Александр Локшин: Кислощеев и теория Большого взрыва

 503 total views (from 2022/01/01),  3 views today

Странно, господа, что вы этого не замечаете. Тем более, что я вас аккуратно подвел, так сказать, к отгадке. Каждый психически нормальный атеист по умолчанию считает, что люди, с которыми он имеет дело, — живые (а не только он один живой среди биороботов). Но это именно акт веры, причем веры глубокой, проявляющей себя непрерывно, так сказать, 24 часа в сутки… Никаким “научным доказательством” того, что окружающие его люди действительно живы, среднестатистический атеист не располагает

Кислощеев и теория Большого взрыва

Александр Локшин

…Оказалось, что проф. Кислощеев просто-напросто скрывался на даче, а вовсе не был отправлен в психушку. На перемене мы окружили старика и, стараясь держаться дружелюбно, решили, наконец, посадить его в калошу.

 — Послушайте, профессор, — сказал кто-то, — есть же в вики куча определений жизни. И что, ни одно из них вам не нравится?

Кислощеев сморщил нос и пробубнил:

 — Никакие это не определения. Это описания внешних необязательных признаков жизни. Даже собранные все вместе, они не приближают нас к пониманию предмета.

 — Хорошо, — влез в разговор еще кто-то, — пусть так. Вы, наверно, хотите сказать, что понятие ‘жизнь’ в принципе неопределимо?

 — Ни в коем случае, — откликнулся Кислощеев, — вовсе я не хочу этого сказать. Напротив, я хочу предложить свое собственное определение. Вот оно, слушайте:

Жизнь — это такое свойство материальных объектов, которое не может быть охарактеризовано в терминах современных естественных наук.

 — Какое-то странное определение, — сказал я. — В нем не упоминается ни питание, ни размножение, ни эволюция… Оно смахивает на признание полной невозможности определить жизнь…

 — Я не считаю это определение окончательным, — милостиво изрек Кислощеев, — но оно уж, во всяком случае, лучше остальных известных мне определений. Оно хотя бы не вводит студента в заблуждение, отождествляя понятие «жизнь» с понятием «самовоспроизводящийся автомат». В математике определения, подобные моему, используются на каждом шагу, и никто почему-то не возражает.

 — Хотелось бы услышать соответствующий пример, — сказал кто-то из гуманитариев.

Но подловить Кислощеева на откровенной безграмотности в этот раз не удалось. Он ответил:

 — Откройте учебник евклидовой геометрии и поищите там определение скрещивающихся прямых.

Все внезапно замолчали, обдумывая, к чему бы прицепиться, чтобы поставить, наконец, Кислощеева на место.

 — Профессор, откуда все-таки вы взяли, что жизнь — это что-то особенное? Давайте согласимся с Хокингом, что мы — биороботы. Ваше определение тогда тут же лишится области применения, и настанет всеобщее…

 — Помутнение мозгов, — закончил фразу Кислощеев. — Каждый из нас знает про себя, что является живым существом, а не машиной. Кстати, здесь имеется любопытный момент. Он связан с тем, что жизнь любого, даже самого твердолобого атеиста ежесекундно наполнена верой…

 — Как? — закричали мы хором. — Это уж вы через край хватили, профессор!

Он в ответ улыбнулся и промямлил:

 — Странно, господа, что вы этого не замечаете. Тем более, что я вас аккуратно подвел, так сказать, к отгадке. Каждый психически нормальный атеист по умолчанию считает, что люди, с которыми он имеет дело, — живые (а не только он один живой среди биороботов). Но это именно акт веры, причем веры глубокой, проявляющей себя непрерывно, так сказать, 24 часа в сутки… Никаким “научным доказательством” того, что окружающие его люди действительно живы, среднестатистический атеист не располагает.

 — Странно, — сказал кто-то из нас, — и вообще непонятно, как с этим знанием дальше жить. Получается какой-то тупик.

 — Это я вам еще самого главного не рассказал, — продолжал Кислощеев. — Вот можно с высокой степенью вероятности утверждать, что «я» каждого человека на протяжении всей его жизни остается неизменным и, следовательно, отвечает некоторому «закону сохранения». Но это, в свою очередь, значит, что «я» каждого человека существовало еще до его рождения и продолжает существовать после распада физической оболочки…

 — Вы, Кислощеев, — не выдержал я, — злоупотребляете физическими понятиями (вроде закона сохранения), в которых ни черта не смыслите! Человеческое «я», если допустить его приблизительную неизменность на длительном промежутке времени, — это всего лишь адиабатический инвариант физического процесса. Когда процесс заканчивается, инвариант перестает существовать.

Кислощеев как будто даже обрадовался моему выпаду в его адрес:

 — Речь идет именно о законе сохранения, а не об инварианте, — прошамкал он. — Если бы мы имели дело всего лишь с инвариантом, то столкнулись бы с тем, что два разных человека могли бы одновременно обладать одним и тем же «я». Но этого, мне кажется, допускать не следует. Так что последнее возражение я отвергаю.

Тут большая часть нашей компании, не выдержав ученого спора, отправилась в буфет. Осталось, наверно, человек пять самых стойких; Кислощеев окинул нас грустным взором и продолжал:

 — Вот теперь мы подобрались к самому главному. Как согласовать обнаруженный закон сохранения «я» с теорией Большого взрыва? Естественно предположить, что, подобно частицам материи и антиматерии, во время Большого взрыва одновременно образовывались «я» и «анти-я», которые при встрече должны аннигилировать…

 — Успокойтесь, профессор, — перебил его я, — мы знаем, что, когда вы подходите к этому вопросу, то всегда начинаете волноваться, и у вас поднимается давление. Вы можете быть уверены, что среди тех, кто остался вас послушать, антилюдей нет, и сегодня никто ни с кем не аннигилирует. Такси для вас мы уже вызвали…

Кислощеев не обиделся и сдержанно поблагодарил нас.

 — Я антилюдей вижу издалека и стараюсь к ним не приближаться, — сказал он, взял свою палку и шапку и начал медленно спускаться по лестнице.

Спустившись на пару ступенек, Кислощеев обернулся и добавил:

 — Только не думайте, что аннигиляции человека с античеловеком сопутствует какой-то внешний эффект. Вы ничего не заметите, просто они оба… (Тут он закашлялся, и последних его слов я не разобрал.)

май 2022

Print Friendly, PDF & Email

8 комментариев к «Александр Локшин: Кислощеев и теория Большого взрыва»

  1. A. Локшин:
    « — Послушайте, профессор, — сказал кто-то, — есть же в вики куча определений жизни. И что, ни одно из них вам не нравится?
    Кислощеев сморщил нос и пробубнил:
    — Никакие это не определения. Это описания внешних необязательных признаков жизни. Даже собранные все вместе, они не приближают нас к пониманию предмета…»
    —————————
    После ответа пофессора кто-то ВЛЕЗ в разговор, но г-н Кислощеев,
    будучи не только ПРОфи, но и вежливым человеком, ответил этому атеисту, часто не во-время упоминающему, что мы КАК БЫ биороботы или того хуже.
    » — Помутнение мозгов, — закончил фразу Кислощеев. — Каждый из нас знает про себя, что является живым существом, а не машиной. Кстати, здесь имеется любопытный момент. Он связан с тем, что жизнь любого, даже самого твердолобого атеиста ежесекундно наполнена верой…
    — Как? — закричали мы хором. — Это уж вы через край хватили, профессор!
    Он в ответ улыбнулся и промямлил:
    — Странно, господа, что вы этого не замечаете. Тем более, что я вас аккуратно подвел, так сказать, к отгадке. Каждый психически нормальный атеист по умолчанию считает, что люди, с которыми он имеет дело, — живые (а не только он один живой среди биороботов). Но это именно акт веры, причем веры глубокой, проявляющей себя непрерывно, так сказать, 24 часа в сутки…»
    ————————
    — А не мог ЛИ ошибиться профессор?
    — Ведь, ежели с атеистом метаморфозы происходят, можно сказать, ежедневно, то не превращается ли атеист в некую человекообразную машину? И если это
    во-время не заметить, то продолжаем мы разговор не с человеком, а с роботом. А робот чего только не наговорит.
    Он и собаку может пнуть ногой, и женщину обидеть.
    Поскольку у него вместо костей — арматура, а вместо души — шестерёнки.
    P.S.
    «Кислощеев не обиделся и сдержанно поблагодарил нас.
    — Я антилюдей вижу издалека и стараюсь к ним не приближаться, — сказал он, взял свою палку и шапку и начал медленно спускаться по лестнице.
    Спустившись на пару ступенек, Кислощеев обернулся и добавил:
    — Только не думайте, что аннигиляции человека с античеловеком сопутствует какой-то внешний эффект. Вы ничего не заметите, просто оба…oни…»

    1. https://www.culture.ru/live/movies/1608/master-i-margarita
      «В те дни, когда закончился всероссийский показ телесериала, я познакомился с бывшей московской актрисой Елизаветой Ивановной Лакшиной, которая хорошо помнит Булгакова! Она в полном здравии. Бодра, энергична. К нашему визиту испекла штрудель к чаю. Когда зашел разговор о Булгакове, я втайне замер — надо же! — впервые в жизни я встретился с человеком, который помнит живого Булгакова.
      «Это случилось в 1926 году, мне было двадцать лет, — рассказывала хозяйка. — МХАТ играл «Дни Турбиных». Успех необычайный. И потому интерес к личности драматурга был исключительным. Подружки шепнули мне по секрету, что автор пьесы никогда не бывает в партере, а обычно стоит в бельэтаже. Я поспешила в бельэтаж. Я не знала, как выглядит автор, но сразу обратила внимание на незнакомца, который стоял у стены. У знаменитых мхатовских серых панелей. На нем был замечательный светло-синий костюм. А от всего облика, от лица и глаз исходила удивительная необъяснимая энергия. Заметив мои широко раскрытые глаза, незнакомец не шелохнулся, еще глубже ушел в себя и прочней устремил взгляд на сцену. Прошло много лет. Булгакова стали печатать. И я увидела наконец его фотографию в книге. Это был он!»…

  2. Вовремя закашлялся профессор 🙂
    А вот то, что такое анти-Душа или даже анти-Творение обсудить бы стоило.
    Ничего бы умного не придумали, но получили бы массу удовольствия — если без «тупого миссионерства», конечно 🙂

    1. Вообще-то концовка рассказа, когда профессор закашлялся, и герой не разобрал его слов, вызвала у меня ассоциацию со старым анекдотом про глухонемого:

      «Заходит глухонемой в магазин и мычит А-ба-ба и что-то показывет жестами продавщице.
      Продавщица не понимает, что этот глухонемой хочет купить, но вспоминает, что в магазине работает глухонемой грузчик и зовет его, чтобы узнать, что хочет покупатель.
      Покупатель смотрит на грузчика, мычит А-ба-ба и что-то показывет жестами.
      Грузчик быстро лезет под прилавок, достает что-то, заворачивает в бумагу и отдает покупателю.
      Когда тот уходит, продавщица спрашивает: «Так, так что он хотел-то?»
      Грузчик мычит А-ба-ба и что-то показывет продавщице жестами…»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *