Эдуард Малинский: Парадоксы современного израильского рынка труда

 778 total views (from 2022/01/01),  2 views today

Отставание в производительности труда в Израиле связано с инфраструктурой и транспортом, недостаточной квалификацией работников и устаревшим оборудованием.

Парадоксы современного израильского рынка труда.

 Эдуард Малинский

Окончание Начало

… Отдельно необходимо рассмотреть положение с рабочей силой, сложившееся в израильской промышленности, где традиционно, ввиду необходимости наличия кадров высокой квалификации и соответственно с более высокой зарплатой, дефицит рабочих, хотя и в прошлом имел место, но всегда был минимальным.

 Но последствия массовых локдаунов, объявленных прежним правительством ещё в период первых волн эпидемии коронавируса, не обошли стороной и промышленность, и притом настолько дезорганизовали её работу, что, по свидетельству сайта < vesty.co.il > от 13.10.21. промышленные предприятия Израиля сейчас испытывают острый дефицит рабочих кадров.

 По многим специальностям недостает четверти персонала: дефицит ощущается и на сборочных линиях, и в горячих цехах, и на предприятиях железобетонных изделий. Трудно не только нанять работников, но и закрепить их за своим предприятием, что порождает большую текучесть кадров.

 Даже по таким профессиям, как сварщики и операторы станков с ЧПУ (CNC), недостает квалифицированного персонала, несмотря на то, что заработок их превышает средний по стране.

 Для решения этой проблемы Ассоциация промышленников запустила рекламную кампанию с призывом к гражданам вернуться в промышленность и на предприятия высоких технологий. Чтобы справиться с дефицитом высококвалифицированных рабочих, работодатели намерены заняться их подготовкой без отрыва от производства.. Эта программа осуществляется как мероприятие в кооперации с государственной Службой трудоустройства, и позволяет желающим бесплатно приобрести профессию, продолжая при этом работать и получать зарплату.

 Но вот что говорит председатель Ассоциации промышленников и председатель правления организации работодателей и предприятий Рон Томер:

 «В настоящее время есть 31.000 вакансий в промышленности и на предприятиях высоких технологий и одновременно есть множество безработных, которые предпочитают жить на пособия, вместо того чтобы начать работать… Мы повышаем зарплату, а люди все равно не хотят выходить на работу»

 Прервем на этом месте монолог уважаемого председателя и возьмем тайм-аут с целью осмыслить сказанное им.

 Несколькими абзацами выше, излагая существующие в израильском обществе точки зрения на причины нежелания безработных воспользоваться свободными трудовыми вакансиями, мы озвучили одну из них: нежелание работодателей увеличить зарплату.

 Но в данном-то случае речь идет о высоких заработках. Подтверждаем это

списком профессий, на которые есть большой спрос и обучение которым оплачивают работодатели, согласно данным экономического сайта Calcalist  от 13.10.21:

 Оператор металлорежущих станков с ЧПУ

. Заработок:

9000-11.000 шекелей в месяц. После 2-3 лет работы можно достичь 14.000 шекелей. Время на подготовку: 6 месяцев.

  • Контролеры ОТК

. Заработок: 9000-11.000 шекелей в месяц. После 2-3 лет работы можно достичь 16.000 шекелей. Время на подготовку: 2-4 месяца, в зависимости от работодателя и отрасли.

  • Кладовщики

. Заработок: 10.000 шекелей в месяц. После 2-3 лет работы можно достичь 13.000-14.000 шекелей. Время на подготовку: 5 месяцев.

  • Сварщики.

 Заработок: 11.000-14.000 шекелей в месяц. После 2-3 лет работы можно достичь 15.000-16.000 шекелей. Время на подготовку: 4 месяца.

 Значит и стимул высокой зарплаты уже не срабатывает? Тогда в чём же проблема?

 Вот еще одна точка зрения. Глава Минфина Либерман даёт интервью на сайте < eadaily.com.ru >:

 «Недавно я был в Ашкелоне на предприятии «Рав Бариах», на котором обычно работает 1000 человек. Сейчас недокомплект -от 200 до 300 рабочих.

И это, несмотря на то, что организованы курсы с наличием стипендии в размере минимальной зарплаты, с гарантией обязательного трудоустройства на 5лет.

 Почему не срабатывает?

 Проблема в менталитете. Нас учили, что работать токарем или сварщиком — неприлично. А ведь зарплата даже у начинающих — 12-13тыс, а у опытных — до 23-25 тыс. Приходится завозить их из Украины, Португалии, Румынии.»

 Что же касается менталитета нынешнего поколения израильтян…

 Конечно, безработный менеджер навряд ли согласится сменить свою профессию на специальности токаря или сварщика даже « при такой повышенной зарплате», за которую герой песни Высоцкого был «готов в Москве добыть уран киркой».

 В действительности, здесь имеет место другая ментальность.

 Но что мешает человеку с нормальной ментальностью на предлагаемых условиях получить специальность, позволяющую ему войти в элиту рабочего класса? Ведь не ассенизатором же, в конце концов, предлагают ему стать? Конечно, и ассенизаторы тоже нужны..

 Впрочем, прекратим рассуждать на эту тему, иначе мы рискуем докатиться до обсуждения выбора профессии на уровне стихотворения « Кем быть?» Маяковского.

 Значит, пресловутая ментальность, возможно, и является препятствием для заполнения трудовых вакансий, но в очень незначительной степени.

 В конце концов, вакансиями в сфере промышленности список их далеко не исчерпан.

 По данным сайта < vesty.co.il > от 15.11.21. кроме:

15.758 вакансий для работников инженерных специальностей (не включая программистов). Это на 6% больше, чем в предыдущие 3 месяца (май-июль),11.716 вакансий для разработчиков программного обеспечения.Рост-9%.,

 4.193 вакансий для инженеров по эксплуатации и техников. Рост — 3%,

заполнение которых требует специального образования, существуют ещё и около 60 тысяч свободных рабочих мест в сфере обслуживания, не требующих специальных знаний.

 А может быть, причина парадокса рынка труда всё — таки в человеческом материале?

Может быть, дело ещё и в том, что кадры и хотели бы заполнить свободные вакансии, но их не берут работодатели ввиду недостаточной профпригодности этих кадров?

 Иначе, как можно объяснить, что, несмотря на то что половина израильтян располагают академическим образованием (самый высокий показатель по сравнению с другими странами), производительность труда в Израиле составляет 42 доллара в час, а в странах Евросоюза — 54 доллара?

 Отставание в производительности труда в Израиле связано с инфраструктурой и транспортом, недостаточной квалификацией работников и устаревшим оборудованием.

И здесь мы подошли к очередной социальной проблеме израильского общества — профессиональной переподготовке кадров. Выясняется, что эпидемия коронавируса (ну, как тут не вспомнить пословицу: «Не было счастья, да несчастье помогло» ) вскрыла лишь верхушку айсберга — низкую производительность труда, обусловленную недостаточной профессиональной подготовкой трудовых кадров израильского общества (производственные вопросы сектора хай-тека и высоких технологий, а также медицины вынесены за скобки — разговор о них особый и не здесь).

 Как утверждает сайт < Detaly.co.il.> от 26.12.21. почти каждое седьмое рабочее место в Израиле может в очень недалёком будущем исчезнуть, а занимающие их работники больше не найдут себе место на рынке труда. Такие данные содержит международный отчет «Рынок труда — 2030», подготовленный под руководством госконтролера Израиля Матаньягу Энгельмана

 Этот отчет говорит о том, как изменится рынок труда уже к 2030 году, и о готовности разных стран к этим изменениям. Документ подготовлен в сотрудничестве с государственными контролерами из ЕС, Финляндии, Южной Кореи, Италии, Болгарии и Северной Македонии.

 12-й канал ИТВ выбрал из него ключевые цифры и выводы, касающиеся Израиля:

 15 процентов рабочих ставок в Израиле (это почти каждое седьмое рабочее место) подвержены высокому риску изменений. С большой вероятностью они исчезнут или сильно изменятся к 2030 году.

 Речь идет, в первую очередь, о профессиях, связанных с физическим трудом и выполнением простых однотипных действий. Спрос на них снижается уже сейчас.

 А еще 54 процента рабочих мест в стране подвержены среднему риску изменений.

 В отчете подчеркивается необходимость для страны инвестировать в человеческий капитал. Это означает — вкладываться как в повышение навыков и компетенций у молодых людей, так и в переобучение взрослых и пожилых работников с тем, чтобы они могли найти свое место на меняющемся рынке труда.

 В этом плане крайне важно развитие цифровой грамотности. Несмотря на то, что Израиль называют «страной стартапов», с этим есть еще немало проблем. По данным отчета, в Израиле насчитывается 3,7 миллиона человек трудоспособного возраста (в возрасте 18-64 лет ), чей уровень цифровой грамотности определяется как низкий или минимальный. Многие из них представляют арабский и ультраортодоксальный сектор. Лишь 1 процент из них участвовали в правительственной программе по повышению цифровой грамотности в 2019 году.

 По этому поводу госконтролер рекомендует повышать цифровую грамотность на курсах переподготовки.

 И в самом деле, ведь никто не отменял действие закона от 2014 года об инновациях и возможностях рабочей силы (WIOA), определяющего приобретение навыков цифровой грамотности как обязательные в деятельности по подготовке кадров.

 Небольшое отступление от темы. Зачем необходима цифровая грамотность вообще и именно сейчас, в частности?

 В современном мире ожидается, что работники будут обладать цифровой грамотностью и полной цифровой компетенцией. Те, кто владеет цифровыми технологиями, с большей вероятностью будут экономически гарантированы от увольнения, т.к. владеют знанием компьютеров и Интернета для выполнения основных задач.

 Кроме того, цифровые технологии, такие как мобильные устройства, производственные пакеты и платформы для совместной работы широко распространены на большинстве офисных рабочих мест и часто имеют решающее значение в повседневных задачах, поскольку сегодня многие рабочие места белых воротничков выполняются в основном с использованием указанных устройств и технологий.

. Исследование роли цифровой грамотности на рынке труда ЕС показало, что люди с большей вероятностью будут трудоустроены, чем они более грамотны в цифровой форме.

 По мере того, как технологии становятся более дешевыми и доступными, всё больше рабочих мест требует цифровой грамотности.

 Например, ожидается, что производители и розничные торговцы будут собирать и анализировать данные о производительности и рыночных тенденциях, чтобы оставаться конкурентоспособными.

 Приобретение цифровой грамотности также важно, когда речь идет о создании и развитии новых предприятий. Отступление завершено.

 А между тем в Израиле политические партии ультраортодоксов грудью стоят за отсутствие компьютерного обучения в школьных программах образовательной сети своего сектора.

 И не стоит забывать, что количество школьных мест в ультраортодоксальном секторе Израиля неотвратимо стремится к половине школьных мест в сети всего израильского минпроса.

 А что нас ждет без массового овладения цифровыми технологиями в 2030 — 2050 годах? Однозначно — судьба страны третьего мира!

 Хотелось бы услышать мнение харедофилов , которые единодушно твердят о том, что изучение Торы заменяет изучение всех других наук, поскольку «оттачивает разум»

 А потому крайне необходимы курсы по профпереподготовке.

 Но это ещё одна не до конца решенная проблема в Израиле.

. Немного истории. Курсы профессиональной переподготовки за государ- ственный счет в 2018 году прошли около 53 200 израильтян. Однако лишь 7 процентов из них переобучались в рамках совместных с работодателями проектов — несмотря на то, что именно такая переподготовка является наиболее эффективной.

 Казалось бы, результат ясно говорит о пользе именно такого проекта: подобный формат курсов, обеспечивающий переподготовку для нужд именно тех отраслей производства, в которых заинтересованы конкретные работодатели, привлекает средства последних к дополнительному финансированию курсов, и гарантирует трудоустройство выпускников курсов.

 Выше мы уже привели пример из опыта работодателей в израильской промышленности по устранению дефицита высококвалифицированных рабочих подготовкой их на курсах без отрыва от производства, что позволяет желающим бесплатно приобрести профессию, продолжая при этом работать и получать зарплату.

. Такие программы для собственных нужд организуют некоторые компании (Elevation, Monday U) — в основном в сфере хай-тека. По словам Ави Снира, основателя и директора компании Elevation, речь идет о «революционном прорыве в области подготовки высококвалифицированных кадров».

 «В США курсы профобучения в значительной степени финансируются работодателями, — утверждает профессор Гринштейн-Вайс, которая исследует американский рынок труда.

 — Человеку, обучение которого субсидирует компания, чаще всего гарантировано рабочее место по завершении курса. Государство, заинтересованное в занятости граждан, может инвестировать средства в такие курсы. В период обучения работник также получает определенный заработок, что решает сразу две основные проблемы — оплаты за учебу и содержания семьи».

 Но, описанная профессором Гринштейн-Вайс модель профобучения действует в Израиле в основном в сфере высоких технологий. Недавно министерство экономики сообщило о субсидировании новой программы переквалификации для работников хай-тек-индустрии — в дополнение к уже существующим под эгидой Управления по инновациям («Рашут ха-хадшанут»). Судя по всему, израильский хай-тек двигается именно в этом направлении, поскольку ощущает острую нехватку квалифицированных кадров.

Между тем не только в сфере высоких технологий, к которой государство относится особенно трепетно, есть острая необходимость организации курсов подобного формата и в других отраслях народного хозяйства.

. Стране необходимо возрождение системы профессионально –техническо го образования (в том числе для восполнения кадров, которые ушли в хай-тек), повышение производительности труда в тех секторах ( сельское хозяйство, жилищное и транспортное строительство, и прочая и прочая ), которые в течение десятилетий были защищены от конкуренции регуляцией и политикой протекционизма; модернизация государственной службы; расширение систем повышения квалификации или переквалификации.

 Потому — то так важно техническое перевооружение всего народного хозяйства накануне той технологической революции, которая произойдет в современном индустриальном обществе к 2030 году, о которой нас предупреждает вышеупомянутый доклад госконтролёра.

 Ведь если допустить такое образное сравнение сектора хай-тека и высоких технологий с локомотивом, тянущим вперед всю израильскую экономику, а отдельные отрасли этой экономики представить в виде вагонов, из которых сформирован этот состав, то становится понятно, что только исправное техническое состояние вагонов позволит локомотиву двигаться вперёд с достойной скоростью.

 А что является главным в этом мероприятии? Чему нас учили на протяжении десятилетий?

 Правильно: «кадры в период реконструкции решают всё!»

 Добавим: технически грамотные и квалифицированные кадры! А потому трудно переоценить роль и значение курсов профессиональной подготовки.

 А что мы имеем в Израиле? Как указывалось выше, только 7% из прошедших профессиональную переподготовку за государственный счет в 2018 году 53, 200 израильтян переобучались в рамках совместных с работодателями проектов.

 И надлежащие выводы из этого не были сделаны, а потому система профессионального обучения оказалась не готовой к эпидемии и карантинам.

 И в самом деле, у Израиля есть достойный человеческий ресурс, но чтобы обеспечить значительную часть недостающей рабочей силы, требуется должное планирование, денежные вливания и соответствующие изменения в законодательстве.

 Нужны системы стипендий во время учебы и трудоустройство на первую работу после учебы и многое другое. Только успешное решение этих мероприятий полностью окупит все расходы.

 Что же наблюдается на практике?

 Сразу же возникает проблема: даже если люди хотят сменить профессию, повысить квалификацию, они не могут себе этого позволить. Почему? Об этом сообщает сайт < vesty.co.il > от 26.12.21.

 Исследование, проведенное профессором Михаль Гринштейн-Вайс, о которой уже было упомянуто выше, и возглавляющей институт социальной политики Вашингтонского университета (University of Washington), при содействии университета имени Райхмана (Междисциплинарный центр в Герц лии) и международной еврейской организации «Джойнт», базируется на опросе 1500 трудоспособных израильтян, мужчин и женщин, проведенном в июне 2021 года. Согласно исследованию, лишь пятая часть (21%) работников обучались на каком-либо курсе по переподготовке в течение года, предшествовавшего опросу. В то же время 40% респондентов хотели бы пройти подобный курс, но не сделали этого.

 «Людей, которые хотели бы обучаться на профессиональных курсах, вдвое больше, чем тех, кто получил такую возможность, — говорит доктор Орен Геллер, тоже сотрудник института социальной политики Вашингтонского университета, принимавший участие в исследовании.

 Итак, исследование показало, что государство не вкладывает в переквалификацию граждан достаточно средств и усилий.

.. О том, почему государство не в состоянии помочь этим людям, пишет и сайт Ynet 26 декабря. Хотя бюджет системы просвещения за последнее десятилетие увеличился вдвое, инвестиции в профессиональную переквалификацию работников в Израиле по-прежнему очень невелики и составляют только 0,07% ВВП — это в полтора меньше, чем в странах ОЭСР. А большинство желающих сменить профессию или повысить квалификацию не готовы делать это за свой счёт.

 Прежде всего потому, что во время учебы они не получают пособие, на которое могли бы существовать.

 По всем программам министерства экономики в 2021 году курсы переквалификации прошли около 12 тысяч человек, то есть подавляющее большинство училось, не получая пособие по безработице. Даже если часть из них получали пособие по прожиточному минимуму, все равно это означает, что учеба доступна в первую очередь тем, кто имеет определенный уровень финансовой поддержки, независимо от наличия этого пособия, и возможность несколько месяцев прожить без дохода.

 Таким образом, речь идет о мизерной цифре, учитывая, что в ноябре в Израиле было более 280.000 безработных ( при наличии 143.000 свободных вакансий ) в различных отраслях хозяйства.

 Далее…

. Повторяем, казалась бы, в последние два года, когда в стране разразилась эпидемия, которая подтолкнула назревшие изменения на рынке труда, усилила цифровизацию экономики, ускорила исчезновение старых рабочих мест и создание новых, государство должно было быть особенно заинтересовано в успехе профессиональной переподготовки наемных работников, но кризис не был использован для рывка вперед — разработки механизмов профессионального переобучения безработных и подготовки их к требованиям работодателей

 Исследователи указывают на три основные причины, по которым люди, заинтересованные в обучении на курсе переквалификации, отказываются от этой идеи.

 Первая и главная — отсутствие финансовых возможностей содержать семью во время учебы. На это сослались 59% опрашиваемых. .

 Вторая распространенная причина отказа от переподготовки — люди не знают, какую специальность выбрать, т.е. какая специальность наиболее востребована на рынке труда (на это указали 58%).

 И третья причина — неспособность самостоятельно оплатить сам курс (57%).

 Самый большой разрыв между теми, кто хочет пройти курс, но не может себе это позволить, и теми, кто обучался на таком курсе, наблюдается в возрастной категории 35-44 года. Причём 48% представителей этой группы отказались от этой идеи, и лишь 20% ее реализовали.

 «Следует отметить, что большинство работников, желающих сменить профессию, не молодежь, а зрелые семейные люди с детьми и ипотекой, — объясняет профессор Гринштейн-Вайс.

 — Они не могут …отказаться от стабильного заработка на несколько месяцев, чтобы пройти курс, после которого им тоже не всегда гарантирована работа по новой специальности«.

 Согласно опросу, почти половина из тех, кто прошел профессиональное обучение (45%), заплатили за него из своего кармана, т.к большинство доступных курсов профессиональной переподготовки в Израиле — частные. , А это означает, что для поступления на них ввиду отсутствия государственного финансирования студентам приходится платить за курс самостоятельно . при этом они не могут работать полный рабочий день. Дело в том, что проходящие курс обучения должны присутствовать на занятиях по крайней мере 35 часов в неделю, главным образом в утренние часы, и у них практически нет возможности подрабатывать .

 Лишь 38% работников, поступивших на курсы, получили финансирование или государственное субсидирование от министерства труда, службы трудоустройства и государственного Управления по инновациям ,потому что государство предлагает полностью или частично субсидированные программы только тем курсам, в финансировании которых участвуют министерство труда, «Джойнт» и работодатели.

 Еще 12% получили финансирование от работодателя, а 5% — из других источников.

 Подобные программы были недавно обещаны работникам туристического сектора, желающим сменить профессию. Однако, как отмечают авторы исследования, это капля в море.

 Как мы убедились, в организации профессиональных курсов в Израиле ещё много белых пятен и недоработок, и многое надо ещё сделать для поднятия их эффективности на должный уровень.

 А сейчас пришло время подведения итогов.

 Как всегда, чтобы придать изложенному практический смысл, мы стремимся ответить на два вопроса: « Кто виноват?» и «Что делать?»

 Во-первых, мы выяснили, что наиболее вероятной причиной парадокса современного израильского рынка труда: наличия большого контингента безработных и соразмерного с ним количества свободных трудовых вакансий является, в основном то , что работодатели не удовлетворены профессиональной подготовкой имеющихся в наличии кадров безработных, хотя имеют место и другие причины, как-то: желание части безработных пересидеть «смутное время» под родительским кровом в ожидании лучших времён; скупость недальновидных работодателей в оплате труда, главным образом, неквалифицированной рабочей силы и стремление переложить это повышение зарплаты на плечи государства, или вообще желание решить свои проблемы увеличением квоты иностранных рабочих; и, наконец, ментальность определенной части израильтян, не позволяющая им сменить вид профессиональной деятельности.

 Во-вторых, хотя перечисленные «другие причины» имеют место быть, но влияние их на рынке труда не идет ни в какое сравнение с основной причиной — неудовлетворительная профпригодность безработных к возросшим требованиям рынка труда, и явно неудовлетворительная, вследствие заформализованности и бюрократизма, организация курсов по профподготовке работников.

 Что же касается ответа на вопрос «Что делать?», он однозначен:

 в повестку дня первоочередным вопросом успешного решения проблемы ставится реорганизация системы курсов по профпереподготовке и повышению квалификации с упором на максимальное привлечение к решению этой проблемы частных фирм и компаний, заинтересованных в получении грамотных кадров.

 Государство же должно всячески поощрять работу таких структур и координировать их работу, потому что речь не просто о решении одной, хоть и важной, но отдельно взятой проблемы, а о генеральной линии технического перевооружения страны в канун промышленной революции, которая приведёт к созданию постиндустриального общества в 30е годы 21го столетия, о чём говорит упомянутый выше доклад госконтролёра Израиля.

 Мы ни в коем случае не утверждаем, что предложенный нами рецепт реорганизации курсов переподготовки не нуждается в корректировке (это всего лишь наше видение проблемы), здесь непочатый край работы, но ясно одно: работа эта не терпит отлагательства, потому что, как говорил один из героев Джека Лондона: « Время не ждёт!»

Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *