Арон Липовецкий: Об литературу

 1,812 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Я даже заёрзал: «Может был еще какой Тютчев? Да стихи-то все те же». Дальше было не смешно. Пушкин был вставлен в ряд гениев всех 150 языков диаспоры. Это была угроза рассказывать обо всех, «а чем для евреев Пушкин лучше Гете, Гюго, Хайяма, Шехерезады или Генри О?» Потом отпустило и полилось, как обычно: Пушкин образовался в вакууме, родным его языком был французский, а как же иначе, когда русский он сам и создал.

Об литературу

Арон Липовецкий

Поехал это я в аптеку подальше, там нет очередей. А в машине иногда включаю русское радио. На сей раз нарвался на литературную передачу. Поминки по Финнегану Пушкину у них, как русский новый год, растянуты на две недели. Словно он стрелялся, воскресал и снова стрелялся, и так недели две. Наверное, хотел все-таки грохнуть эту падлу Дантеса? Доплыть, как Чапаев, вроде того.

И опять прямо по Хармсу «об Пушкина». Доктор литературоведения:

— «Тебя, как первую любовь, России сердце не забудет» — сказал о нем Александр Иванович Тютчев.

Я даже заёрзал: «Может был еще какой Тютчев? Да стихи-то все те же». Дальше было не смешно. Пушкин был вставлен в ряд гениев всех 150 языков диаспоры. Это была угроза рассказывать обо всех, «а чем для евреев Пушкин лучше Гете, Гюго, Хайяма, Шехерезады или Генри О?» Потом отпустило и полилось, как обычно: Пушкин образовался в вакууме, родным его языком был французский, а как же иначе, когда русский он сам и создал. И вот мимоходом, изнуряясь ночами, он создал всю-превсю русскую словесность вплоть до «Поднятой хмурым утром в воскресенье целины» и инструкции по пользованию зубочисткой. И вдруг диктор спрашивает:

— Многие считают Дантеса злодеем, а кто он на ваш взгляд?

— Нет, он, конечно, не злодей. Нет. Он ничтожество!!!
Голос ее задрожал, было почти видно, как она заломила руки. Я заржал, а это за рулем лишнее, и я переключился на канал джаза.

Когда на обратном пути снова включил русских, рассказывали о соусах, без которых жизнь тоже безвкусна, беззвучна, бесцветна и, попросту бессмысленна.

***
Иль чума меня подцепит,
Иль мороз окостенит,
Иль мне в лоб шлагбаум влепит
Непроворный инвалид.

Иль в лесу под нож злодею
Попадуся в стороне,
Иль со скуки околею
Где-нибудь в карантине.

Print Friendly, PDF & Email

34 комментария к «Арон Липовецкий: Об литературу»

  1. https://arzamas.academy/mag/1060-pushkin
    Сергей Гандлевский — о поэзии: Александр Пушкин
    Почему Пушкин — наше все и как так получилось? 
    В девятом, заключительном выпуске поэтического цикла Сергей Гандлевский рассказывает о самом главном русском поэте…
    —————————————————
    02-19-22. 00:11

    1. Спасибо, A.B., но открывать не хочу. Из-за обоих и каждого. К тому же в Арзамасе всякий чих по часу. А у меня еще столько затей, чтобы ничего не делать) А что, там пафос поперчен? Или опять милосердие и покаяние. Г. последние лет 10 милость к падшим взыскует, памятник себе нерукотворит.
      Неужели он сообщил, что лит-веды упорно избегают анализа заимствований П. из франц. поэзии? А Тютчев весь пропитан немецкой. Однажды пооткровенничали в разговоре топ-переводчики с немецкого, а я, открыв рот, присутствовал (это было в инете).
      Это было в инете,
      Где ажурная пена.
      Ты тогда на рассвете
      Обнажила колено.
      И в твоем откровеньи
      мне такое предстало,
      что я от удивленья
      плакал под одеялом.

      Пойду лучше почитаю про войну щей и борщей.

      1. «Пойду лучше почитаю про войну щей и борщей.»
        ————————————
        Неужели в Блоги заходите? Там сегодня про эту войну трошки.
        А в гостевой кропают диссертации на эту тему.
        . . . Короли с королевой там играют в Шопена,
        И, внимая музЫке, громко хлюпают щи
        все и просто, и мило —
        не хватают там мыла
        и дают господину золотые борщи.
        Это было у моря, у синего моря,
        где под пеной ажурной якорят якоря.

        1. Ну что Вы, A.B., я читаю в основном вести с полей страны. Цель у меня всегда одна — представить реальность. Знаете, что в этом помогает? Навыки придумывать правдоподобное. Когда из «новостей» вычитаешь правдоподобное, остается фактообразное.
          Целый день там шумели, там сверкало грозово
          Над казенною сплетней и понюшкой кирзовой.

          1. » Когда из «новостей» вычитаешь правдоподобное, остается фактообразное…»
            ========
            Мысль интересная. А если не вычитать, а фактообразно прибавить?
            Попалась мне статейка, некий Моисей Т. попытался смастерить свои ‘вести с полей’ про Петра и Павла и вечерний звон по утрам:
            ‘Худрук ансамбля “Вечерний звон по утрам” вечерами, в свободное от принудительных работ время, написал либретто к оперу. Либретто не имело успеха и опер ответил очерком под названием “Приглашение в казню”. Оказалось Опер опечатался и перепутал. Очерк должен был называться “Приглашение в лазню…” (https://club.berkovich-zametki.com/?p=28240)
            Чего только не пишут нынче, а больше 40 читателей не собрать. Потому как все пишут. Моисею ответил один читатель из Халигалии, любитель Баха. Дык его в Ха-лии одёрнули и больше он не писал чего попало. И пропал Моисей, не дошёл до земли обетованной-ливанной, текущей молоком и мёдом.
            На скамейке, где сидишь ты
            нет плацкартных мест.
            В городском саду играет
            духовой оркестр.

          2. Конечно, фактообразное — это мазки в полотне. Картина пестрая.
            Сходил по ссылке. Написанное вызвало смешанные чувства. Автор безусловно виртуоз и эрудит, фрагменты тому порукой. Однако, но.
            1. Нечто подобное мало того что встречается, а уже и запреснело частотой. В Израиле был Мих. Юдсон (1956-2019), писатель выдающийся. Он писал роскошно расковано, его эрудиция даст фору очень многим, и он ее не прятал, не скромничал. Шинели эти, а также разлетайки, кителя и лапсердаки вышли из гардероба Салтыкова-Щедрина.
            2. В отличие от гардероба у бусины сочинений часто забывают о нити. Оседлали, скачут, а остановить не могут и не знаю нужно ли. Лозунг «важно не что писать, а как» запал в голову и потянул на дно уже пару поколений письменников.
            Повторяю, читать приятно, удовольствие продлю на всю доступную длину.

  2. С годами мы умней не стали —
    Мы в школе навсегда застряли,
    Где классиков не изучали,
    А поурочно ОБЗИРАЛИ…

  3. — Василий Иваныч, Пушкина застрелили!
    — Вот зараза… Ладно, Петька, скажи в штабе, чтоб списали на Ковид.

    1. — Василий Иваныч, Пушкина застрелили!
      — Вот зараза… Ладно, Петька, скажи в штабе, чтоб списали на Ковид.
      —————————————————
      В штабе списали на Анку и записали на Катьку-толстоморденькую.
      Согласно протоколу по Блоку.

    1. Ну и как же без пародии…
      Попробуйте угадать (без Интернета и ПСС), какие строки принадлежат «Солнцу» 🙂

      И вот уже трещат морозы
      И серебрятся средь полей,
      Застыли оттепели слёзы
      Зима становится всё злей.

      Помилуй Бог! Какая проза,
      Вселенской скуки приняв позу,
      Смущать на выданье девиц,
      Не замечая юных лиц
      И томных девичьих очей
      В мерцаньи пламени свечей.

      1. Это гораздо проще, чем Вам кажется. Например в первом катрене — две последние строки явно чужие. П. был пожестче и поразмашистее, как всякий, кто пишет много.

    2. А это моё любимое стихотворение Пушкина и… вообще любимое стихотворение:

      Поэт

      Пока не требует поэта
      К священной жертве Аполлон,
      В заботах суетного света
      Он малодушно погружен;
      Молчит его святая лира;
      Душа вкушает хладный сон,
      И меж детей ничтожных мира,
      Быть может, всех ничтожней он.

      Но лишь божественный глагол
      До слуха чуткого коснется,
      Душа поэта встрепенется,
      Как пробудившийся орел.
      Тоскует он в забавах мира,
      Людской чуждается молвы,
      К ногам народного кумира
      Не клонит гордой головы;
      Бежит он, дикий и суровый,
      И звуков и смятенья полн,
      На берега пустынных волн,
      В широкошумные дубровы…

      1827 г.

      Знал о чём писал! 🙂

      1. «По честноку?» Не люблю (мягко скажем) стихов о стихах и о «творчестве» — это брехня в томате.

  4. Люблю Пушкина. Можно, конечно, смеяться над «наше всё». Но до А.С., можно сказать, ничего и не было в русской поэзии, да и в литературе. Ну, не Державин с Жуковским же… «Степь да степь кругом» была. Даже не Пушкина, наверно, люблю, а его лирического героя — ясно мыслящего, спокойного и ироничного, влюбленного в жизнь и увлекающегося, мудрого без напыщенности и зауми, какого-то удивительно гармоничного и здорового душевно (чего так недостает в современной литературе) — настолько, что он может быть лекарством от невроза и депрессии. И даже внутренним собеседником… вот, интересно, ни с кем не случалось, что хочется поговорить именно с Александром Сергеичем, узнать, что он бы сказал о происходящем безобразии? С Булатом Окуджавой точно такое случалось.)))
    Конечно, реальный Пушкин мог быть, вероятно, резким и желчным, мрачным и озлобленным. Но не его муза. Так что, литературного Пушкина просто люблю, а Пушкин-человек мне, по крайей мере, весьма интересен.

    Вот и я внес свою копейку в мутный поток «пушкинистики»

    1. Несите, несите копейки, уважаемый Евгений В.! Ну какая кому от этого беда?
      Вот только песня «Степь да степь кругом» написана Иваном Суриковым (1841-1880), а зазвучала после отмены крепостного права.

    2. Извините за поспешный ответ. Напрасно, по-моему, Вы рассказываете о своей неосведомленности. «До» П. были его старшие современники Державин, Барков (образец легкости языка, прямой предшественник П), Карамзин, Жуковский, Крылов, Баратынский, Вяземский, Грибоедов (этих последних троих я очень люблю), Батюшков параллельно с ним появился Тютчев… И это только имена первого ряда (!). Увы, школа создает превратную картину. Русская поэзия была в «золотом веке» разнообразнее, чем после П.

      1. Ну, конечно не «в вакуме», это понятно. С Вашей любезной подачи, я мог бы внести уже трехрублевый вклад в пушкинистику, сравнивая по отдельности каждого персонажа Вашего списка с Пушкиным. Исключая только совершенно отдельного Тютчева, которого тоже очень люблю и который даже по возрасту не годится в «старшие» современники Пушкина.
        Так вот, по отдельности брошенные на чашу весов против творчества Пушкина, эти замечательные люди весов даже не шелохнут. Но и положенные на них все вместе, горкой, они стрелку лишь едва-едва поколеблют. Но я этого доказывать не стану, Вы сами это можете сделать лучше меня.

        Кстати, советская школа, в части ознакомления нас с русской поэзией 19 века, была не так плоха. Почти никого из Вашего списка она не пропустила, большинство (за исключением, по понятным причинам, Баркова) присутствовали в различных рекомендованных к внеклассному чтению хрестоматиях для школьников. Был, например, такой, изданный огромным тиражем, зелененький сборничек «Родные поэты», имевшийся дома у каждого второго из моих одноклассников. Крылов и «Горе от ума» вообще были в обязательной программе. Просто эти поэты, представленные парой-тройкой стихотворений, занимали в хрестоматиях достаточно скромное место, вполне соответствующее их значению.

        Читая сейчас про Карамзина, наткнулся на совершенно замечательное (для меня) открытие — открытие памятника букве «ё». Потрясающе!
        https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9F%D0%B0%D0%BC%D1%8F%D1%82%D0%BD%D0%B8%D0%BA_%D0%B1%D1%83%D0%BA%D0%B2%D0%B5_%C2%AB%D1%91%C2%BB

        1. «в хрестоматиях достаточно скромное место, вполне соответствующее их значению»
          Убедили, Евгений, признаю, был не прав: Вы были хорошим учеником!

  5. А что?
    Почти как в том анекдоте про снайперов:
    Не промахнулся-то Дантес, а памятник почему-то 9этому поставили.

    1. Тема обширная, Д. стрелял первым, но Пушкин тоже попал, увы, в медную пуговицу на мундире.

  6. Долго ль мне в тоске голодной
    Пост невольный соблюдать
    И телятиной холодной
    Трюфли Яра поминать?

    То ли дело быть на месте,
    По Мясницкой разъезжать,
    О деревне, о невесте
    На досуге помышлять!
    ———— 🙂 ———
    Не нальют ни рюмки РомУ
    Трюфли Яра? — никогда
    Миша — полю, Беня дому
    Всё Дантесу — ерунда
    p.s.
    И.Б. в своё время написал: в России всегда назначается
    главным один поэт.
    Хоть купец, хоть еврей, хоть эфиоп,
    но тольки один. И точка. Вертикаль, понимаете ли.
    И от сель грозить мы будем шведу. На зло надменному соседу.

    1. Спасибо за мнение, с которым я солидарен. Список «главных» я бы дополнил Царь-пушкой и Царь-колоколом. Для главного счастья.

  7. Может быть пассаж, что «Пушкин образовался в вакууме, родным его языком был французский» идет от объемистых комментариев Набокова к «Евгению Онегину»? Ведь он там чуть ли в каждой второй строчке видел галлицизмы.

    1. Может быть галлицизмы в романе и оправданы. Ведь все его герои дворяне, а те в то время по-русски не говорили.

      1. Да, в лицее он был «французом», и кроме французского в учебе не блистал. А русский от няньки со множество просторечных словечек. Много «переводил» из французских поэтов, не указывая источник. Проверять выводы Набокова можно, если сам знаешь языки. А почему они важны?

  8. Автор посмеялся над доктором литературоведения, который назвал Фёдора Тютчева Александром, выдал кучу банальностей о Пушкине и дрожащим голосом назвал Дантеса ничтожеством.

    Надеюсь, что не только автор улыбнётся от сравнения Пушкина с стереотипным афро-американцем: не работал, писал рэп, возможно употряблял наркотоки (опиум), погиб в перестрелке.

    Ну чем вам не рэп:
    «С утра садимся мы в телегу;
    Мы рады голову сломать
    И, презирая лень и негу,
    Кричим: пошел! Еб*на мать!»

      1. «…Словно он стрелялся, воскресал и снова стрелялся, и так недели две. Наверное, хотел все-таки грохнуть эту падлу Дантеса?»
        ————————-
        Он, как мой ку-мир И.Б., на чёрную речку приходил умирать…
        ::::::
        Вы ‘так очаровательно любезны’, подброшу ещё один текст:
        Михаил Федотов «Иерусалимские хроники» http://www.rulit.me/books/ierusalimskie-hroniki-read-7706-1.html
        “…Мне надоело ходить в туфлях на шурупах. Раньше рядом со мной жил лысый англичанин. Он носил пиджак с серебряными пуговицами…Зашла «старуха под лестницей», попросила вернуть ей яйцо. Курд не должен никому насовсем давать яйца — может пропасть ребенок. А у нее оба сына в Америке, и оба невозвращенцы. Иногда от них приходит открытка.
        Иногда другая соседка, сверху, приносит перловую кашу и индюшачье жаркое. Она призналась мне, что родилась на окраине Парижа. Врет. Марокканка чистых кровей…”
        Текст этот я прочитал после «Хроники города К.»(М.Т.) Как Вам Федотов?
        Ну да, всё это уже было в гардеробе С.-Щ. Но где взять другие туфли? Или — другой лапсердак? Мих. Юдсон писал романы, не скромные хроники (по фактам израильских новостей и обрывков воспоминаний из жизни, оставшейся в забугорьи).
        «За вольною прогулкой в феврале
        (экзамены сданы, а снег не стаял),
        за угольком, сгорающим в золе,
        который все тепло уже оставил,

        за каждым жестом мысли, за рукой,
        что от и до вычерчивает слово,
        стоит неведомый бестрепетный покой.
        Как хочется его почуять снова.

        Как хочется принять его тепло,
        когда ни уголька в моем огне,
        и дом мятежным снегом занесло,
        где он всегда дарил дыханье мне.»

        Весь снег, наверное, выпал в Канаде. У нас, в Ор.,
        чуть похолодало.

        «Беспомощный словарь моих личин
        Включает только знаки положений
        И не раскроет истинных причин
        Изменчивости или превращений.»

        1. Спасибо за ссылки, обе прозы в радость. Федотов Михаил мне понравился, ‘буду почитать’ до конца списка глав-кораблей . Писатель он прозрачный, образный и умственный, без избыточного натурализма, комикования и угрюмого восторга от места. Вот думаю, как это работает, что одни тира-жируют хоть и по-мелкому, а об других нигде и не споткнешься? Гениальный Яков Цигельман просто исчез, а Феликс Розинер пронзительный, а Марк Зайчик, Хемингуэй наш, а Григорий Люксембург, обуздавший речь… Эх, создать бы такое местечко, штетл такой сетевой, где в алефбетном порядке перечислить всех израильских писателей на-руска, а при каждом блокнотик отзывов, который тоже сна-ружи виден и приглашает к поучастию. Все-все, соскакиваю с подножки этого кабриолета.
          Ну да, мои стихи, не стыжусь ни разу. Вот молодости жалко, в 25 не с кем было это обкатать. Два-три раза меня пнули, но этого же мало. Зато как тогда Ряшенцев приподнял мои верлибры, не публикуя даже, в получасовом разговоре в «Юности».
          Это сейчас я окаменел, не пульсирую, а тогда от удивлений и потрясений что только не вставало дыбом.

          1. ‘Штетл такой сетевой’, такую боксёрскую полянку…Да где её организуешь, кругом ВОЗы и глечики, как на сорочинской ярмарке…
            Был здесь человек из Онтарио под номером 14, да соскочил с кареты.
            Он как-то заметил в примечаниях к «Лютер über alles»:
            «Критериев истины тоже нет…«Научность» этих статей определяется только этим – соблюден ли т.н.»научный стиль» – правила написания, оформления и цитирования. Если да – статья научна. Между “коллегами” существует негласное соглашение: «я твою статью не назову чепухой, а ты меня за это процитируешь».— до этого ни Марк З. ни Хэмингуэй не додумались.

          2. А нет ли возможности перенести обсуждение куда-нибудь в сторону?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *