Александр Локшин: Субъективное бессмертие и Вторичная жизнь

 843 total views (from 2022/01/01),  4 views today

Иван Петрович уселся в кресло напротив темного окна, и вдруг стало ему как-то нехорошо. Звон в ушах начался, и мысли побежали одна за другой какие-то странные и невеселые. “Зачем люди книги пишут? — быстро-быстро думал Иван. — Зачем поэты в рифму сочиняют? А художники зачем маслом картины рисуют?”

Субъективное бессмертие и Вторичная жизнь

Александр Локшин

  1. Паразеноний (О субъективном бессмертии)

  — Вот п-представь себе, что ты совершил п-преступление, — сказал проф. Глупоумов.

 — Какое? — спросил я.

 — К-какое хочешь, — ответил он, продолжая слегка заикаться.

 — Представил, — сказал я.

 — К-какое же? — спросил он.

 — Зачем тебе знать. Представил, и представил.

 — Вот, и х-хорошо. З-значит, что-то серьезное, — сказал он.

 — Возможно, — сказал я. Этот разговор явно перестал мне нравиться. Конечно, нужно было просто развернуться и уйти, но…

 — Теперь сосредоточься и п-представь, что тебе угрожает смертная к-казнь…

 — Представил, — сказал я.

 — Чувствуешь, как время з-замедлилось?

“И чего этот тип от меня хочет?” — подумал я и сказал:

 — А пошел ты…

И вдруг почувствовал, как время замедлилось. Или мне показалось? Наверно, это как-то отразилось на моем лице, потому что Глупоумов вдруг перестал заикаться и сказал вполне мирно:

 — Пойми, это же все серьезно. Мы в лаборатории решали поставленную перед нами проблему — как совместить смертную казнь с повышением уровня гуманизма… Это казалось совершенно невозможным, но нам удалось. На крысах уже все работает!

 — К-как это? — не поверил я.

 — Во время смертельной опасности в мозгу млекопитающих выделяется вещество, замедляющее время. Вернее, его субъективное ощущение. Мы этот паразеноний выделили, очистили и добились фантастических результатов!

 — К-каких т-таких результатов? — спросил я.

Глупоумов тонко улыбнулся:

 — Так вот, после применения… Первая секунда воспринимается как час, половина следующей секунды — тоже как час, потом четверть секунды — как час, … и так далее. Ну, затем, возможны некоторые сбои, но в целом за пять минут крысе уже удается субъективно прожить семьдесят лет. Ты только представь себе, мы сможем подарить каждому приговоренному к смертной казни вторую, субъективно долгую жизнь, полную надежд и переживаний…Может быть, даже в чем-то счастливую… При этом через пять минут он будет, как ему и положено, мертв.

* * *

-Т-тут важно не д-допустить злоупотреблений этим вашим паразенонием, — сказал я после некоторой паузы.

 — Конечно, — согласился со мной профессор. — Тем более, что после более тщательной очистки мы, очевидно, решим проблему субъективного бессмертия.

2022

  1. Новогодняя сказка (Вторичная жизнь)

Иван Петрович уселся в кресло напротив темного окна, и вдруг стало ему как-то нехорошо. Звон в ушах начался, и мысли побежали одна за другой какие-то странные и невеселые. “Зачем люди книги пишут? — быстро-быстро думал Иван. — Зачем поэты в рифму сочиняют? А художники зачем маслом картины рисуют?”

Разные глупости снежным вихрем неслись в голове Ивана, и остановить их было невозможно.

“Вот бутерброд сверху маслом мажут, а он все равно падает маслом вниз, — продолжал думать Иван с возрастающей скоростью . — И кто только этот закон для бутерброда выдумал? Менделеев? Вот не издал бы он этого закона, люди могли бы, наверное, летать как птицы… Кому от этого хуже бы стало? Только этому Менделееву… И куда эта уродина Машка подевалась? Почему я должен Новый год один-одинешенек встречать?”

Только успел он это подумать, как под железной кроватью что-то заскреблось, и оттуда вылез очень маленький человечек.

“Неужели этот мелкий и есть Машкин хахаль, — подумал Иван Петрович с раздражением и даже злобой. — Надо будет поставить на него мышеловку.”

Пригляделся тогда Иван к крошечному человеку, а тот ему говорит:

 — Успокойтесь, дорогой Иван Петрович! Никакого отношения к вашей Машке я не имею. А на ее хахаля нужно не мышеловку под кровать ставить, а волчий капкан. А еще лучше — не связывайтесь с ним вообще, поскольку он — человек со связями…

 — Что же ты тогда тут делаешь? — спрашивает тогда Иван человечка и чувствует при этом, что в голове внезапно перестало звенеть и дышать стало вроде полегче.

Человечек почесал в затылке и говорит:

 — Дело в том, дорогой вы наш Иван Петрович, что вы скоро помрете от недомогания. А у нас не исчерпана квота на повторную жизнь. Осталось несколько вакансий. Вот, например, хотите стать принцем в одном островном государстве?

 — Нуу… , — сказал Иван, — принцем это еще можно. — А на каких, собственно, условиях? В чем там будут плюсы и минусы?

 — Из плюсов вот вам, пожалуйста: прекрасный климат, полный пансион, гарем на 50 койко-мест…

 — Тэкс, — сказал Иван.

 — А из минусов — младшие братья захотят вас отравить, но (впрочем, это уже из плюсов) — вы их всех раньше отравите… Потом еще из минусов — два или три восстания кровопролитные. Но вы этих восставших вместе с ихними родичами всех уничтожите (это уже из плюсов)…

Задумался Иван Петрович — соглашаться или не соглашаться? Вроде, вторичная жизнь поинтереснее будет, чем его нынешняя, первичная. Надо бы соглашаться, но что-то мешает.

 — Спасибо тебе, славный человечек, за заботу, — говорит тогда Иван. — Только откажусь я от этого увлекательного и заманчивого предложения. Лень мне. Не хочу больше жить.

2022

Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *