Леонид Лазарь: ИГРЫ ОЛИМПИЙСКИЕ Часть девятнадцатая  

 1,407 total views (from 2022/01/01),  3 views today

Известный дирижер Артуро Тосканини, после того, как закончился его сезон в нью-йоркской Метрополитен-опера, должен был на борту «Лузитании» вернуться в Европу.Сократив свой концертный график на неделю, он тут же отбыл на борту итальянского лайнера «Duca degli Abruzzi» .По сообщениям газет, его поспешный отъезд был связан с диагнозом врача: «Нервный срыв из-за переутомления и волнений по поводу войны в Европе».

ИГРЫ ОЛИМПИЙСКИЕ

Часть девятнадцатая  

Леонид Лазарь

 Продолжение. Начало

В 1907 году, побывав на английском океанском лайнере  «Лузитания», американский сенатор Джордж Сазерленд восхищенно воскликнул:

«Она красивее храма Соломона и достаточно велика, чтобы вместить всех его жен и свекровей« 

Построенная на верфи «Джон Браун и К°» в Клайдбанке (Шотландия), «Лузитания» до 1911 года (наравне с однотипным лайнером «Мавритания») удерживала статус самого большого судна в мире.

Эти корабли называли «гончими океана», они значительно превосходили по скорости всех конкурентов.

Длина «Лузитании» составляла 240 м., ширина — 27, стальные листы корпуса были скреплены четырьмя миллионами заклепок.

В корпусе и надстройке «Титаника» их было всего — три миллиона.

Cтроили судно 3.5 года, это был колоссальный труд, клепали вручную, пневмомолотки появились значительно позже.

Поскольку «Лузитания» считалась непотопляемой, изначально на ней было всего 16 спасательных шлюпок рассчитанных 880 человек, но после гибели «Титаника» в апреле 1912 года, их количество на борту было увеличено.

В конце XIX — начале XX века, лидером в пассажирских перевозках через Атлантику была Германия.

Заказчики, конструкторы и британское правительство предоставившее ссуду (под низкий процент) на постройку в размере 2,6 миллиона фунтов стерлингов, были полны решимости, бросить вызов господству немцев на трансатлантических торговых и пассажирских маршрутах.

В 1909 году это удалось, «Лузитания» побила державшееся семь лет достижение немецкого судна «Кронпринц Вильгельм».

Следуя со средней скоростью в 25,85 морских узлов (47,87 км/ч), ей удалось достичь Северной Америки за 4 дня 16 часов и 40 минут.

Стоимость билета по маршруту США — Ливерпуль в 1915 году, варьировалась от 380 до 142,50 долларов, что примерно в семь раз превышало тогдашнюю среднюю заработную плату в США.

Пассажиры могли наслаждаться комфортом в зимнем саду, читальном зале, курительном салоне, детской комнате, лазарете, и, вместе со своими питомцами, в специальном отделении для собак.

На лайнере функционировала собственная телефонная линия, во всех портах её можно было подключить к городской телефонной сети для звонков на материк.

В передней части размещались 1186 пассажиров третьего класса, условия их пребывания на борту «Лузитании» выделялись среди других трансатлантических судов: просторный обеденный салон и променад (прогулочная палуба), 4-х и 6-и местные каюты с собственным умывальником.

Второй класс был неплохо оборудован (460 мест): красивая куполообразная столовая, гостиная, дамский салон (читальня и письменный зал), салон для курения.

К услугам 552-х пассажиров первого класса был, размещавшийся на двух палубах, роскошный обеденный салон, куда их доставлял специальный лифт. 

Меню для пассажиров первого класса на 13 сентября 1914 года: 

Чапон — Чиполата, Салад де Сезон; Pouding Saxone, Gateau Mexicoine, Petits Fours; Баваруа о Шокала; Tortue Verte; Крем Чатриллион; Верховный де Соле; Мусс де Жамбон.

Филе и ребрышки говядины;

Гарниры: зеленый горошек, рис, цветная капуста со сливками, отварной картофель, пюре и картофель шато.

Мороженое и Десерт.

Меню для пассажиров второго класса:

Суп из сельдерея или риса; Скейт, а-ля метрдотель; Соте из кролика; Жаркое из баранины с мятным соусом; Грудинка из солонины с овощами.

Гарниры: отварной рис; цветная капуста; пюре из репы и отварной картофель.

Десерты: яблочный пирог, сдобную выпечку, рулет со смородиной, сладкий соус и мороженое.

Завтрак пассажиров третьего класса: овсяная каша и молоко.

Ужин: ростбиф или свинина, рыба или стейк, овощи или рис. 

Корабельный буфет предлагал широкий выбор напитков: шампанское, коньяки, кларет, херес, американский ржаной и ирландский виски…

В большом ассортименте были ликеры, эли, портер, лагер, минеральные воды, лимонад…

Табачные изделия: сигары: «Havana», «Manila», сигареты «Three Castles»…

Салон первого класса, звучит тихая музыка, неслышно снуют стюарды и официанты.

Интеллигентность, традиции, манеры…

Никто не держит локти на столе, не сопит и не чавкает, едят только ложкой и вилкой (резать сначала ножом, а потом есть вилкой — дурной тон), отламывают хлеб руками, а не режут ножом, для масла и мармелада пользуются двумя отдельными маленькими ножиками…

Официант разливает традиционный чай с молоком, сначала в чашку наливает молоко, потом чай.

Это не традиция, жлобы-англичане всегда так делают, чтобы от кипятка не треснул ихний тончайший фарфор.

Истинный английский джентльмен (да и дама, тоже), при любом богатстве никогда не упустит возможность не только сберечь пару пенсов, но и при случае — ещё и зашибить фунт-другой.

Что, небось уже губы раскатали на сдобренный кремом Чатриллион мусс де Жамбон?

Наверняка, представляете себя там: в обшитых золотым галуном пасхальных брюках и малиновом жилете в желтую полоску, неторопливо прохаживающимся посреди титулованных аристократов.

Потом, махнув два по сто имбирного и закусив «Баваруа о Шокала» (воздушный крем из темного шоколада), с чашечкой «Офламерон» (кофе, полусухое шампанское, вода и ванильный сахар) и сигаркой «Havana», усевшись на мягчайшую козетку от мастера Гамбса, объясняете принадлежащим к высшему слою родовой знати дамам в замысловатых шляпках смысл 66-го сонета Шекспира: Зову я смерть/ Мне видеть невтерпеж/ Достоинство, что просит подаянья*…

Или — обсуждаете с их, сплошь миллионерами-мужьями, акцепты реструктуризации бинарного опциона в условиях гипотетического рамбусирования.

В этом, обшитым красным деревом салоне первого класса, было с кем порассуждать и пофилософствовать.

Вот, за ломберным столиком, прихлебывая шотландский виски (6 пенсов — ликерный стакан) раскинул вист известный театральный импресарио Чарльз Фроман.

Его партнер, популярный писатель Элберт Хаббард, смакует ни с чем несравнимый (9 пенсов — ликерный стакан) старый бренди.

Рядом, в кресле, уже промочивший горло коньяком «Jenssen Arcana» (1.5 шиллинга — рюмка), раскуривает пятидесятипенсовую «Гавану» 37 летний внук основателя династии Корнелиуса Вандербильта — Альфред Вандербильт (в центре снимка, с лошадью) богатейший владелец нескольких железнодорожных компаний, в том числе производящей роскошные вагоны «Pullman Palace Car Company».

Желаете взглянуть, или может быть — приобрести?

Сегодня, один из них продается за $425 тысяч, другой — всего за $375 000.

Ну ладно, хватит мечтать, доедайте свой бутерброд с польской полукопченой, поднимайтесь с продавленной кушетки пр-ва мебельной ф-ки славного города Хунань, что раскинулся на южном берегу реки Янцзы, примите чего-нибудь от изжоги (рекомендую Pepsid) и кончайте завидовать.

Не берите этот грех на душу: во-первых — зависть предполагает убеждение в несправедливости установленного Всевышним порядка, а во-вторых, поверьте — не тем завидуете.

Если и завидовать, то тем, кто по разным причинам на этот рейс не попал.

У одного не сработал будильник, другого отговорила требовательная любовница, третий приболел…

Известный дирижер Артуро Тосканини, после того, как закончился его сезон в нью-йоркской Метрополитен-опера, должен был на борту «Лузитании» вернуться в Европу.

Сократив свой концертный график на неделю, он тут же отбыл на борту итальянского лайнера «Duca degli Abruzzi» .

По сообщениям газет, его поспешный отъезд был связан с диагнозом врача: «Нервный срыв из-за переутомления и волнений по поводу войны в Европе».

Хотя имеются и другие версии: конфликт маэстро с руководством Метрополитен-опера из-за сокращения бюджета, неудачное исполнение оперы «Кармен», но главная — ультиматум известной красотки, певицы с «интимным тембром голоса» Джеральдин Фаррар, с которой у дирижера был давний роман.

Джеральдин выдвинула ультиматум: оставив жену и детей, Артуро должен был немедленно связать себя узами брака — с ней.

Возможно, на решение выдающегося музыканта подействовали рекомендации общественных организаций Метрополитен-опера, или мнение коллег по работе, а может быть и соседей по дому — не знаю, но вторично жениться, недурак-дирижер (которому тогда было уже под сорок) категорически отказался, благодаря чему прожил еще четыре десятилетия, скончавшись в 1957 году, в возрасте 89 лет.

Не всем так везло, последнее турне по Соединенным Штатам для американской танцовщицы Айседоры Дункан обернулось финансовой катастрофой.

Она уже несколько раз пересекала Атлантику на «Лузитании», но на этот раз была вынуждена выбрать корабль поскромнее — «Данте Алигьери», который покинул Нью-Йорк восемь дней спустя.

Кредиторы Дункан грозились, конфисковав багаж танцовщицы не дать ей покинуть страну, пока она не выплатит $12 000 долга накопившегося во время ее гастролей.

В газетном интервью Айседора обратилась к американцам: 

«Я обращаюсь к великодушию американского народа и спрашиваю их, готовы ли они видеть меня и моих учеников опозоренными после всего, что я сделал для дела искусства«.

 Кто-то из её поклонников оплатил билеты, и она благополучно покинула Нью-Йорк.

Но иногда судьба доводит свои страшные замыслы до конца, 16 лет спустя Дункан погибла от другого вида транспорта, в Ницце её задушил попавший в спицы автомобильного колеса, обмотанный вокруг шеи длинный шёлковый шарф.

Интерес к новому кораблю был настолько велик, что 3 сентября 1907 года владельцы «Лузитании» решили предоставить, стоявшее на рейде у Ливерпуля судно, для экскурсий.

Заплатив полкроны, около 10 000 посетителей смогли посмотреть на судно изнутри, вырученные средства пошли на городскую благотворительность.

Побывав на корабле, Марк Твен сказал:

«Наверное, мне придется рассказать об этом Ною, когда я его увижу«

За годы эксплуатации борта «Лузитании» видели разных пассажиров и разные грузы.

В ноябре 1907 года лайнер перевез 20 тонн золота на сумму около 2,5 миллионов фунтов стерлингов (примерно вдвое больше стоимости самого корабля), это самое большое количество золота, которое когда-либо перевозилось на корабле за один раз.

В январе 1909 года, в Нью-Йорке был арестован (двумя американскими маршалами и двумя детективами агентства «Пинкертон») находившийся в розыске в Глазго, прибывший вторым классом (под вымышленным именем) убийца.

По соглашению с британским правительством (выделившим часть средств на его постройку), судно в любое время могло быть реквизировано под военные нужды.

Пока же (из-за большого расхода угля) эксплуатация «Лузитании» в военных целях была признана нецелесообразной,

Важно, что в официальном списке ВВК, судно всё же оставалось как — вспомогательный крейсер.

Рекламные объявления, сообщающие об очередном рейсе океанского лайнера из Нью-Йорка в Ливерпуль, регулярно размещались во многих газетах и журналах.

Обеспокоенные противостоянием Германии с другими странами, пассажиры не раз обращались в германское посольство в США с вопросом — может ли «Лузитания» быть атакованной германскими подлодками?

22 апреля 1915 года, в 50 американских газетах, было опубликовано объявление Имперского посольства Германии:

«Внимание!

Путешественникам, которые намереваются пересечь Атлантику, напоминают, что Германия и ее союзники находятся в состоянии войны с Великобританией и ее союзниками; что зона военных действий включает воды, прилегающие к Британским островам, и что в соответствии с официальным уведомлением, выданным Имперским правительством Германии, суда, идущие под флагом Великобритании или ее союзников, подлежат уничтожению в этих водах, и путешественники, плывущие через зону военных действий на кораблях Великобритании и ее союзников, делают это на свой страх и риск.

                             Вашингтон, округ Колумбия, 22 апреля 1915 года»

 Королевский Военно-морской флот разослал на все британские суда предупреждение: » Внимание! У южного берега Ирландии активны подводные лодки».

Получив это сообщение, капитан «Лузитании» Уильям Тёрнер принял дополнительные меры предосторожности: были закрыты водонепроницаемые двери, задраены все иллюминаторы и удвоено количество наблюдателей.

Для ускорения возможной эвакуации пассажиров, все шлюпки были расчехлены и вывешены за борт.

В пятницу 7 мая, решив, что германские подлодки, если и вздумают атаковать, то со стороны открытого моря, а не со стороны берега, капитан скорректировал курс.

Он решил, что судно будет лучше защищено, если будет держаться ближе к суше.

Согласовав свои действия с владельцами судна, капитан принял решение о выводе его в свой 202-й рейс.

Если вы когда-нибудь попадете в Ирландию, то в графстве Южный Типперэри вам обязательно покажут городок одноименного названия.

Дорожные знаки на въезде указывают — You’ve come a long way…, отсылая к известной песне — «Путь далёкий до Типперери», написанной Джеком Джаджом в 1912 году.

Во времена Первой мировой войны, эта песня стала популярным маршем британских войск.

Когда-то песни недавних союзников не гнушались петь и в СССР.

Вот так она звучит в исполнении ансамбля песни и пляски Советской армии имени А. В. Александрова

 

1 мая 1915 года «Лузитания» вышла из Нью-Йорка с двухчасовым опозданием, на судно (к их несчастью) доставили 41 пассажира с багажом, с недавно реквизированного парохода «Камерония».

Под исполняемую судовым оркестром заудалую «Типперери», судно с 1262 пассажирами и 698 членами экипажа, медленно пошло вниз по реке Гудзон и, набирая скорость, вышло в Атлантический океан.

Среди пассажиров было 950 подданных Британской империи, 189 граждан США, 71 подданный Российской империи, 15 граждан Персии, 8 граждан Франции и граждане ещё 11 разных стран.

Судовой журнал зафиксировал самое большое с начала войны количество детей на борту.

В роковое путешествие отправилось 129 детей в возрасте от года до 16 лет, в их числе — группа английских сирот, эвакуированных после начала войны в Канаду и теперь направляющиеся на родину, на каникулы.

Каждый билет сопровождался предупреждением — «пассажиры путешествуют на свой страх и риск».

Ерунда — думали многие, станет ли цивилизованный капитан-европеец топить пассажирское или санитарное судно?

Видимо, так решило и британское адмиралтейство, при входе лайнера в опасные воды ему не был предоставлен конвой для сопровождения.

***

Это — напечатанный в США миллионными тиражами плакат:

«ENLIST — ПОСТУПИ НА ВОЕННУЮ СЛУЖБУ»

В 1915 году его знал каждый американец и каждый англичанин.

Тонущая женщина прижимает к себе мертвого ребенка — так художник изобразил трагедию пассажиров «Лузитании» торпедированной немецкой подводной лодкой.

Погибли девяносто четыре ребенка, из 33 младенцев спасти удалось лишь шестерых.

Известие о крупнейшей морской катастрофе, полетело через Атлантику.

Заголовки газет всех стран буквально кричали — «из находившихся на борту корабля 1959 человек выжили только 764

Гибель огромного пассажирского судна настроила общественное мнение многих государств против Германии и послужила одной из причин вступления США в Первую мировую войну.

Сотни тысяч агитационных плакатов призывали американцев вступать в ряды вооруженных сил.

«ЗАЙМИ СВОЕ МЕСТО»
«ЗАЙМИ СВОЕ МЕСТО»
«ПРИСОЕДИНЯЙСЯ К АРМИИ, ВМЕСТЕ МЫ ПОБЕДИМ»
«ПРИСОЕДИНЯЙСЯ К АРМИИ, ВМЕСТЕ МЫ ПОБЕДИМ»

Большим успехом, особенно у солдат, пользовался фильм Чарли Чаплина — НА ПЛЕЧО! (Shoulder Arms):

Это был первый в истории кино антивоенный художественный фильм.

Он имел большой успех, фильм смотрели по многу раз.

В ролях кайзера и американского сержанта снялся старший брат Чарли — Сидни Чаплин.

По всему миру пронеслась волна негодования, о трагедии «Лузитании» много писали в российской прессе.

 «Новое время»:

Нужно быть человеком другой культуры, другого совершенно мира, чтобы радоваться при виде утопающих детей и женщин, застигнутых врасплох среди океана, выброшенных из своих роскошных кают в холодные воды, цепляющихся за жизнь!

 «Природа и люди»»:

"Сравнение «Лузитании» и подводной лодки U-20"
«Сравнение «Лузитании» и подводной лодки U-20»

«Русские ведомости»:

«Пройдут месяцы или годы — и мир снова установится. В зависимости от экономических факторов наладятся снова кое-как отношения между народами. И вот невольно зарождается вопрос: неужели и после этой войны профессора будут подниматься на кафедры и читать лекции о том, что есть международное право, слагающееся из норм юридических? Будут ли эти профессора немцы? Какими примерами они будут иллюстрировать свои тезисы? Не “Лузитанией” ли? «

 По России прокатилась волна антигерманских погромов.

В Москве забросали камнями карету великой княгини Елизаветы Федоровны, урожденной Елизаветы Александры Луизы Алисы Гессен-Дармштадтской, старшей сестры императрицы Александры Федоровны — Виктории Алисы Елены Луизы Беатрисы Гессен-Дармштадтской.

В Петербурге разгромили германское посольство.

Антинемецкие настроения были так сильны, что 18 августа столица Российской империи перестала называться Санкт-Петербургом и стала Петроградом.

Как выяснится позже — всего на 10 лет.
Московская газета «Русское слово» разыскала одного из выживших пассажиров, 37-летнего Юдко Бланкмана из Бердичева. Он вспоминал: 

«На палубе творилось нечто неописуемое. Яркое солнце освещало пароход и около тысячи обезумевших людей, метавшихся с одного борта на другой. Пассажиры бросились к спасательным шлюпкам. Люди падали в море, а лодки, наткнувшись на них, разбивали несчастным головы. Судно погружалась в воду все больше и больше. Неожиданно раздался второй ужасный взрыв паровых котлов. В воздух полетели трубы, куски железа, все обволокло дымом. В этот момент я, зажмурив глаза, головой вниз бросился в воду. На мне был спасательный пояс. Сколько времени я находился под водой — сказать не могу. Мне казалось, что прошла целая вечность. Когда я очутился на поверхности воды, судно исчезло, а кругом, на огромном пространстве, оглашая море душераздирающими крикам, плавали сотни людей«

 

«Плаваю я отлично. И вот, надев на себя спасательный пояс, я три других предложил какой-то семье. Около меня стоял молодой американец из 1-го класса. Он многих утешал, успокаивал, стараясь всех ободрить. И уже впоследствии в госпитале, увидев случайно портрет миллиардера Вандербильта, я узнал этого молодого человека. Фигура и лицо его до сих пор стоят перед моими глазами. Вандербильт отдал свой спасательный пояс. Я помню, как он бросился в воду, но что было с ним потом — не знаю. В это время каждый думал только о себе«.

Юдко хоть и выжил, но здорово горевал — потерял с трудом заработанные в Америке 1200 долларов, которые вез семье.

Юдко Бланкман и его показания на заседании «Высочайше учрежденной чрезвычайной следственной комиссией для расследования нарушений законов и обычаев войны австро-венгерскими и германскими войсками»

По приезде в Петроград Бланкмана пригласили в министерство иностранных дел, где расспрашивали о том, было ли на «Лузитании» оружие?

По одной из версий, капитан Тернер тайно перевозил в трюмах 4,2 млн. винтовочных патронов.

 «Таймс» ежедневно писала о зверстве немцев, пренебрежении ими правил гуманизма, и призывала покрыть Германию позором.

Вердикт ирландского суда присяжных был ещё более суровым:

«Мы считаем, что это страшное преступление противоречит всем существующим международным законам, нормам и правилам, существующим в цивилизованном обществе. Поэтому перед лицом человечества мы обвиняем офицеров упомянутой субмарины, императора и правительство Германии, по приказу которых действовали моряки, в умышленном убийстве«

Спасенных пассажиров в Ливерпуле встретила огромная манифестация.

Повсюду расклеивались листовки с подробным описанием варварской жестокости немцев.

Народ, потрясенный масштабами трагедии, клеймил немецких капитанов-детоубийц.

Плакат: «По-настоящему я начал восхищаться тобой, когда ты провернул это дельце с “Лузитанией”…»

 О радушном приеме, оказанном им в Англии, российские спасенные рассказывали «с умилением и со слезами на глазах»: 

«Дай Бог здоровья англикам. Они нас одели, обули, кое-чем снабдили. Многие с себя пальто сняли и нам отдали«

 Возмущенные толпы два дня громили принадлежащие немцам предприятия, были разрушены или сожжены около 150 магазинов.

Американская пресса называла торпедирование «Лузитании» «преднамеренным убийством» и «подлым поступком».

Народ требовал — как следует наказать убийц, политики, включая будущего президента Теодора Рузвельта, настаивали на принятии самых серьезных мер против Германии.

Администрация президента Вудро Вильсона вручила немецкому послу Иоганну Берндорфу ноту, в которой резко осуждалось «ничем не спровоцированное жестокое нападение, на гражданское безоружное судно, повлекшее за собой большие человеческие жертвы».

В ответном письме Вильсону, подчеркивая что «Лузитания» являлась вспомогательным крейсером британского флота, то есть комбатантом**, кайзер Вильгельм II всё же принес соболезнования американскому народу.

***

Термин «подводная лодка» является англизированной версией немецкого слова U-Boot (сокращенное — Unterseeboot).

Первое успешное боевое применение субмарины произошло в США.

Во время Гражданской войны конфедераты из Северной Каролины построили подводную лодка «H. L. Hunley», которая потопила стоявший на рейде американский винтовой шлюп «USS Housatonic».

К началу Первой мировой войны в составе сил военно-морских флотов противоборствующих государств, подводные лодки имелись: у Англии — 76; Франции — 38; России — 15; Германии — 29; Австро-Венгрии — 6.

Первые боевые походы германских подводных лодок оказались неудачными.

Лодка «U-15», обнаружив британские линейные корабли «Аякс», «Монарх» и «Орион» выпустила торпеду по «Монарху», но промахнулась.

Английский крейсер «Бирмингем» буквально разрезал «U-15» пополам.

Так германский флот понёс первую потерю.

В ходе боевых действий из 372 немецких подводных лодок погибли 178 , из них 132 в 1917–1918 гг.

 Немецкий подводный флот потерял 5409 человек, из них 515 офицеров, погиб каждый третий подводник Германии.

Но это статистика последних дней войны, пока же, 5 сентября 1914 года, т.е. через 35 суток после начала войны, немецкая подводная лодка «U-21» уничтожила флагманский корабль отряда английских сторожевых миноносцев — лёгкий крейсер «Патфайндер».

Это был первый в этой войне потопленный боевой корабль.

12 октября английская подводная лодка «Е-9» (командир — капитан-лейтенант М.К. Хортон — во Второй мировой войне — командующий подводными силами Великобритании) потопила немецкий крейсер «Хела».

Проанализировав допущенные ошибки, двадцать девять немецких подводных лодок за первые десять недель войны пустили на дно пять британских крейсеров.

Только в период с 1 по 7 мая 1914 года было торпедировано 23 судна.

Подводные лодки были эффективным оружием флота не только против военно-морских кораблей противника, но в экономических (торговые набеги) войнах.

Основными целями в обеих (Первая и Вторая мировые) войнах были торговые конвои, доставлявшие грузы из Канады, Британской империи и Соединенных Штатов на острова Великобритании и (во время Второй мировой войны) в Советский Союз и союзные страны.

 Одним из самых знаменательных событий Первой мировой стал поход немецкой подлодки U-9 под командованием Отто Веддингена в сентябре 1914 года.

Устаревшая лодка несла на борту лишь шесть торпед и даже в надводном положении не была способная развивать скорость выше 11 узлов (20 км/ч).

В ночь на 22 сентября дежурный матрос заметил в одном километре от лодки группу неопознанных кораблей с потушенными огнями.

Это были броненосные крейсеры «Кресси», «Абукир» и «Хог» водоизмещением 12 тыс. тонн каждый (примерно в 23,5 раза больше, чем у U-9), длиной в 144 метра и способные развивать скорость в два раза выше, чем немецкая подлодка.

Корабли приблизились к U-9 на расстояние 500 метров и Веддинген отдал приказ выпустить по «Абукиру» торпеду.

 Через пять минут капитан увидел в перископ заваливающийся на бок «Абукир» и множество людей за бортом.

Крейсер затонул в течение 25 минут, для спасения его экипажа к месту крушения подошел «Хог», он застопорил ход и начал спустить на воду шлюпки.

Веддинген отдал приказ о запуске сразу двух торпед, «Хог» ушел на дно за 10 минут.

Спасением экипажей двух затонувших крейсеров занялся экипаж «Кресси».

Веддинген отдал приказ запустить еще одну торпеду, судно завалилось на нос, но не затонуло.

Вторая торпеда добила корабль, он перевернулся и пошел ко дну. Так, за час с небольшим, Веддинген и его команда отправили на дно три броненосных крейсера и больше тысячи британских моряков.

Кайзер лично наградил весь экипаж Железными крестами.

Когда выяснилось, что крейсеры были потоплены совершавшей свой первый боевой поход одной-единственной старой подлодкой, в Великобритании отказались этому верить.

Британское Адмиралтейство было уверено, что в атаке участвовали как минимум пять субмарин.

В августе 1915 года, за пять дней потопила 30 судов подводная лодка U-38 под командованием Макса Валентинера.

Сумбарина U-35 под командованием самого результативного подводника всех времен — Лотара фон Арно де ла Перьера, летом 1916 года, менее чем за месяц потопила 54 судна.

 Всего в 1915 году немецкими подлодками было потоплено около 600 судов, в 1916-м — вдвое больше.

 За один только первый месяц «неограниченной подводной войны» в 1917 году было потоплено 259 судов, а за всю войну немецкие подлодки отправили на дно около 2600 торговых и рыболовецких судов.

Последним английским боевым кораблем атакованным немецкими лодками («UB-50») в Первой мировой войне, был (отправленный на дно 9 ноября 1918 г.) эскадренный броненосец «Британия».

В среднем из каждых 100 кораблей, покидавших порты Англии, 25 были пущены на дно немецкими лодками.

***

16 декабря 1914 года, 30-летний капитан-лёйтенант Вальтер Швайгер получил новое назначение — стал командиром подводной лодки SM U-20.

Заложенная на Kaiserliche Werft в Данциге (Польша), U -20 была спущена на воду18 декабря 1912 года,.

Вооружение лодки включало четыре (два в носу и два в корме) 19,7-дюймовых торпедных аппарата, которые могли нести в общей сложности 9 торпед.

Дополнительно на U -20 была установлена ​​одна палубная пушка калибра 88 мм.

5 августа 1913 года лодка была введена в строй вошла в состав «III флотилии» Императорского морского флота.

Позже лодку переоборудовали, поставив дополнительное палубное орудие.

Первый поход SM U-20 под командованием капитана Швайгера выпал под рождественский сочельник.

Праздник лодка встретила в водах Гельголандской бухты, кораблей в море не было, и капитан принял решение отметить рождество.

Лодка легла на дно, и экипаж весело отметил праздник праздничным столом и музыкой.

Молодой и амбициозный капитан желал побед и славы, 30 января 1915 года ему повезло, торпедной атакой было потоплено сразу три британских парохода: «Икария», «Ориоле» и «Токомару».

Быстроходный океанский лайнер «Asturias» до 1914 года принадлежал Королевскому почтовому ведомству.

Накануне Первой мировой войны Адмиралтейство реквизировало судно и переоборудовало его в госпиталь.

1 февраля U-20 атаковала «Asturias», но торпеда прошла мимо.

На гневный протест Лондона немцы заявили, что командир подводной лодки допустил простительную ошибку — атакованный корабль не нес на себе навигационных огней положенных госпитальному судну.

Во втором походе, в марте 1915 года U-20 потопила еще 3 судна. Всего в двух походах проходивших в Ла-Манше, было потоплено шесть судов общим тоннажем 21 514 брт.

В конце апреля начался третий поход лодки SM U-20.

5 мая, во время первой атаки, в 8 милях от Кинсейла (южное побережье Уэльса) была потоплена трехмачтовая шхуна «Эрл оф Латом».

На следующий день, потратив четыре торпеды, были потоплены два парохода: «Сентурион» и «Кандидейт».

30 апреля 1915 года лодка вышла из Эмдена (Германия) взяла курс на северо-запад через Северное море и 2 мая достигла Петерхеда (Шотландия).

Обогнув северную оконечность Шотландии и Ирландии, она пошла вдоль западного и южного побережья Ирландии.

Перед командой была поставлена задача, через пролив Святого Георгия войти в Ирландское море и держать под прицелом корабли, входящие и выходящие из Ливерпуля.

К утру 7 мая 1915 года, несмотря на то, что на лодке остались всего две торпеды и запас топлива подходил к концу, капитан принял решение остаться на этой позиции еще на один день.

7 мая 1915 года у побережья Ирландии, один из матросов U-20 доложил капитану о приближающемся неопознанном судне с четырьмя трубами и двумя мачтами.

Капитан Швайгер посмотрел на приборы, определив расстояние в 700 метров он принял решение атаковать.

Вахтенный офицер Раймунд Вайсбах получил указание — направить торпеду в цель.

Целью оказался британский трансатлантический пассажирский турбоход «Lusitania» с 1958 пассажирами и членами команды на борту.

Согласно официальной британской версии, «Лузитания» погибла в результате взрыва двух немецких торпед.

Позже, при разбирательстве этого случая, Швайгер утверждал, что направил с судно только одну торпеду.

Трагедия случилась всего в 30 морских милях (48 км) от ирландского берега.

Первыми погибающее судно увидели рыбаки.

Они спасли многих, проведших три часа в воде людей, в том числе капитана Тернера.

Погибли 1198 человек, из них 94 ребенка и 287 женщин.

Среди погибших были 128 американцев и три немецких безбилетника, обнаруженных в начале пути.

У «зайцев» не было шансов выжить, в самом начале пути их заперли в камеру, так как предполагали, что это могли быть немецкие агенты получившие задание сфотографировать установленные на палубе орудия.

Просто отчаянным было положение детей, им не разрешалось принимать участие в трапезе в общих столовых.

В то время как родители, уже пообедав, прогуливались по палубе, стюардессы кормили детей в специальных детских комнатах.

Большинство родителей не могли вывести своих детей, те, кто всё же попали на шлюпочную палубу, были раздавлены толпой или мгновенно погибли в ледяной атлантической воде.

На место гибели прибыли английские пароходы «Этониан» и «Сити оф Эксетер», американский танкер «Наррагансет» и английский крейсер «Джуно».

Большую часть выживших подобрало греческое грузовое судно «Катарина».

Последних спасали уже с наступлением темноты.

Страдающих от ран и переохлаждения 761 выжившего, доставили в соседний Квинстаун и разместили в больницах, отелях и частных домах.

Мэрия превратилась в импровизированный морг, который быстро заполнился.

Пришлось использовать сарай у причала и подсобные помещения местного офиса компании «Cunard».

Тела (280) погибших обнаруживали в течение последующих двух недель.

Большинство погибших были похоронены в трех больших братских могилах на кладбище Клонмел, Коб (тогда Квинстаун).

Ответственность за гибель пассажирского корабля была возложена на командование германских военно-морских сил, которое разрешило капитанам подводных лодок без предупреждения нападать на мирные суда

***

Альфред Вандербильт был заядлым спортсменом, любил охоту на лис и соревнования на экипажах.

На «Лузитании» он оказался, желая купить в Англии охотничьих собак и лошадей.

Судьба уже пыталась однажды сыграть с ним злую шутку, но в тот раз ему удалось ее перехитрить.

В апреле 1912 года Альфред Вандербильт в последний момент передумал возвращаться в Штаты на печально известном «Титанике».

На это раз обмануть судьбу не удалось.

Альфред Вандербильт и его камердинер Рональд Денайер помогали другим пассажирам забираться в спасательные шлюпки.

Застегнув на незнакомой женщине свой спасательный жилет, Альфред усадил ее в шлюпку.

Тела почти 600 пассажиров так и не были найдены, среди них — тело Альфреда Вандербильта.

Его семья предложила миллион фунтов стерлингов тому, кто найдет его тело, но миллион так и остался невостребованным.

Каждая новость о потоплении английских и американских судов вызывала в Германии всеобщее ликование.

На открытках с изображением тонущих кораблей, издательства наживали приличные состояния.

4 сентября 1915 года, у берегов Ирландии, U-20 под командованием Вальтера Швайгера, без предупреждения, потопила пассажирский лайнер «Hesperian».

Нападение произошло, несмотря на заверения немецкого канцлера Теобальда фон Бетманн-Холлвега президенту США Вудро Вильсону, что ни один пассажирский лайнер впредь не будет атакован без предупреждения.

Погибло 32 человека, на борту судно находилось тело одной их жертв «Лузитании» Фрэнсис Стивенс — её убили дважды.

Кайзер и его советники поняли, что совершили грубую политическую ошибку с непредсказуемыми последствиями.

По возвращению в Германию, Швайгер был встречен без триумфа и оваций.

Капитану было приказано явиться в Берлин, где от него строго потребовали объяснений — с какой целью, в нарушение приказа, он потопил еще один пассажирский лайнер?

Осуждение императором действий капитана Швайгера вызвало протест его коллег, которые считали, что капитан U-20 добросовестно выполнял приказы, поэтому не должен считаться морально ответственным за гибель трагически погибших пассажиров.

Действующие приказы давали капитану подводной лодки право топить любые британские торговые суда, находящиеся в зоне военных действий, но не объясняли, как эти действия должны согласовываться с существующими международными законами.

Чтобы успокоить мировое общественное мнение, правительство Германии фактически отменило блокаду Британии подводными лодками.

Опасаясь вступления США в войну, кайзер издал специальный приказ командирам подводных лодок — прекратить атаку пассажирских судов.

Всего за Вальтером Швайгером, в годы Первой мировой войны, числятся 49 потопленных судов суммарным тоннажем 185 212 брт. Один военный корабль (водоизмещением 397 тонн) и 4 грузовых судна (суммарным тоннажем 3 488 брт.) были повреждены.

Итог его деятельности как командира подводных лодок, среди командиров немецких подводных судов времен Первой мировой войны — седьмое место по потопленному тоннажу.

Немецким флотом были уничтожены суда союзников общей грузоподъемностью 11 018 865 тонн.

Капитан Швайгер был награжден орденом «За заслуги».

За потопление «Лузитания» Британское Адмиралтейство включило его в список наиболее разыскиваемых военных преступников.

В октябре его U-20 Швайгера села на мель у побережья Дании.

Экипажу удалось спастись, капитан получил новую субмарину U-88.

Во время третьего похода на новой лодке, она, в надводном положении, вступила в неравную схватку с британским кораблем «Стоункроп».

Все члены экипажа, включая носившего прозвище «The Baby Killer» капитана Швайгера — погибли.

Адмиралтейство выдвинуло серьезные обвинения против капитана «Лузитании» Тернера, в расследовании принимал  активное участие Первый Лорд Адмиралтейства Уинстон Черчилль.

Некоторые публицисты и историки-ревизионисты — сторонники теории заговоров считают, что желая вызвать среди американской общественности ненависть к Германии и получить поддержку плана вступления США в войну на стороне Антанты, зная об опасностях подстерегающие британские суда, английское Адмиралтейство никак не препятствовало отправке «Лузитаниии» в столь опасное плавание.

В начале морской блокады Черчилль написал президенту Торгового ведомства: «Очень важно привлекать к нашим берегам нейтральные суда в надежде поссорить Америку с Германией«.

После случившейся трагедии, по свидетельствам очевидцев, он заметил — «Гибель в океане бедных младенцев нанесла Германии больше вреда, чем усилия сотен тысяч воюющих мужчин«.

Помимо стандартных грузов на борт пассажирского лайнера были фактически нелегально погружены ящики с 4,2 млн. винтовочных патронов, 1250 ящиков шрапнельных стаканов и 18 ящиков невзрывных снарядных трубок.

Плюс — 189 непонятных ящиков, содержимое которых значилось как — «товары военного назначения».

Пока лайнер находился в порту, этот груз не был включён в грузовой таможенный манифест.

Полный манифест с перечнем всех грузов на борту «Лузитании», включая военные, был получен таможней только после выхода в рейс.

На протяжении многих лет выдвигаются версии о нелегально перевозившихся на «Лузитании» взрывчатых веществах, детонация которых и стала главной причиной столь разрушительного крушения судна.

Официальные доказательства этой версии найдены не были и капитан Тернер был оправдан.

Несмотря на военный характер груза, он не являлся контрабандой, закон 1911 года позволял транспортировать на торговых судах лёгкое стрелковое оружие.

Обвинения преследовали Тернера до конца дней, он избегал всякой публичности, жил в уединении и в 1933 году умер от онкологического заболевания.

Его сын, мфоряк Торгового флота Перси Уилфред Тернер, в возрасте 55 лет погиб в 1941 году на грузовом судне «Jedmoor» торпедированным немецкой подводной лодкой U-98.

Мемориал жертвам «Лузитании» в Кобе (бывший Квинстаун), графство Корк.

Останки судна лежат примерно в 18 км к юго-западу от южной части ирландского мыса Олд-Хед-оф-Кинсейл, на глубине почти 90 метров.

С 1982 года к нему регулярно проводятся как профессиональные исследовательские экспедиции, так и погружения частных лиц.

Было извлечено большое количество обломков, в том числе три (из четырех) гребных винта, один из которых был переплавлен для изготовления 3500 памятных клюшек для гольфа — Lusitania.

Цена — £220.00 штука.

В 2008 году на месте крушения водолазы обнаружили патроны для британской винтовки Lee-Enfield калибра .303 американского производителя Remington Arms, общим (по мнению экспертов) количеством — в несколько миллионов штук.

В то время такой патрон был стандартным калибром британской армии.

Драма оказавшихся заложниками военно-политических «игр» моряков и пассажиров «Лузитании», после ужасающих по размаху сражений Первой мировой войны, последовавших за ней революций, новых войн и масштабных трагедий, стала постепенно забываться, и со временем вообще перестала казаться уже такой страшной и значительной.

                                                (Продолжение следует)

Примечания:

 *Перевод С.Маршака.

**Комбатант — особый юридический статус принимающего непосредственное участие в боевых действиях в составе вооружённых сил одной из сторон международного вооружённого конфликта.

Print Friendly, PDF & Email

7 комментариев к «Леонид Лазарь: ИГРЫ ОЛИМПИЙСКИЕ Часть девятнадцатая  »

  1. Невольно вспомнишь Троцкого: «Злые бесхвостые обезьяны…». Каюсь, вырвал из контекста.

  2. Юдко Бланкман и его показания на заседании «Высочайше учрежденной чрезвычайной следственной комиссией для расследования нарушений законов и обычаев войны австро-венгерскими и германскими войсками»
    =======================================
    Россияне уже тогда учили мир гуманизму, правда, как это сочетается с забытым геноцидом галичан в том же 1915. Когда из Галиции и других западных областей ближе к Киеву из прифронтовой зоны было насильно депортировано до 6 млн. (знакомая цифра) человек и сколько потом из них сотен тысяч погибло от голода, сколько там было евреев уже никого не волнует. Зато мы часто критикуем немцев за «Лузитанию» и безусловно за дело, но то такое…

  3. Маркс Тартаковский.: 09.04.2022 в 12:10
    Содержательно, интересно, а главное — вовремя. Но не для дураков.
    Много дел — вечером дочитаю. Мнение может измениться.
    Маркс Тартаковский.: 09.04.2022 в 14:26
    Действительно, мнение дочитавшего изменилось — так что прошу модерацию не переносить оное (как и этот текст) в гостевую.
    =============
    Извиняйте, Маркс Самулович, что не оправдал ваши надежды.
    А вы чего, собственно, ожидали? Как вы любите — пару цитаток от Гитлера без указания автора?
    Или душещипательный рассказ о том, как «Лузитаниию» потопили подлые петлюровцы?
    Читайте Маркс Самуилович, стараясь понять, что там написано. Текст несложный и много картинок.

    https://club.berkovich-zametki.com/?p=49001
    https://club.berkovich-zametki.com/?p=65489
    Там и сноска на короткий видео сюжет есть. Увидите, как миллионные толпы оравшие — Зиг хайль!, через два года (те, чьи кости к тому времени еще не сгнили на российских просторах), проклиная фюрера, ночами будут выносить из подвалов умерших от голода детей, и искать дохлую лошадь, что бы накормить еще живых.
    И остальные части почитайте. Полезно.
    Фима! Это и тебя касается.

  4. Беленькая Инна:
    09.04.2022 в 15:12
    С каждым разом , Леонид, ваши статьи вселяют все больший оптимизм и веру в человечество.
    ==============
    Вам не угодишь!

    —Корейко:За что же вы хотите получить деньги? Я их заработал, а вы…
    — Бендер: Я не только трудился. Я даже пострадал. После разговоров с Берлагой, Скумбриевичем и Полыхаевым я потерял веру в человечество. Разве это не стоит миллиона рублей, вера в человечество?
    — Стоит, стоит, — успокоил Александр Иванович.
    «Золотой теленок»

  5. С каждым разом , Леонид, ваши статьи вселяют все больший оптимизм и веру в человечество.

  6. Содержательно, интересно, а главное — вовремя. Но не для дураков.
    Много дел — вечером дочитаю. Мнение может измениться.

    1. Действительно, мнение дочитавшего изменилось — так что прошу модерацию не переносить оное (как и этот текст) в гостевую.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *