Владимир Рывкин: «АННА И ДРУГИЕ»

 951 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Поэт с писателем, быть может,
Не стали бы меня ругать,
Сказали б: «Глянем, что он может,
Как он сумеет излагать.

 «АННА И ДРУГИЕ»
( поэма в сонетах)

Владимир Рывкин


Поэма «АННА И ДРУГИЕ» написана автором Владимиром Рывкиным к 145 годовщине выхода в свет романа Л. Н. Толстого «Анна Каренина». (1877 — 2022 гг.). Поэма содержит Пролог, восемь глав и Эпилог.

ПРОЛОГ
1.
Роман об Анне — Льва Толстого
Решил в стихах я изложить —
От чувства доброго, простого,
Как к сердцу руку приложить…
Имел я опыт изложений
Без искривлений, искажений —
В стихи взять пушкинский сонет,
Под друга дружеский совет…
Я написал сонетом этим
Две повести, роман один,
Я очень скромный господин,
И я согласен быть и третьим:
Соединятся тут, друзья,
А. Пушкин, Л.Толстой… и я…
2.
Поэт с писателем, быть может,
Не стали бы меня ругать,
Сказали б: «Глянем, что он может,
Как он сумеет излагать.
Одно уже весьма похвально.
Что два романа ненахально
Он наши думает привлечь,
Чтобы своё тут что-то спечь…
Такие в мире есть примеры,
Пускай попробует и он,
Раз уважительный взял тон,
Интеллигентные манеры…»
Быть может, впал я в фантазии,
А, может, где-то был вблизи…
3.
Да, отступить было возможно,
Но делать этого не стал.
Вначале было всё несложно —
Из шкафа книгу я достал.
Читать её я снова взялся,
Опять к героям привязался,
Дела их, чувства разбирал,
Воображением играл…
Облонский Стива, Левин, Долли,
Каренин, Анна, Вронский, Кити,
А между ними — нити, нити… –
Игра и их, и внешней воли…
Тут мысль их в рифму взять пришла,
Жила во мне и не ушла…
4.
Онегин с Вронским где-то схожи.
Есть в Анне пушкинская дочь,
И дамы в свете все похожи,
Мужчины в грех упасть не прочь…
Их Лев Толстой всех вывел в прозе,
Интрига есть в метаморфозе, —
Решил я их забрать в сонет,
Греха, подумавши, тут нет…
Так сам бы Пушкин, может, сделал,
Когда бы более прожил,
Он тут бы руку приложил,
И в рифму всё бы переделал.
Толстой бы Лев не возражал
И руку б Пушкину пожал…

ГЛАВА 1
I
Пока что Анны нет тут рядом,
Она там где-то в глубине,
И не играет она взглядом,
Ещё, своим… на стороне…
Тут ходят Левин и Облонский,
Ещё гуляет где-то Вронский,
В любовь он Кити заманил,
Облонский Долли изменил…
А Левин Кити в жёны хочет,
Он к ней примчался на каток,
В ней чувства есть к нему чуток,
Она резвится и хохочет…
Она в иного влюблена,
О нём всё думает она…
                      II
Есть три сестры в семье Щербацких.
Облонский Стива — Долли муж,
Нет недостатка чувств в нём братских,
Да и комплекцией он дюж.
Сестра его родная — Анна,
Она в его семье желанна,
Живёт в Санкт — Питере она,
Она Каренина жена.
Каренин служит, в важном чине,
Он неулыбчив, хмур и строг.
Дать чин Облонскому он смог –
По этой родственной причине…
Сестру Облонский Анну ждёт —
Она с ним Долли вновь сведёт…

III
Сестра Наташа есть у Долли
И Кити — младшая сестра, —
Казалось, нет счастливей доли.
Вся Кити светится с утра…
В неё влюблён граф необычный,
И молодой, и симпатичный,
Он с ней танцует на балах,
Она в восторге: «Ох! И ах!»
Он Алексей Кирилыч Вронский,
В него мать Кити влюблена,
Отец твердит — он сатана,
Имеет взгляд он зоркий… конский…
А Кити юная звезда,
Лишь восемнадцать лет — года…
                      IV
С землёй помещик Ларин связан,
Вдеревне он имеет дом,
К Облонским он давно привязан,
Добыл он всё своим трудом.
На Кити хочет он жениться,
Не знает, как к ней подступиться,
Он — гиревик, гимнаст, атлет,
Он — тридцати двух полных лет…
Они в гостиничном буфете
С Облонским час, какой, сидят,
И устриц свеженьких едят.
О Вронском Стива — не в секрете:
Про то, что Кити любит он,
Что он, красив со всех сторон…
                       V
Облонский Левину внушает
Посватать Кити и быстрей,
Пойти к Щербацким приглашает,
Твердит про Вронского, о ней.
И тот, послушавши совета,
Пришёл просить руки с рассвета,
И получил в ответ отказ,
Как говорят, не в бровь, а в глаз…
Была тут Вронского победа,
Он бы доволен, сласть вкусил,
На бал он Кити пригласил,
Была тут светская беседа,
Серьёзный был и лёгкий тон
С графиней здешнею Нордстон…
                     VI
И Кити с радостью согласна
На этот бал к нему прийти,
Она юна и так прекрасна.
Ему ж, — в доверие войти…
Она влюблённая девица,
А он не думает жениться,
Есть у него один расчёт,
А остальное всё не в счёт…
Отец тут Кити появился,
В зятья он Левина мечтал,
И взял супругу отчитал,
За то, что Вронский тут крутился
А Вронский с Кити поиграл
И шёл домой, как генерал…
                  VII
А нынче утром на перроне.
Мамашу должен он встречать,
Она — графиня при короне…
В Москву приедет поскучать.
Когда ж к вокзалу прибыл Вронский,
Ему здесь встретился Облонский,
Его в быту, как ни крути,
Весьма, не просто обойти…
Сестрицу Анну он встречает,
Она Каренина жена,
Она приехала одна,
Её тут Вронский замечает…
Они столкнулись невзначай,
Теперь читатель не скучай…
                VIII
Облонский с Вронским тоже дружен,
Ему он Левина хвалил…
Потом твердил ему про ужин
И к ним прийти его молил…
А ужин будет в честь особы,
Что из Москвы примчала, чтобы –
С женою брата говорить,
И Стиву с Долли помирить…
В пути же Анна с графа мамой
Общалась весело, тепло.
Так время с пользою текло,
Она старалась перед дамой,
Как говорится, так, и так…
А на путях лежал простак…
                 IX
Труп человека… жутко было…
Конец поездки омрачён,
У всех под ложечкой заныло,
Был этим каждый огорчён…
Сказала Анна про знаменье –
Себе и всем на удивленье,
Она запомнила его,
Сама, не зная от чего…
Тут каждый как-то проявился –
Дал денег Вронский для вдовы,
Склоненьем в жалость головы
Облонский удовлетворился…
Он Анну вёз домой к себе –
Решить вопрос в своей судьбе…
                   X
Поговорила Анна с Долли,
Смогла её уговорить,
Успех был мудрости и воли,
Ей удалось их примирить…
А Кити в Анну вся влюбилась.
Она светилась и искрилась,
От Анны видела ответ,
И был ей мил весь белый свет…
И тут вдруг Вронский появился,
Всего на миг, ну, и ушёл,
Про ужин он узнать зашёл…
Народ весь в доме удивился.
Увидеть Анну он успел.
Чего он, видно, и хотел…
                   XI
На бал явилась Кити с мамой,
Она светилась и цвела,
Ну, и, конечно, рядом с дамой
Ещё прекраснее была.
Взял в вальс её директор бала,
А Анна с Вронским в центре зала…
На Анне чёрный был наряд,
У графа был собачий взгляд…
Он пригласил, но Кити видно:
Он стал совсем уже чужим,
Не знаем, чем мы дорожим,
Ей стало горько и обидно…
Была и Анна не в себе…
И прочь уехала к себе…
                  XII
После отказа Левин мыслил,
Что есть плохое что-то в нём.
Себе он то и то причислил,
И, может, мы его поймём…
В сердцах пошёл он к брату Коле,
Что жил, как мог, себе на воле,
Имел он в мыслях канитель:
Создать трудящихся артель…
Брат Николай был дружен с водкой,
Питался он не только кашей,
Жил, как с женой он, с некой Машей,
С такой не худенькой молодкой.
Их Левин звал в деревню жить,
Хотел он с братом, с ней дружить…
                    XIII
А Анна в доме Долли, брата, —
Будто какая-то беда:
Спешит уехать без возврата,
Чтоб не вернуться никогда,
Она наряды все пакует,
А Долли рядом с ней воркует,
И Анна тайну выдаёт,
Она вся ею и живёт…
Они прощаются с волненьем,
Когда увидятся они?
Проходят быстро жизни дни,
И жизнь вся связана с сомненьем…
Уже карета Анну ждёт,
И Анна к ней, спеша, идёт…
                  XIV
Вновь Анна в поезде, в вагоне,
Он в Петербург мчит из Москвы.
И он на неком перегоне…
Про то узнаете, и вы…
Чуть остановится в метели,
И в этой снежной канители,
На землю Анна и сойдет,
И офицер к ней подойдёт…
Конечно Вронский это, кто же…
Ей признаётся в страсти он,
Она спешит уйти в вагон,
Ты помоги спастись ей, боже!
И среди этих всех начал
Каренин, муж, её встречал…
                   XV
Догнал их Вронский на платформе,
Он тоже в Питер прикатил,
Он им представился, но форме,
Про сон Каренину спросил.
Сказал Каренин Анне: «С мамой,
С весьма солидной светской дамой, —
Ты, Анна, ехали туда,
А с сыном прибыла сюда…»
Князь Вронский вовсе не смутился,
Спросил про честь у них бывать,
Решил позиций не сдавать,
Каренин явно рассердился…
Сказал: «Отказа не даём,
По понедельникам приём…»
                   XVI
Спросила Анна как сыночек,
Сережа, как он без неё,
Каренин ей, без проволочен,
На самолюбие её:
«Он не скучал, был мил, послушен…»
Каренин знал, что мир разрушен.
Он это чувствовал уже,
На этом первом вираже…
А было прежде так прекрасно:
Он верил ей, любили её,
Как достояние своё…
Но думал он, что всё напрасно.
Он их уже подозревал,
Но вида он не подавал…
                  XVII
Серёжа встретил Анну криком,
На шее он повис её,
Он телом к ней прижался, ликом,
Он был всей жизнью для неё…
Каренин рад был возвращенью
И столь привычному общенью,
С такой красавицей женой,
Которой верен был одной.
Он ей похвастал об успехе
В своей работе, и она
Была удовлетворена.
Он говорил о новой вехе,
В своей служебной полосе,
Чтоб им завидовали все…
                 XVIII
Свою квартиру при отъезде
Граф Вронский другу уступил.
И понял он уже в подъезде,
Что тот с утра не воду пил…
Поручик — друг всегда был пьяным
И дебоширом был он рьяным,
На гауптвахту попадал,
У дам свободных пропадал…
Была в квартире баронесса
И был ротмистр ещё один –
Ему знакомый господин.
Ну и поручик сам — повеса…
Чуть с ними Вронский покутил
И к Бетси… к Анне укатил…

 

Print Friendly, PDF & Email

6 комментариев к «Владимир Рывкин: «АННА И ДРУГИЕ»»

  1. «Поэт с писателем, быть может,
    Не стали бы меня ругать,
    Сказали б: «Глянем, что он может,
    Как он сумеет излагать.
    Одно уже весьма похвально.
    Что два романа ненахально
    Он наши думает привлечь,
    Чтобы своё тут что-то спечь…
    Такие в мире есть примеры,
    Пускай попробует и он,
    Раз уважительный взял тон,
    Интеллигентные манеры…»
    Быть может, впал я в фантазии,
    А, может, где-то был вблизи…»
    ————————————————————
    Быть может, впал я в ФАНтазИ,
    А, может, где-то был вблизи…
    Решил про Анну почитать… нет, не поэт я,
    не писатель, я блогер-бумагомаратель
    Однако, было невозможно понять:
    реникса это или — БРАВО?
    Валерий или Сопле-
    менник ?
    Довлатов или шизофреник?

    С.Д. когда-то написал:
    «Самая большая трагедия моей жизни —
    смерть Анны Карениной…»

    Достать я книгу поленился а в вику — лень
    И от-сту-пил
    налил чернил, точней — портвейну
    и закусить сообразил
    и подремать часок решил

    3.
    «Да, отступить было возможно,
    Но делать этого не стал.
    Вначале было всё несложно —
    Из шкафа книгу я достал…»
    ——————————-
    Нет ни рениксы и ни бравы,
    но все товарищи-гусары —
    пусть их Державин не заметил,
    могли строк десять сочинить.

    Пускай, друзья, мы графо-маны
    И не писали мы ром-аны,
    А выпивали мы за Анн
    За Анн своих, что были с нами
    не за рениксы — столько лет —
    И нам не нужно ни реникс, ни эполет.

    Владимиру — физкульт- П Р И В Е Т.
    И Модератору-трудяге, не позавидуешь,
    бедняге:
    Мы накропали и забыли.
    Ему всё это разгребать,
    А нам — портвейны распивать.

    1. Уважаемый Соплеменник! Напишите хоть одну сонету в стили Пушкина и я оценю Ваш талант.
      Валерий

      1. Уважаемый Соплеменник! Напишите хоть один сонет в стиле Пушкина и мы оценю Ваш талант.
        Валерий

    1. А.В. — Валерию и Владимиру Рывкину:
      «Довлатова прописали на Рубинштейна
      [Search domain nsp.ru] https://nsp.ru › 17510-dovlatova-propisali-na-rubinsteina
      Композиция , честно говоря, стала более перегруженной. Ну, да не беда.
      Цитируя Довлатова: «Самая большая трагедия моей жизни — смерть Анны Карениной».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *