Кинорецепт от Бориса Бермана: Незнакомая дочь

 309 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Безусловно, это картина для Оливии Колман — для актрисы, которая не перестаёт меня удивлять. Она, согласитесь, далека от стандартов «киношной» красоты, но ее любит камера. Потому что камера, а вслед за ней и мы — видим в Колман такую глубину чувств, такую непроговариваемую многослойность, что в это лицо хочется вглядываться бесконечно.

Кинорецепт от Бориса Бермана: Незнакомая дочь

Посмотрел «Незнакомую дочь» Мэгги Джилленхол с Оливией Колман в главной роли. Фильм поставлен по одноименному роману Элены Ферранте, и книжное неторопливое настроение (и построение) ощущается в картине.

Этот фильм словно пахнет типографской краской. Смотришь его — как книгу читаешь. Забытое ощущение; оказывается, и в кино такое бывает.

Поначалу такая неторопливость напрягает. А потом втягиваешься.

«Незнакомая дочь» — это кино отражений.

В людях, за которыми наблюдает героиня Колман (Леда, профессор литературоведения из Кембриджа) на греческом пляже, она видит отражение своей жизни, своих ошибок и своих поисков свободы.

А эти американцы и эти греки, которые, в свою очередь, наблюдают за Ледой, пытаются найти в ней, в ее загадочности — отражение собственных проблем…

И, конечно, я как зритель, пристально наблюдая за этой игрой отражений, не могу не погрузиться в мир моих ассоциаций, рождённых сюжетом «Незнакомой дочери»…

Действие развивается в двух временных пластах. Сегодня, на греческом курорте, и два десятилетия назад, когда Леда, начинающий учёный, разрывается между профессией и двумя дочерьми, трёх и пяти лет… Она срывает зло на них, на муже… И делает в итоге тот шаг, за который не перестаёт себя корить и сегодня.

А может, и не корит, и мне это только кажется. Фильм, к счастью, не даёт ответа на этот вопрос, ему чужда вульгарная определённость.

Перед вами вот такой вот сюжет, а уж как вы к нему отнесётесь, не моя забота; так я прочитал авторский посыл.

В воспоминаниях Леды возникает профессор Харди, маститый учёный, с которым у героини роковой роман (в роли Харди — Питер Сарсгаард, к слову сказать, муж Мэгги Джилленхол). Одну из лекций Харди финалит такой фразой (цитирую по памяти): «Если вы убиваете сомнения, возникает диктатура». Тут нет политического подтекста (хотя он так и просится), во всяком случае молодая Леда (в этой роли Джесси Бакли) воспринимает эту максиму как путь к свободе, к личной свободе. Она пестует свои сомнения, а потом пренебрегает ими — в свою пользу.

Но, обретая свободу, рушит что-то такое, за что после приходится платить.

Сожалеет ли она о такой плате, я, повторяю, не берусь судить. Быть может, это просто рефлексия, не более, и жизни, в сущности, она не мешает вовсе…

Хотя кто знает…

Это кино — как открытая книга. И каждый выбирает в нем то, что близко ему самому.

Безусловно, это картина для Оливии Колман — для актрисы, которая не перестаёт меня удивлять. Она, согласитесь, далека от стандартов «киношной» красоты, но ее любит камера. Потому что камера, а вслед за ней и мы — видим в Колман такую глубину чувств, такую непроговариваемую многослойность, что в это лицо хочется вглядываться бесконечно.

Однако это не монофильм. И дебютантка (в режиссуре) Мэгги Джилленхол собрала первоклассный ансамбль: кроме тех, кого я уже назвал, это и Дакота Джонсон, и Эд Харрис, и Пол Мескан…

Хорошее кино. Умное, чувственное.

Кино для паузы — чтобы остановится и подумать.

Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *