Елена Андрейчикова: Поговори со мной о войне

 559 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Скажи мне правду. Я знаю, что эта грязная девка-война постучалась и в твой дом. И к твоему мальчику она протягивает руки, мечтает о его объятиях, мечтает сплестись и с ним в последнем танце, отнять его у мира, у тебя, у будущего, у жизни. Возможно, она поет свою страшную песню издалека, но ты уже слышишь ее голос, а может быть, уже чувствуешь рядом ее холодное смертельное дыхание? Что ты делаешь для того, что девка-война ушла прочь от твоего дома? Прошу тебя, не молчи, не отводи взгляд, не делай вид, что меня нет, что тебя нет, что твоего сына нет и надежды нет.

ПОГОВОРИ СО МНОЙ О ВОЙНЕ

[Дебют] Елена Андрейчикова

Нового автора представляет Илья Буркун.

Литературная Одесса — весомый пласт культуры литературной Украины. Как подтверждение этому ЮНЕСКО включила Одессу 31 октября 2019 года в перечень творческих городов мира в области литературы. И эту славу принесли не только имена писателей, которые родились или жили здесь. Одесса нашла отражение во многих произведениях и других авторов, став не просто известным городом, но и колоритным художественным образом.

Исторически связаны биографией и творчеством с Одессой более трехсот выдающихся писателей и поэтов: Иван Котляревский, Николай Гоголь, Александр Пушкин, Адам Мицкевич, Мэри Гутри, Марк Твен, Леся Украинка, Шолом-Алейхем, Иван Франко, Михаил Коцюбинский, Антон Чехов, Анна Ахматова, Владимир Жаботинский, Иван Бунин, Эдуард Багрицкий, Вера Инбер, Николай Кулиш, Владимир Соссюра, Исаак Бабель, Валентин Катаев, Юрий Олеша, Илья Ильф и Евгений Петров, Корней Чуковский, Александр Довженко, Семен Кирсанов, Константин Паустовский, Жорж Сименон, Михаил Жванецкий, Георгий Голубенко, Олег Губарь, Аркадий Львов? Сергей Рядченко, Юлия Верба, Александр Бабич. Но Одесса богата не только традициями прошлого, этому во многом способствует и современные литераторы живущие сегодня в Одессе.

Сегодня я хочу представить читателям еще одного молодого талантливого литератора, одного из современных писателей Украины — Елену Андрейчикову.

Елена ворвалась в мир литературы своими удивительными яркими рассказами — ироничными, и всегда светлыми и добрыми. И очень быстро стала в ряду самых читаемых, самых любимых писателей.

Часто проводит творческие встречи со своими поклонниками — в одесском литературном музее, во Всемирном клубе одесситов и на других площадках Одессы. Вот как об этом написала журналист Алла Гудзенко:

«Неожиданный формат литературных чтений предложила одесская писательница Елена Андрейчикова. Чтицей ее рассказов выступила известная актриса, художественный руководитель объединения «Женский Квартал» Елена Кравец. Дебют литературного дуэта состоялся в патио Одесского музея Западного и Восточного искусства.

Елена Андрейчикова дебютировала со своей прозой в литературной студии Всемирного клуба Одесситов «Зеленая Лампа». Переводчик по профессии, с помощью литературной студии, которой руководит вице— президент ВКО Е.М. Голубовский, она осуществила детскую мечту: заниматься литературой профессионально. За четыре года вышло в свет три сборника рассказов и роман. Рассказ «Мясо и меланхолия» принес Елене диплом премии — конкурса им. Бабеля в 2019 году. Этот и другие рассказы прозвучали в ходе камерного литературного вечера в историческом патио.Звезда «Квартала— 95», Елена Кравец, с вдохновением прочитала 7 рассказов из книги Е. Андрейчиковой. Шарм и легкость, присущие актрисе, резонировали и с воздушными текстами одесской писательницы, и с настроением слушателей…»

Рождение творческого тандема: писательница Елена Андрейчикова и актриса Елена Кравец

В Золотом зале Одесского литературного музея 7 сентября в 19.00 состоялось авторское чтение пьесы Елены Андрейчиковой под музыку Алексея Петухова в рамках книжного фестиваля “Зеленая волна”.

Манифест человека растерянного. Женщины растерянной, которая старые свои идеалы растеряла, а новые никак не найдет …
Неудобная честность — это отличительная черта прозы Елены Андрейчиковой. Она часто раскрывает болезненные темы, те, что принято переживать в себе, отстраняясь от общества. Но это отстранение только усугубляет проблему, добавляя в копилку чувство вины за то, «что все счастливы, а я не такой как все».

И, конечно, магия музыки! Алексей Петухов — пианист, композитор, аранжировщик. Его импровизации отличаются выразительностью, широкой эмоциональной амплитудой и одновременно целостностью. А его авторская музыка наделена изящным легкостью и благородством. Парадоксальные художественные образы, обрамленные музыкальными импровизациями на основе классических, джазовых и популярных произведений.

Тематика книг Елены Андрейчиковой весьма многообразна — литература для детей. Как же не полюбить Илона маска?

Познавательная литература. 5 книг о писателях, в которых есть герои Близнецы по гороскопу.

  1. Гюстав Флобер «Госпожа Бовари» — главная героиня (она и есть Близнецы) — жена врача, живущая не по средствам и заводящая внебрачные связи в надежде избавиться от пустоты и обыденности.

    2. Роберт Льюис Стивенсон «Странная история доктора Джекила и мистера Хайда» — двойственность натуры Близнецов во всей красе.

    3. Джордж Гордон Байрон «Дон Жуан» — в главных ролях, конечно, любвеобильнейший знак Близнецы.

    4. Фрэнсис Скотт Фицджеральд «Великий Гэтсби» — Дейзи Бьюкенен, тщеславная возлюбленная главного героя, и есть Близнецы.

    5. Ильф и Петров «Двенадцать стульев» — Остап Бендер собственной персоной завершает подборку.

Во время презентации своей последней книги, «Иронические чтения», Елена рассказала, что 27 рассказов, вошедших в новый сборник — это короткие истории из жизни реальных людей, близких и случайных, но всегда неординарных, способных к самоиронии, проявивших силу духа и способность принимать неординарные решения в самых сложных жизненных ситуациях.

«Я пообещала себе написать легкую книгу — сказала она — светлую, веселую, нежную. Чтобы самой при внезапных случаях грусти можно было открыть на любой странице и улыбнуться. И чтобы у читателя была такая перспектива: открыть и улыбнуться. Чтобы без надрыва. Чтобы даже если заплакать (я все равно в нескольких местах плачу, вы, дорогой читатель, можете этого не делать, совсем не обязательно), так вот, даже если заплакать, то непременно от нежности и надежды, которая не покидает никогда. Надеюсь, у меня получилось… Моя самая уверенная в себе книга. У нее нет ни комплекса неполноценности, ни мании величия. Она знает свое место, не претендует ни на что другое. Она рождена, чтобы своими короткими рассказами смешить, развлекать, иронизировать, возможно, заставить задуматься о своем, но это совсем не обязательно. Я ей даже завидую. При появлении на свет уже знать, кто ты и зачем здесь!
Благодаря ее самоуверенности, я тоже спокойна. Она свою дорогу знает, сама разберется, без усердной помощи родителя».

Вот как написала Лена о своем сыне накануне войны, не зная ещё, какие страшные испытания предстоит пройти ей самой, её близким.

«Если бы давали звание «самая непригодная женщина для материнства», я бы получила первую премию. По ряду причин. По бесконечному списку причин. Долго перечислять, не сейчас.

Но мне так лестно быть его мамой. Мне так тепло и тихо, знать, что он мой сын. Немного мокро в глазах, когда пишу это. И слегка страшно сейчас, но через мгновение страх пройдет, я знаю.

Этот взрослый человек одиннадцати лет научил меня многому. Пить колу до одури, пока ящик не закончится. Открывать в одном окне зум с дистанционочкой, а в другом окне свою любимую игру (важно сделать звуки урока погромче, чтобы сомнений ни у кого не возникало). Не доедать всё в тарелке, чтобы не поправляться. Не вставать по будильнику. Не грустить. Ни о чем не жалеть. Разве что о том, что кола закончилась. И еще многим важным лайфхакам я научилась у Чупакабры (домашняя кличка, если кто еще не в курсе).

Но самое важное — он научил меня нежности. До него я только с завистью наблюдала проявление ее в других, а сама никак не могла научиться. Я все еще учусь. Но точно испытываю. И даже иногда демонстрирую. Что делает меня такой живой, нужной, важной. И нежной ко всему миру и почти к каждому человеку в частности.

— Что бы ты хотел на день рождения, Чупик?

— Ничего не надо, у меня все есть: мой телефон, мой компьютер, моя семья.

Всё, друзья, заканчиваю. Самой непригодной для материнства женщине пора поплакать от нежности. И от последовательности ценностей)

Но в 4 часа, утром, 24 февраля 2022 года, все изменилось в жизни не только Елены, сына, её семьи, но и в творчестве молодого автора. В дом постучалось самая страшная беда. Её имя — ВОЙНА… В эти суровые дни по-новому раскрылся талант Елены. Её голос окреп, её талант пронзительно прозвучал в эссе — «Поговори со мной о войне».

 Боль украинской матери за судьбу своего сына — обращение к российской матери солдата, пришедшего в её дом — убивать.

Как пишет Елена: «Я знаю, что эта грязная девка-война постучалась и в твой дом. И к твоему мальчику она протягивает руки, мечтает о его объятиях, мечтает сплестись и с ним в последнем танце, отнять его у мира, у тебя, у будущего, у жизни. Возможно, она поет свою страшную песню издалека, но ты уже слышишь ее голос, а может быть, уже чувствуешь рядом ее холодное смертельное дыхание?..

Убежден, короткий рассказ — переживание, не оставит никого равнодушным.

Представляя Елену Андрейчикову, старейшина литературной Одессы, Евгений Голубоский написал: «…Как приятно, что в Одессе выросли талантливые писатели. Замечательно, что их начали узнавать… По сути, сейчас европейцам открывается новый лик Одессы.

Елена Андрейчикова все эти шестьдесят дней в движении. Увезла из Киева сына, из Одессы маму в Стамбул, вернулась в Одессу к мужу, вновь поехала навестить сына, возвращается домой.

Мы договорились, что во второй декаде мая Андрейчикова выступит с новыми эссе и рассказами во Всемирном клубе одесситов, даст благотворительный концерт в пользу армии.

Отложите дела на двадцать минут. Читайте…

 ПОГОВОРИ СО МНОЮ О ВОЙНЕ.

Мне страшно представить, к чему может привести молчание. А ведь оно обязательно приведет. Процесс необратим, и последствия предопределены. Сомнений больше нет, что однажды молчание разорвет нас изнутри, разорвет нам мозг, легкие, печень и сердце, уставшее перекачивать необратимость новостей и количество смертей. Разорвет наш мир, судьба которого висит на хрупком волоске. Судьба, которого зависит от каждого разговора, любого формата: от межгосударственных переговоров до тихого последнего признания в бомбоубежище. И от нашего с тобой в том числе. И грянул гром.

Да, да, наш с тобой возможный честный разговор мне напоминает бабочку по Брэдбери: стоит тронуть ее, и мир больше не будет прежним, несмотря на кажущуюся, на первый взгляд незначительность и бессмысленность затеи.

Поговори со мной.
К тому же, мне больше не с кем.
Мне ни с кем нельзя.
Поэтому прошу тебя.

Мне нельзя говорить с сыном так, как мне очень нужно: не контролируя ужас и страх в собственном голосе, не сдерживая отчаявшуюся мимику, не контролируя орущие жесты. Без пессимизма согласных, последней надежды гласных и истерящих восклицательных знаков. Вывернуть себя наизнанку перед десятилетним сыном я не могу. А, как ты понимаешь, хочется.

Мой сын, к сожалению, уже много знает о войне.

Знает, как просыпаться в обычный четверг не под знакомые, пусть и надоевшие, трели будильника, а под сигналы воздушной тревоги.

— Мама, в школьной группе пишут, что началась война.

Когда он произносит это слово первый раз, оно вырывается из него легко, без пауз, без хрипа на последнем слоге. Без осознания, но бессознательность длится недолго, всего несколько часов, которые разделяют мальчика со счастливым детством и мальчика войны.

Он слышал, он читал, ему рассказывали, но пока это далекая выдуманная война для него ничего не означает.

Ты знаешь, и я воспользовалась этим его незнанием. Выезжая из Киева, мы виртуозно играли с ним в игру: мы спец агенты, нам надо быстро собраться и быстро выехать из города. Желательно в объезд главной магистрали, по полям, до Одессы, потому что желающих выехать сотни тысяч, а бензина всего полбака.

Он мне поверил. Ты же знаешь, все дети до определенного возраста верят мамам. А может, и всегда. По крайней мере, готовы прислушиваться.

Особенно мальчики к мамам.

Мы выехали.

И долго еще ехали до Одессы, потом дальше, дальше, дальше. Пять дней в дороге, разные города, разные люди, разные страны, разные надежды. Сейчас мы в Турции. В Стамбуле тихо и спокойно, но мы все еще вздрагиваем от каждого громкого сигнала автомобиля, от фейерверков и весенней грозы.

Когда мы вернемся домой, никто не знает.

Но я все время думаю о том, что когда мой сын вырастет, он будет рассказывать своему сыну, как пережил войну. Как ему удалось с мамой выехать. Но не всем его друзьям это удалось. Какое количество детей уже никому ничего не расскажет.

Поговори со мною о войне, мне больше не с кем.

Еще моя мама рядом со мной, но я не могу с ней говорить о войне. Я могу с ней только шутить, готовить вместе еду, подолгу нарезать салат «оливье» аккуратными квадратами, это отвлекает, это успокаивает. Еще я заставляю ее читать художественные книги, а потом мы их обсуждаем. О чем угодно, но только не о войне. Ей нельзя, у нее давление, тахикардия и страх за всех детей и за всех внуков.

Когда я звоню мужу, мы не говорим с ним о войне. Мы говорим, о том, как скучаем друг по другу, как подрос наш сын, что мы будем делать после нашей победы, и как карикатурно выглядит Медведчук. А еще говорим о нашей мечте, что однажды мы купим себе парусную лодку и пойдем в кругосветное путешествие. Мы высылаем друг другу фото лодочек и яхт. Я не могу с ним говорить о войне. Он там, а я здесь. Все что угодно, но не о войне.

А еще я не могу говорить о войне с подругой, которой чудом вырвалась из Бучи, просидев в подвале без еды и воды.

 БУЧА

Она уже в Австрии. Ее сын начал заикаться, но даже об этом мы с ней не говорим. Мы говорим о том, как однажды будем танцевать до утра. И шлем друг другу вдохновляющую музыку и, конечно, все варианты «Ой, у лузі червона калина нахилися…» от Андрея Хлывнюка и Pink Floyd.

А еще я никогда уже не поговорю с ее соседями по дому, они никогда и никому ничего уже не скажут.

Я не хочу тебя напугать.
Просто поговори со мной.

А как ты живешь? Чем живешь? Спишь ли спокойно по ночам или смотришь кошмары о ядерном взрыве? Съедают ли тебя тревоги за своего мальчика, у тебя же тоже мальчик, мы похожи, мы может друг друга понять, ведь правда? Кормишь ли ты свои тревоги или они кормят тебя?

Ты помнишь, как ты впервые узнала, что будешь мамой? Как его носила, как рожала, как кормила? Ты помнишь его первый крик и первый шаг? Каким было его детство? Ты была счастливой мамой?

Расскажи, каким ты видишь его будущее. Если видишь. Как бы ты хотела, чтобы он жил после войны. И жил ли вообще? Тебе бы хотелось, чтобы он жил? Расскажи.

Скажи мне правду. Я знаю, что эта грязная девка-война постучалась и в твой дом. И к твоему мальчику она протягивает руки, мечтает о его объятиях, мечтает сплестись и с ним в последнем танце, отнять его у мира, у тебя, у будущего, у жизни. Возможно, она поет свою страшную песню издалека, но ты уже слышишь ее голос, а может быть, уже чувствуешь рядом ее холодное смертельное дыхание? Что ты делаешь для того, что девка-война ушла прочь от твоего дома? Прошу тебя, не молчи, не отводи взгляд, не делай вид, что меня нет, что тебя нет, что твоего сына нет и надежды нет.

Мне не с кем поговорить о войне, поэтому я прошу тебя. Давай, наконец, тронем эту хрупкую еле видимую бабочку. Поговори со мною о войне, мама российского мальчика, мама русского солдата.

Print Friendly, PDF & Email

8 комментариев к «Елена Андрейчикова: Поговори со мной о войне»

  1. С неделю назад я зашел на страничку моего факультета в питерском Политехе, на сайте ВК. Случайно. Потому что уже давно туда не хожу, и ничего не пишу с начала войны… боюсь нарваться, и страшно разочаровываться в людях.
    Последняя запись, которая повисла на страничке, оставлена моей однокурсницей Ириной (из моей группы) 16-го марта. Не запись, а вопрос:
    — «Есть ли тут кто-нибудь с Украины?»
    И с тех пор никакого ответа. Тишина. Молчание… молчание ягнят. Потому что, по идее, могли бы отозваться и те, кто не в Украине… Зная, что происходит там.

    Захожу на ирину страничку. Она, оказывается, давно живет в Киеве. Точнее, жила. Потому что с конца мая записи и на её странице (до того регулярные) обрываются, и я не знаю, где она теперь.
    Там, если прокрутить историю назад, до 22-го года шли довольно редкие записи — фото заграничных поездок, фото с семьёй, с сотрудниками, природа, дружеские встречи — обычные для живущего полной жизнью человека записи, полные радости и добра.
    А с марта (видимо, после первых дней шока) непрерывный поток записей и фотографий, полных боли: разрушенные дома, обгорелые машины, пламя пожаров, растерянные, измазанные кровью люди, беженцы… обычные, нормальные люди, как вы и я. Нацисты?

    Вот запись Иры от 15 марта, привожу почти полностью:

    «20й день войны. Назову вещи своими именами. Война между россией и Украиной.. Проснулась от взрывов. Включилась сигнализация у машин во дворе. Опять попали в жилой дом… Ракеты пускают с территории 2го братского народа — белоруси.
    Закончился девятнадцатый день войны.
    Война окончательно утратила всякий смысл. Впрочем, она его изначально и не имела. Но поначалу у русских еще были иллюзии…
    Теперь же это просто какой-то театр абсурда, когда взрослые дяденьки собрались и убивают друг друга, уничтожают города, которые строились столетиями, гробят плоды человеческих рук и удивительным образом уверены в том, что они заняты чрезвычайно важным делом.

    Берется беременная женщина. Ей дробят таз и отрывают ногу. У нее начинаются роды. Она истекает кровью и молит лишь о том, чтобы спасли хотя бы ребенка. Но нет. Умирает и она и еще не родившийся ребенок.
    И никто не виноват. Упырь в Кремле даже не подозревает о том, что вот так вот случилось… Что поделать… война… И Симонян рассказывает как доблестно воюют российские воины. Как спасают они украинцев от нацистов. И Конашенков рассказывает про точеные удары высокоточным оружием исключительно по военной инфраструктуре.

    Разрушенный Харьков. Разрушенный Мариуполь. Волновахи больше нет. Да-да. Знаю: «как можно… в 21 веке… армия — освободившая Европу от нацизма…» Я больше не могу этих всех завываний слышать. «Все не так однозначно, американцы тоже хороши…» И поэтому нужно взять беременную женщину и оторвать у нее ногу? Иначе бы это сделал солдат НАТО, да?
    Вот пусть бы он и делал. И тогда это был бы его грех. А теперь — русских. И никогда не замолить этот грех. И ничего не является оправданием. Ни-че-го. Его просто не существует.

    Бог, великий Бог. Творец неба и земли. Запрети слова. Все до единого. Пусть люди больше никогда не смогут говорить. Потому, что они врут. Все время врут. Отбери у них речь…»

    Я жива надеждой, что те люди в России, которые молчат, — молчат ПРОТИВ, а не ЗА войну.
    Но и молчание разрушительно. Не так, как снаряды, но оно разрушает душу.

  2. Как и любой искренний, а не надуманный текст, выворчивает все наизнанку. Спасибо за то, что нашла нужные слова, Елена. Удивительным образом, рукам Микеланджело свойственно появлятся в связи с любой войной https://www.facinghistory.org/resource-library/image/samuel-bak-creation-wartime-iii-1999-2008

  3. «Мне не с кем поговорить о войне, поэтому я прошу тебя. Давай, наконец, тронем эту хрупкую еле видимую бабочку. Поговори со мною о войне, мама российского мальчика, мама русского солдата.»

    Ну… ответ рассейской мамы маме украинской на данный момент может быть такой:

    Ну сколько можно объяснять…
    С тобой в мирах мы разных жили —
    Тебе нас хочется понять,
    А я хочу, чтоб вас убили!

    1. «Тебе нас хочется понять,
      А я хочу, чтоб вас убили!»

      Это емко и хлестко! Поздравляю, Цви! (Хотел написать «отрезвляющий» комментарий для Елены, но Вы все сказали 🙂 .)

      1. Это не правда. Не верю, что русские матери хотят, убивать детей, и что им безразлична жизнь своих. Это не правда

        1. «Поразительно изменились люди в России. В Первую Чеченскую войну на фронте везде можно было встретить тихих горестных женщин из России, которых не трогали чеченцы. Они бродили по окопам и лесочкам, они раскапывали битые кирпичи. Искали убитых. Найдя очередной труп — подолгу всматривались. Без содрогания вытаскивали из обгоревших бушлатов, с гниющей плоти жетоны. Они искали сыновей. Их было очень много и со временем они стали привычной частью войны. На фронтах путинской войны их нет вообще.»
          А.Невзоров

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *