Феликс Аранович: ОДНАЖДЫ В ПРОСТРАНСТВЕ

 526 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Конечно, египтяне сделали только маленький шаг в небо где-то четыре с половиной тыс. лет тому назад, но этим шагом была открыта дорога к новой идее. Рай стал с тех пор обязательной деталью всех последующих главных религий.

ОДНАЖДЫ В ПРОСТРАНСТВЕ

Исторически-футуристическая повесть[1]

Феликс Аранович

Продолжение. Начало 

ДЕНЬ СЕДЬМОЙ, утро

Конец эпохи Плейстоцен, Европа

Шаманизм

Эпоха Плейстоцен, когда современному человеку пришлось сделать свои первые шаги за воротами рая, вовсе не были наиболее благоприятным временем для этого. Напротив, в это время на Земле произошло новое вымираниие многих крупных млекопитающих и произошло новое (последнее пока) оледенение. Ему подверглось в основном северное полушарие, но следы его остались даже на вершинах африканских гор. Оледенение длилось около 100 тысяч лет и окончилось около 11 тысяч лет тому назад.

На этом заканчиваются наши заметки, связанные с историей планеты, и мы сосредотачиваемся на жизни человека на ней.

Что последовало за изгнанием первой супружеской пары из Рая, мы знаем: Адам познал Еву, жену свою, и она зачала, и родила Каина; и ещё родила Авеля.

А что последовало за этим?

Узнавать об этом, пока не родилась письменность, будем по-прежнему, опираясь на данные археологии, а, значит, историю человека домысливать…

— Первоначальное содружество семьи Адама, — горстки слабых, растерянных людей с тогдашним довольно значительным и уже освоившимся в дикости человекоподобным населением — неандертальцами, кончилось с быстрым ростом численности семьи Адама. Возник неминуемый конфликт за обладание территорией, в котором численное превосходство и опыт неандертальцев грозили истреблением человека. Но человек всё-таки смог прожить среди неандертальцев в течение более 200 тыс. лет., а 40 тыс. лет тому назад присутствие племени неандертальцев на Земле внезапно резко оборвалось.

Археологи гадают, — почему?

Мы предположим, что это Сила Гармонии не позволила исчезнуть главному творению духа Яхве. Дав неандертальцам просуществовать около 400 тыс. лет, Она покончила с этой самой близкой к человеку моделью, сбросив её в тот огонь войн болезней и голода, в котором она сожгла других, вымерших в Плейстоцене существ.

Ну а о том, как жил человек дальше, оставшись единоличным владетелем ресурсов планеты, мы будем судить по посланиям, которые он оставил нам, в пещерах и толщах земли.

Первое археологическое послание такого рода принадлежит, по-видимому, всё-таки ещё не ему, а кому-то из последних «гомо». Это уже упомянутая нами ранее ракушка, на которую 500 тыс. лет тому назад царапинами нанёс геометрический орнамент кто-то из неандертальцев или других потомков гомо-эректус.

Этим орнаментом он сообщал нам, что его мозг уже на пути к человеческому: он способен абстрагироваться от запросов тела.

А после некоторого перерыва мы начали получать обширные послания уже очевидно, что — от первых людей. Это были росписи, обнаруженные на стенах глубоких пещер, возраст которых 30-60 тыс. лет. Темы их рисунков —орнаменты, местные животные и собственные ладошки вместо подписи говорят о том, что их мозг обладает способностью полностью абстрагироваться от запросов тела, он может воспринимать эмоционально окружающую его красоту природы и азарт охоты и отражать всё это своим искусством.

А 33,000 лет тому назад, ещё до наступления эпохи Голоцен, нам было отправлено послание, сообщившее о том, что мозг человека изобрёл что-то духовное, но жизненно-полезное. Об этом нас оповестил палеоантрополог Nicolas Conard из Университета Tubingen, Германия. В журнале “Nuture” он сообщил, что, занимаясь исследованиями в юго-западной Германии, на территории нынешнего Баден-Вюртемберга он и его команда в пещере Hole Fels Cave в 2002 году нашли три маленькие фигурки, вырезанные из бивня мамонта. Одна из них представляет для нас особенный интерес.

Это — стоящая на ногах фигура человека с головою льва. Николас Конрад говорит, что на раскопках неподалёку несколько ранее была найдена другая, вырезанная из кости, фигурка. Та изображала льва. Он сразу обратил внимание на сходство голов и предположил, что обе фигурки имеют шаманское значение, и, значит, они держат в своих руках первое ископаемое такого рода и свидетельство того, что здесь человек изобрёл веру. Вероятно, она была общей у двух соседних племен.

Это предположение научными кругами было принято не без сомнений: «а почему это не просто произведения искусства?»

Давайте разбираться. Вспомним, что конец эпохи Плейстоцен — это время последнего вымирания крупных млекопитающих и время последнего оледенения. 33,000 лет тому назад весь этот район был под толстой коркой льда и выжившей горстке людей, спасающейся от холода у готового погаснуть огня в глубокой пещере, конечно, не до искусства. Они напуганы, слабы, собственные ресурсы в борьбе за существование исчерпаны, и ускользающая надежда лихорадочно ищет, за что можно зацепиться. Теперь вспомним, что в этой пещере уже не неандертальцы, а люди, и их мозг обогащён «пониманием чужого сознания», и он способен мечтать. А, значит, он способен ВООБРАЗИТЬ, что КТО-ТО придёт на помощь, и мечта станет реальностью! И находится кто-то у костра, кто подбирает валявшийся на полу пещеры обломок бивня мамонта и вырезает из него фигурку человека, но ставит ему на плечи голову льва. Он мысленно вселяет в эту кость свой дух, дух льва и воображает, что теперь она поможет ему связаться с духом, который сильнее природы. Он сжимает эту фигурку в своих руках, вскакивает, кружится с ней вокруг костра и, завывая, просит её призвать этот дух на помощь и сделать так, чтобы лёд растаял, чтобы земля расцвела съедобными растениями, и чтобы животные сами пришли к его пещере для охоты на них.

Археолог Николас Конард исследует пласт находок в пещере Хоуле
Археолог Николас Конард исследует пласт находок в пещере Хоуле

И все, кто были в пещере, повскакали с пола, закружились вокруг костра и стали завывать, прося этот кусочек кости о том же.

Сегодня уже принято научным миром, что эта фигурка использовалась с целью заклинания духов. В этой пещере произошел первый в истории акт шаманства.

Именно в такой прямолинейной связи с мечтой о сверхъестественной помощи к человеку пришла вера. Именно благодаря своей прямолинейности эта форма веры жива и по сей день уже 33,000 лет. Обряд камлания, как он теперь называется, и каким мы знаем его сегодня, например, у народов Сибири, Китая, возможно, лишь немного усложнился за это время. Во всяком случае сейчас, чтобы вызвать духов, шаман должен привести себя в транс. Тот, кто в полной мере владеет этим искусством, верит (и все племя вслед за ним), что эту способность ему дали сами духи…

Так, ещё в пещере у человека, окружённого льдом, рядом со знанием естественного родилась вера в сверхъестественное. Она родилась в панике от собственной беспомощности из надежды на помощь каких-то неизвестных сил, скрытых в каких-то неизвестных существах.

Что будет с этой верой, когда лёд растает? Останется ли она только в той первоначальной форме шаманизма или будет развиваться вместе со знанием?

Мы сейчас увидим, что с таянием льдов эта примитивная вера не исчезла. Наоборот, сделав в более благоприятных условиях существенные шаги в увеличении знаний, вера в сверхъестественное начала делать решительные шаги превращения в религии.

Увидеть это нам позволили опять археологи.

Если первая их находка, была вырезанной из кости фигуркой высотой всего 2 ½ см., то их следующая, интересная с этой точки зрения находка будет прятаться уже под холмом высотой около 15 метров и диаметром 300 м. Этой находке будет около 12 тыс. лет, т.е. она относится уже к началу Голоцена и на 21,500 лет моложе «костяшки». Да и расположена далеко от тех мест.

В 1994 году археолог Клаус Шмидт со своей группой, работая на возвышенности в юго-западной части Турции, обнаружили, что курган Гёбекли́-Тепе́, давно привлекавший внимание археологов, на своей вершине скрывает под собой древнейшую в мире крупную каменную постройку (Пирамида Хеопса будет построена только через 7 тыс. лет). Раскопки там продолжаются и по сей день. Раскопано уже три слоя построек, отдалённых друг от друга по возрасту по 1,500 лет.

Древнейший слой представляет собой частично уцелевшие развалины комплекса из нескольких циркульных сооружений, диаметром от 10 до 30 м. Стены этих сооружений были образованы частоколом монолитных колонн известняка высотой до 5 м. Колонны были соединены стенами из неотёсанных камней, вдоль которых стояли низкие скамьи.

Камень для колонн вырубался из расположенного у основания возвышенности известкового горообразования, там же отёсывался кремнёвыми лезвиями, а оттуда глыбы весом по 10 т. волочили несколько сот метров, чтобы затащить на самую вершину холма к месту постройки.

Конечно, эту работу могла проделывать только большая группа организованных людей. Очевидно, где-то в округе были посёлки. (На месте постройки не обнаружено никаких следов поселений.) К этой же мысли приводит и большая площадь помещения для зрителей, наблюдающих что-то, происходящее в центре круга.

Что происходило там?

Наиболее обоснованный ответ учёных был: акт жертвоприношения.

Ради чего ещё могли люди совершить такой огромный и бесполезный трудовой подвиг, как не ради какой-то веры?

Тут нужно вспомнить, что 11,7 тыс. лет тому назад — это как раз время, когда только что закончилось последнее оледенение, и на Земле, особенно в более южных областях, установился мягкий климат.

И строителями были люди нового поколения, уже пригретого солнцем, начавшим жить большими группами и научившимся что-то выращивать в отогретой солнцем земле; поколения нового, но все же ещё не успевшего забыть то, что пережили их недавние предки — пещерные жители ледникового периода.

Новых шаманов посетило озарение: за благотворения нужно благодарить, долги нужно отдавать.

Они вдруг поняли, что слишком долго они только просили духов о благостях — пище и защите, ничего не давая им взамен.

Чем благодарить духов за защиту? Как вернуть им долг за пищу?

Защита духам не нужна. Пища? Да! — Но не телесная, они — духи… Ага! Забить кабана и сжечь. Дух его поднимется в дыму вверх и станет желанной пищей духу нашего идола!

Так или примерно так в шаманизме рядом с ритуалом обращения к духам родилась идея благодарения их ритуалом ВСЕСОЖЖЕНИЯ.

На месте раскопок найдены тысячи костей разных животных, приносимых в жертву.

Вот какой церемонии служил храм, построенный с размахом почти 12 тысяч лет тому назад.

Чего учёные, изучающие историю религий, не нашли в этих раскопках, это, во-первых, следов постоянных поселений в ближайшей близости от храма, а следовательно, и следов регулярного земледелия. А во-вторых (ни много-ни мало!) изображений объекта, которому приносились дары в этом храме.

Уверенность, с которой мы приписали храмовую процедуру шаманизму и основана на том, что на многочисленных рельефных рисунках, выбитых на колоннах, — только животные и птицы. А изображений богов нет!

Живучим оказался шаманизм: для того, чтобы найти истоки веры в богов, религии пришлось пропустить ещё примерно шесть тысяч лет и спустится ещё немного ниже —к междуречью.

ДЕНЬ СЕДЬМОЙ, полдень

Эпоха Голоцен, между Тигром и Евфратом

Энлиль — Гильгамеш

Да, мы найдём эти истоки в Месопотамии, в шумеро-аккадской культуре, которая далеко опередила другие культуры того времени.

5 тыс. лет тому назад две группы населения этого района уже хорошо развили свои языки: одна группа —шумерский, другая — аккадский. Первые населяли южную часть Месопотамии, и их городом-царством был Ур. Вторые — территорию севернее, — аккадцы. Их городом-царством был Аккад. Эта группа объединяла древнесемитскую часть населения Месопотамии. Академическое название их —аккадцы. (У них было местное название «черноголовые».) Аккадцы говорили на древнесемитском языке.

В период 4.4-4.3 тыс. лет тому назад эти два народа были объединены под властью аккадского царя Саргона, жили в тесном культурном сотрудничестве и верили в тех же богов, которые носили семитские имена.

Со времен окончания последнего оледенения, а может быть, и раньше (кстати, в этих краях оно проявило себя менее жестоко, чем на севере и раньше стало отступать) их память накапливала и устно передавала из поколения в поколение важнейшие факты из их жизни вместе с попутно рождавшимися мифами, а 6 тысяч лет тому назад их осенила идея как можно освободить мозг от этой накопленной тяжести, и при этом не прервать традицию оставлять потомкам память о себе — они изобрели письменность! Она родилась у них в форме клинописи на глиняных дощечках.

И первое, что донесли до нас дощечки, было письменным свидетельством того, что вера в богов изобретена. А вместе с ней преобразилась роль шаманов. Они стали профессиональными служителями богов — священниками, и их роль в шумерском обществе возросла до царской.

Да, потребовалось немало времени, чтобы люди здесь полностью овладели искусством возделывать землю и уже так привязались к ней, что стали собираться даже не в селения, а в города. И уже не просто в города, а в города-государства, управляемые могущественными духовными вождями.

Ведь вереница проблем, преследующая человека, не прерывается. Только если у первых людей большой проблемой были неандертальцы и оледенение, то теперь у шумеров, живших на территории, зажатой между двумя большими реками, она была в том, что льды, растаяв, переполнили воды этих рек и своими разливами часто губили их урожаи.

Беспомощность перед то разливами, то засухами опять требует сверхъестественную помощь.

Может быть в Мезолите 10 тыс. лет тому назад шумеры ещё продолжали искать её у духов, но 6 тыс. лет тому назад они уже построили первый на земле город Эриду, и в его центре высился храм богу мудрости Энки.

Это значит, что новая вера, сформировалась в головах шумеров даже не вместе с клинописью, а ещё раньше.

Воспроизведенный ниже рисунок на глиняной табличке, я использую здесь как символическое изображение драматичного поворота веры, который произошел в Месопотамии: поворота от созданных фантазией идолов к человекоподобным богам.

Идолам теперь отводится только роль врагов человека, которых человекоподобные боги успешно побеждают.

Ко времени изобретения клинописи 5500 лет тому назад число богов в Месопотамии достигло уже двух сотен. Главными из них были Бог Анн (Бог небес / Бог всех богов), сын его Энлиль (Бог воздуха / царь над всеми богами) и Энки (Бог мудрости).

Сейчас эти боги станут героями нашего рассказа.

Важность этого начального периода новорождённой веры нельзя в полной мере оценить, если опять не приостановиться здесь и не заглянуть в первую в истории цивилизации библиотеку, созданную ассирийским царём Ашурбанапал в месопотамском городе Ниневия.

В раскопках этой библиотеки были найдены шумерские и аккадские глиняные таблички, давшие возможность получить представление о древней вере этих народов.

Позднее у нас будет повод вернуться к их истории и содержанию этих табличек. Пока же мы только скажем, что истории и легенды в них писались и переписывались и шумерами и, позднее, аккадцами много раз, прежде чем 2800 лет тому назад попасть в библиотеку в Ниневии.

Наиболее ценными в этом собрании считаются 12 табличек, на которых записана стихами «Эпическая поэма о Гильгамеше».

Гильгамеш был исторической фигурой, — царём в шумерском городе-государстве Ур. После смерти он стал полубогом, и его имя обросло легендами всего древнего мира. Вероятно, именно у шумеров и возникали первые исторические записи и первые легенды, в которых он был главным героем.

Однако, поэма о Гильгамеше пришла к нам в записи не на шумерском, а на древнем семитском языке — аккадском.

Думаю, прочитав нижеприведенный текст табличек, очевидной для читателя станет причина, которая заставила меня задержаться в этом месте повествования.

Ниже беглый пересказ двух важнейших эпизодов поэмы: о начале начал и о двух ступенях творении человека, разделённых… всемирным потопом.

Хотя главные объекты в поэме переданы через имена богов, ими управляющих, мы в нашем кратком пересказе назовём только сами объекты и события.

Краткий рассказ о начале начал помещён в пролог к поэме: «В начале было только море. Потом море родило небо и землю».

Рассказ о творении человека занял гораздо больше места:

Всеми разными вещами на земле управляли разные боги. Даже мелочами. И им это надоело. Тогда мудрый Энки предложил создать для них маленьких помощников. Задумались — из чего? Тогда один из малых богов предложил себя в жертву. Его плоть и кровь замешали с глиной и вбросили туда же щепотку его разума. Из смеси сделали 7 мужчин и 7 женщин. Их поселили на земле, и поначалу всё было хорошо; они делали всю работу по уходу за землёй и животными, молились и приносили жертвы богам в благодарность за дарованную им жизнь. Но они стали слишком быстро размножаться, перенаселили землю, ибо унаследовали и бессмертность. Они стали создавать слишком много шума и создавать раздоры в своей среде. Тогда царь над всеми богами, Энлиль, на семейном совете решил уменьшить их население: начал посылать на землю засуху, мор, голод, но каждый раз они обращались за помощью к Энки, он тайком им советовал, и они продолжали размножаться.

И тогда Энлиль решил уничтожить их всех разом великим потопом.

Но Энки спустился на землю, шепнул о грядущем потопе самому мудрому из этих людей по имени Атрахазис и посоветовал построить ковчег и взять на него с собой по паре из каждых животных.

А Энлиль, создав потоп, сразу раскаялся в том, что сделал, пожалел погибших людей. Тогда мудрый Энки посоветовал Атрахазис принести жертву.

Дух этой жертвы поднялся до Энлиля, и он её принял.

И под руководством Энлиля боги создали новую модель человека, менее плодородного и смертного…

А теперь о главном герое эпической поэмы.

Гильгамеш был реальным жителем тех мест и где-то 4800-4500 лет тому назад был королём в городе-государстве Шумеров Урук. Как и другие правители у шумеров, как и его родители, он был священником. Как обычный смертный, он не хотел смерти и желал найти бессмертие. Но, как человек необычно высокого духа, всю свою жизнь он искал смысл жизни. (Описание этих поисков на глиняных табличках предвосхитило всю ту последующую мировую бумажную литературу, в которой писатели и философы — от античных до современных, — описывают эти поиски.)

…После смерти Гильгамеш был обожествлён.

Вот ведь как близко сошлось теперь в вере материальное и нематериальное!

ДЕНЬ СЕДЬМОЙ, середина дня

Эпоха Голоцен, берега Нила

Идея вознесения на небо

Есть одна деталь, которую мы утаили в рассказе о воскресении Гильгамеша. Она в том, что, хоть и воскрес он как божество, но воскрес-то не на небе и не на земле, а в подземном царстве, там, где был погребён. Небо у шумеров было только для богов — постоянных небожителей.

Придумать загробную жизнь более светлой довелось египтянам.

Долгое время их ранние боги были обожествлёнными животными. Тут они на много отстали от шумеров, но в культе погребения они превзошли и их, и все остальные народы.

Помпезно провожать своих умерших в жизнь после смерти египтяне начали уже в своей ранней истории… правда, при условии праведной жизни и с учётом социального положения.

Трудовой народ мог рассчитывать на поселение в земле за горизонтом с вечной весной, где им навечно выделяется маленький пахотный участок.

Аристократов ждала вечная беззаботность, гарантией которой были заполнявшие их гробницы модели всего того, что окружало их при жизни.

Жрецам, проводящим погребение, оставалось только коснуться модели пальцем, чтобы оживить их дух и отправить его в дальний путь вслед за духом хозяина.

Ну а с фараонами расставались по высшему классу. Их обязательно мумизировали и укладывали в саркофаги, а ко времени 4-й династии их саркофаги стали устанавливать в пирамидах. Тут предполагалось, что дух фараона после смерти возвышается до божественного и в качестве такового он может вылетать из заострённой верхушки пирамиды, подниматься в небеса и, встретившись там с пролетающим мимо богом Солнца Ра, лично попросить его о какой-нибудь милости для своего народа.

Всё это вместе открыло дорогу к идее ещё одного благодеяния, которое можно ожидать от бога — дарования блаженной загробной жизни праведникам.

Тут хочется чуть отвлечься, чтобы рассказать парадоксальную деталь в биографии самой знаменитой из всех пирамид, одного из семи чудес света, — пирамиды Хеопса. Дело в том, что по свидетельству Геродота сам Хеопс был хорошим строителем, но деспотом и полным еретиком, запретившим жертвоприношение и вообще поклонение богам.

И, между прочим, его мумию, и даже места в пирамиде для неё, несмотря на упорные поиски, до сих пор не нашли …

Конечно, египтяне сделали только маленький шаг в небо где-то четыре с половиной тыс. лет тому назад, но этим шагом была открыта дорога к новой идее. Рай стал с тех пор обязательной деталью всех последующих главных религий.

ДЕНЬ СЕДЬМОЙ, затихает

Эпоха Голоцен (территория Афганистана)

ЗОРОАСТРИЗМ

«Все существа до сих пор создавали что-либо выше себя; а вы хотите быть отливом этой великой волны и скорее вернуться к состоянию зверя, чем превзойти человека?

Что такое обезьяна в отношении человека? Посмешище или мучительный позор. И тем же самым должен быть человек для сверхчеловека — посмешищем или мучительным позором»…

Так говорил Заратустра, придуманный Фридрихом Ницше в его книге «Так говорил Заратустра».

Не думаю, чтобы имя этого «проповедника для бедных», создавшего бунтарскую религию, было бы сейчас на слуху у читающих людей, если бы его жизнь и проповеди не были пересказаны умиравшим в помешательстве Ницше с лёгким фашистским акцентом, но с сумасшедшей фантазией и языком бешеной яркости.

Однако, мы обращаемся к реальной истории.

Как только человеческие общины научились возделывать землю и миновали постоянную угрозу голодной смерти, в них стали возникать особые социальные образования профессиональных служителей вер — жрецов. Мы успели это заметить, отмечая появление храмов.

Сейчас же мы впервые отмечаем рождение оригинальной веры — зороастризма, создатель которой — историческая личность — Заратустра.

Он родился по одной из версий в Радесе где-то 3 тыс. лет тому назад. Семья его была уже не первым поколением жрецов и могла считаться привилегированной. Он сам был подготовлен к благополучной жреческой службе в иранской религии, очень близкой к многобожию классической Греции и Рима.

Но в возрасте 30 лет он пришел к озарению другой религиозной концепцией. Став проведывать другим то, во что он теперь сам твердо поверил, он только поднял вокруг себя врагов и вынужден был уйти в изгнание. Хотя основная концепция его новой веры была направлена против религиозных привилегий аристократии, что и вынудило его изгнание, простой народ был слишком тёмен, чтобы услышать это. Парадоксально, что впервые он был услышан где-то в Средней Азии, возможно, на берегах Амударьи, когда он изложил свою веру жене местного царя. Ей она понравилась, и она обратилась в веру Заратустры. Тогда обратился и царь, а за ним уж и всё то царство.

Однако, враги его оставались врагами и, в конце концов, убили его.

Вот тут он, став святым, вознёсся, и новая иранская религия родилась.

Она как-то затерялась среди других практикуемых ныне религий, но почти каждая из них хоть что-то от неё да отщипнула. А прежде всего, в этой религии особо отчётливо выступила тема морали.

Она была, по существу, монотеистической, ибо предписывала молиться одному богу. Богом этим был Акура Мазда, что значит бог-творец.

Молится ему она предписывает каждый день по пять раз.

Есть там, правда, и разрушительный дух — Ангра Майнью. Он — участник динамичной картины мира, созданной Заратустрой: мир развивается в три стадии — в первой он такой, каким был создан творцом: сочно-зелёным и совершенным. Потом дух разрушения пытался разрушить его, превратив в пустыню. Борьба двух начал привела, в конце концов, к шаткой и не полной победе доброго бога-творца. В этом мире мы живём сейчас. И если мы будем следовать указаниям бога-творца и молиться ему, то злой дух будет окончательно побеждён, и первоначальный мир вернётся во всей своей красе и полноте.

Что касается жизни после смерти, то тут-то и ждал элиту общества удар со стороны введения в систему учения о карме, в котором поступки в жизни определяют последствия после смерти…

Первоначально картина загробья под землей выглядит весьма традиционно с подземной рекой — (Летой?) Но через эту реку перекинут мост. и около него заседают судьи со множеством весов. Они внимательно рассматривают каждого проходящего по мосту и взвешивают… Но нет, не как египтяне, — не социальный статус его! А хорошие и плохие поступки в его жизни. И если чаша хороших поступков перевешивает, дух умершего шествует через мост, и прекрасная девственница провожает его к отдаленной солнечной райской горе, чтобы навечно там поселить.

Если же перевешивает чаша плохих поступков, мост смыкает свои крылья, превращается в лезвие бритвы, и грешник, даже если он аристократ, срывается и летит вниз в подземный мир тьмы и убогости…

В таком виде последователи Заратустры и занесли эту религию к соседям — в северную Индию.

ДЕНЬ СЕДЬМОЙ, близок вечер

Эпоха Голоцен, железный век,

античность, Индия

Будда

В отношении религий Индия представляет собой уникальный плацдарм.

Его уникальность в том, что бытовавшие там веры никогда не носили характера воинствующих законов, — только мягких убеждений, прочно связанных с этикой.

Систему их традиций и авторитетных верований принято называть Индуизм, хотя эта система и не включена ни в какую книгу и никакой обязательности для исполнения не требует.

И, может быть, именно благодаря этой демократичности и открытости, здесь сложилась традиция не только различать тело и душу в живом человеке, но и различать судьбу бренного тела и высокой души после смерти человека. В Индуизме только «Авидья» (невежество) ведёт к отождествлению бренного тела и высокой души. Пусть тело умирает, но душа остаётся бессмертной.

Только из желания получать земные удовольствия, а это возможно только через физическую плоть, только поэтому, покидая одно тело, душа поселяется в другом. Как человек, снимая старые одежды, надевает новые, так и душа входит в новые материальные тела, оставляя старые и бесполезные. (Идеи греховности мирских наслаждений в Индуизме не существует!) Только свобода выбора этого нового тела всё-таки стеснена правилами «Карма» зависимостью от праведности, в которой прожита предыдущая жизнь…

Здесь где-то 2,5 тыс. лет тому назад в королевской семье уже не первый раз родился (? — объяснение позже) под именем Сиддхартха Гаутама-Будда.

Достигнув 30 лет (Как и Заратустра!), он ощущает сильную потребность в Просветлении. Тогда он тайно покидает дом, сбрасывает с себя одежду царевича и в одежде нищего, питаясь милостыней. становится бродягой, ища учителей, которые научили бы его Просветлению.

Он достиг уже возраста 35 лет, когда однажды ночью, сидя под деревом и упорно медитируя, достиг, наконец, Пробуждения и осознания того, что причиной человеческих страданий являются желания, — желание богатства, желание власти, другие желания… а причиной неумения преодолевать желания — невежество.

Вместе с этим осознанием пришло к нему твёрдое решение поделиться со всеми тем, что он понял, помочь людям преодолеть невежество.

Теперь он сам стал учить, и Гаутаму стали называть «Буддой», или «Пробудившимся».

С этими именами он ещё 45 лет странствовал, считая себя просто учителем, который делится с другими своим озарением. Однако, к тому времени (к 80 годам), когда он почувствовал приближение смерти, число его учеников и последователей исчислялось уже многими тысячами.

Верный своей скромной натуре, он не учит свою паству боготворить его: «Будьте сами себе светочем, сами себе прибежищем и не ищите другого прибежища; учение должно быть вашим светом, вашим прибежищем».

Когда по его просьбе его положили умирать в тени двух деревьев, он обратился к окружавшим его монахам с последними словами: «Истинно, о монахи, говорю вам: тленно все существующее, стремитесь без устали к совершенству».

После этого существо его вступило в Нирвану.

Неизвестно, достигли ли монахи совершенства после его смерти. Зато известно, что они объявили Будду богом, сделали его учение новой религией там, где он жил и учил, а эту религию на протяжении пяти-шести поколений подогнали под каноны других религий; так что смягчились все неудобные строгости, а у аристократов появились собственные храмы.

Теперь уже можно объяснить загадочную фразу о его рождении.

То, что здесь рассказано, это пересказ наслоений свидетельств и легенд, составивших нынешнюю форму Буддизма. Так же, как и в Индуизме. ключевой верой в нём является вера в бессмертие души. Только здесь она уточнена. Перемещение души умершего происходит в одно из шести созданий: Адское создание — дух, снедаемый голодом; Животное; Человека; Полубога; в Бога; в небожителя.

Вот почему после смерти реального Гаутама легенда о его рождении приобрела нынешнюю форму.

Примечание:

[1] Книгу Феликса Арановича «Однажды в пространстве» можно приобрести в интернет-магазине по ссылке в нашем «Киоске»

(Продолжение следует)

Print Friendly, PDF & Email

Один комментарий к “Феликс Аранович: ОДНАЖДЫ В ПРОСТРАНСТВЕ

  1. Первое археологическое послание такого рода принадлежит, по-видимому, всё-таки ещё не ему, а кому-то из последних «гомо». Это уже упомянутая нами ранее ракушка, на которую 500 тыс. лет тому назад царапинами нанёс геометрический орнамент кто-то из неандертальцев или других потомков гомо-эректус.
    __________________
    А почему не хомо хабилис? Несколько слов в пояснение. Самыми древними артефактами являются каменные артефакты, которые получили название «галечных орудий». Это округлые каменные гальки различного размера и веса, у которых один край имеет несколько сколов, отчетливо видных на их гладкой поверхности, что рассматривается в качестве несомненных следов их искусственной обработки.
    Создатель галечной индустрии получил у археологов и антропологов имя Homo habilis, а сама галечная индустрия была названа олдувайской по имени знаменитой стоянки в Северной Танзании.
    Но, по мнению ученых(А.Пелипенко «Постижение культуры», А Лобок «Антропология мифа»), именно камень оказывается тем предметом, который связан с ранней манифестацией культуры. На заре антропогенеза не могло возникнуть орудийного производства. Галечные псевдоорудия — это вовсе не орудия, а меточные камни, т.е. камни, несущие в себе некую значимую информацию.
    Авторы приводят убедительные аргументы против утилитарного назначения галечных псевдоорудий, каковыми они их считают. Мне кажется их доводы очень убедительными

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *