Вадим Березник: СО ВСЕЛЕННОЙ НАЕДИНЕ

 1,859 total views (from 2022/01/01),  11 views today

Трамвай вез меня домой. Было мало людей и как-то неестественно тихо. Я сидел у окна, прислонив голову к холодному стеклу и смотрел в темноту.
Медленно проплывали силуэты знакомых домов, по рельсам скользил тусклый свет ночных фонарей и мне хотелось, чтобы никогда не закончилась эта улица, эта ночь, эти рельсы и эта тишина, чтобы можно было вечно катить по ночному городу, все забыть и ни о чем не думать.
СО  ВСЕЛЕННОЙ НАЕДИНЕ

Вадим Березник

Так загадочно, так таинственно
светят звезды в моем окне,
словно я один во вселенной
со вселенной наедине

В жизни ошибался, мысли разлетались,
мировые линии часто обрывались,
жил себе во времени, пространство позабыл,
а в четырехмерии еще ведь кто-то был

Вы смотрите задумчиво в окно,
снежинки перед вашими глазами
неслышно падают, давно уже темно
одна луна не расстается с вами

Вы что-то говорили ей,
вы с ней шептались как подруги
но ваших не слыхать речей
один лишь шум январской вьюги

потом вы маленькой рукой
луну обняли и поплыли
вдвоем под снежною фатой
вы все на свете позабыли

А смолкли вьюги голоса,
застыв сугробами густыми,
ваши далекие глаза
остались звездами большими

Но ваше светлое окно
вновь у меня перед глазами,
снежинки падают, давно уже темно,
одна луна не расстается с вами

Ветер,
ветер,
ветер,
сумрачно,
страсть
Где найти мне силы
чтобы не упасть?
Словно в забытьи кружится он
Сколько будет длиться
этот страшный сон?

Чуть не заблудился в утреннем тумане
шел по горизонту босыми ногами,
далеко далеко. где восток пылает
солнца огненный кусок отломил у края
Нес его кому-то , руки обжигая,
утро было раннее, а роса густая
Обронил нечаянно солнечное пламя
и осколок огненный на траве растаял
На восток опять бежал, но нисчем остался
солнца огненный овал высоко поднялся

Простите я был не серьезен
и вас не хотел обижать
Голубые макушки сосен
мечтал я руками достать

Бывает, что прежняя сила
во мне просыпается вновь,
что в небо меня возносила
и падал я вниз головой

Тогда становлюсь я пьяным
не выпив и капли вина
покрытые мысли туманом
у глупого болтуна

Простите я был не серьезен
и вас не хотел обижать
Голубые макушки сосен
мечтал я руками достать

Ты в пути, как тебя мне найти,
Или путь твой очень далек
Или в мире большом, мой потерянный дом
как потухший во тьме уголек
На какой из дорог
след от маленьких ног,
кто поможет его отыскать,
в этом мире большом мы с тобою вдвоем
только где мне тебя повстречать?

ОТЪЕЗД

Посвящается благословенной памяти Любе Виглиной

Трамвай вез меня домой. Было мало людей и как-то неестественно тихо. Я сидел у окна, прислонив голову к холодному стеклу и смотрел в темноту.
Медленно проплывали силуэты знакомых домов, по рельсам скользил тусклый свет ночных фонарей и мне хотелось, чтобы никогда не закончилась эта улица, эта ночь, эти рельсы и эта тишина, чтобы можно было вечно катить по ночному городу, все забыть и ни о чем не думать.
Тишину нарушила шумная компания молодых людей. Они уселись возле меня, и я стал невольным свидетелем их оживленной беседы. Мое душевное состояние так не совпадало с этим всеобщим весельем, что я встал на ближайшей остановке и пошел пешком по тихой пустынной улице.
Легче не стало. Проклятый вокзал давал о себе знать гудками и стуком колес. Поезда увозили людей. Желтоватый свет окон быстро растворялся в ночной темноте. Вокзал возвышался над людьми. Люди построили вокзал, а он подчинил их своей воле. Вокзал стал вехой на жизненном пути человека, а сам жизненный путь превратился в стальную магистраль. По расписанию обязательному для всех живущих, вокзал соединял людей навеки и разлучал их навсегда.
Я пришел на вокзал слишком рано. Солнце уже зашло, но невидимый туман духоты остался.
Не было сил думать о том, что сейчас произойдет. Пока я ходил по перрону, в надежде встретить хоть одно знакомое лицо, уже совсем стемнело и стало легче дышать. Пол часа пролетели словно в забытьи…
Стали приходить друзья и знакомые.  Подали поезд, и мы все столпились у вагона. Говорили мало, больше смотрели друг другу в глаза. Иосиф поцеловал меня, а я остался неподвижным и молчал, только кивнул головой. Потом все стали смотреть в окно вагона, которое вздрогнуло и начало медленно плыть мимо наших глаз.
Поезд набирал ход, а Сонин отец шел за поездом все быстрее и быстрее. Рельсы уходили в темноту.

Print Friendly, PDF & Email

Один комментарий к “Вадим Березник: СО ВСЕЛЕННОЙ НАЕДИНЕ

  1. Рифмы, рифмы, рифмы…
    Как вас не люблю.
    Даже и не суйтесь
    Вы в мои стихи!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *