УШЕЛ АЛЕКСЕЙ ЦВЕТКОВ

 380 total views (from 2022/01/01),  3 views today

УШЕЛ АЛЕКСЕЙ ЦВЕТКОВ

Алексей ЦветковПишут стихи многие, но поэтический ландшафт времени определяют единицы. Алексей Цветков был одним из этих Поэтов, на которых поэзия и держится. Он умер сегодня, и вряд ли ему скоро найдется замена. До последнего дня он держался бодро, находил силы шутить даже тогда, когда положение становилось критическим. Он и умер, как Поэт, сделав из своего ухода последнее свое произведение.
Наше сотрудничество с Алексеем началось давно, двадцать лет назад, в 2002 году. Но особенно плодотворным был прошлый год, когда мы опубликовали в трех номерах «Семи искусств» грандиозный перевод Цветковым трагедии Шекспира «Король Лир». Этот литературный подвиг поэта еще предстоит осмыслить критикам. А сейчас вспомним одно давнее стихотворение Алексея и помянем его по скорбной традиции. Светлая память!
***
листая летопись

 

разве скоро забудешь про это
стогны питера или москвы
легкий завтрак ноль семь амаретто
в адидасах стальные мослы

 

о простом пареньке-неформале
без утайки о муза напой
кто от киллеров чтоб не поймали
шел на запад упорной тропой

 

всей лавиной наследие кармы
навалилось и нервно всплакну
чуть припомню какую и как мы
из-под носа теряли страну

 

как я дней быстротечных на склоне
посетил с эмигрантской тоской
отчий край и мобилою сони
потрясал россиян на тверской

 

там где нес осторожный инвестор
в узелке своих долларов пук
сам-то был я по-своему нестор
исторический рыцарь наук

 

четверть века страна отхромала
навестим это место с тобой
где утечку мозгов неформала
им поныне не смыть с мостовой

 

на руинах сгоревшего рая
пусть под занавес глянет на нас
свет последних диоптрий теряя
из-за туч слабовидящий глаз
Print Friendly, PDF & Email

6 комментариев к «УШЕЛ АЛЕКСЕЙ ЦВЕТКОВ»

  1. Покуда пуля мешкает в стволе,
    А маятник отряхивает крылья, —
    Ничто из обречённого земле
    Не знает меры своего бессилья.
    (Алексей Цветков ~1966 год)
    ***
    Мы дружили 57 или 58 лет подряд. Сначала роднила любовь к химии, потом поэзия преодолела химию. В последние годы он запрещал цитировать свои юношеские стихи. Ну, пусть простит меня там за эту цитату. Вот здесь давнее воспоминание, посвящённое нашей юности и, в основном, Алёше, который дождём пролился на другом конце земли https://vitchel.livejournal.com/13083.html.
    Кроме «Короля Лира» он перевёл «Гамлета» — и вовсе не из желания переиграть Пастернака, а потому, что считал перевод по подстрочнику (не всегда полному, не всегда точному) игрой слепого, который не видит нот и играет своё. У меня сохранён этот перевод. Он относился к языку Шекспира всерьёз — и как поэт, и как исследователь, он добирался до полных оригиналов, написанных на языке времён Шекспира. В трудных местах он советовался с английскими филологами. Он соблюдал полную ритмику. И когда какое-то английское стихотворение (не помню автора), которое перевёл Бахыт, а потом Алексей, а потом и я захотел, считая, что мой перевод лучше, — он согласился, но перечеркнул мой перевод, потому что ради точности изложения мысли я прибавил строку. Он изучал новые и новые языки. В последнее время переводил Ницше, одновременно что-то читал по-французски (прежде не знал этого языка, точнее знал немного по-французски, чтоб эпиграфы разбирать, а вот латынь, в отличие от Евгения Онегина, знал хорошо).
    О, нет. Наша дружба не была благостной. Сколько-то раз мы ссорились, а потом мирились, конечно. Мирились потому что шли параллельными курсами, как провода линий электропередач, и иногда искрило. Мы дорожили нашей дружбой, а ещё и тем, что у нас было немало общих друзей. Он бросал поэзию лет на 17, кажется, и я бросал, мы не сговаривались. Нас кружил водоворот журналистики, политики, чего-то ещё. Он учился на химфаке в Одессе, на журфаке и истфаке в Москве, из которой его выдворяли в наручниках, а завершил образование уже в США, докторскую писал по языку Платонова. У меня сохранились несколько его ранних стихов, известных, опубликованных потом, а также журфаковский курсовик по Библии, хотя в последние десятилетия он мнил себя атеистом, в чём я не уверен. Ну, и нужно остановиться. Мир потерял поэта. Я потерял друга. Дней за 4-5 до его ухода я позвонил ему, полагая, что это пневмония. Говорил он нормально. И я, и все считали, что он пошёл на поправку. Но он мне сказал, что нет, что с каждым днём становится всё хуже… Мы пообещали друг другу давно уже, лет 10 назад, что тот, кто уйдёт первым, постучится и даст сигнал оттуда, если сможет. Ну, как-то вот так https://stihi.ru/2018/08/05/304. Но нет. Никто не постучался ни во сне ни наяву. Хотя во времена оны, когда он был уже в Америке, в день смерти его отца мама Цветкова получила в Запорожье телеграмму: «Мне показалось, что умер отец. Если нет, порви». Нет, не показалось. Так и было. Царствие небесное. Все его детские страдания, болезни, все земные переплетения судеб, все земные любови — всё в прошлом. Кто и как нас гнобил — это уходит, уже ушло в прошлое. Кто предавал — прошлое. Надеюсь, на Небесах ему найдётся дело. Его дело. Его будущее

  2. Более полувека назад в нашу общагу кто-то занес стихи, на бледной бумаге через один интервал. Цветков, тоже студент, но с филфака, кажется. Несмотря на то, что мы считали себя менее книжными головами, чем филологи, несмотря на то, что складывалась уже своя иерархия, эти листочки нам показали, как можно совсем по-другому писать и думать, а все равно быть рядом, стремящимся вперед, вверх и вглубь — вдаль от казенщины или лукавства официальной поэзии. С тех пор Алексей Цветков, как оказалось — и друг нашего друга, Виталия Челышева, стал для нас на особом счету. Там и останется, пока мы живы…

  3. Да будет благословлена память о Алексее Цветкове.

    ***
    нектар таскали и пыльцу
    сквозь сотни трудных миль
    но время подошло к концу
    пора валиться в пыль
    ум посерьезнее чем мой
    велит свернуть дела
    зачем тогда я был пчелой
    зачем была пчела

    ум посерьезнее чем мой
    идеей обуян
    что жизнь была один сплошной
    оптический обман
    что уж мираж в густом хвоще
    и аист и вода
    и никакой пчелой вообще
    я не был никогда

    а я уже лежу в пыли
    и возразить нельзя
    но все-таки цветы цвели
    их хватит за глаза
    все лето в толчее речной
    я трогать их любил
    вот почему я был пчелой
    вот почему я был

    1. Е. Беркович — Пишут стихи многие, но поэтический ландшафт времени определяют единицы. Алексей Цветков был одним из этих Поэтов, на которых поэзия и держится.
      B.Tenenbaum — Умер Алексей Цветков. Мне казалось, что это невозможно.
      :::::::::::::::::::::::::::::::::::::
      Вспоминаю стихи Алексея Цветкова. Н-Йорк 1976-7 гг
      В квартире скульптора А. Косолапова собирались русско-язычные новые эмигранты — от писателя Льва Наврозова до диссидента Алика Тумермана. Вряд ли кто-нибудь из них мог подумать, что молодой поэт А.Ц. станет одним из известнейших новых поэтов. И уж никак никто не ждал, что он уйдёт так рано. Светлая память.

      А. Цветков БАЛЛАДА О ЛЕЖАЩЕМ НА ДОРОГЕ
      * * *
      Когда прояснилось, что путь в тишину недалек,
      Когда в кабаках пустотой захлебнулись кларнеты,
      Мне стукнуло двадцать четыре. Я вышел и лег
      Под гулкое небо, на тесное тело планеты.
      Измокший асфальт деловито ласкался к щеке.
      Стреноженный ветер повизгивал влажно и южно.
      «К чертям, — я подумал, — довольно об этом щенке!
      Частушкам о времени — времени больше не нужно»…

      Смеркалось в нейронах, пока эта жидкость ползла
      К финальной черте, как вишневый клинок из горнила.
      Я лег на дорогу, притихший, совсем не со зла —
      Ночною улыбкой меня тишина поманила.
      Серебряный смех рассыпался в погасшем окне.
      Двуполое племя готовилось к сладкому бою.
      И кто-то неясный на бледном летел скакуне.
      И кто-то последний во мне расставался с собою.

      Когда чернота расцвела на ресницах портьер,
      Когда небосвод задохнулся от пепла и газа,
      Я вышел во двор, в средокрестье надежд и потерь,
      Я лег на дорогу сплошным воплощеньем отказа.
      Удильщица ночь второпях пожирала улов,
      Мертвящей порошей луна осыпала аллею,
      И что-то блуждало в созвездиях лимфоузлов,
      Что жизнью казалось, но, в сущности, не было ею.

      Коробилась память набором газетных статей…
      http://modernpoetry.ru/main/aleksey-cvetkov-stihi-1970-77-godov

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *