Александр Локшин: Три рассказа и одна пьеса

 318 total views (from 2022/01/01),  16 views today

— Очередь в крематорий занял? — спросил меня Евсей Филофеич.
— Зачем? — спросил я.
— Не зачем, а за кем, — поправил меня он.
— А кто передо мной, — поинтересовался я.
— Ты что, дурак? — воскликнул он.
— Со стороны виднее, — не стал спорить я.

Три рассказа и одна пьеса

Александр Локшин

1.Счастье

— Что-то я впадаю в отчаяние, — пригорюнился Авдей Мокеич.

— Почему? — спросил я.

— Жизнь прошла зря, — пожаловался Авдей Мокеич.

— Ну и что? — спросил я.

— Ты что, дурак? — поинтересовался он.

— Я? — удивился я.

— А кто же еще, — сказал он.

— А может, ты? — предположил я.

— Я? — обалдел он.

— У кого жизнь прошла зря, тот и дурак, — констатировал я.

— Сволочь! — воскликнул он.

— Кто сволочь? — пожелал уточнить я.

— А разве неясно? — ухмыльнулся он.

— Почему неясно? Кто не дурак, тот сволочь, — подытожил я.

— Договорились, — резюмировал он.

Тут мы немного выпили.

— А у тебя, что — не зря прошла? — внезапно спросил он.

— Зря, — подтвердил я.

— И что ты будешь с этим делать? — спросил он.

— Ни в коем случае ничего не делать, — ответил я.

— Как? Почему? — удивился он.

— Только хуже сделаешь, — объяснил я.

— Ну, тогда да, — согласился он.

А потом спросил:

 — А что, есть такие, у кого не зря?

— Нету, — успокоил его я. — У всех зря прошла. А у кого еще не прошла, так пройдет зря.

— Тогда еще ничего, — успокоился он.

— Еще бы, — сказал я. — А то, представь: у кого-то не зря, а у нас — зря.

— Я бы этого так не оставил, — пробормотал он.

— Это было бы оскорбительно, — поддержал его я.

— И несправедливо по отношению к нам, — добавил он.

— И нарушало бы наши неотъемлемые права, — подчеркнул я.

— Пришлось бы как-то реагировать, — вздохнул он.

— А так можно ничего не делать, — согласился я.

— Жизнь пуста, но это хорошо, — сказал он.

— К счастью, она уже прошла, — сказал я.

2022

2.Очередь

— Очередь в крематорий занял? — спросил меня Евсей Филофеич.

— Зачем? — спросил я.

— Не зачем, а за кем, — поправил меня он.

— А кто передо мной, — поинтересовался я.

— Ты что, дурак? — воскликнул он.

— Со стороны виднее, — не стал спорить я.

— Не груби, парень, — обиделся он. — Ты в приличном обществе, козел!

— Извини, — сказал я.

— Не провоцируй меня, — предупредил он.

— Я не хотел, — сказал я.

— Только попробуй еще раз спровоцировать, я тебя везде найду, — пообещал он.

— Я понял, — сказал я.

— Достал уже своей свинской манерой, — заметил он.

— Я больше не буду, — уверил его я.

— Ну, ты урод, — объяснил он. — Ведь знаешь, что провоцируешь, и все равно вякаешь.

— Я не знал, что нельзя вякать — сказал я.

-Тебе нельзя, — подтвердил он.

2022

3.Червяков-Дождевой

Проблем было несколько, и все они подступили, как собаки, одновременно.

Во-первых, он поссорился с предыдущей женой, которая непочтительно отозвалась о Пастернаке.

— Подумаешь, твой этот Пастернак …, — сказала она неприятным голосом.

И, конечно, сделала это нарочно, чтобы позлить его. Ну и нарвалась, соответственно.

Во-вторых, в борьбе с тараканами он потерпел сокрушительное поражение. Они теперь были везде, эти маленькие рыжие твари.

В-третьих, несмотря на продуманный план, его роман не желал двигаться вперед.

А план был с самого начала задуман превосходно: между каждыми двумя мордобоями — эротическая сцена. А между каждыми двумя эротическими сценами — обязательно мордобой. В крайнем случае — перестрелка.

— Эй, Машк, — позвал он жену (последнюю по счету, но далеко не последнюю по уму), — послушай, вот я написал:

«Одним махом Жульен Корнишон сорвал со своей возлюбленной все одежды целиком.» Так — нормально?

— «Одним махом» — как-то мне не очень, — сказала осторожная Маша. — Одним махом, скорее всего, не получится, мой котик…

— Ну, хорошо, — ответил он, — исправлю потом на «в два приема» или «в два захода». А вот дальше-то — что писать? Могу я написать: «Она ответила ему тем же»?

Получив желаемое одобрение, Святослав Червяков-Дождевой задумался: “А откуда она все это знает?” Ревность полоснула его словно раскаленным ножом по горлу, но он не подал вида и продолжил:

«Внезапно раздался пронзительный звонок в дверь. “Это муж!”— воскликнула Кларисса и попыталась закрыть перепуганного Жульена в шкафу. Но, ввиду чрезмерной полноты последнего, шкаф не закрывался. Тут визгливый и одновременно грозный звонок повторился с удвоенной силой.»

— Эй, Машк, — снова обратился Дождевой к своей умной жене, — так нормально будет?

— Ты гений, мой котик, — ответила умная Маша, — именно так все и бывает!

“Откуда она это знает? — снова обожгла Дождевого горькая мысль . –Ясное дело, она обманывает меня. Либо она на самом деле не знает, но говорит, что знает. Либо на самом деле знает, что еще хуже.”

С трудом справившись с собой, он продолжил печатать:

«Закутавшись с головой в пеньюар, Кларисса подошла к двери и посмотрела в глазок. Но за дверью оказался вовсе не муж, а двое заросших щетиной непонятных мужиков.

— Мы с проверкой из домоуправления насчет непрописанных граждан! — заявили они.

Растерявшись, Кларисса впустила их в дом. “Ах, что я наделала!” — прошептала она, но было уже поздно.»

— Эй, Машк, — забыв о муках ревности, опять позвал Дождевой на помощь свою жену, — как тебе это?

— Очень волнительно, — сказала умная Маша. — Тем более, что шкаф так и не удалось закрыть. И зачем только она их впустила, дура такая! И даже документы не попросила предъявить!

Ревность разгорелась с новой силой, но Дождевой, закусив губу, продолжил творить:

«Войдя в комнату, проверяльщики сразу же бросились к шкафу, который был, как ни странно, плотно закрыт и не желал открываться.

— Там внутри кто-то определенно есть, — сказал старший из двоих. — Давай поднажмем, дружище Мутон!

— Клянусь честью, в шкафу сейчас никого нет! — воскликнула Кларисса, упав на колени перед мерзавцами. — Оставьте в покое мою бедную мебель!

Но ее никто не стал слушать. С помощью принесенного ломика негодяям легко удалось вскрыть шкаф.»

— Машк, а Машк, — снова позвал Дождевой жену. — Вот, как ты думаешь, что они увидели в шкафу?

— Ничего они там не увидели. Ясно же, что Жульен уже давно под кроватью, — сказала сообразительная Маша.

— Я должен пройтись, дорогая, чтобы собраться с мыслями, — ответил ей Дождевой и вышел во двор. Ревность душила его, и он шел, как в тумане, не разбирая дороги. Мимо мирно играющих деток, колясок, клумб, старушек и старичков и прочей благополучной жизни, которая ему, в сущности, опротивела.

— Отчего так противно на душе, — думал он, не находя ответа. — Не пора ли мне покончить со всем этим?

Внезапно взгляд его упал на человека, неподвижно лежащего на лавке в странной позе и уткнувшегося лицом в большой брезентовый мешок. Каким-то образом Дождевому удалось ощутить, что горе этого человека несравнимо с его собственным.

— Что это? Как такое может быть? — не понимал он.

5.11.2022

  1. Моцарт и Сальери (Позитивно о Пушкине) 

4.1. Надпись на могильном камне 

Счастлив ты, Пушкин, рожденный в осьмнадцатом веке!
Если б родился ты позже лет, к примеру, на сто,
Снова от пули бы смерть свою принял,
Только вошла бы та пуля в затылок тебе.
Но перед этим, зубов половины лишившись,
Голосом птичьим крича,
Ты бы признался, что вырыл туннель до Бомбея
И с потрохами Некрасова с Тютчевым сдал.
Так что лежи себе с миром и думай,
Как тебе, в сущности, брат, повезло.
2019

4.2. Моцарт и Сальери
Моцарт. Творения твои, мой друг Сальери,
суть музыка болезни…
Сальери. Какой еще болезни, друг мой Моцарт?
Моцарт. Твоя болезнь завистью зовется.
Пришлось сказать, хоть не хотел я говорить.
Сальери. С чего ты взял?
Уж не тебе ли завидовать я должен?
Моцарт. Замнем для ясности.
К тому же, об этом знают все.
И даже баритон в Консерваторьи
об этом спел…
Все оперы твои — сильнейший яд для уха,
симфонии же — чистая отрава
для юношества…
Об этом Алексан Сергеич Пушкин
в 37-ом поведал на допросе,
пред тем как был расстрелян
(по первой категорьи).
А перед смертью, брат,
под дулом пистолета
никто не лжет.
Сальери. Какая чушь! Не верю.
Не стал бы Алексан Сергеич Пушкин,
который Наше Все,
матерый человечище к тому же,
желая прекратить свои мученья,
на друга перед смертью клеветать…
Подав пример грядущим поколеньям!

Моцарт. Антонио, твоя проблема это.
Вот мой совет: беги, покуда цел,
пока тебя толпа не растерзала
за пропаганду ядовитых диссонансов,
аккордов вредных и народу чуждых.
 Сальери. Карету мне, карету! Вон из Москвы, то есть тьфу…
10 ноября 2022

Print Friendly, PDF & Email

5 комментариев к «Александр Локшин: Три рассказа и одна пьеса»

  1. A Годо — в ожидании Пушкина — здесь, за углом:
    * * * *
    «Счастлив ты, Пушкин, рожденный в осьмнадцатом веке!
    Если б родился ты позже лет, к примеру, на сто,
    Снова от пули бы смерть свою принял,
    Только вошла бы та пуля в затылок тебе.
    Но перед этим, зубов половины лишившись,
    Голосом птичьим крича,
    Ты бы признался, что вырыл туннель до Бомбея
    И с потрохами Некрасова с Тютчевым сдал.
    Так что лежи себе с миром и думай,
    Как тебе, в сущности, брат, повезло.»

      1. Моцарт. Антонио, твоя проблема это.
        Вот мой совет: беги, покуда цел,
        пока тебя толпа не растерзала
        за пропаганду ядовитых диссонансов,
        аккордов вредных и народу чуждых.
         Сальери. Карету мне, карету! Вон из Москвы, то есть тьфу…
        10 ноября 2022
        —————————————-
        Пора, мой друг, пора.
        Покоя сердце просит?
        А роща отряхает
        И все давно роняет:
        И листья и аккорды…
        И Моцарта бьют орды
        22 ноября 2022

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *