Иосиф Гальперин: Рус түгелмен

 742 total views (from 2022/01/01),  2 views today

Подпиткой разрушающих инстинктов (гуляй, рванина!) служит низкая цена жизни, связанная с широко прокламируемой «непритязательностью», которая на самом деле вызвана интеллектуальной и душевной ленью, позволяющей обходиться без свободы и собственности. А если позитивная программа, остающаяся в человеке, будет робко возмущаться, ее можно подавить пьянством. Если уж совсем невтерпеж — тогда идет суицидальная программа «жертвенности».

Рус түгелмен 

ГРАД обреченный

Иосиф Гальперин 

Окончательно темнеет. От обрыва над панорамой гор и оврагов медленно поднимается человек и отвечает на наше приветствие: «Здравей, русский человек!» Разглядел он нас в сумерках, хотя в отличие от нас пришел не любоваться пейзажем, а занимался делом, шел-то от винокурни-ракиджийницы. Корябнуло это обращение односельчанина: не считает ли он меня автоматически сторонником Путина? Это уже замечалось, ранее некоторые встречные одобрительно восклицали: «Русия! Путин!»

Отношение к русским. Отношение русских к себе, к власти, к традициям и культуре, чем еще можно гордиться, а чем — уже никогда, это все сейчас обсуждается не только в той сфере, что общается на русском языке, не только на бытовом уровне соприкосновения русского с любым другим встречным, но уже и на уровне общечеловеческих выводов. Вот, например, немецкий журнал вынес на обложку решение: Путин — это и есть средний русский, они равны и равнонаправленны.

Подумаем. Правда, будут искажения: я ведь не только русский по ментальности, но еще и еврей, и советский по рождению, и антисоветский по убеждениям, и европейский по нынешней жизни. Жил много лет в Башкирии, где великий национальный поэт Мустай Карим четко обозначил: «Рус түгелмен…», что в переводе звучало: «Не русский я, но россиянин…» По нынешнему времени можно перевести так: из России уехал, но Россия из тебя — нет. Поэтому то, что происходит там, тебе понятно.

Понятна история с ГРАДом, такую «Группу расследования антироссийской деятельности» образовали, обезьянничая комиссию Маккарти, думцы-справедливороссы. Они собираются разобраться с деятелями культуры, которые нарушают строевой шаг, не выступив с обожающей вождя поддержкой его действий на Украине. ГРАД уже нашел национал-предателей среди тех, кто выдает литературные и кинопремии, а также и гранты. «Их сотни!» — с гримасой деланного удивления возмущается самозваная группа. Конечно, в жюрях-то авторитетные талантливые люди (по определению) собраны, они даже под страхом не могут сразу вскочить и кричать «Ура!», восторг от войны, если спросить погрознее, может, у кого-то из них и появится, но не сходу и не слишком громкий. А если по-другому взглянуть, то может, брезгливость сотен «селебрити» от культуры и отражает уровень реальной поддержки президента.

Партия «Справедливая Россия», когда-то создававшаяся стратегами из администрации президента как «вторая нога» власти, теперь практически неотличима от «Единой России» по настроению и далека — по влиянию на исполнительные органы. Поэтому «Справедливой России — За правду!» так необходимо выкрикнуть «И я!», чтоб кураторы не забыли. Вот и образовали маккартистский орган.

Есть и личные причины: писатель Захар Прилепин, он же сопредседатель партии, представляющий ту ее часть, что появилась недавно, объединившись со старшими коллегами, рвется в идейные вожди. Не только партии или, прости господи, парламента, но всех рр-россиян. То в Донбассе попозирует с автоматом, то выскажет что-нибудь приемлемо-людоедское. Конечно, давно уже неталантливому писателю нужна такая группа, чтобы додавить коллег-конкурентов до конца, отсечь их от публики и получаемых с нее доходов.

Прилепин конвертировал смутные ощущения бывшего омоновца с чеченской войны и писателя-самоучки в действительно актуальный лозунг: «Русская национальная идея — это война!», его он, не смущаясь подсудного дела — пропаганды войны, и открыто выдвинул. Почему актуальный — понятно тоже. Дело не только в сегодняшних военных буднях, а во всем, что развивалось с воцарением бледной немочи. Ну не может она что-то производственно-созидательное развивать, может только отнять и поделить, соблазнив, запугав и повязав большинство населения кровавой садо-мазохистской порукой.

«Нацидея» прекрасна во всех отношениях. Власти она позволяет делать с крепостными что угодно, а «глубинному народу» позволяет не заморачиваться. Он ведь, понятно, знает, что власть его всегда обманывала, ну, например, с псевдовыборами, «обнулением» путинских сроков, пенсиями или с ростом цен. Должен делать простой вывод — и сейчас его обманывают. Но не делает. Потому что и раньше не делал, не протестовал против ущемлений и обманов, а теперь и подавно не рискнет — война ведь, дело важнейшее, главное. И получается задним числом оно как бы оправдывает оскорбительную инертность «терпил». Которые получают возможность оторваться на чужаках, выместить внутреннее унижение внешней агрессией.

Подпиткой разрушающих инстинктов (гуляй, рванина!) служит низкая цена жизни, связанная с широко прокламируемой «непритязательностью», которая на самом деле вызвана интеллектуальной и душевной ленью, позволяющей обходиться без свободы и собственности. А если позитивная программа, остающаяся в человеке, будет робко возмущаться, ее можно подавить пьянством. Если уж совсем невтерпеж — тогда идет суицидальная программа «жертвенности».
К нынешней войне готовились всерьез и долго, наращивая воцарение античеловеческих ценностей. Возвели вдруг, через десятилетия после большой войны, в течение которых не захотели захоронить тысячи жертв сталинской стратегии, главный храм Вооруженных сил. Абсолютно антихристианский, может — и сатанинский по стилю, рядом главное воинское кладбище, вроде бы — аналог заокеанскому, но с прицелом на обязательные новые жертвы и новых героев. Кстати, среди жертв (и последующих «героев») может оказаться и самозваный ГРАД (но скорее всего на другом кладбище или полигоне), мы же помним историю почти столетней давности с ретивыми самозванцами-писателями РАППа, которых потом убрала переменчивая сталинская рука…

Вопрос не в том, созвучна ли «нацидея» Прилепина «нацлидеру», его переписыванию истории в лубок, объявлению всего периметра враждебным и Запада — извечным противником, а в том, насколько обязательно ее доминирование в публичном пространстве последних десятилетий. Насколько массова эта зараза и насколько неизбежна ее победная эпидемия.

Русиш культуриш

Ясно, почему выдавливают из России «Сохнут», еврейское агентство, позволяющее по договоренности Израиля с Россией безболезненно переправлять российских евреев на «землю обетованную». Дело даже уже не в природном антисемитизме тоталитарного государства, а в уроке для всех граждан: «Мы тут у себя сами хозяева, хотим — закроем страну от мира, чтобы не мешал вкручивать в мозги военную дребедень, хотим — поторгуем «живым товаром», чтобы Запад санкциями не слишком размахивал. Евреи же, мы знаем, влиятельны, вот и постарайтесь ради своих родственных заложников, пошуршите за кулисами».

Но вот почему базовые антивоенные ценности не хотят активно применять действительно интеллектуальные, разбирающиеся в мировой культуре люди — это тоже вопрос, тоже про самоубийственность русского общества.

Скажем, есть замечательный активный искусствовед, максимально освоивший доступное культурное пространство. В своем блоге среди прочего отображает достижение государственной структуры, реставрировавшей слащавое изображение Кузьмы Минина. Задаю вопрос: «Это внимание как-то связано с тем, что в Нижнем Новгороде именно сейчас формируют батальон добровольцев имени Кузьмы?» Мне раздраженно отвечают, что свою политическую озабоченность я должен оставить перед лицом блога, искусствоведа и искусства. Тогда я вспоминаю столь же актуальную новость: участники выставки в Музее современного искусства в знак протеста против войны сняли все свои работы, оставив только таблички, их помыслы — тоже вне поле зрения искусства и искусствоведа? Мне в ответ повторяют мантру про мои заботы.

Детка, это не мои заботы, а твои! Я же в Болгарии, а ты — рядом с теми, кто направляет батальоны, пока — вовне, а потом и на таких как ты направит. Понимаю, что писать о поступке в Музее совриска стремно, могут полететь контракты, гранты, связи. Но можно же не писать о деятельности госреставраторов ура-патриотизма! Если уж не хочешь сообщить о сверхактуальном стрит-искусстве, допустим, на Урале, где остроумный и совестливый парень приделал к четверке балетных лебедей вместо ног — летящие из-под пачек ракеты…

Художник обозначил актуальный сейчас в мире тренд: раздумья над тем, не виновата ли классическая русская культура в бездумье современных ее потребителей. Уже и уехавшие каются, и оставшиеся, конечно, и украинские посетители русских ресурсов с презрением говорят о Толстом и Достоевском, выискивая у них идеологические ошибки, способствовавшие формированию накопившихся представлений о «русском мире». Даже сверхтолерантного Чехова привлекают к ответственности. А уж о последующей за ними культуре и вспоминать не стоит.

Да, у Толстого была «Война и мир», ставшая опорой многих российских мифов. Но были совсем не милитаристские «Севастопольские рассказы» и «Хаджи-Мурат», объяснивший наперед неутихающие столкновения на Кавказе. Был художник Верещагин, достоверно показавший и балканский, и среднеазиатский походы Скобелева и прочих героических генералов и погибший, кстати, вместе с рядовыми бойцами в безумной русско-японской войне. Да, Федор Михайлович, особенно в своей публицистике, настолько широк и мелочен одновременно, что «Записки из мертвого дома» кажутся вполне им заслуженными. Но обвинения им всем чаще всего спекулятивны, поскольку художники-то они несомненные, то есть важнее всего образы, созданные ими, а не их прямые высказывания, которые менялись иногда на противоположные за время творческой жизни. А уж что вытаскивать из образов — это уже взгляд людей, кто что видит, зависит от уровня мышления, эмпатии, эгоцентризма. Конечно, много озабоченных сохранением своей особости, не желающих душевного труда понять многогранность человечества.

Но вот другая грань: если в культуре находят себе оправдание ксенофобские, да и людоедские настроения, должна ли заботиться культура о своей однозначной позитивности? Вряд ли, она ведь показывает все, что рождается и движется в том обществе, где формируется. Она и есть это общество, поскольку без фиксации культуры общество себя не видит. Она отражает уровень происходящего. Конечно, в своих специфических интересах: надо быть ярким, необычным — чтобы обратить внимание на произведение, но не слишком далеким от моды и трендов, льстить потребителю хотя бы тем, что всерьез принимаешь его комплексы… Ну, об уровне нашей культуры за последний век поговорим потом, это же как раздеваться перед зеркалом в больнице, а пока вот такое отражение (со стороны виднее).

Он болгарин, но горячий искренний поклонник русской культуры. Говорит: «Вот Куприн хороший писатель? — Хороший, хотя и не всегда умный. — А он пишет, что Полесье — русская земля! — Русская издавна, но не московская, там же до Москвы было славянское государство. — Православные славяне должны быть вместе, нечего Украине отделяться! — Вот сербы, соседи ваши, тоже православные славяне… — Сербы наши враги!» Ну и так далее, со ссылками на «биолаборатории в Украине» и фильм «Брат». И не слышит аргументов мой собеседник, что симпатии и сопереживание одной стороне совсем не повод поддерживать агрессию против другой.

Так что, фильм «Брат» виноват? Он ведь показал народное подсознание. А оно было сформировано фобиями и страхами исторического пути. Который выбил за сто лет сто миллионов людей, видимо, не самых плохих сограждан. Сформировано ложными целями и подлыми маниями, бессмысленными бунтами и бесперспективным конформизмом, оглуплением и духовным обнищанием, развратом пустым ритуалов и раздуванием прошлых (не твоих!) подвигов. Конечно, культура это все показала: Платонов и Шаламов, Третьяков и Шварц, Зощенко и Мандельштам, Ахматова и Гроссман, Тарковский и Герман. Но кто принял в работу эту нелицеприятную правду? Мы же тоже, глядя в зеркало, не спешим исправить явные недостатки.

Вопросы русофобии

Первый вопрос: есть ли в русской культуре, прошлой и современной, в национальной психологии и распространенных обычаях что-то, что проявляется сейчас в поведении солдат на войне и в реакции их сограждан в тылу? Конечно, есть, как у любой нации есть свои привычки ведения и оправдания войны. Кстати, не всегда последовательно однозначные. И на разном уровне цивилизации они меняются, главное — вовремя переходить на новые уровни.

Второй вопрос: можно ли одновременно быть внутри русской культуры и целиком не принимать господствующее в русском обществе настроение? Можно, доказывает история: Набоков, Бунин, даже Окуджава, служившие как бы непереводными порталами в мировую культуру.

Третий: можно ли с подозрением относиться ко всем появляющимся в поле русской культуры событиям и знакам? Нужно, потому что знаем, куда может завести недодуманность и даже неосознанное повторение трогающих душу клише.

Четвертый вопрос: должно ли требовать покаяния в каждом слове, произносимом сейчас на русском языке? Даже просто за то, что оно сказано и оно на русском? Думаю, нет, важнее деятельное покаяние: разоблачение лжи, попытка вочеловечения расчеловеченных, как говорила Гертруда Гамлету: «Ты повернул глаза зрачками в душу!» Кстати, эти слова Шекспира даны в переводе Пастернака, которого ретивые разоблачатели и ревнители кристальных биографий уже объявляют большевиком, имперцем и антисемитом (подумать — не вполне естественное сочетание).

Ну и конкретно. То, что в Украине стоит крик о непременной русофобии, вполне предсказуемо. Не будешь же ты искать в напавшем на тебя насильнике и убийце хорошие черты. Всплывают приглушенные столетиями обиды и унижения, объяснение озверению находят в понимании: да они всегда такие были!

Вот мы в детстве тоже играли в войну, тем более она от нас еще недалеко ушла, инвалидами ее, в той или иной степени, были все окружающие, что взрослые, что дети. Никто не хотел быть немцем. Игра — занятие самое важное для детей (и не только для них), поэтому затвержено было в подсознании: немцы — это плохо. На одноклассника Олега Бисса смотрел с подозрением. Язык немецкий был неприятен, я даже вздрагивал, когда слышал. И книги их переведенные читать не хотел, видя авторов на обложке. Поколебал активный интернационализм семьи. Но знаю и сейчас ровесников из похожих семей, которым немецкая литература кажется какой-то отталкивающей, несмотря на Ремарка, Брехта, Бёлля и Томаса Манна. Так что я вполне понимаю украинцев, которые, независимо от происхождения, теперь массово переходят в быту на мову.

При этом с усмешкой наблюдаю родственные черты. Их поп-звезды яростно выступают против концертов и вообще творчества русских коллег — ну как российские писатели-патриоты или эстрадные гонители Галкина и Макаревича. Или Аркадий Бабченко, как и Прилепин, воевал в Чечне, а теперь Бабченко считает врагами всех, кто не русофоб, и войну — единственным способом доказать правоту. Или русский язвительный оппозиционер Невзоров, получивший в Украине гражданство, но я-то помню вошедшее в народ с начала 90-х его словцо «Наши!» — из сочувственных репортажей о рижских омоновцах. Не хочу сказать, что не верю в их нынешнюю искренность или они мне отвратительны, тем более мы когда-то с Бабченко на одной сцене получали награды от Фонда Артема Боровика за журналистские расследования. Но просто призываю смотреть не за ярлыками, а за эволюцией: идет она, куда идет или остановилась?

Если уж вспомнил эволюцию — она не только в животном мире бывает или в личном сознании. Государства и цивилизации тоже подвластны ей. Меняются, не исчезая, даже большие «плодотворные дебютные идеи», как сказал бы гроссмейстер Бендер.

Ленинская фраза (не знаю, у кого он ее взял) оказалась всесильной и верной: сначала размежеваться, а потом объединиться. Сперва сложилась, следуя заветам Дария и Александра Македонского, Римская империя, но довольно скоро рассыпалась, оставив семена культуры и цивилизации. Взошла ненадолго империя Карла Великого — и распалась в междоусобицах наследников. Потом стали образовываться национальные государства, не всегда по признаку крови и языка, но всегда — по признаку политической нации. Бельгийцы отделились от французов и голландцев (не потеряв родства и с теми, и с другими), немцы, отбившись от венских родных Габсбургов, соединили баварцев, швабов и пруссаков, итальянцы, оторвавшись от тех же австрийцев, соединили сицилийцев, тосканцев, пьемонтцев. Только две империи в Европе, Российская и Османская, оставались вне процесса — потому-то сейчас их остатки и не входят в Европейское Сообщество (хотя турки в НАТО приняты).

Но до объединения именно наследники освободительных битв XIX-го века стали родоначальниками конфликтов века ХХ-го: немцы и итальянцы пожелали стать империями, дряхлая Австро-Венгрия оказалась неплохим запалом, турки затеяли модернизацию с последующей резней, а на Дальнем Востоке ставшая (тоже после середины предыдущего века) относительно современным государством Япония тоже пожелала попробовать силы.

В результате Второй Мировой Англия и Франция (последняя — с некоторой заминкой) не попали в лапы «молодых хищников», а потом им удалось убедиться в выгоде отказа от колониальных империй, Германия и Италия стремительно и безо всяких завоеваний (но с помощью плана Маршалла) повысили уровень жизни, Австрия, оставшись без былых вассалов, остается креативным локомотивом Центральной Европы. И только евразийские Россия и отчасти Турция все бряцают на соседей и бывших вассалов оружием. А что — ресурсы, включая население, позволяют. Опаздывают с эволюцией, правда, с разной скоростью. И опираются при ходьбе примерно на такие же идеологические костыли, что сравнительно недавно Германия, Италия и Япония.

Так что настороженность Европы по отношению к тем, кого она спешила принять в объятия тридцать лет назад, вполне объяснима. Поют же русские на мотив старого гимна: «Россия, священная наша держава, Россия, великая наша страна…», не обладая ни державной крепостью, ни экономическим могуществом. Значит, чего-то задумали! Раз для них держава, за последние сто лет дважды пережившая коренную ломку, по-прежнему более священна, чем любые нравственные заветы и людские помыслы. «Священная Византийская империя русской нации» — по примеру «Священной Римской империи германской нации». Раз русские (рупором официальных лиц) до сих пор утверждают, что существующие тридцать лет национальные государства должны потерять свою идентичность ради такой вот святости, то их замыслы идут гораздо дальше «защиты русского языка на Донбассе».

Вот и стремятся Украина, Грузия и Молдова в объединенную Европу, вот и мечтают белорусы оказаться там же. А недавние их прибалтийские соседи по бараку, уже перебравшиеся в европейский кондоминиум, инициируют полный разрыв связей с русскими. И для начала предлагают, вслед за украинским президентом Зеленским, перестать пускать русских в Европу. Даже туристов. В конце августа этот русофобский вопрос будет поставлен на голосование в Совете Европы, его поставит председатель — Чехия. Тоже бывший вассал СССР из Восточной Европы. Германия и США не спешат одобрить эту идею.

После того, как Ходорковский, Латынина и другие голоса российской оппозиции выступили в защиту уже находящихся за границей тех обладателей российских паспортов, которых на родине ожидают крупные неприятности, и тех потенциальных «уезжантов», которые не хотят соучаствовать в гнусностях, украинский президент предложил новый вариант:

«Они должны получить помощь цивилизованного мира. Это известные юридические механизмы — через беженство, через просьбы об убежище, через другие возможности помочь и поддержать. Но это для тех, кто борется, кого преследуют. И это не должно относиться к отдыху граждан России в Европе, туризму, развлечениям, бизнес-делам. Работать на государство-террориста нельзя», — сказал Зеленский.

А кто будет определять, можно ли обладателю российского паспорта против своей воли вернуться домой? На самом деле здесь есть подвох, повод для драм: многих противников путинского режима обвиняют в том, что они тоже имперцы и способны продолжить экспансию в случае прихода к власти. Например, Навальный. Обвиняют не столько украинцы, сколько другие диссиденты, обычная внутривидовая борьба.

Как предупреждал великий Окуджава: «…но из грехов своей родины вечной не сотворить бы кумира себе…» Если же охолонуть и просто подумать, то это не имперцы, а люди, продолжающие (возможно, наивно) надеяться на цельность России. Не обязательно же ей для жизни лезть в чужой монастырь, огород или что там еще по соседству. Если цели развития страны, общества, нации будут находиться внутри, если, как я писал много лет назад, национальной идеей станет «освоить свою страну», то Россия может и перестать представлять угрозу всему миру.

Если…

Вот украинский опыт. Внутри себя еще недавно они были разобщены и растеряны, это настолько было заметно и без соцопросов, что именно на межеумочную неразбериху рассчитывал агрессор. В замечательном стихотворении харьковского поэта Риммы Марковой «Подъезд» точно показано, какие разные по менталитету, уровню развития и уровню притязаний люди жили рядом в доме — и как они изменились, стали поддерживать друг друга, сплотились в бомбоубежище, когда на Харьков посыпались ракеты и снаряды.

Произойдет ли это с жителями российского дома? Обязательно ли для этого, чтобы на него падали бомбы? Я человек немолодой, далеко вперед мне загадывать не с руки. И пока идет эта война, этот откат страны-агрессора в полуживотное состояние, на ближайшее время, чтобы сохранить самоуважение и собственные принципы, помня о своем российском паспорте, буду тихо повторять про себя:

Рус түгелмен…

Книгу автора «Хроники позора» можно заказать по ссылке в «Киоске»:
https://7i.7iskusstv.com/kiosk/kiosk_avt/

Print Friendly, PDF & Email

24 комментария к «Иосиф Гальперин: Рус түгелмен»

  1. «Большинство рассеян просто не сможет жить в другой (изменённой) стране, как большинство обитателей болота вымрет, если его (болото) осушить.»
    Д.Быков

    1. «Большинство рассеян просто не сможет жить в другой (изменённой) стране…»

      Удивительно, как это дурачок Дима Быков сказал такую умную вещь! И тут я ему ответил бы, что осушить болото все равно придется, поскольку комары не дают жить никому в окрестностях…

      1. Потому, что он (Быков) вовсе не дурачок.

        “В России мстить не надо. Всё устроено так, что те, кому хочется отомстить сделают это с собой или друг с другом сами.”
        “В России после самоуничтожения останутся те, кто уехал и те, кто борется. Самая большая опасность грозит тем, кто сотрудничает с Властью, доносит и т.д.”
        Мой вольный пересказ Д.Быкова

        Тут я, как методолог просто должен был разбить всё население Рассеи на пять (неравных) частей:
        1. Те, кто борется;
        2. Те, кто убегает/уезжает;
        3. Те, кто прячется;
        4. Те, кто терпит;
        5. Те, кто сотрудничает;
        Последним двум частям ничего хорошего не светит в «Прекрасной Рассее Будущего», вернее, в том, что от неё останется после саморазвала/самоуничтожения.

  2. Статья уважаемого Иосифа Гальперина — образец непредвзятой аналитики. Каждое слово здесь выверено и убедительно, приведенные факты, явления, фамилии, аналогии уместны. Убедительно разграничены отношения терпимости и попустительства. Тема и её ответвления злободневны, на сайте популярны. Эта работа, на мой взгляд, лучшее её (темы) понимание и освещение.
    Выдвигаю автора в номинанты по категории — на усмотрение Архивариуса.

  3. «А кто будет определять, можно ли обладателю российского паспорта против своей воли вернуться домой? На самом деле здесь есть подвох, повод для драм: многих противников путинского режима обвиняют в том, что они тоже имперцы и способны продолжить экспансию в случае прихода к власти.»

    Так и есть… в большинстве случаев 🙂

    Русское грядущее прекрасно,
    путь России тяжек, но высок;
    мы в говне варились не напрасно,
    жалко, что впитали этот сок.

    И.Губерман

    1. Ну и? Ценность современного общества — внимание к конкретному индивидууму, пачками всех зачислять во врагов — это уровень путиных. Так кто же будет определять? Спецслужбы, Бюрократы? Добровольцы-стукачи? Не стоит привлекать поэтические обобщения для решения единственной судьбы.

      1. Ну почему сразу во враги — в имперцы. Это вовсе не значит, что их надо выгонять — ведь нас (в большинстве своём имперцев) из Израиля не гонят. Дело в том, что империя у нас теперь другая — Израиль, от которой мы требуем, чтобы она вела себя так же, как «доисторическая». Внимания на эти наши требования не обращают даже те, за кого мы голосуем и… правильно делают.

      2. Про Израиль я писал в последнюю очередь, у вас другая, нежели в европах, квалификация специалистов.

        1. У нас и отношение другое к тому, что рассеян (в том числе и рассейских евреев) не пустят в Европу и Америку. Нам ещё несколько сот тысяч образованных и не очень евреев (даже разбавленных до 1/4) из разваливающейся Рассеи очень бы даже не помешали — даже если они и имперцы. Перевоспитаются — там были рассейскими, а тут превратятся в израильских 🙂

          1. A чем помешал Израилю Андрей Макаревич?
            За что ж вы Ванечку Морозова? За кого Андрея сдали в русское Под- ворье? Чем не угодил ?

          2. Тяжёлый случай, но сказать
            Могу наверняка:
            «На камне тяжело писать,
            Но надпись — на века!»

            Пишу…
            У вас проблемы с пониманием написанного? Мы в Израиле примем всех евреев, полуевреев и четверть евреев с семьями согласно ЗОВ (закон о возвращении), которых не пустят в Европу и Америку — даже имперцев. Будут здесь жить-поживать и добра наживать. 🙂

      3. Боже мой, Иосиф, єто где же ві увидели такую общественную ценность? В какой из стран? Теория — она не суха. Она обильно полита кровью.
        Не обманывайтесь… «за что люблю бомжа? да за оригинальность»)))- это не вам, это мысль в сторону

  4. «Понятна история с ГРАДом, такую «Группу расследования антироссийской деятельности» образовали, обезьянничая комиссию Маккарти, думцы-справедливороссы. Они собираются разобраться с деятелями культуры, которые нарушают строевой шаг, не выступив с обожающей вождя поддержкой его действий на Украине. ГРАД уже нашел национал-предателей среди тех, кто выдает литературные и кинопремии, а также и гранты. «Их сотни!» — с гримасой деланного удивления возмущается самозваная группа.»

    Телеведущий И.Ургант предложил Группу Расследования Антироссийской Деятельности (ГРАД) в сфере культуры и искусства переименовать, расширив её полномочия, в Группу Обнаружения Врагов Нашего Общества (ГОВНО).
    “Так как аббревиатура ГРАД не полностью отображает тот гигантский объем работы, с которым придется столкнуться, вношу предложение переименовать Группу Расследования Антироссийской Деятельности в Группу Обнаружения Врагов Нашего Общества» — предложил он

  5. По поводу социальной эволюции. Нинель Воронель описала ее в терминах индивидуального развития человека: от детства к старости. В этом плане понятно, что разные современные народы находятся на разных стадиях своего развития. У одних она соответствует детству, когда главным авторитетом являются родители (патернализм). Другие находятся в фазе отрочества — эмоционального протеста и самоутверждения (национализм, переходящий в имперскость). Зрелость общества характеризуется преобладанием демократических ценностей. Если все так, то говорится, чего с русских «подростков» возьмешь?

    1. Эта классификация похожа не теорию Льва Гумилева о пассионарности. Но в ней, как и в любой теории больших обществ, есть неувязки: да, все в средние века проходили похожие этапы, но только «молодые хищники» и старые евразийцы захотели вернуться к ним. То ли подростковый возраст понравился простотой выбора — есть же люди, до смерти остающиеся детьми, то ли дело в том, что подростковые комплексы позволяют дурить массу населения, отделенного от реальной информации. Думаю, все же, что дело в другой формуле: никто не переходит на интенсивность и сложность развития, если остается возможность экстенсивной эксплуатации ресурсов: полезных ископаемыъ, территории, болшого населения… Вот путинская Россия и попыталась рывком обеспечить себе «продолжение банкета», видя приближающуюся невостребованность снаружи ее внутренних ресурсов…

    2. Ага… Навеяно Ключевским — выбрал самый безобидный вариант

      Идти к свободе нелегко,
      На поворотах зад заносит —
      России дюжина веков,
      Но по сей день подгузник носит…

  6. Сегодня довольно часто, читая тексты на тему российско-украинской войны, встречаешь слово «объективность». Те, кто употребляют это слово, забывают (то ли по простоте душевной, то ли намеренно), что Россия напала на ДРУГУЮ, ЧУЖУЮ страну. Поэтому, никакой «объективности» здесь нет. Русских орков нужно загнать обратно в их логово и как-то сделать так, чтобы они оттуда больше не могли высунуться. Тогда и «объективность» не понадобится.

  7. Главная заслуга этого замечательного текста — в попытке объективности (при том, что правда и объективность в тяжкие годы войн гибнут первыми). Неважно, кто и чем объясняет агрессию. Чем дольше будет длиться братоубийство, тем больше будет возникать взаимных претензий и взаимной ненависти, доходя до черты почти полной необратимости. Не знаю, сколько времени потребуется на послевоенную стабилизацию отношений между людьми и измеряется ли это временем. Но стрелка политического компаса всегда будет направлена на того, кто ударил первым.
    Не знаю и того, почему российский политический класс (ну,тот, который держит вожжи власти) этого не понимает. Мне жалко гибнущих комбатантов с обеих сторон: их разогревали и убеждали политики. Мне больно, что называющие себя патриотами политики борются с людьми, любящими свои страны, то есть, с патриотами. Они отдают приказы, спускают с привязи пропагандистских цепных псов автократии, готовых облаять и разорвать любого.
    Кое-что за время полной информационной изоляции я упустил. Только что узнал, что мой давний товарищ и коллега — главный редактор хакасского интернет издания «Новый Фокус», созданного на премию имени Сахарова «За журналистику как поступок» (2004 год), награждённый Дипломом Союза журналистов России «За профессиональное мастерство» (2010 год), и премией Клуба публицистов
    Швеции (2013 год), выигравший не помню уже сколько судебных процессов, теперь опять в СИЗО г. Абакана. Он оказался первым из российских журналистов, задержанных по новой статье УК 207.3 ч.2. Ждёт суда с 13 апреля 2022 года. А о скольких я не знаю? Мы оглохли и онемели, даже если говорим что-то.
    Мы вошли в зону внешних и внутренних конфликтов. Только мой русский отец не борется с моей украинкой-матерью. Они покинули этот мир израненными той войной с фашизмом (воевали вместе), ушли до этого неизбежного страдания, оставив право страдать мне.

  8. В России наступает полная ж….па. Яркий пример тому: к моей племяннице приехала подружка из Новосибирска. Так она не вылезает из наших торговых центров в Алма-Ате. У них там даже джинсы трудно купить….

  9. Иосиф!
    Скажу еще раз.
    То, что ты опубликовал эту книгу (а я тебе в этом чуть-чуть помог) -ПОТОМ (когда сровняются искусственные горы и реки, повернутые вспять, опять потекут нормально) станет предметом нашей с тобой гордости.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *