Михаил Ривкин: Афтара Балак Афтара Балак (Миха 5:6-6:8)

 241 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Миха также был не из числа «сынов пророков», т.е. не относился к профессиональной пророческой гильдии. «Пророки и сыны пророков» — так называют в поздне-пророческой литературе, с выраженной отрицательной коннотацией, тех, кто служил царям Эфраима и Иудеи, их министрам и жрецам, и внёс свой малопочтенный вклад в общее нравственное разложение Израиля, приблизил его падение. Миха оставил нам яркое описание этих демагогов

Афтара Балак

(Миха 5:6-6:8)

Михаил Ривкин

Младший современник Ошеа, пророк Миха, родился в городе Морешет Гат (Миха 1:14). Миха пророчествовал в царствие Йотама, Ахаза и Хизкийау.

«Поскольку имя миха в этой сокращенной форме и миха ‘эл или михайаху («Кто как Эл» или «Кто как Г-сподь») было широко распространенным теофорным именем в до— и после-пленной древнееврейской антропономастике, а Морешет или Гат-Морешет было поселением в Юго-Восточной Йехуде, то нет оснований сомневаться в историчности этого пророка, который к тому же упоминается пророком Йирмйаху»[i]

В книге Йирмейау приводятся слова, сказанные Михой в царствие Хизкийау. Эти же слова мы встречаем и в книге Михи. Сам факт цитирования весьма интересен и помогает нам лучше понять стандарты той эпохи. Миха завершает свои упрёки современникам грозным предупреждением:

«Поэтому из-за вас, (как) поле, вспахан будет Цийон, и Йерушалаим руинами станет, и гора дома (Г-сподня) — высотами лесистыми» (Миха 3:12)

Тот, кто редактировал окончательную версию книги Йирмейау, был хорошо знаком с этими пророчествами Михи. Как это не раз имело место при цитировании более раннего по времени пророка более поздним, редактор решил предпослать этим словам традиционную формулу:

«Миха из Морэйши пророчествовал во дни Хизкийау, царя Йеудейского и сказал всему народу Йеудейскому следующее так сказал Г-сподь Ц-ваот: «Цийон будет вспахан, как поле, и Йерушалаим превратится в груды развалин, а храмовая гора — в лесные холмы»» (Йирмейау 26:18)

По мнению Б. Лау, об обстоятельствах жизни Михи мы не знаем ничего кроме времени, да и то не очень точно. Он пророчествовал, в основном, в Иудее, однако есть у него и слова упрёка Эфраиму.

«Главы его пророчества охватывают несколько десятилетий, однако они расположены не в хронологическом порядке. Первые и последние главы (1-3, 6-7) рисуют общество, в котором власть опирается на грубое насилие, и по вине этой власти стране грозит разрушение. Эти главы из Михи трудно точно привязать хронологически, ведь подобные явления имели место практически на протяжении всей истории. Пророчество Михи во многих отношениях продолжает пророчество Амоса и Ошеа, его предшественников, а многие его упрёки близко созвучны Йешайау бен Амоцу»[ii]

Майкл Грант, напротив, достаточно уверенно привязывает первые главы к конкретным событиям:

«МИХА — носящее его имя книга отражает исторический фон ассирийского вторжения в последние десятилетия восьмого столетия. Первая часть рисует разрушение Самарии в 722 г. до н.э., равно как и опустошение Иудеи. В ней осуждаются угнетение бедных богатыми, подвергаются нападкам беспринципные правители, продажные пророки, все, кто противостоит делу истинных пророков»[iii]

Миха также был не из числа «сынов пророков», т.е. не относился к профессиональной пророческой гильдии. «Пророки и сыны пророков» — так называют в поздне-пророческой литературе, с выраженной отрицательной коннотацией, тех, кто служил царям Эфраима и Иудеи, их министрам и жрецам, и внёс свой малопочтенный вклад в общее нравственное разложение Израиля, приблизил его падение. Миха оставил нам яркое описание этих демагогов (Миха 3:5).

«В рамках координаты «человек» в картине мира книги Михи значительное пространство занимает явление «пророк и пророчество» в двух разных, но взаимосвязанных аспектах: пророки как нарушители и пророки как верные исполнители своих функций и задач. Миха не жалел красок, чтобы живописать лживость и злоречивость пророков, отвернувшихся от Б-га, пренебрегающих своим долгом, за что они будут наказаны особенно жестоко. Этим лжепророкам противопоставлен Миха, который видит и провозглашает себя истинно излагающим слова Б-га, однако не как безличный рупор, лишенное самостоятельности орудие Б-га, а как наделенный автономностью и осознающий свою значимость посланец, передающий и излагающий волю и слова Б-га, обладающий поэтому своим отношением к Его словам и деяниям»[iv]

Нравственное учение, которое провозгласил Миха, было неизмеримо благородней и совершенней норм и понятий, бытовавших в его время. Он сурово осуждал вождей Израиля и глав дома Яакова:

«И сказал я: слушайте теперь, главы Йаакова и начальники дома Йисраэйля! Ведь должны вы знать справедливость! Ненавидящие Добро и любящие зло, грабящие у них (даже) кожу и плоть с костей их. И те, что пожирают плоть народа моего, и кожу с них сдирают, и кости их разламывают и разбивают — как в горшок, и мясо — как в котел» (там 3:1-3)

 

«Слушайте же это, главы дома Йаакова и начальники дома Йисраэйля, возненавидевшие правосудие и все правое, искривляющие Строящие Цийон в крови, а Йерушалаим — несправедливостью. Главы его за вознаграждение судят, и священники его за плату учат, и пророки его за деньги гадают, но на Г-спода уповают, говоря: «Ведь Г-сподь среди нас — не придет на нас бедствие!» (там 3:9-11)

Слова эти были сказаны в царствие Хизкийау. Даже этот царь, честный, дальновидный, мудрый, чьё правление было благом для иудеев, был окружён корыстолюбивыми министрами и судьями. Похожее описание нравственного разложения верхушки общества мы встречаем ещё один раз:

«богачи исполнены злодейства, а жители его говорят лживое, и язык их — обман в устах их!» (6:12)

От пророка Ошеа Миха научился подкреплять и объяснять свои суровые упрёки событиями и явлениями далёкого прошлого. На протяжении всей истории в основе отношения Всевышнего к Израилю лежит идеал Б-жественного Провидения, Вечного Завета, и этим идеалом определяется высшее предназначение народа. Этот идеал мы встречаем у всех Письменных Пророков, начиная с Амоса. Это идеальное, первозданно-непорочное отношение к Израилю омрачено и отягощено грехами Израиля, но оно никогда не может быть полностью отменено и забыто. И высшая миссия пророка состоит в том, чтобы восстановить заново это уникальное провиденциальное покровительство Всевышнего Израилю, оправдать Израиль в его вечном споре со Всевышним.

«Главной темой третьей части книги Михи является риб (спор): «Слушайте, что говорит Г-сподь: встань, [пророк] и вызови на спор горы и да услышат холмы голос твой» (6:1). Суть спора в том, что Б-г оказывал своему народу, Йисраелу, много благодеяний — вывел его из Египта, дал ему завладеть Страной Обетованной и т. д., на что сыны Йисраела отвечали главным образом обильными жертвоприношениями (6:3 и сл.). Но Бог хочет не этого, а требует соблюдения религиозно-этических норм: Сказано тебе, человек, что хорошо и что Г-сподь требует от тебя: творить суд [справедливый] и любить милосердие и смиренно следовать за своим Богом (6:8)»[v]

Миха отслеживает эти очень непростые отношения с Всевышним на протяжении всей истории Израиля. Пророк начинает с событий Исхода из Египта. Это первоначало Завета, который Всевышний заключил с Израилем. Именно тогда Творец избрал Народ Свой, и избрание это — вечно, Завет — нерасторжим! Миха упоминает Барака и Билама, и все связанные с ними события.

«Провинциал Миха был одним из пророков, особенно сведущих в древней традиции Танаха. В его речениях фигурируют не только такие распространенные образы и топосы, как Аврахам и Йааков, Моше и Ахарон и др., но он ссылается — единственный среди древнееврейских пророков — на рассказанное в Пятикнижии о Билеаме, сыне Беора (Числа 22:1 и сл.) как на один из примеров божественного благодеяния по отношению к «нам»: «Народ Мой, вспомни, что советовал Балак, царь Моава, что ответил ему Билеам, сын Беора…» (6:5)»[vi]

Особый интерес представляет мессианское, тревожно-радостное пророчество о конце времён:

«И будет остаток Йаакова среди народов многих, как роса от Г-спода, как капли дождя на траве, которым не (нужно) ждать человека и надеяться на сынов человеческих» (Миха 6:6)

Это пророчество, почти наверняка, добавлено уже позднее, оно образно выражает самое главное в моральном учении Михи. Ещё позднее, при окончательном редактировании, сюда же было добавлено пророчество, слова которого перекликаются с вышесказанным, отчасти повторяют его:

 «И будет остаток Йаакова между народами, среди племен многих, как лев меж животных лесных, как молодой лев меж стад мелкого скота, который, если пройдет, топчет и терзает, и некому спасти. Поднимется рука твоя над врагами твоими, и все враги твои истреблены будут» (там 6:7-8)

Но при более внимательном прочтении мы начинаем понимать, что это, второе пророчество по своей главной мысли, по своему пафосу и духовному устремлению не только не повторяет первое, но и противоречит ему. Остаток Йакова будет не «росой от Г-спода», но грозным львом, перед которым трепещут все лесные звери. В отличие от мессианских идей времён Михи, мессианские идеи времён Второго Храма были окрашены попеременно то светлыми, благостными, то грозными, воинственными тонами. Некоторые из мессианских учителей того времени рисуют царя-машиаха как правящего исключительно «Словом Всевышнего», он никогда не повысит голоса на ближнего, никогда не унизит никого из своих подданных, будет воистину «как капли дождя на траве». Но наряду с этим «миротворческими» мессианством бытовал и другой, воинственный. Царь-Машиах — это грозный, всесильный и суровый правитель, правящий не Словом, но «Силою Всевышнего». В его дни «будет остаток Йаакова \…\ как лев меж животных лесных, как молодой лев меж стад мелкого скота, который, если пройдет, топчет и терзает».

Тесно связано с предыдущим пророчество о Великом Дне Г-споднем:

 «Будет в тот день слово Г-спода истреблю коней твоих у тебя и погублю колесницы твои» (там 6:9)

Трудно понять, адресованы ли эти слова Израилю или же тому грозному народу, который сурово угнетал Израиль в те времена. Судя по общему содержанию всей книги Михи, это, скорее всего, проклятие враждебным народам мира. В конце этого риторического отрывка сказано:

 И совершу в гневе и ярости мщение над народами, которые не слушали (Меня)» (там 6:14)

Логично допустить, что этим же народам адресованы и предыдущие проклятия.

Примечания:

[i] И.П. Вейнберг Введение в ТАНАХ Пророки Гешарим Иерусалим 5765 Мосты культуры М 2005 стр. 102

[ii] 113 בנימין לאו שמונה נביאיים ידיעות אחרונות 2016 עמ’

[iii] Майкл Грант История Древнего Израиля Москва Терра 1998 стр. 276

[iv] И.П. Вейнберг Введение в ТАНАХ Пророки стр. 104

[v] И.П. Вейнберг Введение в ТАНАХ Пророки стр. 103

[vi] И.П. Вейнберг Введение в ТАНАХ Пророки стр. 104

Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *