Эдуард Штейнер: Неэффективные санкции? Удивительная стойкость России

 588 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Благосостояние временно снизится, считает заместитель главы кремлевской администрации Сергей Кириенко. Константин Ремчуков, генеральный директор российской медиакомпании «Независимая газета», считает, что подобные фразы готовят людей, как и в 2014 году, к жертвам ради высших целей. Что недавно сказал президент Владимир Путин? «Все, что сейчас происходит, должно в конечном итоге привести к лучшему качеству жизни.» Но, по словам Ремчукова, Путин не сказал, из чего состоит это качество жизни.

Неэффективные санкции? Удивительная стойкость России

[Дебют] Эдуард Штейнер (Eduard Steiner)

Перевод с немецкогo Леонида Комиссаренко

Кажется, мало что изменилось в повседневной жизни россиян. Одна из причин: местные компании извлекли уроки из предыдущих кризисов.

Запад ввел санкции против России за нападение на Украину. Тем не менее, местная экономика показывает хорошие показатели. Под поверхностью тем временем бурлит жизнь, которая, по мнению многих экспертов, вскоре приведет к глубокой рецессии.

В Москве это совсем не похоже на санкции. Особенно те русские, у которых нет экстравагантных желаний, точно получат свои деньги. Полки в супермаркетах в основном заполнены, рестораны и кафе работают в обычном режиме. А улицы как никогда забиты автомобилями.

Но не только в быту преобладает обычный бизнес. Экономические показатели вдруг стали лучше, чем два-три месяца назад, и уже не выглядят так, будто страна ведет войну против Украины и попала под беспрецедентные санкции Запада.

Конечно, объем производства резко падает. Но если ещё в апреле Всемирный банк дал прогноз снижения индекса на текущий год 11,2 процента, то теперь он составляет лишь 8,9 процента. И российский Центробанк, который в апреле прогнозировал падение на восемь-десять процентов, теперь считает возможной менее жесткую посадку, как он объявил несколько дней назад. Хотя это по-прежнему будет одним из самых резких спадов в постсоветской истории, его все же можно сравнить с минус 7,9 процента в год финансового кризиса 2009 года.

Как совмещается то, что, с одной стороны, постоянно вводятся новые санкции, а с другой стороны, экономика России выглядит лучше, чем ожидалось в первые недели войны? Если принять во внимание только хорошее снабжение магазинов товарами, то это не так уж и удивительно. Во-первых, большинство западных компаний, работающих в России, продолжают вести там бизнес. С другой стороны, имеется возможность использовать складские запасы.

В-третьих, перевозчики нашли новые способы обхода запрещенных логистических маршрутов. И, в-четвертых, российское правительство Указом от 30 марта о параллельном импорте обеспечило доступ потребителей к товарам тех компаний, которые ушли с российского рынка.

В своём анализе Елизавета Пятунина из консалтинговой фирмы Rödl & Partner объясняет, что в договоренности отсутствуют стандарты качества, предусмотренные другими странами, допускающими параллельный импорт. Но импортные товары теперь стало возможным ввозить в Россию после первой продажи в любой стране без согласия правообладателей. Это означает, что количество контрафактных товаров также увеличивается. Но это не меняет впечатления, что жизнь идет своим чередом, несмотря на все торговые ограничения.

В интервью WELT Олег Вьюгин, профессор экономики и до недавнего времени председатель наблюдательного совета Московской биржи, считает, что экономика в целом оказалась достаточно устойчивой и после небольшого роста в марте упала лишь на управляемые три процента в апреле, что «вполне логично». В качестве причины Вьюгин приводит тот факт, что почти тысяча иностранных компаний, объявивших о сокращении бизнеса или полном уходе из страны, изначально продолжили на три месяца выплачивать заработную плату своим сотрудникам и, в случае продажи, «цивилизованно организованную передачу российскому покупателю».

Уроки, извлеченные из предыдущих кризисов

Больше всего говорили о сети ресторанов быстрого питания McDonald’s, которая продала бывшему бизнес-партнеру свои более 800 ресторанов в России. Теперь они работают под новым брендом — практически ничего не меняя в процессе производства продукции за счет и без того сильной локализации.

Местные предприниматели тоже извлекли уроки из прошлых кризисов и вряд ли стали бы увольнять своих сотрудников, потому что будет сложно потом набрать новых из-за нехватки рабочих рук, отвечает на запрос Александр Щиров, директор Института народнохозяйственного прогнозирования Академии наук.

Однако главную причину, по которой Россия не колеблется сильнее, и Широв, и Вьюгин связывают с огромными доходами от экспорта нефти и газа. Только Германия заплатила почти 16 миллиардов долларов за поставки из России за первые четыре месяца года. Потому что даже если нефть, важнейший экспортный товар России с начала войны, торговалась с дисконтом в 35 долларов за баррель по сравнению с ведущими сортами нефти, она все равно стоит более 80 долларов и, таким образом, в два раза больше, чем необходимо для сбалансированного бюджета.

Такого уровня цен не было со времен эпохального падения цен на нефть в 2014 году. И это даст России положительное сальдо более 200 миллиардов долларов даже при сокращении объемов экспорта.

Тем не менее, несмотря на хорошие цифры, возникают серьезные проблемы. И под поверхностью есть уже признаки того, что, по мнению многих экспертов, приведет к глубокой рецессии, которая начнется летом. Огромный профицит счета текущих операций объясняется не только высокими ценами на нефть. К этому следует добавить тот факт, что западные санкции в основном касаются запрета на экспорт, и поэтому Россия может импортировать товары только в очень ограниченном объеме.

Центральный банк прогнозирует, что импорт в Россию может сократиться на добрую треть за год в целом. Дисбаланс между экспортом и импортом уже имеет уникальный побочный эффект: рубль, упавший с 76 до 120,37 рублей за доллар вскоре после начала войны, снова подскочил до добрых 56 рублей за доллар — абсурдная ситуация.

Так что страна буквально купается в иностранной валюте — и ничего не может с ней поделать. Российский Raiffeisenbank требует 5,5% годовых, Тинькофф-банк, основной акционер которого Олег Тиньков был вынужден продать свои акции по дешевке после резкой критики войны на Украине, — один процент помесячно.

И не случайно центральный банк снизил ключевую процентную ставку, которую он поднял с 10,5 до 20 процентов в начале войны, до 9,5 процента. Институт, который всегда проводил жесткую денежно-кредитную политику для борьбы с инфляцией, внезапно отпускает поводья — несмотря на то, что инфляция в настоящее время составляет 17,5 процента.

Ограничения на движение капитала также смягчены. Тем не менее, рубль в настоящее время продолжает укрепляться.

В индустрии отсутствуют важные компоненты

У отсутствующего импорта есть и другое измерение. И это гораздо более драматично: в отраслях отсутствуют важные детали и компоненты. Добыть можно в других странах или за счет параллельного импорта, считает экономист Широв. Но уже сейчас очевидно, что в отношении качества приходится идти на серьезные компромиссы. В российском автомобиле Lada Granta Classic 22 производства АвтоВАЗа неожиданно нет подушек безопасности. И антиблокировочная система тоже исчезла.

«Нового удара по экономике второе полугодие не принесет. Но вне финансового сектора ситуация будет постепенно ухудшаться», — считает, например, эксперт Вьюгин. Предложение товаров и производство может сократиться в среднесрочной перспективе, пока экономика не скорректируется и не реструктурирует, отмечает также Центробанк. Дело в импорте. Если его не восстановить, экономика тоже может рухнуть процентов на десять за год в целом», — говорит Вьюгин. И пока импорт не улучшится, России также бессмысленно наращивать экспорт, считает экономист Широв.

Люди, кажется, готовятся к более трудным временам в любом случае. Зная, что реальный располагаемый доход после десятипроцентного снижения после аннексии Крыма в 2014 году, теперь, по прогнозам, снова упадет на пять-десять процентов, они сократили расходы. Минэкономики оценило падение розничных продаж только за апрель на 6,7 процента.

Благосостояние временно снизится, считает заместитель главы кремлевской администрации Сергей Кириенко. Константин Ремчуков, генеральный директор российской медиакомпании «Независимая газета», считает, что подобные фразы готовят людей, как и в 2014 году, к жертвам ради высших целей. Что недавно сказал президент Владимир Путин? «Все, что сейчас происходит, должно в конечном итоге привести к лучшему качеству жизни.» Но, по словам Ремчукова, Путин не сказал, из чего состоит это качество жизни.

Print Friendly, PDF & Email

4 комментария к «Эдуард Штейнер: Неэффективные санкции? Удивительная стойкость России»

  1. Извините, но вы кажется забыли указать адрес оригинала. Я это не к тому, чтоб его читать (переводчику доверяю вполне), а к тому, что интересно, в каком СМИ это вышло.

  2. Надо прямо сказать: туда — рекой льются нефть, газ, древесина, никель, медь и прочее сырьё. Оттуда — рекой миллиарды долларов. Путин только смеётся и не успевает «набрасывать костяшки на счётах».

  3. ««Эта столовая стала работать еще лучше» – совершенно непереводимы, ибо, если было «лучше», зачем «еще лучше»?»
    https://www.youtube.com/watch?v=GHD7mGRdJts

    Рассейская экономика (после и в результате санкций) стала работать ещё лучше 🙂

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *