Михаил Ривкин: книга Шофтим

 574 total views (from 2022/01/01),  2 views today

Девтерономисту уже не надо было ничего придумывать. В его руках уже было достаточно исходного материала, и ему оставалось только разместить в правильном хронологическом порядке, согласовать отдельные рассказы, а также согласовать начало книги Шофтим с последними словами книги Йеошуа, чтобы получить настоящее историческое сочинение

Книга Шофтим (Введение)

Михаил Ривкин

Девтерономист сумел выполнить огромную и сложнейшую работу, собрав воедино отрывочные сказания, баллады и легенды о древнейшем периоде израильской истории. Разрозненные «зёрна исторической истины», он превратил в историческое повествование в полном смысле слова. Из отдельных эскизов и зарисовок с натуры он сумел составить грандиозное панорамное полотно. В книге Йеошуа Девтерономист как бы висел в воздухе, и должен был совершать сложнейшие акробатические трюки, иными словами — смело давал волю своей фантазии, чтобы его рассказ стал похож на настоящее историческое сказание. В книге Шофтим перед ним стояла куда более лёгкая задача: можно сказать, что он уже стоит двумя ногами на твёрдой почве исторических фактов. С этого момента и далее Девтерономисту уже не надо было ничего придумывать. В его руках уже было достаточно исходного материала, и ему оставалось только разместить в правильном хронологическом порядке, согласовать отдельные рассказы, а также согласовать начало книги Шофтим с последними словами книги Йеошуа, чтобы получить настоящее историческое сочинение, которое отвечало бы в полной мере тем критериям, которые он сам установил. И, главное: критерии эти не слишком отличались от критериев античных историков.

«Если учесть так же пронизывающее сочинения Девтерономиста и Хрониста стремление выявить и описать причины событий и явлений, структурную для их картин мира казуальность, равно как и признание ими, особенно Хронистом, определяющей роли укоренённой в человеческом мире причины даже таких событий, как катастрофа 586 г. до н.э., то вполне вероятным представляется вывод об отсутствии типологических различий между осмыслением причинности в моделях мира ближневосточного и античного историописаний 1 тысячелетия до н.э.»[i]

Книга Шофтим была самостоятельным и законченным сочинением ещё до того, как была сведена воедино с другими трудами Девтерономиста. Вероятно, Девтерономист основательно отредактировал и выправил тот первоначальный текст, который имелся в его распоряжении, чтобы добиться как стилистической, так и мировоззренческой однородности всего рассказа, от Йеошуа и до падения Первого Храма. Но многие особенности книги Шофтим всё равно заметны. В ней много отдельных, очень коротких, ярких и колоритных эпизодов, не сильно увязанных друг с другом. И даже после всех редакций мы можем уловить различие в манере изложения между авторами этих коротких рассказов, в их верованиях и представлениях об окружающем мире.

Книга Шофтим начинается необходимой редакторской связкой с предыдущей книгой Йеошуа:

«И было, по смерти Йеошуи» (Шофтим 1:1)

Однако уже из следующих слов совершенно ясно, что перед нами не продолжение предыдущего повествования, а альтернативная версия тех же самых событий, которые в нём изложены. Та история завоевания Кнаана, которая изложена в книге Шофтим, ближе к исторической реальности, чем рассказ в книге Йеошуа.

«Сказанное подтверждается содержанием первой части книги Судьей (1:1—3:5), которое представляет собой не только повтор, но и пересмотр рассказанного в книге Йехошуа — с целью отчетливее и нагляднее показать различие между овладением Страной Обетованной таким, каким оно виделось в идеале, и завоеванием Ханаана, каким оно было на самом деле (или казалось, что таковым оно было на самом деле). Различия действительно заметные и значительные»[ii]

Книга Шофтим рассказывает о длительных войнах колен Израиля за Страну Кнаан в период Судей. Смысл всех этих бесконечных войн с аборигенами становится понятен только исходя из общего допущения, что Кнаан не был завоёван во времена Йеошуа. Поэтому редактор предпослал собственно книге Шофтим перечень тех частей Кнаана, которые не были завоёваны коленами Израиля. Отсюда ясно следует, что в древности Колена Израиля не были единым народом, и что не было одновременного перехода реки Иордан всеми коленами, но что каждое колено предприняло самостоятельный поход, чтобы завоевать свой удел. Объединение колен Израиля в единый народ произошло позднее. Некоторым коленам сразу же удалось закрепиться в Кнаанане. Однако большая часть колен сначала смогли нанести поражение местным жителям, однако спустя какое-то время те смогли сорганизоваться, отбросить завоевателей, и даже покорить какую-то их часть. В течение нескольких сот лет между коленами Израиля и народами Кнаана шли непрерывные войны, с переменным успехом. Во времена Шемуэла и Шаула процесс слияния колен в единый народ окончательно завершился. В известном смысле, именно это время можно считать началом истории Израиля, как единого народа. Однако танахическая историография (Девтерономист и Хронист) исходит из иного допущения: она отодвигает появление народа Израиля ко временам Исхода из Египта и странствий в Пустыне. Не отдельные кочевые племена вошли в Кнаан с целью завоевания, но единый, могучий, обладающий древней и славной историей, озарённый благословением Всевышнего и возглавляемый учеником Моше народ Израиля. Но если так, то почему же во времена Судей в Кнаане шли непрестанные войны, и народы кнаанские теснили, а иногда и притесняли, колена Израиля? В книге Йеошуа сказано, что не всю Страну Кнаанскую сумели захватить, а в книге Шофтим приводится несколько подробных перечней тех частей, которые не были захвачены. После того, как были зафиксированы в двух главных версиях священной истории несомненные и общеизвестные современникам Девтерономиста и Хрониста исторические факты, нужно было дать эти фактам некое обобщающее, мировоззренческое, теологическое объяснение. Именно такое объяснение даёт книга Шофтим в своих первых главах. Для Девтерономиста было очевидно, что наряду с обычными факторами причинности, относящимися к сфере «человеческого, слишком человеческого», главнейшим и решающим фактором завоевания Кнаана было Сверхъестественное, Б-жественное Провидение. Ещё во времена Патриархов поклялся Всевышний дать им эту Страну в удел вечный. Именно ради этого Он вывел их потомков из Египта и перевёл их через Иордан. Историческая реальность плохо с этим допущением согласовалась. Девтерономисту нужно было это противоречие как-то объяснить. Он так старался, что нашёл сразу несколько объяснений этому противоречию, и приводит их все, не заботясь о том, что во многом эти объяснения противоречат друг другу, и, в свою очередь, могут породить сложности и противоречия. В одном коротком отрывке он приводит сразу два таких объяснения:

А) И вот те народы, которых оставил Г-сподь, чтобы испытать ими Исраэйльтян, всех, которые не .знали обо всех войнах Кенаанских, Для того только, чтобы знали поколения сынов Исраэйля, как вести войну, потому что прежде не знали ее (там 3:1-2)

В) Оставлены были они для испытания ими Исраэйльтян, дабы узнать, будут ли они повиноваться заповедям Г-сподним, которые Он заповедал отцам их через Моше. (там 3:5)

Но этого Девтерономисту показалось мало, и он предпослал этим двум ещё одно объяснение, на сей раз — более длительное (там 2:1-23). Народы Кнаана были оставлены на своих местах в качестве наказания Израилю, потому что тот не внял Гласу Всевышнего. Ангел Всевышнего явился сынам Израиля, шествуя из Гилгаля в Бохим. Он упрекает их в том, что они преступили Завет и не уничтожили языческих жертвенников, как им было заповедано, и вновь напоминает слова Завета:

«И вы не заключайте союза с жителями земли этой, жертвенники их разрушьте». Но вы не послушали гласа Моего. Что это вы сделали? И потому говорю и Я: не прогоню их от вас, и будут они для вас тенетами, и божества их будут для вас западнею» (там 2:2-3)

Стиль этого отрывка явно указывает на сильное влияние книги Деварим. К этому же эпизоду Девтерономист добавил повторное описание смерти Йеошу. О ней нам уже в деталях рассказали в конце книги Йеошуа, но нужно было вновь объяснить грехи Израиля отсутствием сакрального, непререкаемого авторитета. После смерти Йеошуа и старейшин, помнивших ещё времена Моше,

«встало после него поколение другое, которое не знало Г-спода и деяний Его, совершенных Им для Исраэйля. И стали сыны Исраэйля делать злое пред очами Г-спода, и служили Баалам. И оставили они Г-спода, Б-га отцов своих, выведшего их из земли Египетской, и последовали за Б-гами другими, из божеств народов, которые вокруг них; и поклонялись им, и гневили Г-спода, И оставили они Г-спода, и служили Баалу и Аштортам. И воспылал гнев Господень на Исраэйля, и предал Он их в руки грабителей, и они грабили их; и предал их в руки врагов их, окружавших их; и не могли они больше устоять пред врагами своими» (там 2:10-14)

И речь не идёт о каком-то единичном нарушении Завета. Этот грех повторялся раз за разом. Раз за разом посылает Всевышний Судей, чтобы избавить Израиль от вражеского ига, и без результата!

И поставил Господь судей, и они спасали их от рук грабителей их. Но и судей своих они не слушали, ибо ходили блудно вслед за другими Б-гами и поклонялись им (там 2:16)

На этом можно было бы и закончить предисловие, но Последний редактор добавил от себя:

«за то, что преступил народ этот завет Мой, который Я установил с отцами их, и не слушали гласа Моего, Я тоже не стану больше изгонять от них ни одного из тех народов, которых оставил Йеошуа, умирая Чтобы испытать ими Исраэйля: станут ли они держаться пути Г-сподня и ходить по нему, как держались их отцы, или нет? И оставил Г-сподь народы эти, и не изгнал их сразу, и не предал их, в руки Йеошуи» (там 2:2-23)

Таким образом, Девтерономист выстроил ясную и убедительную теологическую модель. Когда сыны Израиля грешили, Всевышний предавал их в руки врагов, которые притесняли и угнетали их долгое время. И тогда сыны Израиля вспоминали о Г-споде, и вопияли к нему воплем великим и горестным. Г-сподь отвечал им, и посылал им избавителя и вождя, который спасал их от врагов. Во все дни жизни Судьи сыны Израиля были послушны Гласу Г-сподню, но после смерти Судьи возвращались на стезю греха, результатом чего становилось новое подчинение вражескому игу. И этот порочный круг повторялся в течение всего периода Судей. Это — общая парадигма книги Шофтим, и рассказ о событиях и пертурбациях каждого поколения, рассказ о каждом из Судей Израиля выстроен в точном соответствии с этой парадигмой. Однако в качестве исходного материала Девтерономист имел очень разные рассказы, написанные очень разными авторами. И эти различия, несмотря на все редакторские старания, весьма заметны и в стиле рассказов, и в их литературной форме. Книга Шофтим — это собрание отдельных рассказов о судьях, которые Девтерономист старательно выстроил как единую священную историю вдоль хронологической оси, удлинив, тем самым, период Судей вне всяких реальных исторических пропорций.

«На восприятие и осмысление создателем (создателями) Ранних пророков эпохи судей как некоей историко-временной цельности указывает также количество судей в этом повествовании — их двенадцать: восемь так называемых «малых» судей и четверо так называемых «больших» судей. Учитывая особую значимость числа двенадцать в модели мира древних евреев, Танаха (особенно основополагающее представление о двенадцати коленах как об идеальной совокупности и цельности «мы»), правомерно предположить, что числом двенадцать (по отношению к судьям) создатель (создатели) собрания Ранних пророков хотел выразить свое представление об общенародном характере явления «судья», охватывающем всё «мы». Подтверждение тому — настойчивое стремление создателя (создателей) текстов Ранних пророков внушить своему слушателю и читателю, что эти двенадцать судей действовали друг за другом (за исключением периодов, когда сыны Йисраела были подчинены иноземным властителям). Например, судья Отниэл правил сорок лет (Суд. 3:11), затем сыны Йисраела семнадцать лет находились под властью иноземцев, пока их не освободил судья Эхуд, после чего «покоилась страна восемьдесят лет» (Суд. 3:15 и сл.) и т. д. Однако подсчет годов деятельности всех двенадцати судей и времен иноземного владычества между ними дает такую продолжительность эпохи судей, которая исторически немыслима, и, вероятнее всего, судей было не двенадцать, а меньше или больше, и правили они не последовательно друг за другом, а зачастую одновременно и параллельно, причем не над всеми коленами, а над отдельными племенами или группами племен»[iii]

При изучении книги Шофтим следует всегда тщательно различать между деталями и литературной формой отдельного рассказа и той обобщающей стилизацией, которую настойчиво стремится провести Девтерономист. Однако и Девтерономист не был самым последним редактором этого текста. Самый последний, тот, кто окончательно установил список канонических книг во втором разделе канона, названном Пророки, жил в конце персидского периода. Он же навёл на текст всех этих книг, в том числе и Шофтим, последний редакторский лоск, в соответствии с верованиями и представлениями своей эпохи.

Примечания

[i] И. П. Вейнберг Рождение истории Наука М 1993 стр. 313

[ii] И. П. Вейнберг Введение в ТАНАХ Пророки стр. 10

[iii] И. П. Вейнберг там стр. 10-11

Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Арифметическая Капча - решите задачу *