Лев Мадорский: Невероятная встреча. Бери шинель, пошли домой

 616 total views (from 2022/01/01),  6 views today

 До войны мои родители в деревне жили. На 90% немецкой. На Волге, недалеко от Ульяновска. Большая семья— мать, отец, бабушка и пятеро детей, — рассказывал высокий, худой старик, сидевший прямо, не откидываясь на спинку скамейки, опершись двумя руками на большую палку. — Родители работали в колхозе имени Эрнста Тельмана. Отец-трактористом. Мать-дояркой. Когда сентябрьской ночью энкавэдешники пришли нас выселять, мне было 10, брату Артуру 14. Мы спали на чердаке и нас не заметили.

Невероятная встреча

 Лев Мадорский

Невероятная встреча

Как только становится теплее, в городском парке Магдебурга (Германия), протянувшегося вдоль Эльбы, недалеко от набережной собираются земляки. Их число в столице Заксен-Ангальт колеблется по разным подсчётам от 10 до 15 тысяч. В основном, пожилого возраста, но, бывает, заглядывают и молодые. Играют в шахматы, в домино, обмениваются новостями, знакомятся. Вспоминают родину. Иногда выпивают, спорят о политике. Короче, как сейчас принято говорить, тусуются.

Походишь среди соотечественников, поговоришь, посидишь со стариками на скамейке и наслушаешься разных историй, порой удивительных.

Но особенно потрясла меня встреча, которую невозможно организовать. Невозможно представить. Такое могло случиться только при самом невероятном стечении обстоятельств.

— До войны мои родители в деревне жили. На 90% немецкой. На Волге, недалеко от Ульяновска. Большая семья— мать, отец, бабушка и пятеро детей, — рассказывал высокий, худой старик, сидевший прямо, не откидываясь на спинку скамейки, опершись двумя руками на большую палку. — Родители работали в колхозе имени Эрнста Тельмана. Отец-трактористом. Мать-дояркой. Когда сентябрьской ночью энкавэдешники пришли нас выселять, мне было 10, брату Артуру 14. Мы спали на чердаке и нас не заметили.

— Бежим, говорит Артур,— в лесу отсидимся. — Мы, как были в одним рубахах и штанах, только сапоги, подарок отца, успели надеть, спрыгнули во двор и через дырку в заборе-в лес. Больше в дом никогда не возвращались. Железнодорожная станция была недалеко. Удалось спрятаться в вагоне с углём. И повезло, в ту же ночь добрались до Астрахани. Голодные, замёрзшие, грязные, как черти. — Старик говорил громко, немного сипловатым голосом. Вокруг стали собираться земляки, сидевшие на других скамейках.

— Не буду рассказывать всех перипетий. Конечно, загнулись бы, в конце концов, если бы не примкнули к шайке Серого. Известная была шайка. И человек возглавлял её удивительный. Это нас спасло.

Тут я обратил внимание, что недавно подошедший, грузный, высокий старик, лет 75-80-ти, с густыми, седыми волосами, широким, мясистым лицом, в соломенной шляпе и с шахматной доской в полотняной сумке, напрягся и стал прислушиваться, пристально вглядываясь в рассказчика.

— Что же здесь удивительного?-спросил кто-то,— таких шаек по всей России во время войны множество развелось.— Таких, да не таких, — ответил старик. — Серый этот, попросту говоря Сергей, который шайку возглавлял, был личность удивительная. Мальчик из интеллигентной, еврейской семьи из Львова. В первые же дни войны гитлеровцы родителей и сестру отправили в гетто, а Серому удалось бежать. Шайку он организовал особую, — старик достал платок и высморкался. Все молчали, ожидая продолжения.

-Во-первых, продолжил он,—было Сергею лет 14-15, не больше. А дисциплину в шайке он держал железную. Даже 16-17-летние слушались беспрекословно. Во-вторых, действовал он не как придётся, а по плану. Каждый получал от Сергея задание и должен был строго его придерживаться. Обворовывались только богатые дома и квартиры.— Ну-ну,— протянул кто-то насмешливо, — прямо Робин Гуд. Рыцарь справедливости.

-Ну рыцарь-не рыцарь, а бедных не трогали. Если Сергей узнавал, сразу прогоняли из шайки. И ворованное делили поровну. Независимо от возраста и участия. — Старик помолчал и добавил,— Для нас это был единственный способ выжить. — И где жили?— В подвалах. Иногда на брошенных дачах.— Долго так кантовались?— спросил всё тот же насмешливый голос.

-Почти до 44 года. Серый неожиданно куда-то исчез. Как сквозь землю провалился. Шайка распалась.

Куда же он мог деться ?

— Трудно сказать. В те годы человеку бездомному пропасть пара пустяков. Может и убили. Никто не знает.

— Не убили его. — неожиданно вступил в разговор мужчина в соломенной шляпе. — Серого в тот день задержал военный патруль. Как лицо без документов и прописки. Позже он воевал. Дошёл до Берлина.

Мужчина подошёл к рассказчику ближе и спросил срывающимся от волнения голосом:

— А где Артур. Тоже в Германии?

Старик поднялся. Палка выпала из рук. Он сделал шаг навстречу. Спросил неуверенно: «Господи! Такого не может быть. Такого просто не может быть. Серый, это ты?» Два старика обнялись Их спины вздрагивали. Все молчали поражённые.

Когда вспоминаю произошедшее, то понимаю, что встреча была невероятная. Совершенно фантастическая. Она может произойти только на одной сцене. Сцене жизни.

Бери шинель, пошли домой
( О песнях и стихах последней войны )

Булат Шалвович, из чьей песни взят заголовок, пошёл из 9 класса в 17 лет добровольцем на фронт и знает не понаслышке что такое война. Кровь, грязь, смерть… Как на далёкой Отечественной, так и на сегодняшней русско-украинской. Поэтому он не любил рассказывать о войне и в его военных песнях нет ненависти и героизма, а только печаль о погибших и пожелание выжить уходившим на фронт.
Стихи и песни о последней войне (как украинских, так и российских авторов), на мой взгляд, полнее и убедительней, чем обзоры политологов и выступления пропагандистов. Потому что основу хорошей поэзии (речь не идёт о рифмоплётстве) всегда составляют искренние эмоции, которые трудно подделать и фальсифицировать.  И что характерно: хорошие песни и стихи звучат только (!) со стороны поэтов, которые выступают против войны. Есть, конечно, стихи тех, кто считает войну Путина справедливой. Но они в явном меньшинстве и их как-то поэтами назвать язык не поворачивается. Невозможно написать хорошее стихотворение, если в основе его нет искреннего чувства. Впрочем, прочитайте и сами убедитесь. Тут фальшь просвечивает сразу. И в строке и между строк.
Настоящий поэт это провидец. Это небожитель. Как писал Ромен Роллан: «Поэзия (как ошибочно считают люди наивные или пресыщенные) заключается не в ритмическом сочетании слов-погремушек, но в духе, который охватывает широкие горизонты и видит дальше и глубже, чем глаза человека.“ 
Вот примеры с обеих сторон:
Наталия Денисенко
Украинская бабушка

Я не знаю, кто она такая,                                                                                                                      Но она, как боль, звучит во мне.
Маленькая женщина седая,
Девочка при Той, большой войне.

Довелось увидеть ей когда-то
Злую ночь и добрый майский день
.
Стала смелой, сильной, как солдаты,
Чётко разграничив свет и тень.
Помнит мать с горящими глазами,
Помнит возвращение отца.
Помнит знамя, огненное знамя,
Что хранить решила. До конца.
Но когда сменились поколенья,
Снова опустилась темнота,
На краю забытого селенья
Встала армия. Уже не та.

16 апреля 2022 года

В коротком стихотворении есть настроение, искренность, задушевноть. Есть жизнь. Оно идёт от сердца, когда поэт по-окуджавски «пишет как дышит».
А вот отрывок из ироничного, политизированного стихотворения поэта Владислава Дорошенко, которое, впрочем, на поэззию не претендует, но удивительно точно иллюстрирует ситуацию, когда сторонники войны посылают умирать в Украину не собственных детей, а чужих:

Сын Жириновского солдат,
А дочь Лаврова санитарка.
Вот с автоматами бегут,
Две дочки Путина в атаку,
И нажимая на курки,
Кричат: «ЗА РОДИНУ И ПАПУ»!
Тут танк горящий на боку,
А в нем Медведева сынок,
И дочь отважного Шойгу,
Его достав, несёт в медблок.

Впрочем, есть известные, талантливые россияне, которые поддерживают вторжение России в Украину. Среди них певец и шоумен Николай Басков, артист Владимир Машков, телеведущие Алла Довлатова, Маша Малиновская, активная пропутинская пропагандистка Дана Борисова и ведущая шоу программ, некоторые другие. С ведущими, как бы, всё понятно. Изменить политориентацию для них означает вылететь с хорошо оплачиваемой работы.

Показательно, что талантливых поэтов-провидцев среди защитников войны нет. Их стихи примитивные, искусственно притянутые, лишённые искреннего чувства:

Любить карателей своих
Способен кто? Несчастный псих,
Манкурт безмозглый, идиот,
Но у Донбасса дух не тот!
Своих карателей как раз
Не может полюбить Донбасс,
А Запад хочет, чтоб любил!
Донбасс, однако, не дебил,
Он бьет карателей спецназ
За всех за нас! Мы
— за Донбасс
Есть и другие, но все в той же рифмоплётской манере.

Большинство известных россиян выступили против войны: музыкант Андрей Макаревич, актриса Лия Ахеджакова, писатель Виктор Шендерович, правозащитники Лев Пономарев, Светлана Ганнушкина, Зоя Светова, режиссёры Гарри Бардин, Владимир Мирзоев, политики Григорий Явлинский, Лев Шлосберг, Борис Вишневский и другие. В том числе главный редактор российской «Новой газеты» Дмитрий Муратов: „Мне стыдно за действия России против Украины“, заявил Нобелевский лауреат мира. Как поддержка Украины можно считать и тот факт, что 25 февраля газета вышла на русском и украинском языках. Позже, конечно, в условиях жёсткой цензуры это стало невозможным. Более того, в конце марта газета лишилась лицензии и была закрыта. Муратов назвал такое решение политической расправой .
Закончить хочу двумя стихотворениями. Одно написал живущий в Израиле активный комментатор (это тот случай, когда комментатор важнее автора) нашего Портала, Цви бен Дов:

Мир перевернулся разом
Под чириканье весны,
Всё «накрылось медным тазом» —
Как и не было страны…

Поразительно, но Цви предвидел эту войну:
Угрозы давно не приходят извне —
Напрасно, Европу пугая,
Россия готовится к прошлой войне —
Ведь в будущем будет другая…
Октябрь 2018

В этой битве со Злом
У Рассеи облом —
Коренной перелом
Ждёт её «за углом»…
Июль 2022

А второе — украинская женщина, чей сын ушёл на фронт:

Как страшно, когда решает сила,
Когда человек человека не слышит,
Когда война весь мир разделила,
Когда слова заглушает выстрел.

Print Friendly, PDF & Email

10 комментариев к «Лев Мадорский: Невероятная встреча. Бери шинель, пошли домой»

  1. Попался на глаза «довоенный» стишок… 🙂

    Аналоговнет

    Погладил рукою
    Престранный предмет:
    — Что это такое?
    — Анало-говнет!

    Таких технологий
    Немало в Стране —
    Похожих на строгий
    Анало-говнет.

    Здесь каждый мечтает —
    Спустя пару лет
    И в космос слетает
    Анало-говнет!
    К далёким планетам —
    Анало-говнетом!
    Июль 2021

  2. «Поэтому он не любил рассказывать о войне и в его военных песнях нет ненависти и героизма, а только печаль о погибших и пожелание выжить уходившим на фронт.»

    А мне отец, как оказалось, многое рассказал о себе на той войне. К сожаленью я не очень-то хотел слушать и почти его не распрашивал. Но к счастью у меня оказалась хорошая память и спустя десятки лет я смог воспроизвести его рассказы. Это мой «памятник» отцу, который я назвал «Рассказы отца от первого лица»
    https://z.berkovich-zametki.com/y2020/nomer1/frenklah/
    В pdf формате (со всеми фотографиями) тут:
    https://www.linkedin.com/posts/activity-6604412780206399488-bA2m/?utm_source=share&utm_medium=member_desktop

      1. Я его и не скрывал — не раз давал ссылки на проза ру, стихи ру и на опубликованное на этом портале. Неужели только я вижу автора? 🙂

        1. Неужели только я вижу автора? 🙂
          ————
          Нет, Цви. Это я из всего Портала зациклен только на Мастерской.

  3. Рассказ о встрече двух стариков невероятен. И описан очень сильно. Спасибо, Лев!

    1. 1. Присоединяюсь к Анатолию По поводу рассказа о стариках.
      2. По части современной поэзии (???) украинцев и русских ничего сказать не могу, потому что это жанр начисто забросил в 1990-х годах м просто не читаю. Но вот что вспомнилось. В 1970-х годах выходила в СССР несколько-томная (5-6?) антология «Лирика …-х годов», начиная с 1920-х и до 1960-х (а, может, и дальше — помнютолько эти). Там были собраны образцы русской поэзии самых знаменитых, а иногда — и не очень, поэтов советского периода. Так что интересно? Кроме, разумеется, эстетического восприятия, — статистическое. Чисто количествено, лучшие стихи преобладали в 1920-х и 1940-х гг, т.е. годы революции, гражданской и 2МВ. Относительно «мирные» 1930-е, 1950-е, 1960-е явно уступали. Я тогда пришел к выводу, что русскоязычным поэтам лучше сочиняется в «критических» ситуациях истории. Впоследствии поя мысль подтвердилась установлением в России единомыслия власти и народа в духе того, что лучшим их временем была 2МВ, которую они приватизировали, как отечественную.

      1. Чисто количествено, лучшие стихи преобладали в 1920-х и 1940-х гг, т.е
        ————
        Это, Тошканди, давно замеченная и трудно объяснимая закономерность. Поэты, хужожники и музыканты лучше всего творят в голодные, трудные и даже в военный годы. Лучшая симфония Шостаковича-блокадная, ленинградская. Гоген писал самые сильные картины в Гаити, среди дикарей. Ван Гог на пике творчества отрезает себе ухо. Лермонтов и Пушкин уходят в самоубийственных дуэлях, Есенин спивается, Маяковский пускает пулю в лоб. Множество примеров.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *