Илья Липкович: Дорожное

 450 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Впрочем, японцы умеют смеяться и над собой. Вечером того же дня мой собеседник в баре, справа от меня за стойкой, с горьким смехом поведал, что ему 26, а его подруге аж 36, и это ему еще повезло — у многих вообще нет girlfriend. Впрочем, в бар он пришел с чернявым сослуживцем с редкими усиками, на год моложе его. У того пока подруги нет. «Какие ваши годы», — успокоил я их. Посмотрел влево и вижу странную пару. Женщина лет 40, а парень совсем молодо выглядит, лет 16, в сыновья ей годится. Значит, теория собеседника справа наглядно подтверждается. Оба из странной пары взяли себе по коктейлю.

Дорожное

Илья Липкович

Продолжение. Начало

Японское

Вежливость самурая

Японцы поражают своей вежливостью. Организатор симпозиума напомнил, чтобы я прислал слайды доклада к строго обозначенному сроку. При этом он допустил маленькую описку в моей фамилии, назвав меня Lipcovich (вместо Lipkovich). Я даже не заметил. Через минуту вдогонку первому приходит второй мэйл. Я думаю — чего ему еще надобно? А он не просто ссылается на его величество случай — мол, прости, друг, accidentally (случайно) or inadvertently misspelled your name. Нет — carelessly (беспечно/безалаберно) misspelled your name! Это уже похоже на самобичевание. Нет пощады у самурая даже к мелким своим прегрешениям. Я сначала умилился, а потом задумался: значит, это он, гад, сделал не случайно, а вследствие преступной халатности, почти нарочно. Немного страшно ехать в такую страну.

Не знаю, умышленно или по беспечности, но в Японском консульстве в Чикаго мою фамилию вписали в визу с небольшой ошибкой на конце: Lipkovicn. Впрочем, приземистый японский пограничник (почему-то напоминавший городового), тщательно изучивший мой паспорт, внимания на это не обратил. Только слегка удивился тому, что я приехал в Японию по туристической визе всего на неполных пять дней. Я не стал ему объяснять, что собирать документы, необходимые для оформления деловой визы, у меня не было ни времени, ни сил.

О чувстве юмора японцев

В первый же вечер в Японии я убедился, что слухи о якобы отсутствии у японцев чувства юмора сильно преувеличены. По крайней мере, и у проверявшей билеты кондукторши, весело сообщившей мне, что я сел не в тот поезд, и у консьержа, заметившего, что идти 15 минут пешком от вокзала Киото в их отель не было необходимости, поскольку на самом деле у меня бронь в другой гостинице, расположенной прямо у вокзала, с чувством юмора было все в порядке. Good exercise, — сказал консьерж и предложил вызвать такси.

Впрочем, японцы умеют смеяться и над собой. Вечером того же дня мой собеседник в баре, справа от меня за стойкой, с горьким смехом поведал, что ему 26, а его подруге аж 36, и это ему еще повезло — у многих вообще нет girlfriend. Впрочем, в бар он пришел с чернявым сослуживцем с редкими усиками, на год моложе его. У того пока подруги нет. «Какие ваши годы», — успокоил я их. Посмотрел влево и вижу странную пару. Женщина лет 40, а парень совсем молодо выглядит, лет 16, в сыновья ей годится. Значит, теория собеседника справа наглядно подтверждается. Оба из странной пары взяли себе по коктейлю.

«Сын» уставился в свой бокал и цедит из него, ни на кого не обращая внимания. «Мамаша» увлеченно беседует с моим соседом слева, предпринимателем средней руки, изготовляющим коробки для DVD, как я выпытал у него методом иерархического опроса, последовательно разбивая оставшиеся возможности на две примерно равные группы. Мой японец умел только отвечать Yes или No. А вот с женщиной он разговорился не на шутку. Даже закурил сигаретку с нежным ароматом. Да ведь это и в самом деле мать и сын, вдруг догадался я. А что тут такого, зашли в бар выпить коктейль. Это ведь не Америка. Впрочем, может, и бойфренд. Спросить неудобно, да и не так поймут, если вообще поймут.

Любознательные дети

У храма Киёмидзудэра (в Киото) ко мне подошли двое детей лет девяти, мальчик и девочка. С деликатной решимостью попросили разрешения поговорить со мной по-английски. Получив разрешение, задали два вопроса, а скорее задания. Первым было указать на карте мира место моего проживания. Это вызвало у меня некоторое затруднение, поскольку их карта была необычной для американо-центрического глаза, с преувеличенной Гренландией и крошечными США, зажатыми между Центральной Америкой и Канадой. Однако после некоторых колебаний я ткнул слева от того места, где уже была наклеена пара красных кружков. Должно быть, Нью-Йорк.

Вторым заданием было — показать на моего любимого персонажа японских мультиков. Это было намного проще, чем ответить на предыдущий вопрос. Я не стал говорить детям, что впервые вижу предъявленных мне типов, и сразу выбрал злобную девчушку с растрепанными волосами.

Когда они отошли от меня, я вдруг осознал, что за последние 25 лет это, пожалуй, первый случай, когда с вопросом ко мне обратились не связанные со мной родством, совсем посторонние дети. Последний раз это случилось, когда я пытался (без особого успеха) дать урок математики пятиклассникам одной средней школы г. Алма-Аты.

Гейша

Еще до поездки в Японию сведущие люди посоветовали мне хоть мельком увидеть гейшу. Киото этим славится. На интернете и из бесед с посетителями одного киотского бара я узнал, что с высокой вероятностью можно встретить гейшу на участке улицы Hanami-koji-dori, возле перекрестка Gion, сразу после наступления сумерек. Они вроде там живут и оттуда идут на службу, развлекать богатеньких клиентов песнями и учеными беседами. Что тут особенного, недоумевал я. Ну баба как баба, секса ведь нет? Молодой японец в баре улыбался и кивал головой в ответ на мои расспросы. «Гейша — это круто, все хотят их увидеть, а еще лучше — поговорить». «Но что тут такого?» — удивляюсь я. «Как — что?! Все! Кимоно!» Сам он, правда, в обществе гейш никогда не был. У него и денег таких нет.

В Киото вы можете увидеть множество молодых и не очень молодых женщин, разгуливающих в кимоно и делающих селфи. Это обычные туристки, кимоно они берут напрокат. Как же я узнаю, что передо мной настоящая гейша, а не подделка? Так думал я, бессмысленно расхаживая вдоль Hanami-koji-dori, поглядывая на будничные вывески и припаркованные у тротуаров машины. И вдруг я увидел ее — непонятно откуда она взялась на серой улице, ничем не предвещавшей появления столь редкого зверя. Гейша шла прямо на меня, не замечая никого вокруг, и пока я возился с айфоном, растворилась в сумраке.

Так что, не беспокойтесь: когда увидите настоящую гейшу, то поймете. Бледный надменный лик профессионалки, высокая прическа, небольшой черный саквояж в руке, гордая поступь, — все выдает веками шлифуемый промысел.

Экскурсия по Токио

Кендзи — мой токийский гид. Ему лет 75. Я спросил, как давно он живет в Токио. Он сказал, что приехал в Токио молодым парнем и прожил здесь 50 лет. «Для наших целей этого вполне достаточно», — сказал я. Кендзи рассмеялся, и мы отправились.

Несмотря на преклонный возраст, Кендзи передвигается с живостью юноши, спешащего на свидание. За восемь часов он много чего мне показал — правда, значительную часть времени пришлось провести в метро. Впрочем, мы и там нашли о чем поговорить. Обсудили ряд актуальных тем. Он сказал, что они до сих пор не могут простить России, что она коварно нарушила договор о ненападении. Я заметил, что в американских учебниках по истории Россию, наоборот, обвиняют в том, что она, якобы, вообще не нападала на Японию, вразрез с Ялтинскими обещаниями союзникам. Разумеется, я не смог удержаться и рассказал ему, что вырос в доме, построенном японскими военнопленными. Он вспомнил, что СССР захватил 60 тысяч японских пленных и долго не хотел отдавать. «Постой, 60 или 600?» — спросил он и полез в интернет проверять. Я заметил ему, что ожидать от СССР возврата японских POW было довольно наивно, принимая во внимание, что Сталин тотчас отправил в лагеря русских военнопленных, возвращенных согласно тому же Ялтинскому договору с союзниками. Кендзи задумался. О русских военнопленных он мало что знал. Впрочем, какое ему до них дело. Я рассказал, что некоторые престарелые жильцы нашего дома застали еще его строительство и запомнили изможденных голодом и тяжёлым трудом японцев. Они приносили им хлеб в обмен на фигурки оболваненных милитаристской пропагандой самураев — пленные ловко вырезали их ножиками из стройматериалов. Кендзи обрадовался, что пленным иногда перепадало.

— А я помню, что все послевоенные годы мы страшно голодали. Сестра ходила в школу, и их кормили в обед. Кроме этого давали десять изюминок, она их не ела, а приносила домой и половину отдавала мне. Я на всю жизнь запомнил её доброту.

— Что же, вы ничего не ели, кроме изюма?

— Почему, каждый вечер мать готовила китовое мясо.

— Вкусное?

Улыбка скользнула по губам гида:

— Ничего, но вонь в доме стояла страшная, — и он приложил два пальца к носу. Две молодые японки-подружки очнулись и посмотрели на нас с интересом.

Когда мы, наконец, вышли из метро наружу, Кендзи показал мне синтоистский храм. Синтоизм — древняя религия японцев, которую они практиковали до того, как к ним пришел буддизм. Впрочем, обе религии прекрасно уживаются под японским небом. Синтоизм ведает тем, что происходит на этом свете (рождение детей, заключение браков и прочее), а буддизм — тем, что будет на том. Так объяснил Кендзи. Он сказал, что синтоистская вера записана не в Книге, а в душе японской. Духовное и не может быть воплощено в материальном, а как бы существует «на лету», пока думаешь о нем, ни во что не воплощаясь. В отличие от буддизма, в синтоизме нет правил и предписаний. Я заверил Кендзи, что с самого детства много думал о принципиальной невыразимости духовного. Он обрадовался, что мы, наконец, достигли согласия.

Мы зашли перекусить. Я заплатил. Он еще больше обрадовался и заказал за свой счет графинчик горячего саке. Саке пришлось кстати после двухчасового хождения по пронизывающему декабрьскому холоду. Мы всё больше проникались теплыми чувствами друг к другу. После саке Кендзи повел меня одному ему известными токийскими тропами. Показал неприметное буддийские кладбище, свернувшееся в сердце Токио. Потом мы, пройдя мимо Apple store, сразу оказались в торговом центре. Магазины меня не интересовали. Вдруг Кендзи завернул в книжный. У полок, плотно уставленных книгами в мягких обложках, усыпанных иероглифами, слонялись жаждущие знаний худосочные юноши в марлевых масках, опасающиеся заразы. Кендзи уверенно прошел в последний зал, не обращая внимания на японских «ботаников», и точным движением руки снял с полки нужную книгу. То было собрание японской порнографической (по западным меркам) живописи. Впрочем, Кендзи так и сказал, с гордостью: «это лучшая японская порнография!», произнося pornography без привычного для моего уха осуждающего тона. Я оценил. Он тоже, скользя при этом восторженным взглядом по глянцевым самураям с фантастических размеров членами, не оставшимися без применения.

Интересно, смогу ли я прижиться в Японии, если найду работу? Кендзи ответил, что не будет никаких проблем — «японцы добры ко всем». Я спросил, устал ли он? «Возможно, после того как мы попрощаемся, но пока на работе, я в порядке».

На прощание я хотел купить ему кофе и показал на «Старбакс». Он затащил меня в заведение напротив, вроде американского CVS, — мол, здесь в три раза дешевле, кофе — оно и есть кофе, а «Старбакс» — пижонство. Вдруг он оступился на неровном месте и пролил часть кофе из бумажного стаканчика на пол. Руки его немного дрожали.

— Это ничего, — сказал он.

— Долго тебе ехать домой?

— Минут 90 на метро. Прощай, Илья-сан.

— Прощай, Кендзи-сан.

Исландское

Исландская виза

Некоторое время назад у меня возникла идея посетить Исландию. Не то чтобы у нас там были родственники. Быть может, несколько навязчивое желание проверить, вправду ли эта самая Iceland покрыта льдом, как следует из названия. Ну, разумеется, гейзеры и все такое.

Как не гражданин США, я должен подать заявление на получение шенгенской визы. Я уже делал это пару раз через немецкое консульство в Чикаго с минимальным ущербом для заинтересованных сторон. Но теперь мне приходится иметь дело с консульством Литвы, которое представляет интересы Исландии в Чикаго, — самим исландцам недосуг заниматься такими делами, ибо малы числом (во всей Исландии проживает чуть более 350 тысяч человек).

У консульства Литвы подход к выдаче виз довольно сложный. Сначала вы должны ответить на десять хитрых вопросов, на основании которых они определяют, действительно ли вам нужна виза. Затем вам требуется доказать, что вы не робот (очевидно, роботам въезд в Исландию пожизненно запрещен). Для этого нужно ответить на еще более хитрые вопросы. Например, отметить курсором на экране все картинки, на которых изображен вход в магазин. Если вы в магазины не ходите и провалили первый тест, можете пройти другой: выбрать все изображения, на которых показан светофор. Как опытный нарушитель правил дорожного движения, я легко с этим справился.

Наконец, мне дана возможность выбрать день и время собеседования. Увы, все майские и июньские дни (кроме выходных и официальных американских и литовских праздников) уже заняты и помечены красным. Календарь на все последующие месяцы затенен (мол, об этом тебе думать еще рано). Я сделал вывод: в Исландии меня не шибко ждут.

Разумеется, я пытался связаться с консульством Литвы по телефону и электронной почте, чтобы записаться на прием или (что еще лучше) повторно использовать отпечатки пальцев, которые были взяты у меня немецким консульством в Чикаго пару лет назад. В самом деле, зачем мне тратить целый день на поездку в Чикаго, если я могу подать заявление по почте?! Неизменный ответ был — нет, я должен явиться лично.

— Каким образом, если все дни уже забронированы?! Ваш сайт — он вообще-то действующий?

— Да, абсолютно действующий! Однако бронь уходит очень быстро. Например, вчера утром я открыла 21 июня, и всё расхватали в течение часа.

Ну вот, поди знай, что вчера в десять ноль-ноль по центральноамериканскому ей пришло в голову «открыть» 21 июня! Вот так в советские времена на прилавки «выбрасывали» свиные головы, за которыми охотились всеядные пенсионеры. Я еще некоторое время продолжал переписку с литовским консульством, пытаясь им объяснить смысл простого английского слова dysfunctional, но потом бросил. Вероятно, из СССР они вышли с твердым намерением не решать проблемы, а создавать их.

Как и многие другие, эта история имеет счастливый конец. Я уже почти было отказался от затеи, но решил на всякий случай проверить, как обстоят дела с исландской визой в Вашингтоне. Столица, как-никак. Оказалось, что там исландцы доверили судьбы туристов в руки консульского отдела Швеции. И вот — шведское чудо! Выяснилось, как я и предполагал: аппликанты, у которых биометрическая информация находится в базе данных, могут подать заявку на визу по почте. Проверить это легко, посмотрев на оттиск прошлой визы в паспорте. Если есть отметка vis в нижнем левом углу, личное интервью для получения визы не требуется. Об этом было написано крупными буквами на веб-странице Шведского консульства. Я быстро собрал документы и отправил почтой. Заодно и написал о своем открытии литовцам. Пусть учатся у шведов. Вероятно, перестав собачиться с Россий много лет назад, шведы занялись делом и таки преуспели.

Общество любителей Исландии на фейсбуке

Перед поездкой в Исландию, чтобы побольше узнать об этой стране из первых уст, я вступил в фейсбук-группу Travel Iceland. Надо сказать, там я в самом деле почерпнул массу интересного и полезного. Правда, большая часть вопросов, с которыми люди обращались на форум, носила праздный характер. Похоже, людям просто хотелось, чтобы на запрос: «Знает кто-нибудь, какая там сейчас температура? Мы приезжаем в следующую субботу на пару недель и не уверены, брать ли с собой теплые куртки?» вместо бездушного интернета им ответил живой человек. К моему удивлению, таковые всегда находились, и ответы были более чем подробны, хотя в иных сквозил сарказм. Вот типичная выборка.

— Хочу увидеть паффинов, какую куртку брать? Я довольно крупная девушка и быстро разогреваюсь, — доверительно сообщает довольно крупная любительница паффинов.

(Для тех, кто не знает: паффин — это такая милейшая птичка с большим красным клювом. В Исландии ее можно встретить как в среде естественного обитания, так и в жареном виде на тарелке.)

— Паффинам вообще-то нет дела до того, в какой ты будешь куртке, — резонно замечает ей некий Джон.

— Я сам довольно толстый парень, но не знаю, что бы я делал, если бы не взял пальто на теплой подкладке, — делится Мэтт.

— Что, если пойдет дождь, нужен ли зонтик, или лучше взять дождевик? Еще мне очень хочется увидеть китов. Как и где? Где там у них лучше всего пить кофе? И пиво? — не унимается девушка.

Тут в разговор вступает еще одно любопытствующее лицо, мужского пола:

— Можно ли привезти с собой баночное пиво? Я слышал, там алкоголь стоит очень дорого.

— Разумеется. Правилами допускается до 12 литров пива, но алкоголь придется сдавать в багаж.

Впрочем, людей интересуют не только погода и алкогольные напитки.

— Хелло! Мы едем на день в Кулусук (Гренландию). Где в Рейкьявике можно на американские доллары купить датские кроны?

— В банкомате.

— Но сегодня суббота, банки не работают.

— Ну, если вы сумели организовать путешествие в Гренландию, то банальная процедура покупки валюты в аэропорту вас не должна остановить.

— А у меня такой вопрос: кто-нибудь знает, как перевести в американские доллары 282.054 исландских крон? Я пробовал на интернете, но там конвертеры все такие непонятные! — раздается крик заблудшей души, по-видимому, не знакомой с различием между американским и европейским форматом записи чисел с дробной частью.

Встречаются и вовсе душераздирающие просьбы:

— Я потерял жесткий диск черного цвета, где-то между Рейкьявиком и Бриллиантовым пляжем, вероятно, в лагере на парковке (он мог вывалиться из вэна). На нем хранятся фотографии, сделанные в течение всей моей жизни! Буду безмерно признателен нашедшему.

Часто (и часто дельно) описывают разные маршруты, прося их оценить уже побывавших в Исландии. Встречаются чудаки, предлагающие на рассмотрение общественности диковинные траектории, которые не придут в голову здравомыслящему человеку. Например, один турист написал, что уже полгода разрабатывает маршрут для своей поездки в Исландию, которая предполагалась через три месяца. С гордостью показал раскладку по дням. График его прибытий и выбытий напоминал маршрут безумного или человека, намеревающегося запутать своих преследователей. Обычно, чтобы посетить интересующее его место А, он планировал поселиться в пункте Б, километрах в 100 от А, чтобы проснувшись утром, на свежую голову съездить в А, пробыть там часа три и вернуться ночевать в Б. Последнюю ночь перед вылетом из Рейкьявика (в 8 часов утра) путешественник намеревался провести в одной заброшенной деревеньке, на трехчасовом расстоянии от аэропорта (по проселочным дорогам).

Иногда я перечитываю эти посты (кое-что я сохранил на айфоне) и думаю: что сталось с теми людьми? Нашелся ли жесткий диск черного цвета? Не простудилась ли охотница на паффинов и китов? Удалось ли любителю пива провезти в Исландию 12 литров? Не опоздал ли на обратный рейс из Рейкьявика составитель безумных маршрутов?

Чтение в Исландии

Одно из первых (и приятных) открытий: исландцы — страстные книгочеи. Возможно, это происходит оттого, что большую часть года темнеет очень рано, и семьи собираются вместе, рассказывают или читают вслух истории при свечах. Как бы там ни было, путешествуя по Исландии, я обнаруживал материалы для чтения в самых неожиданных местах. Например, часто можно было увидеть стенд со стихотворением перед скалой, деревом или даже на уличном перекрестке, который по какой-то причине вдохновил поэта.

Или вот простая кофейня в Sauðárkrókur. Старинные книги, гвоздями приколоченные к стене, охватывают широкий спектр тем: от кулинарных рецептов (на английском языке) до математического трактата позапрошлого века о разложении непрерывных функций в ряды Тейлора (на французском).

В Исландии в каждом гостевом доме или отеле есть масса книг на исландском и английском языках по самым разным предметам, далеко выходящим за рамки историй о викингах. Это разнообразие контрастирует с единственным доступным предметом для чтения в американских гостиницах — Гидеоновской Библией. В некоторых отелях Исландии столовая, заставленная томами собраний сочинений исландских классиков, выглядит как публичная библиотека. Я было подумал, что это бутафория — как в некоторых американских ресторанах. Но нет, книги настоящие, я взял с полки том, содержащий литературную критику, и зачитался. Даже хотел его потихоньку унести в свой номер, а потом и взять с собой, но устыдился. И не только потому, что брать чужое негоже. Том был испещрен карандашными пометками, которые стали бы немыми свидетелями кражи. Нет, пусть остается здесь. Может, еще кому-нибудь пригодится.

Последняя ночь в Исландии — в гостевом доме в городке Кефалик близ аэропорта. Таких маленьких номеров нам даже в Японии не давали. Душевая кабинка размером со шкаф, а раковина — шириной в зубную щетку. Тем не менее, на книжной полке в гостиной нашлось место и для Макаренко, кем-то заботливо переведенного с басурманского на исландский. Наверное, хозяева отеля подумали, что гости лучше оценят скудные удобства гостиничного быта, засыпая на узеньких кроватках под рассказы о российских беспризорниках, которым приходилось ночевать в асфальтовых котлах.

Часто к скамейкам в скверах прилагается прикрепленная тонким кабелем тетрадка, чтобы посетитель мог поделиться со всем миром мыслями, пришедшими ему во время сидения на скамейке. Ну, если не со всем, то хотя бы с теми, кому, как и мне, захочется присесть на ту же скамью и погрузиться в чтение чужих судеб. Попадаются и довольно искусно выполненные рисунки как реальных, так и вымышленных существ (кошки, козы, тролли, черти и прочая рогатая скотина).

Вот случайная выборка записей, оставленных несколькими проходимцами (в хорошем смысле этого слова):

— Я познакомился со своей будущей женой на горных тропах Исландии, в свой отпуск 1995 года. Оба мы из Швейцарии, и когда вернулись домой, то оказалось, что живем в 500 метрах друг от друга. Мы сразу поженились, а сейчас приехали с 18-летним сыном отпраздновать 20-ю годовщину нашей свадьбы.

А вот еще более романтическая история знакомства (судя по почерку, автор — женщина):
— В самолете я познакомилась с принцем викингов. Он сказал мне, что последние пять лет прятался от всех, а теперь решил вернуться в мир, чтобы насладиться его прелестью. Я надеюсь, что в один прекрасный день стану его прикрытием и … (далее неразборчиво).

Под этой историей короткая запись некой Эллен:
— Я уже видела двух троллей и, разумеется, поприветствовала их.

В сравнении с этими откровениями отчет Карен Р. из Миннеаполиса (штат Миннесота) о двух виденных ею китах и трех водопадах кажется банальным.

Встречаются и манифесты —например, некий американец по фамилии Шепардс, 75 лет от роду и уже третий раз побывавший в Исландии, сообщает:
— Ныне, когда в США президентом избран сумасшедший Трамп, я уповаю на то, что мы сможем снова стать добрыми и щедрыми. Путешествия питают и вдохновляют душу, в дороге встречаешь подобных тебе искателей приключений, жаждущих новых ощущений от жизни. Здешние люди добры и приветливы, они любят свою страну и культуру. И что важнее всего — они любят свою природу и заботятся о растениях и животных. Давайте учиться этому у них. Мы должны спасти нашу планету.

В самом деле, если бы можно было спасти планету, не сходя со скамейки в сквере Рейкьявика!

Случай душегубства в Исландии

Мне казалось, что в Исландии насильственные преступления вообще не имеют места, пока мы не прибыли в живописную деревню Хеллнар. Здесь мы узнали о самом известном в Исландии серийном убийце, по имени Axlar-Björn. На самом деле, согласно Википедии, он является также и единственным на сегодняшний день известным серийным убийцей за всю историю Исландии. Он родился в 1555 году, во времена самого известного русского серийного убийцы Ивана Васильевича Грозного, и был казнен в 1596 году.

В отличие от большинства серийных убийц, Акслар-Бьёрн был эмоционально и умственно вполне здоров, совершая свои преступления в трезвом рассудке, преследуя исключительно материальные цели. Как гласит история, он предлагал проезжающим путешественникам ночлег на своей ферме, что сделало его известным в регионе «основателем фермерского гостиничного бизнеса». К сожалению, непрофессиональное отношение к клиентам загубило идею и в конце концов привело к краху его предприятия. «Хотя путешественники охотно пользовались гостеприимством Бьёрна, многие из них окончили путь на его ферме, поскольку хозяин умножал доход, убивая топором своих постояльцев и присваивая их одежду, деньги и лошадей».

Согласно другому источнику: «Подозрения местных жителей в отношении Акслара-Бьёрна росли, поскольку люди в этом районе исчезали, в то время как поголовье лошадей на его ферме умножалось».

Наконец, преступник предстал перед судом и признался в совершении девяти убийств, в то время как, по мнению суда, число жертв было 18. По крайней мере таково было количество трупов, найденных на его ферме. Бьёрн, тем не менее, отрицал, что виновен в смерти остальных девяти, заявив, что обнаружил их останки на своей земле и просто перезахоронил их, забыв уведомить об этом местную власть.

Бьёрна казнили путем повешения, а затем колесовали — относительно мягкое наказание по сравнению со стилем исполнения казни в Европе и России тех времен, когда колесование или четвертование было, как правило, отправной точкой.

(Продолжение следует)

Print Friendly, PDF & Email

4 комментария к «Илья Липкович: Дорожное»

  1. Интересно очень. В Японии был, в Исландии — нет. Но интересно всё. Первое — в сравнении с собственным опытом (и это разный опыт, но вполне экзотический), второе — просто интересно. И стиль хорош. Обычно мне хватает собственного воображения, но стиль всегда подкупает.

  2. «Я еще некоторое время продолжал переписку с литовским консульством, пытаясь им объяснить смысл простого английского слова dysfunctional, но потом бросил. Вероятно, из СССР они вышли с твердым намерением не решать проблемы, а создавать их.»
    ———————————————————————————————
    Прочитав это, я, честно говоря, обиделся за страну, которая мне нравится. Посчитал, что автор перебарщивает.
    Но неожиданно в тот же или на следующий день на глаза мне попал другой материал из русскоязычной Вильнюсской газеты ОБЗОР: «Габилитированный доктор высшей арифметики Дурдом Дурдомов комментирует статью «Имущество мэров крупных городов Литвы»» https://obzor.lt/news/n82219.html
    Оказывается, мэры в Литве такие же бедные, как, например, в России, а их жёны такие же богатые, как жёны мэров в той же России.
    Такое впечатление, что не очень важно, в каком Союзе ты состоишь, в Советском или Еврейском (ЕС), важно, что ты сам из себя представляешь.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *