Шмуэль Данович: Моё кофе

 1,326 total views (from 2022/01/01),  2 views today

Известно, что в мире есть только два типа кофе: арабика и робуста.
Мы покупаем зёрна только арабики. На две небольшие чашки кофе, миллилитров где-то 70, идут 6 с верхом чайные ложки мелко молотого кофе, и добавляем четверть ложки какао и щепотку кинамона (корица). И надо успеть снять с огня, когда кофе поднимется до края джезвы, но ещё не закипит.

И пить, получая удовольствие.
Ведь его в жизни осталось не так уж и много.

Моё кофе

Шмуэль Данович

В молодости

Да, я знаю — теперь правильно будет — «мой кофе». Но такой уж я консерватор, не люблю изменять привычному. Родись я на полвека раньше, продолжал бы долго писать с ѣ и c i, а название романа графа Толстого писал бы «Война и міръ» (Хотя я знаю, что «міръ», а не «миръ» — это только легенда, но легенда уж чересчур красивая!)

В советские времена в «стенке», заменившей в 70-е- 80-е годы бабушкин пузатый буфет, стоявшей в гостиной, она же столовая, она же супружеская спальня, любого интеллигентного ленинградского дома рядом с чайным стоял и кофейный сервиз. Собственно это и было, вместе с портретом Хэма на стене, подтверждением интеллигентности хозяев дома.

Обязательная часть сервиза — молочник. И обратите внимание на размер чашек и кофейника. Можно только представить крепость того кофе…
По-настоящему кофейная чашечка должна быть где-то миллилитров на 40-50, хотя бы вот такой, куплена в Гренаде.

И вообще-то многое, что тогда называлось кофе — кофеем не было. В лучшем случае в напитке было где-то 30% кофе. Моя мама пила кофе с цикорием, потом — только цикорий. А в Израиле — кофе без кофеина.

Но вот в таких напитках процент кофе был ноль целых, ноль десятых.

Но кофе мы конечно пили и пили много. Молодые были и когда слышали слово давление, на ум приходило что угодно, но только не «кровяное давление».

Чаще всего пили растворимый кофе. Вот такая баночка индийского была

дефицитом, который иногда можно было получить в продуктовом заказе на работе. Заказов всегда было меньше, чем работников, и их разыгрывали — кому повезёт. Такая баночка могла быть и подарком к празднику и благодарностью врачу поликлиники.

Тот растворимый кофе был порошковым. Впервые я выпел растворимый кофе в гранулах в году, наверное, 89 или 90-м, незадолго перед алиёй. Я тогда «халтурил» в железнодорожном техникуме — вёл курсы повышения классификации. Зашёл в учительскую, завуч смотрит на меня многозначительно и говорит:

 — Кофе хотите? Настоящее! Я только что вернулась из поездки к своим в Израиль и смотрите, что я привезла!

(Тогда уже стало можно не только съездить, но и рассказать об этом)

И достаёт баночку Нескафе.

Но пили, конечно, не только растворимый.

В 1979 году мы с женой поехали на Кавказ, в Гантиади. Делать там, по сравнению с Планерским, (я о поездках туда написал в статье «Камни Карадага«), было особо нечего и мы поехали погулять по Сухуми. Там на набережной все пили кофе по-турецки, нам понравилось и мы тоже пристрастились. По-настоящему его надо готовить в раскалённом песке, но на ленинградской кухне, да ещё коммунальной, это было не реализуемо, приходилось варить на газовой плите, сделав фитилёк маленьким-маленьким.

А у мамы был агрегат, теперь это называют «кофемашиной», типа эспрессо, но кофе из него капало по капельке и получалось прохладным.

Проблемой было найти кофе в зёрнах. Кстати, тогда ходили слухи, что из кофе перед продажей выпаривают кофеин, который используют потом для приготовления лекарств.

И мы в это верили. Или почти верили.

В Ленинграде кофе в зёрнах купить было проблемой, но я часто бывал в Москве, в нашем министерстве, МПС, которое размещалось на Садовом кольце, угол, если не изменяет память, Каланчёвской улицы. Вот что помню точно, что рядом с памятником Лермонтову. Часто получалось так, что подписав какой-нибудь документ (желательно связанный с получением премии) освобождался в середине дня, а поезд домой уходил поздно вечером.

И я пешочком — молодой был, шёл по улице Кирова мимо метро Кировская в центр к улице Горького (Сейчас нашёл в интернете, что улица теперь называется Мясницкая, а метро — Чистые пруды, но вот что теперь Горького — это Тверская я знал и без интернета). Так вот, на правой стороне улицы, немного за находящемся на противоположной стороне Главпочтамтом, был магазин «Чай-кофе». До сих пор помню, какие ароматы ударяли в нос, когда заходил в него! А на стене за прилавком висели большие доски с рекомендациями, какой марки кофе с какой лучше смешивать. Правда в начале 80-х доски исчезли, но кофе было. Я покупал обычно зёрна зелёного и потом мы его сами жарили на противне. Но вот выпить кофе в этом его царстве кофе было нельзя — воистину сервис был тогда ненавязчив.

И конечно мы пили эспрессо. Пили «маленькое-двойное», стоили оно, хорошо помню, 28 (прописью: двадцать восемь!) копеек. Пили в кафе, кондитерских, кулинариях. Его качество прямо зависело от честности кофе-варительницы. Само собой разумеется, что перед приготовлением порции кофе первым дело полагается очистить «холдер» (фильтр) от кофе, оставшегося от предыдущего приготовления. Но тогда само собой разумеющееся не было самым собой разумеющимся к выполнению. Холдер вынимали из машины, присыпали чуть-чуть слоем нового кофе и получалось, как у нас кофе говорят «яд шния» — дословно «вторая рука».

Я часто заходил в кафе на углу Невского и Владимирского, на том углу, что со стороны площади Восстания (Проверил сейчас в Интернете, к моему удивлению площадь имени не сменила.) Это кафе в просторечии звалось, уж не знаю почему, «Сайгон».

В кафе всегда было полно народу, очень тесно.

Эти фото не мои, я их нашёл в интернете. Может кто-нибудь узнает знакомых или может даже себя?

Уже в Израиле, когда я покупал для мамы очень распространённые в первой половине 90-х дайджесты российской прессы, я с удивлением узнал, КАКИЕ люди там тогда тусовались — Бродский, Довлатов, Смоктуновский, Рейн, Гребенщиков, Шемякин. И может я даже наступал в тесноте кому-то из них на ногу. Или они наступали мне.

Кофе там был не лучшего качества, где-то на четвёрку с минусом. Лучше делали в булочной-кондитерской на том же Невском в угловом доме с площадью Восстания, рядом с аптекой.

В кафе было два зала и в первом был прилавок, за которым можно было выпить не только кофе, но и кое-что покрепче. Может это и привлекало? Я же хорошо помню, что зимой весь пол в кафе был в жиже растаявшего снега, занесённого с улицы посетителями.

Тогда говорили, что есть особые любители, которые ездят в аэропорт Пулково «выпить чашечку кофе.» Но это не про меня — я работал, с четверть девятого и до пяти вечера.

А вот в Москве я случайно напал на одно место, где делали очень приличное кофе — обычная кулинария угол улицы Горького, теперь Тверская и переулок Садовских (с трудом нашёл в Интернете, что теперь он называется Мамоновский). Уж не знаю по какой причине, но там буфетчица честно опорожняла холдер и заполняла его заново. А много ли тогда было надо, чтобы быть довольным сервисом!

В мире

В счастливое до COVID-ное время мы поездили по миру — побывали в полусотне стран. И почти всюду пили кофе. И сравнивали. На первом месте — абсолютный лидер — Италия. И по качеству и по соотношению: качество\цена. Не знаю как сейчас, но когда мы были в последний раз в Италии, лет десять назад, эспрессо мог стоить меньше одного евро. Неожиданно хороший кофе оказался в Хорватии, возможно по причине соседства с Италией. Но вот Швейцария тоже ведь соседствует, даже немного говорит по-итальянски, а разница разительная. Вспомнил, что когда мы ехали из Швейцарии в миланский аэропорт, то недалеко от итальянской границы выпили в кафе эспрессо. И буквально через пару часов выпили уже в кафе в Милане. День и ночь! Вернее ночь и день.

Неожиданно хорошим, и дешёвым, оказался кофе в Португалии. Возможно из-за влияния её бывшей колонии — Бразилии.

Бразилия! Предвкушал ощущения от чашечки бразильского кофе. Но как часто случается в жизни, когда ждёшь чего-нибудь особенное, это особенное оказывается не таким уж и особенным. Конечно кофе было хорошим, всегда крепким — очень крепким, но вот по вкусу итальянское было лучше. По крайней мере на мой вкус.

Но не везде мы пили эспрессо. В Греции — великолепное кофе «по-турецки», которое готовят в джезве. А вот в Турции, как оказалось, кофе пьют мало — намного больше пьют чай. Пьют из маленьких чайников, закусывая всякими сладостями. И сахара не жалеют. Похожее в родственном Турции Азербайджане.

Я писал об этом в статье «Нефть и вино«.

Интересно, а что и как пьют в Иране? Есть ли среди читателей побывавшие там? Для нас, израильтян, он недоступен. Если, конечно, они не герои сериала «Тегеран».

С особым видом кофе мы столкнулись во Вьетнаме. Вот как я об этом написал в статье «Путешествие в две Социалистические и Народные Республики и одно Королевство«

«Вернусь к кофе. Кафе оказалось небольшой, длинной комнатой с одним столиком на улице. На моё: «кофи, плииз», симпатичная девушка начала что-то спрашивать. Разобрал одно слово: «айс», не понял, причём тут лёд, но на всякий случай кивнул. Девушка наполнила из сосуда два высоких стакана, накидала туда льда и вставила трубочку. Внешне выглядело как стакан кока-колы. Мы попробовали, оказалось не просто холодный, крепкий кофе, но очень вкусный, с какими-то добавками. А цена около доллара. Мы потом пили такой ежедневно. Вот только лучше было не думать, как мылись стаканы

Дома в Израиле

Израиль страна не чая, но кофе. Причём на иврите говорят, что его пьют не из чашек, а из стаканов — «кос кафе». В своё время, в начале 90-х, считалось, что если старожил приглашают только что прибывшую новую репатриантку к себе на «кос кафе», то имеется ввиду не только выпить кофе….

Между прочим и капучино у нас зовётся «кафе афух» (перевёрнутое)

В израильских мисрадах (офисах) распространён совершенно варварский, на мой взгляд, способ приготовления кофе — «боц» (в переводе: болото, грязь): в стакан насыпается мелко, очень мелко молотое кофе и заливается кипятком. И добавляется сахар, как говорят — по вкусу. И всё!

Приличный эспрессо у нас найти вполне можно, если знать, где искать. Обычно в сети Арома гарантировано вполне хорошее качество. Но я обычно пью там не простое эспрессо, а макиато. Впервые вышел на него из присущего мне любопытства — в названии померещилось что-то японское. Оказалось, что к Японии кофе не имеет ни малейшего отношения, там вообще кофе пьют очень мало, как и в Китае. Макиато — это малоизвестный родственник всем известного капучино, тоже родом из Италии, отличается от него соотношением между кофе-эспрессо и добавляемым молоком. Сверху кофе кладётся только одна маленькая ложка молока, обычно взбитого. В переводе с итальянского макиато — «запятнанный».

Ну а дома мы пьём кофе из капсульной машины, капсулы №14 и №15, или варим, конечно на газовой плите, «по-турецки», в джезве.

Память о Тбилиси
Память о Тбилиси

Известно, что в мире есть только два типа кофе: арабика и робуста.

Мы покупаем зёрна только арабики. На две небольшие чашки кофе, миллилитров где-то 70, идут 6 с верхом чайные ложки мелко молотого кофе, и добавляем четверть ложки какао и щепотку кинамона (корица). И надо успеть снять с огня, когда кофе поднимется до края джезвы, но ещё не закипит.

И пить, получая удовольствие.

Ведь его в жизни осталось не так уж и много.

Print Friendly, PDF & Email

14 комментариев к «Шмуэль Данович: Моё кофе»

  1. Здравствуйте Самуил Давидович. очень бы хотел с Вами связаться лично. Сразу оговорюсь не по поводу статей. Меня больше интересует генеалогическое родство между нами. У меня есть предположение что ваш дед Менахем Мендель Дановичи мой прадед Исаак Данович были в некоем родстве. Если не сложно постучитесь через вотсап или как удобно +49 176 45119759
    С ув. Борис Виленский

  2. Хотел бы в меру сил защитить «кафэ-боц», который, на мой взгляд, незаслуженно получил лишь пол-строчки авторского презрения.
    Приехав в Израиль в золотом возрасте 23-х лет, я начал знакомство с мировой кофейной культурой именно здесь.
    Работая специалистом по климатическим исследованиям (молодым и активным ), по должности изъездил страну вдоль и поперёк.
    Из чистой любознательности перепробовал всё перечисленное автором, включая даже разные варианты того же сорта, приготовляемые в разных географических местах, арабами, бедуинами, черкесами и пр.
    В названиях разбирался плохо, более ценил вкус и послевкусие.
    Итог: не купился ни на один из этих вариантов. Если была возможность, последовательно заваривал зелёный чай на утро. 🙂
    И вот, после 5 лет романтики в академии, занесло меня в авиапромышленность.
    Там бывало разное. Бывало и так, что приходилось по суткам сидеть в закрытом помещении, обходясь лишь баночкой туны, лепёшкой питы, 3%-ым йогуртом и… пакетиком чёрного «кафэ турки».
    С тех пор, именно по таким техническим причинам, в мою жизнь вошёл «кафэ-боц» — напиток, пробуждающий после бессонной ночи за кипой бумаг, пополам с сигареткой помогающий перекинуться с коллегой
    парой шуток для расслабухи и, в отличие от других рецептов, посреди напряженной работы оставляющий на языке крошки приятного воспоминания о том, что закончилось слишком быстро.
    Может, и не слишком утончённый, зато — друг…

    1. Ох, простите, забыл рассказать о любимом рецепте:
      «Кафэ-боц» готовится как и указано автором (чайная ложка «кафэ турки» заливается кипятком), при этом добавляется коричневый (тростниковый) сахар в количестве 1/4 чайной ложки.
      Размешивается, разумеется.

  3. «— Я женщина беззащитная, слабая, я женщина болезненная, — говорила Щукина. — На вид, может, я крепкая, а ежели разобрать, так во мне ни одной жилочки нет здоровой. Еле на ногах стою и аппетита решилась… Кофий сегодня пила, и без всякого удовольствия.»

  4. Спасибо автор, и спасибо Олег ! прекрасная тема для холодного зимнего вечера!
    Ну, конечно, в приличном обществе кофе — мужского и непреклонного, вернее, несклоняемого рода. Но дома я перестаю следить за собой, и он у меня может быть и среднего, и даже женского. Дополнительную путаницу вносит ударение и конечная гласная (э, е, и…), вкупе с редко возникающей необходимостью просить его на разных языках.
    Слово «давление» было мне, к сожалению, знакомо с молодых лет, поэтому врачи там категорически требовали кофе из меню исключить, что я и делал (скорее всего, как теперь выяснилось, напрасно). Правда, я позволял себе в пышечной на Желябова, кафе «Минутка» на Садовой, или кафешке на углу Литейного и Некрасова (где были изумительные булочки со сливками)… позволял себе, говорю, тот бежевый напиток, который подливали из ведра «неопрятные девушки», и который нынешние эстеты кофем (настаиваю — «кофем», ибо понятно только так) называть ни за что бы не согласились.
    Уже в Израиле я случайно прочел (или услышал), что кофе вызывает заметный скачок давления и сердцебиение лишь у 10% примерно граждан и гражданок. А остальным даже полезен (в разумных, разумеется, пределах). Я провел осторожный эксперимент на себе. И оказалось, что я в эти 10% не попал. С тех пор — употребляю и люблю. И даже обнаружил за кофе способность снимать у меня мигрень, если она несильная.

    1. Уважаемый Евгений!
      Питерские пышечные — это, как мне представляется, тема особая (и особенная). Их, -будь моя воля, — я бы предложил в объект культурного наследия ЮНЕСКО — сколько там происходило интересных встреч, разговоров — какие шекспировские драмы иногда развёртывались в борьбе «несознательных граждан» с неопрятными дамами, которые, как оказалось, ещё и тщательно следили за тем, чтобы кроме «кофия» больше ничего не попадало в их гранёные стаканы.
      Из любимых питерских пышечных — две; — на Финбане в полуподвале возле военно-медицинской академии и возле ДЛТ. Ну ещё, конечно же легендарная пирожковая на Невском у библиотеки Блока… Эх…Теперь ни пирожков, ни пирожковой — на Невском исключительно уныло-стандартный фастфуд…

      1. Ах, да, «Минутку» правильно называть именно пирожковой, а не кафе, как я неосторожно выразился. Ах, какие чудные пирожки с мясом — кругленькие, из слоеного теста, сочные. Не скажу, какого качества там было мясо, но оно было… я, во всяком случае, ни разу не отравился. Горячие, вку-у-у-сные… ммм!

      2. На эту тему — просто не могу не ввязаться. Прежде всего — спасибо автору, очень интересно. Что касается пышечных, — я ещё очень любил «низок», который был когда-то на Толмачёва, около кинотеатра Родина». А эта, на «Желябова», — она ведь, кажется, первая; и сейчас там окунаешься с головой в детство, разве что минеральной воды тогда, кажется, там не было… В октябре 2017-го ездили в Питер — с женой и дочкой, — и чуть ли не каждый день туда ходили из гостиницы (на Итальянской — Ракова) через пл. Искусств, а под конец проходными дворами. Пышки те в сахарной пудре — это и сказка, и символ… воплощённая сладость бытия! «Мне мечта автографов не пишет, но воздушны руки у неё — вроде тех, из детства, сладких пышек, что по пятачку в ЦПКиО…» Да, и в ЦПКиО они были… И то, что в пышечной возле ДЛТ называется «кофе» — на самом деле цикорий, кажется, — вкусно, и даже очень, с пышками идёт восхитительно. Потому, наверное, что со сгущёнкой настоящей, хорошей, которой нет теперь в продаже, — жулики придумали экономить на качестве, подливают ( от слова «подлость») что-то растительное. Кофе растворимый с настоящей сгущёнкой — ложку с верхом если, — был божественно вкусен. И была сгущёнка, в Израиле в обычных суперах продавали, — голландская особенно была хороша. А потом исчезла; и хоть в магазинах «Росмэн» белорусскую бери, где написано «ГОСТ», — всё равно не то… Последний раз этот суперкофе пил, опять же, там, в Питере, в 2011-м — с сыном ездил: была ещё «настоящая», «Ледниковый период», в полутюбиках-полубутылочках… В Израиле есть очень вкусное лакомство — «сфе(и)ндж»: это по рецепту марокканской еврейской кухни. Тоже колечки в сахарной пудре, замечательные, но всё-таки не такие нежные и тающие во рту. Ленинградские пышки неподражаемы.
        Насчёт современных пищевых точек в Питере, — у меня несколько иное впечатление. «Шоколадницы», по-моему, очень неплохи, и блинные тоже — «Теремки», «Чайные ложки»… Хотя где оно, кафе-мороженое «Лягушатник», где те зелёные скатерти… ореховое, земляничное…? А ещё было кафе-мороженое «Пингвин» на Петроградской, на Большом. И шоколадных батончиков в пупырчатом шоколаде не найдёшь — одно ретро-название «28 копеек»…
        На кофейную тему: незабываемое впечатление — настоящий ирландский кофе — почти двадцать лет назад, в одном из маленьких городков ( ездили организованно). Он слабоалкогольный, без молока, изумительно «пряный» какой-то. То, что в израильских кафе и ресторанах долгие годы фигурировало под названием «irish coffee», — нормальный, добротный напиток, но совершенно не то. И с молоком его подают. Лучший в моей жизни горячий шоколад был в Будапеште, в кафе «Garbeaud» («Жербо»). В Израиле очень хорош, на мой взгляд, по-восточному сваренный кофе с «hелем» — восточной, опять же, специей.
        В общем, да здравствуют всевозможные вкусности и, конечно, вкушающие их!

  5. Олег, спасибо за отзыв.
    Жаль, что приехавшие из Эфиопии фалашмура не привезли с собой культуру такого кофепития.
    Или в Адис Абебе такое кофе не пьют?

    1. Уважаемый Шмуэль!
      Кофе в Эфиопии везде пьют по одной методике выпаривания в глиняном кувшинчике с носиком. Это у них что-то вроде японо-китайской чайной церемонии.
      Обставляется всё очень колоритно — красивая эфиопка в белом одеянии с орнаментом, чем-то напоминающем греческую тогу под монотонно-раздолбайски-заунывную национальную музычку из магнитофона (перезапись наверное тридцатая на кассете — слова и аккорды разбираются только аборигенами) начинает жарить в жаровне зеленые зерна кофе на глиняной мисочке с тремя ножками. Как только зёрнышки начинают «потеть» (начинается выход эфирных масел) мисочку ставят рядом с жаровней, к зернам добавляют сухие соцветия гвоздики и накрывают плетёным из бамбука колпачком с веселенькой разноцветной концентрической окраской. Запах стоит — мама дорогая!!! (Так раньше пахло, но только котлетками в еврейских дворах Черновиц — теперь этого нет). Вкупе с музычкой впадаешь в некоторый транс. Потом эти зерна в аптечного вида ступке растирают , засыпают в чайничек с носиком и снова ставят на жаровню. Несколько чайничков там уже стоят — это для тех, кто спешит и хочет «экспрессо-эспрессо»… Если же не спешишь -созерцаешь этот процесс и усиливаешь транс. Ну, а дальше в малюсенькие напёрсточки идёт разлив и поглощение. Я думаю фалаши привезли этот обычай в Израиль — надо только поискать их этнические кафешки. В Москве одна такая кафешка точно есть на Таганке -там ещё и национальная еда подаётся.

  6. Большое спасибо за рецепт, получилось очень хорошо.
    Хорошо помню красочно описанный Вами «Сайгон», действительно была толчея и слякоть на полу зимой.
    Кстати, у нас в Хайфе знал 2 места, где готовили приличный кофе — на проспекте Ацмаут, недалеко от ж.д. станции — кафе, если не ошибаюсь, Шани и Ава. Правда давно не был.

    1. Конечно же я их знаю эти кафе. Ведь я работал совсем рядом, мой мисрад был в здании железнодорожной станции.
      А в Ава я еще и покупал кофе в зернах.

  7. Душевно солидарен! Я тоже знаю, что 2х2=4, «но такой уж я консерватор, не люблю изменять привычному» 2х2=5 (мне так сосед по парте в первом классе объяснил). Жаль, дети… злые они.

    Наш Кофий, помнишь своего любимца?
    Тот Кофий! О, как ты его боготворила!
    -Нет, — считала, — добродетельнее мужа!
    Теперь продается на задворках
    «жителям и гостям столицы».

    «На две небольшие чашки кофе, миллилитров где-то 70, идут 6 с верхом чайные ложки мелко молотого кофе». За «6… чайные ложки» отдельное спасибо. Повторю: на треть 200 граммового стакана идут 6 с горкой, т.е. 9-10 чайных ложек кофе? Никогда не слышал о кофейной каше. Любопытно, надо бы попробовать. Или все-таки это порошковый горох?

  8. Уважаемый Шмуэль!
    Спасибо за материал (и, как оказалось почти общий кофейный анамнез).
    Из советского кофе-ностальжи мне вспоминаются ещё кофе по-турецки с армянской пахлавой в адлерском аэропорту, поездки во Львов (кофе с конфетами «Свiточ», львовскими сырниками горячий шоколад на площади Рынка) и Прибалтику (кофе со свежайшими круассанами, кофейным ликёром (или, когда были деньги, — с рижским бальзамом) и пирожными в кафе «Луна» (Рига), кофе со взбитыми сливками и 30 мл. «Вана Таллина» на стульчиках в кафе на Ратушной площади в Тарту, кофейные коктейли в баре «Вана Таллин» в Таллине, кофе в тортами безумной красоты и вкусности в Паневежисе……)
    Из экзотики — вот есть у меня кофе по-эфиопски «В Гамбеле находятся плантации элитного кофе, который, как известно, родом из Эфиопии. Жара там обычно стоит несусветная – до +50 в тени и лётчики, чтобы хоть как-то выжить пару часов необходимых для разгрузки, усердно накачиваются кофе, который варят в Эфиопии тоже очень интересно – в специальных глиняных кофейниках-чайничках с носиком. Стоит чайничек на углях довольно долго, через носик выходит пар и так происходит довольно мощная экстракция кофеина из смолотых зёрен в раствор. Поэтому и пить этот кофе надо малюсенькими порциями – чуть больше 20-30 миллилитров. Их, кстати, там и подают в чашечках соответствующего размера. Однако «рашен пайлотс геликоптер», попав туда первый раз, почему-то решили, что на них эфиопы экономят и потребовали себе по стакану кофе. Был в рядах этих кофейных горе-экспериментаторов и я. Удачно выгрузившись, попив кофейку и перелетев за 2 часа в двадцатиградусную высокогорную Аддису из пятидесятиградусной Гамбелы, мы на собственной шкуре испытали классическое кофеиновое отравление. Спать не хотелось двое суток вообще, а воздух, предметы вокруг вдруг приобрели огромное количество дополнительных органолептических свойств. Звуки были слышны за километр и глаза не закрывались – такое было ощущение, что между ресницами нам приделали по пружинке. Скормив народу весь запас снотворного, поев его сам, мне удалось заснуть лишь на третий день, вернее ночь. Проспали мы день и две ночи. После этого кофе пили как все – из маленьких чашечек.»…
    Удачи Вам!!!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *