Виктория Куренкова: Счастливая

 652 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Вместе они пережили годы диссидентства, сражение за репрессированных товарищей, вместе подали заявление на выезд в Израиль и получили отказ, вместе выпускали самиздатский журнал «Евреи в СССР», вместе вели безнадёжную битву с КГБ и побеждали в ней! Вместе они почти 50 лет в новой жизни: в Израиле, в западном мире. Из всех возможных модификаций супружества типа: «под руку», «на руках» Нине и Александру более всего подходит «рука об руку».

СЧАСТЛИВАЯ

Писателю, драматургу, переводчику, публицисту  Нине Воронель исполняется 90 лет

 Виктория Куренкова

Название этой статьи было предрешено.

Литературный дар Нины Воронель сразу же отметил Корней Чуковский, прочитав её первые переводы: «Ворон» и «Улялюм» Эдгара По. Нина об этом вспоминает так:

«К.И. вскочил с кресла.

 — И откуда только что берётся? — спросил он неизвестно кого. — Ведь физику-математику кончала и до вчерашнего дня ничего-ничегошеньки не знала о переводах!»

Ещё более знаменателен рассказ Нины Воронель о том, как она сама впервые соприкоснулась с литературным творчеством.

Попав после окончания института в Саранск и испытывая там все тяготы послевоенного советского захолустья, однажды в библиотеке Нина натолкнулась на оригинальный текст поэмы Эдгара По.

«Домой я летела, как на крыльях, на тех самых, шелестящих, шуршащих, трепетных крыльях «Ворона». Депрессию мою как рукой сняло, я точно знала, что мне надо делать: прийти в библиотеку завтра утром, переписать поэму Эдгара По и перевести её на русский язык. Я не задавала себе вопроса, умею ли я переводить и не перевёл ли уже поэму кто-нибудь другой — это было несущественно: Я ДОЛЖНА БЫЛА ЕЁ ПЕРЕВЕСТИ. Иначе не стоило жить! И я её перевела! На это ушло каких-то полгода жизни. Но это была настоящая жизнь!»

Счастливая встреча состоялась: они нашли друг друга. Она — литературу, а литература — её!

«Меня прямо преследовали удачи! — пишет Нина, — Я без всякой протекции поступала во все учебные заведения, в которые хотела попасть, даже, если евреев туда практически не принимали. Я выигрывала все конкурсы, в которых участвовала, и получала разнообразные призы, даже от антисемитского жюри Всероссийского конкурса на лучшую пьесу для кукольного театра.

Сразу по выезде на Запад две мои пьесы поставили в Нью-Йоркском театре, а третью экранизировали на Лондонском телевидении. Вопреки всем прогнозам телевидение БиБиСи заключило со мной контракт на написание сценария телесериала о жизни Ф. Достоевского — и заплатило мне за него кучу денег.

Но главная удача постигла меня в девятнадцать лет, когда я против воли родителей вышла замуж за Сашу Воронеля, который считался самым красивым мальчиком на нашем курсе физико-математического факультета. Я тогда ещё не знала, что он окажется одним из выдающихся людей нашего времени и что его верная поддержка поможет мне стать тем, кем я стала».

На фотографиях Нина и Александр выглядят гармонично. В молодости — просто голливудская пара! Их плодотворный союз, длящийся 71 год, и, несомненно, основанный на любви, носит черты честного содружества.

Нина и Александр Воронели

Вместе они пережили годы диссидентства, сражение за репрессированных товарищей, вместе подали заявление на выезд в Израиль и получили отказ, вместе выпускали самиздатский журнал «Евреи в СССР», вместе вели безнадёжную битву с КГБ и побеждали в ней! Вместе они почти 50 лет в новой жизни: в Израиле, в западном мире. Из всех возможных модификаций супружества типа: «под руку», «на руках» Нине и Александру более всего подходит «рука об руку».

Говоря о плодотворности брачного союза, нельзя обойти буквальное значение этого слова. У Нины и Александра сын, четверо внуков и четырнадцать правнуков. Все, можно сказать, удались, как и полагается рождённым и выросшим в любви. Программисты, футболисты, керамисты, шахматисты, победители олимпиад! Девятилетняя правнучка Лео Воронель недавно заняла первое место в израильском конкурсе балета. На семейных праздниках шумно и весело! Александр с полным основанием чувствует себя патриархом.

Чуть перефразируя написанное Ниной — её верная поддержка помогла ему стать тем, кем он стал:

Александр Воронель один из видных мыслителей XX века: философ и публицист, учёный физик. Член сената Тель-Авивского университета, член Нью-Йоркской Академии наук, член Европейского и Американского физических обществ. Формула его открытия выбита на каменном фронтоне факультета физики Washington State University рядом с формулами Эйнштейна, Максвелла и других классиков.

Полгода назад Александр отметил 90-летие. Он болеет. Нина старается облегчить ему жизнь. В хорошие минуты разговаривает с ним, читает ему. Она рядом.

Яркие встречи и драматические события жизни Нина Воронель описала в мемуарах. Книга «Содом тех лет» вызвала небывалый отклик и стала бестселлером на все времена.

Близкая дружба с Юлием Даниэлем и Андреем Синявским, расправа над «инокомыслящими», а также преследования её собственной семьи гэбистами, предотъездное шествие по всем кругам ада являются ценным свидетельством времени и разоблачением зверств советской власти. Леденящие душу эпизоды описаны сочно и даже весело! С поразительно точными деталями: осквернённая гэбистами квартира воспринимается словно «любимая жена после изнасилования в подъезде».

«Содом тех лет» показан «без прикрас» — так и называется первое издание книги. В отношении всех персонажей и в отношении себя Нина откровенна, беспощадна и иронична, как может только самодостаточный свободный человек.

 Режиссёр Бродвейского театра взяла к постановке пьесу Воронель «Первое апреля» о подмосковном писательском доме престарелых

«— Это просто чудо, что за пьеса! — сказала она.

Я замерла, предвкушая поток комплиментов по части характеров, композиции, остроумия диалога. Но не тут-то было!

Какая редкая удача! Семь стариков на сцене одновременно!»

 В портретной галерее «Содома» — а пятый раздел мемуаров и носит название «Моя портретная галерея» — Андрей Сахаров и Елена Боннер, Александр Солженицын и Михаил Горбачёв, Менахем Бегин и Ханох Левин, Борис Пастернак, Венедикт Ерофеев, Давид Самойлов, Арсений Тарковский. Почти со всеми из них Нина встречалась. Так уж проистекала её с Александром жизнь, что они находились в потоке самых значительных событий и людей своего времени. Нина пишет:

«Андрей Дмитриевич и Елена Боннер прочли Сашину рукопись «Трепет иудейских забот» и пригласили нас в гости. Между нами сразу возникла та взаимная симпатия, которую в просторечии называют «химией», и мы, как-то незаметно для себя стали частыми гостями в Сахаровской квартире на улице Чкалова».

Свои впечатления от книги «Содом тех лет» сформулировал в письме Василий Аксёнов:

«Дорогие Неля и Саша!

Большое спасибо за книгу; как за факт присылки, так и за факт написания. Прочитал, что называется, in one go. Не знаю, как читает такую книгу современный капиталистический читатель, но социалистическому читателю вроде меня трудно оторваться… Неле удалось написать лёгкую, полную юмора и воздуха книгу о нашем времени и между прочим о вкладе российских евреев в преображение XX века»

Одна из глав книги называется «Петли судьбы». Нина предполагает, что человеческие судьбы образуют «загадочные петли» и подстраивают неожиданные встречи «на разных временных витках». Сама Нина вяжет такие петли до сегодняшнего дня.

 Многие из них возникли в связи с изданием в Израиле журнала «22». «Общественно-политический и литературный журнал еврейской интеллигенции из СНГ в Израиле». Журнал возглавлял Александр, а Нина Воронель была членом редакционной коллегии. В неё входили также кинорежиссёр Лина Чаплина, учёный Эдуард Бормашенко, писатель Яков Шехтер, с которыми Нина продолжает дружбу и творческое общение.

Самые яркие литераторы Израиля и диаспоры: Фридрих Горенштейн, Леонид Цыпкин, Юрий Карабчиевский, Александр Кушнер, Наум Басовский — нечего и думать, что удастся назвать всех — собирались под кровом журнала «22». Там же Нина Воронель начала публиковать свои романы.

Оставив позади литературные переводы, мемуаристику и драматургию — спектакли и фильмы по её пьесам поставлены во многих странах мира — к большому читательскому удовольствию Нина взялась за прозу и стала беллетристом в самом высоком и буквальном понимании этого термина как belles lettres — «изящная словесность» или «прекрасная филология» (от французского).

Она владеет уникальным даром — писать увлекательно! Как это получается никто, даже сама Нина, не знает. Тайна сия велика есть…Каскад мастерски переплетённых сюжетов её романов с первых строк и до финала приковывает и держит в напряжении. Что называется — оторваться невозможно. Ни одну из историй, описанных лихо, иронично, смешно, Нина Воронель не оставляет, не отточив до предельной сюжетной остроты.

Судьба Нины Воронель — писать «без прикрас», таков её собственный жанр. В цикле «Былое и дамы» она подаёт крупные европейские события в новом ракурсе: с присущей ей проницательностью исследует женские судьбы и женское влияние на эти события.

 Её литературному почерку свойственна стихия игры. Писательница обладает способностью моделировать мир в форме загадочного кроссворда. События, которые начались по-житейски знакомо и приятно оборачиваются «сплетением таинственных совпадений».

«Только убогие души считают, что литература должна отражать жизнь! Только убогие! Мы с Набоковым с этим не согласны, — провозглашает главный герой «Чёрного мага» писатель Дунский. Нет, мы с этим категорически не согласны! Мы держимся противоположного мнения: жизнь, этот великий плагиатор, создаёт лишь бледные копии литературного оригинала!».

Создателю литературных оригиналов Нине Воронель исполняется 90 лет.

Несомненно, почтенный возраст — нелёгкое время (эвфемизм). Например, мучает бессонница…

Я спрашиваю Нину: — Как вы с ней справляетесь?

 — Придумываю роман.

 — Делаете пометки? Записываете? (Одна известная писательница говорила, что, если удачную мысль тут же не записать, она может обидеться и больше не вернуться).

 — Нет, всё помню, записываю днём — отвечает Нина.

Конечно, помнит! А ещё помнит множество гостеприимных стран и счастливых встреч, помнит шелест листопада в Германии и оркестровые мелодии Байройтского фестиваля. Помнит всех ушедших друзей. Помнит стихи своей подруги Ренаты Мухи и стихи любимого Пастернака.

Я спрашиваю Нину: — Почему грустный голос? Что случилось?

 — Закончила Оленьку Чехову. Место себе не могу найти! — Два месяца как Нина завершила свой девятый роман: «Тайна Ольги Чеховой». Его сразу же взяли в издательстве и уже подготовили к печати. Но Нина страдает и мучается, когда не пишет.

И буквально два дня назад:

 — Всё! Начала новый роман! Героиня — террористка, журналистка, педагог, социолог и теледокументалистка. Невероятные события, удивительные совпадения, загадочная смерть… Так интересно!

Я говорю: — С Днём рождения, Нина!

Я говорю: — Спасибо, Нина! Пишите ваш новый роман. Мы ждём с нетерпением!

 Ришон ле-Цион февраль 2022

Print Friendly, PDF & Email

2 комментария к «Виктория Куренкова: Счастливая»

  1. Нине Воронель — побольше здоровья, сил преодолевать все трудности, счастья и до 120.

  2. Это восхитительно: «Ведь физику-математику кончала и до вчерашнего дня ничего-ничегошеньки не знала о переводах!»
    Не устаю восхищаться: он физик/математик/биолог/музыкант, откуда в нем такой профессиональный поэт/публицист/политолог/военный обозреватель/шахматист.
    Разок бы прочесть что-то вроде: он известный поэт, а выдвинут на международную премию по физике.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *