устремленных против 2-й русской армии».

Общая численность русских войск под Смоленском из-за понесенных при отступлении потерь составляла 120 тысяч человек, что было значительно меньше французской армии. Артиллерии — почти вдвое меньше. Но как утверждают отдельные историки, по насыщенности огневыми средствами и по качественным характеристикам артиллерии русская армия превосходила французскую армию». При этом в русской армии уже было пополнение в виде казачьего войска, что составляло дополнительно 20-25 тысяч казаков.

В августе 1812 года на Дону был объявлен призыв всех здоровых казаков от 16 до 60 лет в Русскую армию. Услышан этот призыв был и в доме казака Меркулова.

 — Ну что сынок. Пора и тебе собираться на войну. Я стар, а ты как раз созрел для нынешних баталий. Я с турками воевал, а тебе придется француза образумить. Наш земляк атаман Платов прислал указ, всем здоровым казакам явиться к месту сбора, — так приветствовал своего сына Гришку старый казак Меркулов, входя в его комнату. Сам Платов со своим сыном Иваном и его братьями уже встречают Бонапарта на берегах реки Неман. И сыновья генерала Иловайского тоже там.

 — Что ты, старый! Сынок только еще с невестой своей познакомился, медовый месяц не отгулял. Война подождет , — Это вошла к комнату вся в слезах жена казака Меркулова.

 — Нет, мать. Ждать нельзя. Платов ждет. Я ему письмо подготовил. Для нашего Гриши уже лучший конь у ворот стоит, нетерпеливо копытами бьет, вот невеста подождет, а нет — другую найдем.

Быстро прошли проводы любимого сына. И вместе с ним покинули родную станицу многие казаки молодые.

А бедная мать-старушка долго не могла успокоиться, хватаясь за сердце. Слезы текли рекой — она рассталась со своим единственным ребенком — всего — то 16 лет. Ее муж все свои молодые годы провел на войне: то с турками, то на Кавказе вместе с атаманом Платовым. Вернулся уже калекой. Конечно, можно было бы задержать, не посылать сына казака Меркулова на эту беспощадную войну. И атаман Платов все бы понял. Но самого Гришку уже нельзя было остановить. Воспитанный в строгих правилах казацкой удали и верности долгу, он был непреклонен. Гордость не позволяла ему остановиться, не дай Бог, кто-то упрекнет его в трусости.

 В планах Наполеона изначально был поход на столицу Российской империи Санкт-Петербург. Это очень логично. Взяв Петербург, можно было бы сразу без всяких посланников продиктовать свои условия мира и закончить войну. Взять столицу, это классика любой войны. Кроме того, от Парижа до Санкт Петербурга значительно ближе, чем до Москвы.

К началу войны 1812 года Швеция и Россия в политическом отношении очень сблизились. В результате переговоров, как пишет историк С. Волгин в журнале «Военное Обозрение», король Швеции Бернард и Александр I пришли к соглашению подготовить 80-ти тысячный шведский корпус для ведения войны в союзе с Россией против Франции, если последняя направит свои дивизии на север и на Санкт-Петербург. Король Швеции понимал, что в случае захвата Наполеоном Петербурга, Швеция подвергнется большой опасности. Для обороны Петербурга был уже подготовлен корпус в 25 тысяч человек русского генерала Петра Витгенштейна. И об о всем стало известно императору Франции. В случае похода на Петербург «Великая Армия» рисковала попасть в такие «клещи», из которых могла точно не выбраться. И Наполеон предпочёл длинный и полный опасностей путь на Москву. Окончательный план Наполеона, как утверждает историк Петр Мультатули, был очень прост — до наступления холодов разбить русскую армию, войти в Москву и короноваться там как новый русский царь. Но то, что очень просто было в планах французского императора, оказалось совсем не просто. Его ждали бесконечные кровопролитные сражения со стороны русской армии и развернувшегося партизанского движения. Да еще эта, так называемая «летучая» казачья конница. Этот императорский план похода на Москву 22 июня1814 года очень напоминает блицкриг А. Гитлера 22 июня 1941 года. Это какая-то мистическая дата, оба они пошли на Россию в один день 22 июня. И, в конечном счете, с одинаковым результатом.

Как писал В. Ключевский,[1] «история не учит, она лишь жестоко наказывает за незнание её уроков». К сожалению, Гитлер Ключевского не читал.

Русская армия отступала, продвигаясь по смоленской дороге к Москве. Командующий русской армией Барклай-де-Толли не решался дать генеральное сражение Великой Армии Наполеона. Главной задачей российской армии при отступлении, было сохранить людей. И 20 августа 1812 года Император Александр I объявил о назначении главнокомандующим всеми российскими армиями и ополчениями, действующими против императора Наполеона I генерала от инфантерии светлейшего князя М.И. Голенищева-Кутузова. Он требовал от него генерального сражения с французской армией.

И в районе деревни Бородино недалеко от Москвы Кутузов 26 августа 1812 года решил дать генеральное сражение Наполеону. Наполеон ждал этого сражения и не сомневался в победе. Но на пути от Немана до Смоленска армия императора Франции понесла неожиданно большие потери в личном составе. Как пишет историк В. Земцов, «Причиной этого было то, что к боевым потерям добавилось огромное количество больных и дезертиров. Только от Немана до Витебска Великая Армия потеряла 15 тысяч человек убитыми и ранеными, и 135 тысяч больными. А более 200 тысяч человек были дезертиры». В сражении за Смоленск, французская армия потеряла убитыми еще 14041 человек». А Смоленск, это по существу являлся воротами Москвы. Сколько было дезертиров, больных, раненых при этом, никто не считал.

Вообще дезертирство в Великой Армии стало уже почти нормой, особенно среди солдат покоренной Европы, которые совсем не жаждали умирать за ненавистного им императора. Отмечает историк, академик

Тарле Е.В: Начавшееся мародерство и грабежи местного населения французскими солдатами в походах было так велико, что ненависть к неприятелю росла с каждым днем… и часто заканчивалось убийством непрошенных гостей. «Вилы в бок и все дела». Но это не касалось дезертиров, бегущих от войны.

Русский человек добр. Иногда, даже излишне. Видимо и поэтому, огромная часть войска Наполеона после окончания войны осталась в России просто жить. Большинству русские люди помогли просто Христа ради, подобрав их обмороженными и голодными. И они вполне прижились в России, стали совсем русскими. Мы прекрасно помним их по многочисленным дядькам, гувернерам, замелькавшим в русской литературе после 1812 года. Они явились родоначальниками многих известных фамилий, вроде Лурье, Машеров (от mon cher), Машановы, Жанбровы, Берги и Шмидты…». По данным историков, после исхода Великой армии, в России остались около 200 тысяч бывших пленных и дезертиров.

Из воспоминаний французского дезертира, его захватили в плен казаки Платова: «Разгоряченный Платов немедленно дал ему в морду, потом велел напоить водкой, чтобы не замерз, накормить и отправить в теплый обоз, чтобы оголодавший и обмороженный солдат не простудился». Что касается обморожений «генерал Мороз» не щадил и русских солдат. Тут можно помянуть добрым словом императора Павла I. Одним из его указов предусматривалось для солдат шить меховые безрукавки, которые должны одеваться под мундир в зимнее время. Но Павел был убит. Указ забыт. А пошитые меховые безрукавки быстро исчезли. Видимо были слишком хороши.

По сведениям Александра Ивановича Михайловского — Данилевского[2] численность личного состава армий перед началом битвы при Бородине составляла: французских солдат — 160 тысяч человек (вместо 600 на Немане), русских солдат — 128 тысяч человек. Великая Армия подходила к генеральному сражению изрядно «потрепанной».

 В самый разгар Бородинского сражения, по замыслу главнокомандующего Кутузова, казачьи полки и легкая кавалерия под предводительством атамана Платова незаметно подошли к расположению противника и ударили ему в тыл, разгромив корпус маршала Нея, ближайшего сподвижника Наполеона. Паника в рядах французов на несколько часов ослабила натиск неприятельского войска. Это позволило казакам захватить главный обоз наполеоновской армии. Казалось, еще одна решительная атака и французы будут сдавать свои позиции.

 «Кавалерийская диверсия Платова, хотя и не нанесла особенного ущерба французам, но вызвала у Наполеона чувство неуверенности в безопасности собственных тылов. Тем, кто находился в Бородинском сражении, конечно, памятна та минута, когда по всей линии неприятеля уменьшилось его упорство атак, и нам… можно было свободней вздохнуть», — писал военный историк, генерал Михайловский-Данилевский.

 На знаменитом Совете в деревне Фили, Платов выступил за то, чтобы дать Наполеону решительное сражение, и император Франции будет отступать. Платов был не единственный, кто требовал «решительного сражения». На этом настаивал и генерал князь Багратион. Он в это время с тяжелым ранением находился в походном лазарете.

Но Кутузов решил иначе. Он приказал сдать Москву без боя. При этом, эвакуировав население, Москву по согласованию с Александром I подвергнуть пожарам. «Чтоб не задерживался наш супостат и никакого ему передыху», — так заявлял Кутузов своим генералам. Ибо главное, считал он, — сохранить армию для решающих боев, которые впереди.

 Пётр Иванович Багратион умер от гангрены, спустя 17 дней после ранения.

В истории войны 1812 года всегда остается вопрос, кто одержал победу при Бородине. Спорный вопрос. Но вот воспоминания французского генерала Пельпора: «Эта победа, столь мучительная и так дорого купленная, была не полной, она нас опечалила! Французские солдаты были поражены таким количеством убитых и раненых. Убитые свидетельствовали скорее о храбрости побежденных, чем о нашей победе. Если уцелевший неприятель отступил в таком блестящем порядке, гордым и не теряющим мужества, что значило для нас приобретение какого-то поля битвы

Скажи-ка, дядя, ведь недаром
Москва, спалённая пожаром,
Французу отдана?
Ведь были ж схватки боевые,
Да, говорят, еще какие!
Недаром помнит вся Россия
Про день Бородина
!

  М.Ю. Лермонтов

Оккупация Москвы́ Великой Армией под командованием императора Наполеона началась 14 сентября 1812 года и продолжалась больше месяца. Она стала переломным моментом в Отечественной войне 1812 года.

 Первоначально Наполеон был уверен, что занятие Москвы остановит войну, и позволит ему продиктовать России условия мира и обеспечит мировое господство. Но Москва эту армию встретила пожарами. В те дни Наполеон напрасно ожидал в полыхающей Москве капитуляции.

Напрасно ждал Наполеон,
Последним счастьем упоенный,
Москвы коленопреклоненной
С ключами старого Кремля:
Нет, не пошла Москва моя
К нему с повинной головою.
Не праздник, не приемный дар,
Она готовила пожар
Нетерпеливому герою.

А.С. Пушкин

Надо только отметить, что в госпиталях, московских храмах и других постройках было до 22 тысяч раненых русских солдат, которые по принятому в то время военному обычаю оставались на милость победителя. Историк Н.А. Троицкий пишет об оставлении Москвы: «Царские власти оставили в городе, обреченном на сожжение, 22,5 тыс. раненых, из которых от 2 до 15 тыс. (по разным источникам) сгорели». Российские власти принесли их в жертву ради сохранения армии, ради победы и сохранения личной власти императора Александра I. (ведь Наполеон собирался в  Москве короноваться как русский царь).

Подобный метод борьбы принял впоследствии вождь советского народа в войне 1941-1945 годов. Перед наступающей фашистской армией деревни, поселки, где еще проживали старики, женщины, дети были сожжены. Чтобы не было где врагу остановиться, обогреться, подлечиться. Вот цитата из газеты «Газета RU» : «80 лет назад появился секретный приказ Сталина № 0428, предписывавший разрушать и сжигать дотла все населенные пункты в тылу немецких войск», « И приказано сжигать все на пути нашего отступления»

Да, «у войны не женское лицо».

 И, конечно, кроме пожаров, Наполеона очень беспокоило отсутствие известий о русской армии. Армия Кутузова представляла собой реальную угрозу. Надо было торопиться с заключением мира. В то время в армии Наполеона служил известный французский писатель Стендаль в качестве военного интенданта. Он писал: «Этот город был незнаком Европе. В нем было около восьмисот дворцов, подобных которым не было в Париже. И слухи о городе полном богатств быстро облетели все лагеря «Великой Армии. По всей Москве действовали мародеры. Армия не получала от Франции уже никакого материального обеспечения. И для французской армии Наполеоном Москва была объявлена трофеем. Приказом было разрешено грабить город. И тогда дочиста были разорены многочисленные московские монастыри. Солдаты сдирали с икон серебряные оклады, собирали лампады, кресты… Появление мародеров с мешками полными дорогих вещей привело к массовому бегству солдат в город… Армия разлагалась на глазах, становясь все менее боеспособной. Восстановить порядок было уже невозможно. Угроза предания военно-полевому суду никого не пугала, так как в грабежах участвовала вся Великая Армия».

 В тоже время армия Кутузова постоянно росла и усиливалась. На неоднократные обращения Наполеона к русскому императору о заключении мира ответа он не получал. И французский император принимает очень трудное для себя решение покинуть Москву и отходить на запад. За время оккупации город был полностью разграблен и опустошён пожаром. При отступлении Наполеон приказал взорвать Кремль и сжечь монастыри. Часть кремлевских стен и некоторые башни получили серьезные повреждения. Была разрушена Гранатовитая палата, сгорел дворец, но соборы уцелели. Несмотря на огромное количество взрывчатки, устояла и колокольня Ивана Великого… В последний раз перед 1812 годом Москва была занята иностранными войсками 200 лет назад. Это было «Смутное время»[3] во время русско-польской войны.

 Как пишет Сергей Волгин, во время пребывания Наполеона в Москве его генералами предлагалось направить свою армию в Санкт Петербург. Но императору было известно, что шведский король Бернард уже подготовил 80-ти тысячный корпус и направил свои войска к границе России для обороны Петербурга. Понятно было и то, что зимний поход будет сопряжен и с мародерством и дезертирством в армии и прочим. И еще эта «летучая» казачья конница, возникающая вдруг ниоткуда.

Понимая все это, 19 октября французская армия теперь могла двигаться только в сторону Франции. В количестве 110 тысяч человек с огромным обозом она стала покидать Москву. Маршрут был проложен по не разоренной войной местности, где еще не бывало Великой Армии — через Калугу и далее только на запад. Но дорогу на Калугу Наполеону уже закрыла армия Кутузова. Теперь для французского императора оставался только прежний путь по старой Смоленской дороге.

Платов, по приказу Кутузова, в спешном порядке провел на Дону дополнительную мобилизацию, куда и попал наш герой Гришка Меркулов в один казачий полк вместе с Иваном, сыном атамана Матвея Платова. Они встретились и подружились. Разница в возрасте и чинах их не смущала — есаул и полковник. Станица на Дону их уже давно породнила. Вставшему во главе увеличенного войска всей русской армии, Кутузов дал приказ Платову преследовать уходящего из столицы противника. В первом же бою казаки разгромили арьергард армии Наполеона. При этом были захвачены часть обозов и артиллерии. На очередном привале Иван обратился к своему отцу Матвею Ивановичу:

 — Отец, а где же наш Гришка?

 — Гришка был сегодня молодец. Он так рубанул своей саблей польского улана, что тот с диким воплем замертво упал. А сам Гришка от обилья вражьей крови чуть в обморок не упал. Сейчас казаки его поздравляют, да приводят в чувство. Все-таки это его первый бой. Да вот и он.

 — Да, я кровищи сегодня много повидал. Мне приходилось в своей станице часто драться из-за баб. Говорят, и Наполеон полез в Россию из-за бабы? — заговорил вдруг Гришка.

 — В царевы дела нам не следует лезть. Наше дело бить врага! Но, как говорят в народе «все войны начинаются из-за баб или из-за денег», — ответил атаман.

Как известно, в 1810 году Наполеон I просил руки Великой русской княжны Анны, которая была дочерью императора Павла I. Однако ему российским императором Александром I было отказано: «Не княжеского рода, проситель наш, ему не место при дворе нашем», — думал российский император царь по крови и титулу. Конечно, для императора Франции такой отказ со стороны русского царя был воспринят как оскорбление. Но война из-за женщины? В принципе это совсем не ново. Достаточно вспомнить древнегреческую «Прекрасную Елену», из-за которой разразилась ТРОЯНСКАЯ ВОЙНА[4] .

Так или не совсем так, но в данном случае определенную роль вполне могла сыграть именно «женщина». Конечно, были и другие чисто политические причины. Последний этап войны в России прокомментировал беспристрастный наблюдатель Клаузевиц[5] ⃰:⃰ «Русские редко опережали французов, хотя и имели для этого много удобных случаев; когда же им и удавалось опередить противника, они всякий раз его выпускали. Во всех своих последних боях французы оставались победителями. Русские давали им возможность осуществить невозможное.

Но если мы подведём итог, то окажется, что французская армия перестала существовать, а вся кампания завершилась полным успехом русских за исключением того, что им не удалось взять в плен самого Наполеона и его ближайших генералов, маршалов…».

 Да, в военном таланте Наполеону не откажешь. Но в стратегическом планировании Кутузов его, несомненно, превзошел, за что судьбой дарована ему Победа.

 К концу 1812 года Отечественная война практически завершилась полным разгромом вторгнувшейся Великой Армии. Последняя точка в войне на российской территории была поставлена 26 декабря 1812 года. И казачьи полки первыми, встретив армию Наполеона на Немане, первыми переходят границу Российской империи, чтобы «проводить» Наполеона с остатками «Великой Армии» в Европу и до Парижа. При этом третья часть казаков, ушедших на войну, устлала своими телами путь от Москвы до Парижа. Это составляет примерно 13 тысяч человек. А всего погибло русских воинов за всю войну 160 тысяч человек. Такова цена победы.

За все время из 600-тысячной армии императора смогли выжить, спасшись бегством, лишь около 30 тысяч человек. А с Наполеоном в Париж вернулось лишь около 9000 солдат. Теперь война развертывалась уже в Европе.

По призыву Александра против Наполеона создавалась европейская коалиция, и первым отозвался на этот призыв король Швеции Бернадот. Затем к коалиции присоединились союзники России Австрия и Пруссия. Начинается уже освобождение Европы. Казаки отважно дрались под Дрезденом, Лейпцигом, Веймаром, Ганау.

28 апреля 1813 года смерть настигла русского полководца, героя Отечественной войны 1812 года Михаила Илларионовича Кутузова. Он фактически умер в боевом строю. На его пост был назначен генерал Барклай де Толли.

Самое решающее сражение произошло в битве под Лейпцигом, названной впоследствии «битвой народов», где император потерпел крупнейшее поражение. Однако Наполеон к началу 1813 года смог буквально за несколько недель сформировать новую армию. Он собрал под свои знамена 500 тысяч бойцов. Правда, Франция обезлюдела, брали уже не только мужчин, но и юношей. Но эта новая армия еще совсем не была готова к военным действиям, и назвать ее «Великой» было уже никак нельзя.

 Для продолжения войны Наполеону нужен был временный мир (перемирие). И мир, в принципе, был возможен. Петербург, Вена и Берлин были готовы к переговорам. Но по-прежнему уверенный в своём таланте и патриотизме французской армии Наполеон совершает роковую ошибку — он не хочет идти на уступки. В многонациональной армии Наполеона многие солдаты не слишком горели желанием умирать за Францию на полях Центральной Европы и при первой возможности бежали, становясь под знамена своих Отечеств. Наполеон терял своих вассалов. Он ещё не понял, что поражение в России — это конец его мечте об общеевропейской империи. Тем не менее, император был убежден в победе и надеялся на блистательный реванш. Но теперь Наполеон был вынужден сражаться уже с большей частью Европы. И его поражение было предрешено.

Конец 1-й части

Примечания

[1] Василий Осипович Ключевский русский историк, заслуженный профессор Московского университета конца XIX века.

[2] генерал-лейтенант, историк, автор первой официальной истории Отечественной войны 1812 года, написанной по заданию императора  Николая I.

[3] период в истории России с 1598 года по 1613 год. Это время ознаменовалось большими стихийными бедствиями. Происходили многочисленные случаи борьбы «самозваных» претендентов на царство московское, а также внешней интервенции, гражданской, русско-польской и русско-шведской войны.

[4] Согласно мифам Древней Греции поводом к этой войне явилось похищение Парисом, сыном троянского царя Приама, Елены Прекрасной, жены спартанского царя Менелая.

[5] Прусский военный теоретик и историк. В 1812-1814 годах служил в русской армии

Print Friendly, PDF & Email

5 комментариев к «Леонид Аранов: Русские в Париже»

  1. Бог с ней, с грамматикой. Не за неё боролись; я тоже больше верю Евгению П., чем Аранову.
    Один девиз Талейрана — «Во-время предать — это не предать, а предвидеть». — настораживает. Но автор старается , ищет чего-то. Может быть, найдёт.
    Кстати, у автора больше грамматических ошибок, чем у Вас.
    А ведь он живёт не в Вашингтоне.
    Вот и гордится , что русские доскакали до Парижа после Бородино.
    Чем только люди не гордятся, — и тем, что они русские, и тем, что — евреи.
    И тем, что превратились в нечто среднее, русско-еврейское, а проще говоря, — в совков.
    Об этом рассказал Л. Радзиховский — https://newrezume.org/news/2022-01-02-45998.

  2. Лев Мадорский: Спорить или не спорить. Вот в чём вопрос?
    _________________________
    Текст «Леонид Аранов: Русские в Париже» , возможно, взят из учебников (каких — не указано)).
    Если из толковых, — годится, если из Ключевского или Мифов Древней Греции, — ещё лучше.
    Что касается М из Вашингтона: “Как такое можно писать сегодня!.. В нынешнем положении России без скреп ну ни как.”, — если не обращать внимания на грамматику М., то, восхитившись “патриотизмом” г-на М из В.,
    «прозорливостью г-на М из В. , хотелось бы узнать, прочитал ли М. работу до конца и чем автор
    скрепляет положение России, которое хуже губернаторского?
    И ваще, здесь в Мастерской (и не только) такие СКРЕПАРИ появляются, что Леониду А. до них,
    как Бену до Гумилёва.
    Кроме того, это ещё не Париж, а “Часть 1. На пути в Париж”. Подождать надобно другие части.
    Может, Леонид А. вырулит от Пушкина к Гумилёву.

    1. Извините за грамматику. Не писал по русски больше 30 лет.
      Теперь по поводу статьи. Я больше доверяю работе Евгения Понасенкова «Первая научная история войны 1812 года». В ней более 4 тысяч сносок на реальные документы, а не лубочное описание той войны. Официальная российская пропаганда поддерживает эти мифы(скрепы). Большинство людей в России, да и не только, продолжает верить в эти мифы. Марк Твен писал, что легче человека обмануть, чем убедить, что его обманывают. Кто контролирует настоящее, тот контролирует прошлое. Кто контролирует прошлое, тот контролирует будушее.
      Вот почему я так отрицательно отношусь к таким сочинениям.

  3. «М из Вашингтона» прав: начал читать, прельстившись заглавием, т. к. мало нформации именно о русских в Европе и в чстности в Париже. Но текст — просто перепечатка из школьного учебника.

  4. Такое впечатление, что рассказ составлен из каких-то агиток дореволюционного и советского периодов. Как такое можно писать сегодня! Видимо опять появился спрос. В нынешнем положении России без скреп ну ни как.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Арифметическая Капча - решите задачу *