Валерий Рапопорт: В катакомбах Одессы

 895 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Вечером мне принесли куклу, внутри неё был спрятан перочинный ножик. Похитители сидели около костра и ужинали. Я вытащила ножик, подрезала ошейник и вытащила цепь из-под ножки кровати. Я прошлась по спинам похитителей один раз цепью, а когда хотела ещё раз, то Ушастик схватил её на лету и дернул.

В катакомбах Одессы

Рапопорт Валерий

 — А знаете друзья, что однажды меня похитили в Одессе? — начала свой новый рассказ Одесситка.

 — Боцмана списали на берег. Собрал он свой скарб в старый сундук, доставшийся ему от прадедушки, взвалил его на плечи и, взяв меня за руку, поплелся домой. По дороге его встретил сосед:

 — Что за сундук старинный у тебя на плече, Боцман?

 — Это мой склад — тихо ответил Боцман, расстроенный, что его списали.

Глуховатому соседу послышалось: «клад». А в Одессе, если знает один, знает вся Одесса. Слух, что Боцман нашел клад, разнесся мгновенно.

Прошла неделя, я знакомилась с городом, а Боцман каждый вечер ходил играть в клуб в нарды, а меня оставлял дома. Однажды я смотрела телевизор, неожиданно меня схватили и засунули в мешок. Потом я услышала, что три человека искали сундук в доме Боцмана:

 — Сундук где-то здесь! Эй, мартышка, скажи, где сундук? — спросил один из воришек.

 — Во-первых, я не мартышка, а обезьяна. Когда мы пришли домой, я устала и легла спать. И куда делся сундук — не знаю. Но Боцман его куда-то спрятал — соврала я.

На самом деле это был уникальный сундук. Боцман выложил из него вещи, выкрутил шуруп, вытянул ножки, и сундук превратился в столик. Были мастера в старину. Покрыв его скатертью, он сделал из него обеденный стол.

Воры сели за стол решать, куда Боцман запрятал сундук. Долго они обсуждали, пока один из них не сказал:

 — Давайте заберем с собой обезьяну, и Боцман сам принесет сундук с золотом на блюдечке с голубой каемочкой как выкуп.

Взвалили они мешок со мной на спину самому маленькому из троих и долго шли.

Я устала и уснула. Проснулась аж на утро следующего дня. Я огляделась. Лежала я на кровати, и на шее у меня был ошейник, привязанный металлической цепью к ножке кровати. Два похитителя сидели в центре зала у очага из камня и жарили сосиски. Как я потом узнала, это были одесские катакомбы. Мы находились в одном из залов, неплохо оборудованном. В углу стоял генератор, от него шли провода к лампам, что давало немного тусклого освещения, как будто было раннее утро. На стене висела двустволка, над шкафом для посуды. А вдоль стены в углублениях стояли кровати. Дым из костра уходил в отверстие под углом, и была видна часть неба. Похитители беседовали:

 — Умник сегодня напишет письмо Боцману, сундук с золотом в обмен на эту мартышку. И мы станем богатыми. Я куплю себе яхту и буду колесить по свету. А ты, Коротышка, что купишь?

 — Рано говорить об этом, Ушастик?

Так я узнала имена похитителей: Умник, Коротышка, который был небольшого роста, и Ушастик — лопоухий.

 Мне было скучно, и со мной не было моей куклы из соломы по имени Хачу (на моей родине слово «хачу» значит «красавица») и я запела:

 — Хочу Хачу.  Хочу Хачу.  Хочу Хачу.

Ушастик закричал:

 — Эй, мартышка, ты поешь как скрипучий трамвай на повороте на Дерибасовскую.

 — Я Вам не мартышка. Хочу Хачу. Хочу Хачу! — продолжала я.

Похитители орали и ругали меня, а я все пела и пела. Пришел Умник, и Ушастик сказал:

 — Эта мартышка уже 3 часа поет, и у нас болит голова.

 — Хочу Хачу. Хочу Хачу.

 — Что ты хочешь? — спросил Умник.

 — Хочу Хачу — мою куклу.

 — Вы не могли узнать, что хочет эта мартышка без меня? Ну вы и дураки, — сказал Умник.

 — За мартышку Вы мне еще ответите! — и я замолчала.

Вечером мне принесли куклу, внутри неё был спрятан перочинный ножик. Похитители сидели около костра и ужинали. Я вытащила ножик, подрезала ошейник и вытащила цепь из-под ножки кровати. Я прошлась по спинам похитителей один раз цепью, а когда хотела ещё раз, то Ушастик схватил её на лету и дернул. Я отпустила цепь от испуга, и она, подавшись вверх, замкнула провода. Погас свет, из генератора повалил дым, а Ушастик завопил от боли. Коротышка включил фонарик на телефоне. Ушастик дул на обожжённые руки от удара током, а волосы дымились. Оба побежали к врачу. Я стала обследовать зал. Первым делом я сняла ружье, из патронов вытащила дробь, а сами патроны смазала клеем и вставила их обратно. Затем в шкафу я нашла мешок с горохом. Дробь и горох спрятала под кровать и уснула. Утром у генератора возился мастер. Его вердикт был, что генератор сгорел, но он может поставить им новый. Они сговорились о цене.

К вечеру пришел Умник:

 — Я положил письмо с выкупом в почтовый ящик, но Боцман его не просматривал сегодня. Завтра я опять буду следить за Боцманом. А вы, приятели, не спускайте глаз с этой мартышки. Она уже обошлась нам в крупную сумму за генератор. Посадить ее на цепь!

Услышав это, я рассыпала горох на пол, а сама начала прыгать по стенам зала. Ушастик и Коротышка наступали на горох и падали. Набив себе много шишек, они перестали гоняться за мной.

 — Хватит бегать. Мартышка не знает ходов в катакомбах и, если захочет сбежать, погибнет в них. Пусть себе свободно ходит по залу, — сказал Умник.

Наутро Коротышка готовил кашу на костре и, когда он отвернулся, я насыпала дробь в кашу. Они начали, есть.

 — Что скрепит на зубах? — спросил Умник и выплюнул кашу с дробью. Другие начали выплевывать зубы, а у Ушастика сломался золотой зуб, и он завопил:

 — Я убью эту обезьяну!

Схватил ружье и нажал на курок. Ружье взорвалось. От испуга у похитителей пропал дар речи. Некоторое время они о чем-то пошептались и до ночи не обращали на меня внимание.

Я легла спать. Утром выход из ниши, где стояла моя кровать, был закрыт решеткой, привинченной к стене шурупами.

 — Теперь, пока мы не получим выкуп, ты будешь сидеть взаперти — сказал, улыбаясь Умник.

Я не ответила и начала играть с Хачей. Умник пришел вечером и сказал, что письмо с выкупом он положил в карман Боцману, и завтра он должен прийти к нам с сундуком. Когда похитители уснули, я с помощью отвёртки в перочинном ноже отвинтила шурупы. Нашла одежду похитителей и повесила высоко на стенке зала. Затем опять завернула все шурупы.

Утром меня разбудил голос Умника:

 — Кто спрятал мою одежду? Эй, помощники, сознавайтесь!

 — И мою! — в один голос сказали Коротышка и Ушастик. — Это не мы, это мартышка.

 — Я сижу за решеткой и крепко спала, и не мешайте мне играть с Хачей!

Была умора, когда на плечи Коротышки забрался Ушастик, а на него Умник и, дрожа всем телом, снимал со стены одежду. Вечером пришел Умник и сказал:

 — Боцман в клубе при мне прочитал письмо о выкупе. Громко рассмеялся и выбросил его в урну. Мы завтра придем к нему со шкурой этой мартышки и, если он не захочет отдать клад, снимем и с него шкуру.

Они поужинали и легли спать. Я опять вывернула шурупы, а затем их завернула. Подпилила ножку стула у очага, где любил сидеть Умник, а из его брюк сделала шорты. По дымоходу я выбралась на волю. Передо мной вдали были огни Одессы. Я только к середине следующего дня нашла дом Боцмана. В нем сидели 3 похитителя и дожидались его. Самый неприглядный вид имел Умник. Его лицо было обожжено. Как я догадалась, он сел на стул, ножка обломилась, и он лицом ударился о горячие камни очага. Скоро пришел Боцман:

 — Что за гости без приглашения у меня дома?

 — Отдавай клад или мы тебя зажарим, — сказал Умник.

 — Какой клад? Если бы его нашел, я бы не жил в этой лачуге.

 — Но твой сосед сказал, что ты нашел клад.

Тут вышла я, похитители задрожали. И я сказала:

 — У этого соседа не уши, а набор костей, он вместо слова склад, расслышал — «клад». Он не услышал звук С.

 — Но где же сундук? — настаивал Умник.

Боцман снял скатерть со стола, убрал ножки и сложил сундук.

 — У меня даже денег нет на стол. А вы про клад?

Похитители молча встали, Умник в шортах с обожжённым лицом сказал:

 — А сейчас мы разберемся с соседом. А ты, обезьяна, за все ответишь, и за мои брюки тоже.

 — Проваливайте! Вы будете гореть синим пламенем, если я расскажу всей Одессе, как вы меня похитили, и что я с вами тремя дураками делала, и вы выпадете в осадок.

Они быстро ретировались из дома Боцмана, и больше я их не видела, как и соседа. А Боцман начал продавать специи на базаре.

Print Friendly, PDF & Email

2 комментария к «Валерий Рапопорт: В катакомбах Одессы»

  1. Аблизьяна, без кармана, потеряла кошелёк.
    А полиция узнала — посадила на горшок.
    А горшок горячий — обезьяна плачет.
    Народнон творчество. Тоже неплохо. А может и лучше.

  2. Я уже перестала удивляться. Просто жду каждого нового рассказа-сказку. Что еще сфантазирует мой сказочник. Одесситка- неуёмная прелесть. Такая озорная, но добрая и справедливая.
    Прекрасный и ненавязчивый пример, как сохранять в детях эти необходимые черты, но при этом не лишать их детского озорства.
    Спасибо, сказочник!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *