Наталья Неймарк: Из истории болезни

 1,155 total views (from 2022/01/01),  2 views today

После этого она совсем отключилась, а я за мужиком своим побежала. Пока растолкала его, пока он врубился, пока мы назад прибежали да скорую вызвали, пока они приехали, Нинка уже отошла, мне кажется. Ее потом на носилки погрузили и унесли, но она уже холодная была, по-моему.

Из истории болезни

Наталья Неймарк

— Нет, доктор, меня нельзя выписывать. Я не смогу, я просто не могу там. Вот, послушайте, я вам все как есть расскажу.

Соседка моя, Нинка, всегда была блаженной. Сколько ее помню, всегда жалкая улыбочка такая и глаза как у собаки побитой. И вечно у нее не понос, так золотуха. Правда, она сама никогда не жаловалась, не ругалась, а уж, чтоб возмутиться, права качать, такого никогда не было. Ну, жалели ее, конечно, но как-то привычно, без охов и ахов. И мальчишка ее такой же убогий получился. А мужика там, вроде, и не видел никто. Так, сам собой родился. Даже шутили, что раз она такая святая, то это точно от непорочного зачатия. Уж не знаю, кому она помешала, но точно, кто-то на ее двушку позарился. Стали ей какие-то письма из социальной службы приходить. Она сунулась было доказывать, что нормально с сыном на свои копейки живет, что в школу его не отдает, потому что он еще маленький. А в садик отдавала, да он все время болел. Так что она сама с ним справляется. А что на работу его с собой таскает, так он же никому там не мешает. Да куда там, социальные эти инспектора в нее уже вцепились. Ходили к ней, соседей опрашивали. А кто что скажет, все собой заняты. Ну, да, живет, не шикует, никому не мешает.

А тут, с полгода тому, слышу, кто-то мне в дверь скребется. Открываю, а там Нинка стоит, в кофте своей нелепой, голова платком замотана, и в сапогах на босу ногу.

— Проверьте, пожалуйста, у себя воду, а то меня заливает, — говорит, а у самой губы дрожат, и руки ко мне тянет.

Да, дом у нас старый, трубы ржавые, вечно где-то что-то течет. Ну, а я что могу сделать? Сейчас перекрывать воду, сантехников вызывать, так они мне весь пол разворотят. Что толку? Надо весь стояк менять. Не до нее мне сейчас, точно. Я и стирку как раз затеяла. Нет, точно, не до нее. Я дверь закрыла, а сама даже не пошла проверять. И так знаю, что у меня чуть подтекает, но перекрытия как решето, все к ней уходит. Потом открыла и говорю спокойно так, но чуть металла в голосе подпустила:

— У меня все сухо. — И дверь закрыла. Нет, не шарахнула дверью, а спокойно закрыла так.

Минут через пять звонок опять такой робкий. Стоит, руки к груди прижимает, прямо почти скулит.

— Понимаете, у меня прямо с потолка капает, а ко мне сейчас должны с проверкой прийти. Ну, на счет мальчика моего, что я ему не могу условия создать. Ну, чтобы забрать его. Ну, понимаете, пожалуйста, мне сейчас очень важно, чтобы дома все в порядке было. А у меня с потолка льет и по всему дому тазы стоят.

— Что ты от меня-то хочешь? — я прямо уже не могла ее слышать. — Иди в жилотдел, пусть они трубы во всем доме меняют.

И дверь уже шандарахнула сильно. Сама злая такая стою. Ну, что с этой убогой делать? Жалко ее, конечно, но как представила себе, какой сейчас балаган начнется, а я только убралась дома. Белье замочила уже. Меня аж трясет всю от злости. Чертыхнулась про себя и пошла назло ей стирать. Пока с бельем возилась, пока на балконе развешивала, успокоилась немного. Вечером уже своих покормила, по постелям разогнала, Мой у телевизора как всегда застыл. А мне все как-то не спокойно, муторно что-то. Тут еще Мой говорит:

— Чо там у Нинки? Я поднимался, так там дверь нараспашку и люди в форме.

— Не знаю, что там у нее, не наше дело. Убогая, она и есть убогая, — говорю, — хорошо хоть у тебя ума хватило не встревать. Всех жалеть, жалелка надорвется. Ты бы лучше меня пожалел.

Да смотрю, он уже не слышит, отключился. Cказала, а сама что-то места себе не могу найти. Походила еще, походила, плюнула и пошла к Нинке.

Дверь открыта, в квартире темно. Я зашла и громко так говорю:

— Нин! Чо дверь-то настежь? Ждешь кого? — а сама свет включила и пошла в комнату. По дороге о какое-то ведро перевернутое споткнулась, чуть не загремела на пол. А пол и вправду весь в лужах. Тапки мои сразу промокли. Я ее не сразу и нашла. Сначала стулья перевернутые, скатерть на полу, а потом и ее увидела. Сидит в углу, платок съехал с головы, а она, оказывается, лысая почти, как тифозная. Сидит, привалилась к шкафу и глаза закрыты.

— Нин! Ты чо? Нин! Плохо тебе? Скорую вызвать? Ты чо, померла что ли? — и тихонько так ее за руку трясу.

Она глаза медленно открыла и говорит тихо так, спокойно:

— Все, теперь я отдохну. А в следующей жизни буду птицей. — И опять закрыла глаза.

Я обалдела и спрашиваю на автомате:

— А чо птицей-то?

Она опять глаза приоткрыла и говорит:

— Буду летать над вами и срать на вас, как же я буду на вас срать!

После этого она совсем отключилась, а я за мужиком своим побежала. Пока растолкала его, пока он врубился, пока мы назад прибежали да скорую вызвали, пока они приехали, Нинка уже отошла, мне кажется. Ее потом на носилки погрузили и унесли, но она уже холодная была, по-моему.

Квартира пока опечатанная стоит, но какие-то типы ходят туда, видела пару раз.

Вот только я теперь, доктор, спать не могу и птиц боюсь, не могу себя заставить на улицу выйти. Умом понимаю, а не могу. Даже окна не могу открыть. Они ж летают везде, и ничего с ними не сделаешь… А у вас мне как-то спокойнее, отпустило меня немного. Вот, окна у вас везде с решетками и сетки. И такое снотворное хорошее колют. Я лучше у вас побуду пока…

* В современном иврите слова «совесть» и «компас» — однокоренные, но в древнем танахическом иврите совесть называется «муки почек», ночные мучения.

Print Friendly, PDF & Email

29 комментариев к «Наталья Неймарк: Из истории болезни»

  1. Вот как написал бы этот рассказ я.
    «Нижняя жилица, Эсфирь Марковна, всегда была мне крайне неприятна … Нужно ли объяснять, почему? К тому же она еще и мать-одиночка. У нее трое детей – и все, представьте себе, — от разных отцов. Один черненький, два желтеньких. Кстати, я точно знаю, что самый младшенький – от Кислощеева. Так что терпеть это дальше не было никакой возможности. Пришлось подпилить на кухне трубу, чтоб их там заливало потихонечку. И чтоб, как говорится, никто не догадался, что эта песня о тебе…
    В результате все они куда-то подевались. Куда? А почем я знаю. Главное – что я своего добился. И на душе светло.»

    1. Сейчас найду сериал про Кислощеева и прочту. Тогда смогу, наверное, поддержать разговор. Пока, к сожалению, не очень понимаю, о чем вы, уважаемый господин АLokshin.

    2. Версия ALokshin’а за нижнюю жилицу таки имеет полное право на существование. И не потому, что версия уважаемой Н.Н. неприятна… или — что самый младшенький – от Кислощеева. А — «чтоб никто не догадался, что эта песня о тебе…»
      Главное же – все своего добились, насколько это возможно в эту прекрасную
      золотую осень. И на душе светло и у матросов и альбатросов больше нет вопросов.
      А если кто-то напишет об этой песне о себе и в рифму, вопросов тоже не будет. Привыкшие мы к рифмам.

  2. «…платок съехал с головы, а она, оказывается, лысая почти, как тифозная.» — странно, откуда это? Сегодня очевидная реакция- это химиотерапия, да и лысеют по-другому. О тифе я знаю только из истории, больных, кажется, остригали. Это какой же опыт у рассказчика? Сколько ему лет? Остальное по-старому: бытовуха, занятость, рутина, смерть, как апофеоз. Помню, меня упрекнули: убили персонажа? другой концовки не нашли?

  3. Вот ведь! А начинал читать с лёгким раздражением. Отчасти из-за ложно спойлерского выноса, поскольку уже знал, что Нинка всё равно умрёт, что её тихая несчастная жизнь закончится так же тихо и несчастно. И все меня обманули. И автор, и редактор, который лид-вынос делал. А завершил я чтение даже в восхищении. Нет, Нинка не воскресла. И птицы не перевелись, срут, наверное (я просто не так часто по улицам хожу, или мне везёт, что не попадают). Прекрасно другое. Дом прекрасен. Не тот, в котором героини жили, не тот, который тихо разваливался вместе с их судьбами. Дом Отдыха Душевного, Дурка Великая, где люди чувствуют себя защищёнными от безразличия, вранья и сранья небесного. Там, наверное, тоже не всё гладко, и даже с потолка может капать. Но туда не приходят комиссии, чтобы избавлять нас от нас самих. Кто-то скажет, что снаружи тоже дурка, но это другое.
    Мало читаю. Медленно читаю. А теперь придётся искать по журнальным и иным адресам тексты Натальи Неймарк. Придётся. Потому что хочется узнать , куда она в остальных произведениях прячет своих героев. Птиц и так много пока что. Домов Душевного Отдыха тоже число ограничено. А душе где-то спрятаться и отдохнуть хочется.

  4. “Речь в рассказе о ДОМЕ” (Yakov Kaunator)
    ***
    Речь в рассказе не о доме, а о человеческой черствости, жестокости и подлости.
    Но, разумеется, по выбору, можно утверждать что рассказ имено “о ДОМЕ”, да еще “сумашедшем”. Примерно, как фильм “Сорок первый”. О чем? О СУМАШЕДШЕМ ОСТРОВЕ.

    1. Скорее, о живой душе. Мне так думалось, но не могу, конечно, утверждать и навязывать свое авторское частное мнение.

  5. Этот рассказ вызвал мой интерес к творчеству Натальи Неймарк. Вчера насладился чтением её «Дворянского гнезда». Сегодня — её «семейными хрониками». На сайтах портала Е.Берковича много очень удачных работ подобного направления. Настойчиво рекомендую и это произведение госпожи Неймарк.
    ********************************
    Сара, Самсон и К╟
    Наталья Неймарк
    Семейные хроники

    Опубликовано в журнале Иерусалимский журнал, номер 31, 2009

    (это заключительный фрагмент «хроник»):

    «…Наверное, о чем-то надо еще написать, о чем-то – не обязательно. Может, еще когда-нибудь напишется? Но главное, главное я все-таки успела. Мне было важно передать то замечательное ощущение, которое не покидает меня до сих пор: мы родились и росли в необыкновенной семье. Дом наш был островом, радостным и защищенным от внешнего, не всегда доброго и справедливого мира. Это чувство наполняло меня такой силой и уверенностью, что все, что случалось “на материке”, казалось преходящим и незначительным.
    Я ощущала себя Избранным народом именно по принадлежности к миру Неймарков-Гринбергов-Элькиных. И если я до сих пор горжусь своим происхождением, то к еврейству это имеет самое опосредованное отношение. Сегодня я – последняя представительница Моего Избранного Народа. Дело даже не в том, что я – последняя Неймарк из наших Неймарков. Просто я очень надеюсь, что молодое наше поколение, хоть и носит другие фамилии и не всегда помнит корни свои, все же хранит в себе Сарину красоту и самоотверженность, нигилизм и остроту ума Самсона, свет Верочки-Бэбчика, порядочность, силу и глубину Неймарка…
    А иначе – зачем я все это пишу?
    Москва – Беэр-Шева, 2002

  6. «Жизнь прожить — не поле перейти…»
    Народная мудрость.

    Минное поле нашей жизни.
    Рассказ вовсе не о блаженной Нинке с её ребёнком, не о протекающем потолке. Не о Нинкиной соседке с её абсолютно индифферентным мужиком, от имени которой ведётся рассказ.
    Рассказ этот о ДОМЕ с протекающим потолком, с Нинкиным ребёнком, вызывающем у всех раздражение, с самой Нинкой «в кофте своей нелепой, голова платком замотана, и в сапогах на босу ногу.»
    Речь в рассказе о ДОМЕ:
    «Да, дом у нас старый, трубы ржавые, вечно где-то что-то течет. Ну, а я что могу сделать? Сейчас перекрывать воду, сантехников вызывать, так они мне весь пол разворотят. Что толку? Надо весь стояк менять. Не до нее мне сейчас, точно. Я и стирку как раз затеяла. Нет, точно, не до нее. Я дверь закрыла, а сама даже не пошла проверять. И так знаю, что у меня чуть подтекает, но перекрытия как решето, все к ней уходит.»
    И… концовка рассказа: «А у вас мне как-то спокойнее, отпустило меня немного. Вот, окна у вас везде с решетками и сетки. И такое снотворное хорошее колют. Я лучше у вас побуду пока…»

    СУМАШЕДШИЙ ДОМ, что у Нинки, что у рассказчицы… Выбирайте, какой лучше…

    1. Маленькое дополнение:
      ««Да, дом у нас старый, трубы ржавые, вечно где-то что-то течет. Ну, а я что могу сделать? Сейчас перекрывать воду, сантехников вызывать, так они мне весь пол разворотят. Что толку? Надо весь стояк менять.»
      Это наша повседневная жизнь. Это мир, в котором мы живём.
      В доме с решётками и сетками на окнах безопаснее и комфортрнее.

  7. Хороший рассказ, спасибо.
    А на кого птичка накакает — тому удача будет 🙂

  8. Рассказ хороший, если и придираться к чему-либо, то только как к высокой литературе.
    Он написан очень умело с моралью «в лоб» (ну, тут уж дело вкуса).
    Но есть еще один момент, который меня не устраивает. В своих скромных опусах я (будучи метисом) ни разу не вывел ни одного отрицательного персонажа с еврейской фамилией. Для меня это было просто-напросто табу.

    1. Уважаемый АЛокшин! Спасибо, что прочитали и даже отметили недостатки. Очень благодарна каждому читателю, особенно такому внимательному. Только, простите меня, пожалуйста, за прямой в лоб вопрос: где вы увидели отрицательный персонаж, с какой-либо фамилией и другими национальными или географическими признаками? Я не знаю, ни кто они, ни откуда они. Моя героиня с больной душой и живой совестью. В каких бы условиях она не жила, вернее, выживала. А тихая безответная душа второй героини полна обиды и жаждет мести. То есть тоже живая .Так что я не знаю, кто из них обеих м.б. отрицательным персонажем. Еще раз простите. Но буду благодарна за пояснение.

      1. Надо бы сказать, «в каких бы условиях она НИ жила».
        Ещё когда одно время президентом был Дмитрий Медведев, он как-то с досадой говорил по ТВ, что проблему «ветхого и аварийного» жилья давно пора решить окончательно и снять этот вопрос с повестки дня. Вопрос о ветхом и аварийном жилье, действительно больше не возникает на ТВ, но вот снова выскочил в художественном произведении. Где теперь так живут?

      2. Уважаемый АЛокшин пишет замечательные рассказы и комментарии.
        Однако, как он сам отметил, — «будучи метисом», время от времени находит отрицательный персонаж, «с какой-либо фамилией и другими национальными или географическими признаками», которых (кроме него) никто не видит.

    2. Уважаемый ALokshin! Большое спасибо, что прочитали мой рассказ и даже откликнулись на него. Но у меня к вам вопрос: где вы нашли какие-либо фамилии и намеки на нициональные или географические особенности персонажей? Я просто не знаю ни откуда они, ни кто они. И потом почему же они отрицатетьные персонажи. В одной, не смотря на тяжелую беспросветную серую жизнь — живая совесть, больная душа. А безответная тихая Нинка полна человеческих обид и жаждой мести. И у нее тоже живая страстная душа. Какие же они отрицательные персонажи? Еще раз большое спасибо за отзыв и буду благодарна Вам за объяснение.

    3. Ещё один рассказ Наталии Неймарк:
      НАДЯ. https://lechaim.ru/ARHIV/239/neymark.htm
      Я больше десяти лет не была в Москве. Все собиралась, собиралась, да каждый раз что-нибудь мешало… Наконец настал день выписки. Я пришла в больницу в последний раз. Обошла всех моих новых и старых знакомых…
      В дверях я столкнулась с Надей. Она резко остановилась, потом дернулась в сторону, но, устыдившись своей нечаянной растерянности, опять рванулась к двери.
      — Надя! Всего тебе хорошего! Мы выписываемся завтра, — сказала я ей, честное слово, не ерничая.
      О Г-споди! Что это было? Надя остолбенела. Руки безжизненно повисли вдоль ее нелепого макаронообразного тела. Она подняла на меня свои глубокие, полные муки глаза, посветлела лицом и —сначала тихо, а потом окрепнувшим голосом сказала: — Спасибо! Я вам желаю всего-всего самого-самого хорошего!
      Уже дойдя до ворот, я обернулась. Надя все еще стояла у дверей больницы и махала мне рукой. До меня донеслось:
      — Здоровья вам! Берегите там себя! С арабами не связывайтесь сами! Ну их!
      Она улыбалась, кажется. Или плакала?
      Ну почему, почему мне до сих пор стыдно?

  9. Коллеги по порталу, читайте Наталью Неймарк. Заглянув в авторскую справку, узнал о других её доступных публикациях. Начал с «Дворянского гнезда» («Иерусалимский журнал»). ЛИТЕРАТУРА!

    1. Спасибо, хавер Беренсон, за подсказку! «Дворянское гнездо» прочитал, тоже очень хорошо написано.

  10. Рассказ удивил и взволновал. Госпожа Наталья Неймарк одним этим стилистически незамысловатым текстом достойна стать автором года по разделу проза. Это моё обращение к Архивариусу.

    1. Наталья Н.
      «Ну, жалели ее, конечно, но как-то привычно, без охов и ахов. И мальчишка ее такой же убогий получился. А мужика там, вроде, и не видел никто. Так, сам собой родился. Даже шутили, что раз она такая святая, то это точно от непорочного зачатия. Уж не знаю, кому она помешала, но точно, кто-то на ее двушку позарился. Стали ей какие-то письма из социальной службы приходить. Она сунулась было доказывать, что нормально с сыном на свои копейки живет, что в школу его не отдает, потому что он еще маленький. А в садик отдавала, да он все время болел. Так что она сама с ним справляется. А что на работу его с собой таскает, так он же никому там не мешает. Да куда там, социальные эти инспектора в нее уже вцепились. Ходили к ней, соседей опрашивали. А кто что скажет, все собой заняты. Ну, да, живет, не шикует, никому не мешает…»
      ::::::::::::::::::::::::::::::::::::
      Жила Наталья Н., не шиковала, никому не мешала…И появился рассказ в М. под скромным названием «Из история болезни». Прочли профессиональные читатели этот рассказ и восхитились. И талант, и спасибо, и читайте и распространяйте и так далее. Решил и я, как усердный читатель, прочитать.
      Не знаю, может удивительный и волнительный рассказ, может быть.
      Только Архивариуса беспокоить не стал бы. НО, о вкусах не спорят.
      Литература на Востоке, как и сам Восток, — дело тонкое.

      1. Почитайте «сериал» про проф. Кислощеева, например. Возможно, это Вас отрезвит.

        1. Верно, бывают разные ситуации. К примеру: проф. Кислощеев, или — ниже:
          «Московская область, Люберцы, рабочий пос. Малаховка, Южная ул.
          Отдам за пачку хорошего чая. Мастер и Маргарита Михаила Булгакова.
          Издание 2002 года, АСТ. Твёрдый переплёт, тираж 4000…»
          https://www.avito.ru/malahovka/knigi_i_zhurnaly/kniga_master_i_margarita_-_m.bulgakov_2587367744
          И, раз уж о М. Булгакове, — можно вспомнить:
          «Мне, м-сье, больше нравится Рим…»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *