Матиас Бартш, Юрген Дахлкамп, Гюнтер Латсш: Среди грабителей

 625 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Близкий банку IBF, возглавляемый финансовыми экспертами, нанял двух авторов. Рот, историк из Франкфуртского университета, должен заняться периодом с 1822 года по 1970.. Sparkasse и IBF должны бы знать, что эксперт по корпоративной истории в «Третьем рейхе» уделит особое внимание коричневым годам. Неочевидно, однако, что он не воспользуется случаем, чтобы изложить всесторонний обзор нацистской истории банка.

Среди грабителей

[Дебюты] Матиас Бартш, Юрген Дахлкамп, Гюнтер Латсш

Перевод: Леонид Комиссаренко

52 DER SPIEGEL № 12/19.03.2022

Аннотация
Франкфуртская сберегательная касса (Frankfurter Sparkasse Fraspa) хочет отпраздновать свое 200-летие выпуском юбилейного издания.
Однако желательно, чтобы глава об экспроприации евреев в нацистскую эпоху была краткой и по существу. Поскольку историк с этим не согласен, теперь возникла необходимость его сменить.

Эппштайнер-штрассе во франкфуртском Вестенде. Перед домом № 5 «камни преткновения» — на латуни выбиты имена Пола Гросса и его жены Эльзы. Отсюда они были депортированы 19 октября 1941 г. в Лодзинское еврейское гетто. На смерть.

Kамни преткновения, еврейская чета Гросс
Kамни преткновения, еврейская чета Гросс

Их лишили жизни после того, как отобрали всё остальное. Их последние деньги тоже были «конфискованы в пользу Германского рейха», как было тогда записано в формуляре. И это при прямом участии сберегательной кассы, рекламировавшей на фирменном бланке, что деньги, вложеныe в нее, находятся «под охраной попечителей» уже более 100 лет. Образцовая фирма, ставшая впоследствии надежной нацистской. Франкфуртская сберегательная касса 1822 года.

В этом году Fraspa, как ее называют во Франкфурте, отмечает свое 200-летие. Она считается другом и покровителем изящных искусств в городе; ее имя и имя ее послевоенного босса Эмиля Эмге тесно связаны с восстановлением разбомбленной Старой оперы и основанием ассоциации камерной музыки. А к юбилею памятное издание должно представить историю Sparkasse, ее работу и значение для Франкфурта. Только, видимо, не всё то, что ей известно —какую роль она сыграла в экспроприации предположительно тысяч мелких еврейских вкладчиков во времена нацизма.

Сейчас это становится камнем преткновения для самого банка. Ральф Рот, один из двух историков, написавших текст издания, в ноябре послал Совету мейл следующего содержания: «Frankfurter Sparkasse принимала активное участие в Холокосте. Об этом моменте в своей истории она умалчивает уже более семидесяти лет». И даже теперь, в этом юбилейном сборнике, она продолжает увиливать от необходимого разъяснения.

Она хотела бы изложить эту тему кратко и по существу. Отказывается от давно назревшего глубокого изучения самой мрачной главы своей истории.

В любом случае, Sparkasse уже несколько недель колеблется в освещении темы взаимодействия с нацистами и до сих пор не отозвалась на идею Франкфуртского политехнического сообщества — некоммерческого учреждения, основанного Fraspa 200 лет назад, владевшей им до 2005 года, пока сберегательная касса не перешла под эгиду Landesbank Hessen Thüringen. Политехники предложили сберкассе не останавливаться на памятной публикации, а проанализировать совместную с национал-социализмом историю исследованием еврейских и других жертв. Тщательно, всеобъемлюще. Но до сих пор правление Fraspa не может заставить себя это сделать. Более того, явно непопулярные главы Рота в юбилейном издании теперь должны быть заменены. Недавно двум историкам был послан запрос на участие в их написании.

Это не первый случай, когда компании хотят пересмотра их история и на этой почве возникают споры. Так было с концерном Siemens, которому, вероятно, не понравились пассажи о его коррупционном скандале (SPIEGEL 12/2017); так было изначально с издательством Madsak и упроизводителем ликеров Jägermeister (SPIEGEL 32/2017).

Штаб-квартира Frankfurter Sparkasse: что случилось с нацистскими актами?
Штаб-квартира Frankfurter Sparkasse: что случилось с нацистскими актами?

В Fraspa, пятом по величине сберегательном банке республики с 73 отделениями, около 1600 сотрудниками и общими активами в 21 миллиард евро, сейчас назревает особенно безобразный раздор. В то время как Sparkasse настаивает на том, чтобы в юбилейном издании несколько сгладить нацистское прошломе, известный американский исследователь нацизма Питер Хейс называет их обхождение с коричневыми годами «скандальным» и «постыдным». Гарвардский историк Свен Беккерт говорит о «очередном провале правления». «Удивительно и шокируеще», что немецкая компания, к тому же ещё представляющая и государственный сектор, так неохотно освещает свою нацистскую историю. «Я ожидал этого в 1962 году, но не в 2022-м».

Неудивительно, что нацистский режим подпрягал для своих разбойничьих набегов также сберегательные кассы. Они были пристанищем для мелких вкладчиков, в том числе десятков тысяч евреев. Исследование 2005 года, проведенное боннским историком Гансом Полом, предоставило доказательства. Однако оставалось неясным, в какой степени институты подчинялись принуждениям, таким как приказы нацистских финансовых властей, или ретиво служили лидерам, народу и правоохранительным органам. Пол призвал к дальнейшим исследованиям и «задокументировал отдельные примеры».

Но ни Frankfurter Sparkasse 1822 года, ни её старый конкурент, Frankfurter Stadtsparkasse, которая слилась с ней в 1989 году, помощниками в таких исследованиях не были. В 1960 году в хронике к 100-летию Stadtsparkasse двенадцать лет ее национал-социализма уместились на трех страницах — ни слова о жертвах, кроме тех, на которые пришлось пойти работникам Sparkasse, чтобы лавочка продолжала работать в трудные времена.

В 1984 году к истории Fraspa был добавлен эпизод, написанный бывшим её председателем. Слово «Juude» ни разу не фигурировало в главе о войне. Вместо этого автор подробно объяснил, как работали закупленные в 1939 г. дыроколы Hollerith и что в 1936 г. произошло «рождение нового типа счетов» которые вошли в летопись, так называемый книжный счет. Но, с другой стороны, ни слова, о «рождении» еще одного вида счетов, так называемых залоговых счетов, на которых потом были заморожены деньги еврейских вкладчиков, пока хозяева не ушли в газ а их средства — государству. Якобы у служащих Fraspa «не было иного выбора, кроме как приспособиться ради выживания банка». Но здесь и ещё один сорт жертв войны — банкиры.

Историк Рот
Историк Рот

Но осенью 2019 года совет директоров поручил Институту банковской и финансовой истории (IBF) написать юбилейный сборник к 200-летию. Близкий банку IBF, возглавляемый финансовыми экспертами, нанял двух авторов. Рот, историк из Франкфуртского университета, должен заняться периодом с 1822 года по 1970.. Sparkasse и IBF должны бы знать, что эксперт по корпоративной истории в «Третьем рейхе» уделит особое внимание коричневым годам. Неочевидно, однако, что он не воспользуется случаем, чтобы изложить всесторонний обзор нацистской истории банка.

С другой стороны, заказчик хотел, чтобы 200 лет были изложены примерно на 200-х страницах, включая участие нацистов и послевоенные репрессии. К сожалению, длину пришлось «рабски соблюдать», написал сотрудник IBF Роту. На период до 1970 года у Рота должно быть 120 страниц.

Наряду с Берлином Франкфурт был еврейским центром Германского рейха. В 1933 году здесь проживало 26 000 евреев, каждый 20-й франкфуртец был евреем. Около 15 000 из них смогли бежать, 11 000 погибли. Неизвестно, сколько евреев имели сберегательные счета; Рот оценивает количество таких вкладчиков во Fraspa в 12 000 человек, от 5 000 до 6 000 человек в Stadtsparkasse, а активы — в двузначную миллионную цифру.

Каждому, кому удалось выбраться из страны после ночи погромов в 1938 году, разрешалось иметь в кармане только десять рейхсмарок. А те, кто остался, поместили свои активы на счета безопасности, с которых можно было снять лишь небольшие суммы. Эльза и Пауль Гросс могли снимать или переводить 250 рейхсмарок в месяц с этого заблокированного счета во Fraspa. Так распорядилась валютная касса во Франкфурте, подчинявшаяся Высшему финансовому управлению в Касселе. Сберегательная касса отслеживала платежные операции для властей и сообщала о перерасходах средств; после депортации евреев она передала то, что осталось, нацистскому государству.

Особую похвалу от нацистских грабителей сберегательная касса получила за свою «бдительность» в обращении с еврейскими активами

Fraspa заслужила особую похвалу нацистских грабителей денег за свой энтузиазм в отношении преследований. «Таким образом, бдительность, возможно, способствовала тому, что их клиенты-евреи либо не подали никаких заявлений на подозрительные платежи, либо подали лишь небольшое их количество», — говорится в справке регионального финансового департамента.

За такие активы во Fraspa отвечал отдел 3, имевший свой подотдел сбережений. Он подчинялось Эмилю Эмге, который через шесть недель после прихода Гитлера к власти был назначен заместителем директора, вступил в НСДАП 1 мая 1933 г., а в 1940 г.

перенял пост директора Sparkasse и оставался им вплоть до капитуляции. В 1950 году вернулся на вершину власти и руководил Sparkasse до 1965 года. Типичное немецкое резюме — (doltsche Vita).

Он сделал себя настолько незаменимым в сберегательной кассе, что после войны ее комитеты призвали правительство земли немедленно денацифицировать его и вернуть обратно. Эмге представил показания, должные подтвердить, что он вступил в партию только «в интересах старой Sparkasse». Он даже дал работу мужу еврейки, а в партии выполняя только самое необходимое.

Франкфуртский трибунал в 1946 году классифицировал его как «последователя» (одна из ступеней в процессе денацификации — пер). Эмге пришлось заплатить 2000 рейхсмарок, прежде чем он смог вернуться. Однако это решение было спорным, как показывают акты из Главного государственного архива земли Гессен в Висбадене. Анонимный осведомитель с негодованием написал военному правительству, что нужно не только заслушать свидетелей Эмге со стороны защиты, но и сверяться с личными делами служащих Sparkasse и заслушать других свидетелей. Тогда вы узнаете, что Эмге поддерживал нацистскую партию «обильными денежными пожертвованиями» и отправлял на фронт сотрудников банка, сомневавшихся в окончательной победе.

Для бывшего начальника головного отдела, который жаловался в различные инстанции, Эмге был «явным бенефициаром системы».
И: Экспроприация евреев никогда не играла никакой роли в процессе денацификации.

Поэтому многое ещё нужно прояснить в отношении Эмге, сберегательной кассы, крови, прилипшей к актам и выпискам, даже если Fraspa, вероятно, не обогатилась за счет средств мертвых. Но, по-видимому, у Fraspa интерес к прояснению весьма ограничен.

«Пожалуйста, поймите, что ваши предложения выходят далеко за рамки первоначального заказа», — написал босс Sparkasse Инго Видемайер Роту 7 декабря 2021 года после того, как еще раз потребовал серьезного пересмотра текста.

Даже художник хотел увидеть нацистские акты Sparkasse. После этого, по его словам, его выставку отменили.

В январе Видемайер так же лаконично сказал, что памятная публикация все еще ожидается в юбилейном году, то есть срочно; если Рот «хочет принять во внимание другие вопросы», пожалуйста, свяжитесь с IBF. И вот в феврале IBF послала запрос историку из Билефельда Кристоферу Копперу — может ли он заменить Рота в описании послевоенного времени. «Я отказался, потому что нашел это несправедливым по отношению к господину Роту», — говорит Коппер; и добавляет, что не видит недостатков в этой главе.

У Дитера Циглера из Бохума, члена Научно-консультативного совета IBF, было меньше опасений: он вместе с другими историками, близкими к IBF, обвинил Рота в серьезных упущениях и согласился переписать главу о нацистских временах. Наконец, как Рот узнал из письма IBF, его работа частично показывает такие «фундаментальные и всеобъемлющие недостатки» с точки зрения «состояния исследований, рассмотрения всех необходимых аспектов» и «основы и дифференциации утверждений»», которую могут завершить только другие специалисты. И: ни в коем случае критика не направлена ​​на то, чтобы скрыть темные моменты в истории Sparkasse.

Это последний уровень эскалации в многомесячном споре, в котором IBF быстро встала на сторону Sparkasse. Некая сотруднца предупредила авторов, что они должны представить юбилейную публикацию с «имеющейся информацией в желаемом объеме». Очевидно, что с этим материалом «никакой систематической работы не проводилось», потому что это означало бы «очень трудоемкий поиск следов». И почти в панике: «Для IBF многое зависит от этого проекта», нужно «удовлетворить клиента».

В ноябре 2021 года IBF снова попытается вывести авторов на желаемую линию. После разговора со сберкассой звучало так: «Что вызывает недоумение, так это многократное повторение обвинительных констатаций об упущениях в предыдущем критическом разборе собственного прошлого». IBF особенно беспокоят экстраполяции Рота о количестве клиентов-евреев и украденных деньгах. Тысячи счетов, несколько миллионов рейхсмарок? Экстраполяции в таких вопросах «не являются надёжным инструментом» и не заменяют первичных источников. Точно, возражает Рот, это оценки на основании социографических данных и инвентаризации учетных записей Fraspa. Однако, по словам Рота, с небольшими усилиями можно было бы определить более точные цифры еврейских счетов. Если бы Sparkasse этого хотела. Но именно в этом он и сомневается.

А ведь Fraspa уже показала заметное напряженние, когда дело дошло до нацистских лет. В 2022 году художник-инсталлятор Томас Килппер должен был провести выставку её помещениях. Когда Килппер предложил «критически осветить» нацистский период «с помощью материалов из архивов Sparkasse», правление заблокировало эту идею. По словам Килпера, ему было отказано в доступе к документам, якобы для защиты клиентов и банковской тайны. Килппер не сдавался. Он описывает то, что тогда произошло, следующим образом: «В связи с моими поисками и критическими высказываниями о поведении и самооценке банка, особенно в отношении времен «Третьего рейха», моё приглашение аннулировали, а выставку в кратчайшие сроки отменили.

«Ведь, по словам Килпера, тогда еще не было заявлено, что документов не существует. Вопрос о том, хранятся ли теперь акты где-то еще или вообще уничтожены, является одним из критических моментов в споре между Ротом и Sparkasse. Еще в июле 2021 года представитель IBF написал Роту по электронной почте: «Сегодня я был в подвале Frankfurter Sparkasse»; вам следует позвонить по телефону. Рот утверждает, что женщина из IBF рассказала ему о потенциально интересных документах. Вскоре после этого на встрече с генеральным директором Видемейером Рот прямо спросил об архиве банка. Предполагаемый ответ Видемейера: «Акты были уничтожены неосторожными действиями одной из сотрудниц». Так что все ушло.

На запрос SPIEGEL Sparkasse не сказала ни слова ни об утверждениях Килпера, ни о цитируемых заявлениях Видемайера. Она лишь дает понять, что у нее «почти нет документов довоенного периода». А из времён войны и после нее? Нет ответа. Однако она отрицает, что повлияла на содержание памятной публикации. Работа была передана в руки IBF. Когда выйдет юбилейный сборник, неясно, но интерес к изданию все равно есть. IBF также защищает себя. Рот всегда знал, сколько страниц он должен написать, и не выражал «никаких опасений». Ему также сразу же дали понять, что на документы из Sparkasse он рассчитывать не может. Однако его поощряли к поиску в других архивах и активно поддерживали в этом. И нет, никто не возражал против предложения Рота о том, что нацистскую эру Sparkasse необходимо исследовать более глубоко.

Но только: IBF не выразила желания присоединиться к его призыву к более глубокому исследованию. Да и Sparkasse не показывает, что собирается сделать это снова.

Matthias Bartsch, Jürgen Dahlkamp, Gunther Latsch

Print Friendly, PDF & Email

2 комментария к «Матиас Бартш, Юрген Дахлкамп, Гюнтер Латсш: Среди грабителей»

  1. «Однако желательно, чтобы глава об экспроприации евреев в нацистскую эпоху была краткой и по существу.»
    ———————————————————————
    Где-то читал, что Наполеон /Император Республики, между прочим/ команде, которая писала текст новой конституции, дал указание: Пишите коротко и неясно!
    Похоже, Франкфуртская Шпаркасса тоже пожелала, чтобы глава о её деятельности во времена нацизма была краткой и НЕ по существу.

  2. Спасибо за интересные факты.
    «Денацификация» Германии меньше всего затронула банковскую сферу.
    Деньги не вернули и не вернут.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *