Лев Мадорский: Возвращение

 1,103 total views (from 2022/01/01),  11 views today

Не знаю как по другому объяснить, что некоторые из нас, приехавшие а Германию из бывшего Союза-России и получившие здесь или заработавшие прекрасные квартиры, хорошее медицинское обслуживание, достойную работу и многое другое (образование детям, машины, возможность повидать мир) не успокоились. Переживают, мучаются, ищут. А, порой, бросают всё это благополучие к чёртовой бабушке и уматывают обратно. В прошлую жизнь. Таких примеров немного, но они есть. О двух известных мне хочу рассказать…

Возвращение

  Лев Мадорский

 И не было у меня злее врага, чем я сам

 Генри Миллер

 Примерно, раз в год, несмотря на Корону и русско-украинскую войну, иногда даже с пересадками, еду в Москву. Домой. Странно, непонятно, уму непостижимо, но прожив 30 лет в Германии, будучи немецким гражданином, не имея на бывшей Родине квартиры (да и друзья и родственники почти все разъехались по странам и континентам), мысленно говорю себе именно так. Домой. Ощущение, что Москва это дом, наверно не уйдёт никогда. Выхожу в «Шереметьево» и, несмотря на понимание, что путинская Россия сегодня агрессор и её осуждает весь мир, окунаюсь в сладостную нирвану этих слов — приехал домой. Всё волнует, ласкает, радостно обволакивает сердце — родная речь, толкотня и неразбериха на улицах, грубоватая непосредственность отношений: «Мужчина, проходите, чего встали». Даже грязноватые туалеты и раздолбанная маршрутка, на которой добираюсь от аэропорта до метро. Я дома.

 Но проходит неделя, вторая и снова тянет в Германию. В Брауншвейг. Где тоже дом. Семья. Работа. Друзья. Среди земляков и местных немцев. Опять мысленно говорю: «Пора домой». Опять радостно ёкает сердце, когда выхожу из аэропорта в Берлине и окунаюсь в другую жизнь, ставшую близкой и понятной. С улыбками незнакомых людей, вежливостью полицейских, велосипедными дорожками по всему городу. Жизнь более обеспеченную, сытую и удобную, чем на бывшей Родине. Жизнь, в которой есть всё, что человеку нужно. Но чего-то не хватает. Неужели той самой толкотни и неразберихи. Той самой неустроенности, безалаберности, неуверенности в завтрашнем дне, от которых мы уехали?

 Наверно к чистоте, порядку и обеспеченности надо тоже привыкать. Наверно есть в этих достойных сторонах жизни что-то такое, что кажется скучным и монотонным человеку, родившемуся и выросшему в России. Не обязательно русскому, российскому. Человеку, который прожив много лет в этой странной, непонятной стране, впитал в себя не поддающуюся разумным объяснениям, тягу к вечным поискам, хаосу, болезненному надрыву. Качествам, которые гениально описал в «Преступление и наказание» Достоевский.

 Не знаю как по другому объяснить, что некоторые из нас, приехавшие а Германию из бывшего Союза-России и получившие здесь или заработавшие прекрасные квартиры, хорошее медицинское обслуживание, достойную работу и многое другое (образование детям, машины, возможность повидать мир) не успокоились. Переживают, мучаются, ищут. А, порой, бросают всё это благополучие к чёртовой бабушке и уматывают обратно. В прошлую жизнь. Таких примеров немного, но они есть. О двух известных мне хочу рассказать…

 Шёл 1992 год. Андрей Полонский, 38 лет, невысокого роста, сухощавый, с добродушным выражением лица и точными движениями врача-хирурга приехал в Германию из Москвы. С женой, Оксаной, врачом отоларингологом и сыном 15 лет. После приезда в Германию он, как и многие другие, осматривался, примерял на себя новую жизнь, прокручивал разные варианты.. Впрочем, у Андрея не было вариантов. С первого дня он знал точно чего хочет — работать хирургом. Для него это была не профессия. Даже не призвание. Для него это была жизненная необходимость. Без своей работы он задыхался, как рыба, выброшенная на берег.

  • Я наметил срок — три года, — сказал он мне. — Если за это время не смогу найти работу по специальности, уеду.
  • Как уедешь? А жена, сын?
  • Надеюсь, они уедут со мной.
  • А если нет? — лез я в душу. Андрей уходил от ответа, но по блеску глаз, по болезненно искривившемуся лицу, чему-то ещё, неуловимому, я понимал — это серьёзно. Если они не поедут, он уедет один. И не ошибся. Через три года он развёлся с женой и уехал.

 Сейчас положение, говорят, в корне изменилось. Германия испытывает недостаток врачей и найти работу проще. Но поздно что-либо изменить. Оксана вышла замуж за местного немца. Андрей тоже женился и приезжает повидаться с бывшей женой и сыном один раз в году. Поезд, как говорится, ушёл.

 Другой случай связан не столько с работой, сколько с ментальностью. С невозможностью людей уже немолодых перемениться, адаптироваться, приспособиться к новой жизни. Сосед по дому, Алексей Криворук, 62 года, учитель труда из Днепропетровска, вдовец (жена умерла много лет назад при родах, оставив двух детей, которых он вырастил один), общительный, всегда приподнято-оживлённый тоже так и не смог найти в Германии своё место. Хотя рядом были дочка, сын и четверо внуков.

  • Буду к вам приезжать. Каждый год. На автобусе это стоит не так уж дорого, — говорил он дочери. Не могу я здесь жить. Язык уже не выучить. Да и к порядкам здешним не могу привыкнуть.
  • Папа, чуть не плакала дочка, — Что ты там один будешь делать? Как будешь жить? Хочешь куплю тебе туристическую путёвку в Италию? Потрясающая поездка. Посмотришь Венецию, покатаешься на гондоле. Ну, Оленька, скажи дедушке. Попроси его не уезжать.

 Пятилетняя Оля берёт дедушку за руку, поднимает голову, пытаясь заглянуть деду в глаза,— Не уезжай, деда. Мы будем в зоопарк ходить.

 Алексей поднимает внучку на руки, прижимается к щёчке. На глазах его слёзы. — Я буду приезжать. Часто. Мы обязательно будем ходить в зоопарк.

 Андрей и Алексей уехали. Они не смогли жить в Германии. Не смогли и всё тут. Как-то разумно, так сказать, по-научному объяснить их отъезд вряд ли возможно. Такая у них судьба. Как сказал кто-то из мудрых: «Судьба слепа, но разит без промаха».

Print Friendly, PDF & Email

31 комментарий к «Лев Мадорский: Возвращение»

  1. В первый год горбачевской перестройки мне пришлось присутствовать в конференц — зале Латвийского универитета на афишируемой встрече с телеведущим центрального телевидения Владимиром Познером, который к тому времени уже был заметной фигурой советского телебомонда. Тогда, всех нас подкупала его необычная биография (родился в Париже, много лет жил и учился в США, Франции, Германии) и, самое главное, его участие в телемостах с США с американским тележурналистом Филом Донахью. Тогда это была познавательная программа, вызывавшая зрительский интерес.
    В наше нынешнее время довольно легко встретить Познера с трансляцией о странах зарубежья. Но страной, о которой он всегда готов поведать в откровенно отрицательных тоннах, — Германия. Вместе с тем, в Германии постоянно проживает семья его родной дочери с внуками , хотя и этот факт не вызывает у него положительных эмоций. Даже создается впечатление, что каждый раз он готов возвратиться с этой темой к своим телезрителям.

    1. Но страной, о которой он всегда готов поведать в откровенно отрицательных тоннах, — Германия
      ———————
      Всё верно, Михаил! В некоторых интервью, вообще, при каждом удобном случае Познер негативно высказывается о Германии, хотя был там много раз. Инерция сознания- сильная штука. Даже не столько сознания, сколько подсознания. Яркий пример мои некоторые знакомые, которым прочно вбили в голову парадигму великого и мудрого Путина. Взглянуть на В.В. объективно они уже не могут.

      1. Добавлю, что, на мой взгляд, сегодняшняя Германия хорошая страна. Но то что здесь было выбить из головы невозможно…

    2. Владимир Познер из тех людей, кого я начал презирать после путинской войны в Украине. Хитрожопый еврей-интеллектуал, пытается своей старческой задницей усидеть на двух стульях. Боится осудить войну и виляет в различных интервью как хвост у собаки. Мне он стал отвратителен, как и вся остальная мерзота, которая подпевает Путину в России. Извините уж за мой английский😊 — Fucking old man

      1. Презирать человека только за то, что он поступил так же, как возможно поступил бы и я, будучи на его месте… Не знаю…
        Вот как попаду в такую ситуацию и… как выйду из неё с честью — тогда и «запрезираю». 🙂

      2. Рановато что-то говорить «после путинской войны в Украине», она в разгаре. И почему Познер еврей, а не француз? По еврейским законам он француз. Так бы и сказали «хитрожопый француз-интеллектуал». Смелее, Ядгар, говорите прямо желанное «жид». Сдерживаться вредно для здоровья. А тем более, искать среди путиноидов хитрожопых неотесанных татар или казахов или чеченцев. Зачем, правда? Когда можно смело говорить о Познере, показывая какая деталь его биографии для Вас самая яркая. Шли бы Вы к своим, там Вас ждёт восторг. А здесь Вас могут правильно понять.

        1. Отвечаю уважаемым Aharon L. и Zvi Ben-Dov.
          Если бы Познер бы татарином, то я бы написал, что он хитрожопый татарин😊 Слово «жид» я никогда не употреблял и никогда не сделаю этого в будущем. Уважаемый Аарон. Вы перепутали меня с «черносотенцами» и скинхедами из России и с бандеровцами из Украины. Если вы считаете, что Познер француз, то пусть будет так. Но от этого его продажная сущность не изменилось. Дело тут не в национальности, а в его любви к роскоши и деньгам. Как бы я поступил на его месте? Если бы у меня было бы столько денег, сколько Познер «наколбасил» на Первом Канале, то я бы я послал бы на хрен этого Путина, уехал бы из страны, стал бы рупором правды о преступлениях Путина (имея такую аудиторию), и доживал бы свою старость с чистой совестью. Но теперь он останется в памяти людей с подмоченной репутацией.

          1. Т.е. Вы настаиваете, что самым важным в той или иной персоне для Вас является его национальность. И чем Вы отличаетесь от путинских «денацификаторов»?

          2. «Как бы я поступил на его месте?…»
            _____________________________

            Узнать, как бы кто-нибудь поступил на чьём-либо месте можно… только после поступка, а до того — это не более, чем «декларация о намерениях», хоть я и не сомневаюсь, что вы сами в неё (декларацию о намерениях) верите.

      3. Владимир Познер из тех людей, кого я начал презирать после путинской войны в Украине.
        ——————
        Согласитесь, Ядгар, что все без исключения сегодняшние пропутинские пропагандисты ( другие исключены) запачкали себя в той или иной мере. Не исключаю, что нечто похожее происходит и с пропагандистами с украинской стороны. Но, я думаю, не в тсаой степени…

        1. Дорогой Лев.
          Я с Вами полностью согласен. А вот не пойму, почему уважаемый Аарон так прицепился к национальности? Мне без разницы, кто Познер по национальности, и людей я не делю по этому признаку. Кстати, меня можете назвать хитрожопым татарином😊 Я не обижусь.
          И не ищите во мне скрытого антисемита. Все равно не найдёте.

  2. “Не знаю как по другому объяснить, что некоторые из нас, приехавшие а Германию из бывшего Союза-России и получившие здесь или заработавшие прекрасные квартиры, хорошее медицинское обслуживание, достойную работу и многое другое … не успокоились. Переживают, мучаются, ищут. А, порой, бросают всё это благополучие к чёртовой бабушке и уматывают обратно. В прошлую жизнь.” (Лев Мадорский)
    ***
    Ностальгия по бывшему дому, по прошлой жизни — таков удел в основном светских, т.е. ассимилированных евреев. У ультраортодоксальных данная проблема практически отсутствует, ибо их понятие «Я дома» в корне отличается от нашего. Дом это Тора, иудаизм, заповеди и их строгое исполнение — триумвират, совершенно не оставляющий времени ни на праздную рефлексию о прошлой жизни, ни на ностальгию по ней. Все остальное — страны, города, места обитания — практически не имеют никакого значения перед величием исполнения индивидуального и общинного религиозного предназначения.

    1. Да, Борис, я вижу в этом религиозом космополитизме явное преимущество ультраортодоксов передо мной, например, верующим, но не так глубоко и безоговорочно.
      Такая вера, наверно, счастливое чувство. Всё за тебя решает Он. Ты должен только строго исполнять Заповеди. Я бы хотел пожить в этом мире…

    2. Я не согласен, что понятие и чувство дома есть только у религиозных ортодоксов. По крайней мере это не так у евреев вообще. У большинства из нас есть отчетливое национальное чувство братства. Почти каждый из нас узнает еврея в толпе, круг друзей чаще всего состоит из евреев, не говоря уж о солидарности почти всех евреев с Израилем. Есть такое мнение, что ни религия, ни политические убеждения, ни материальная заинтересованность не определяют целиком еврейскую идентичность. Она больше всего напоминает взаимоотношения в семье. При всех различиях и противоречиях мы не можем ни сами выйти из этой общности, ни исключить из нее других ее членов. В то же время как и в классической семье в нее можно вступить, как заключают брак. Поэтому еврей, попадая в Израиль, чувствует себя как дома, ведь все вокруг СВОИ!

      1. Я не согласен, что понятие и чувство дома есть только у религиозных ортодоксов. По крайней мере это не так у евреев вообще. У большинства из нас есть отчетливое национальное чувство братства.
        —————————
        В отношении национального и тем более отчётливого чувства братства в сегодняшнем мире, Михаил, где антисемитизм всё-таки исключение, ( нас сближал в прошлом веке именно антисемитизм) я бы поспорил. Тем более, что нет больше пятой графы. Ультраортодоксы в другом положении. У них 5 графа на лбу написана.

        1. Отсутствие ностальгии не очень-то связано с верой — скорее так называемыми «вратами сортировки».
          Думаю, что те, кто имеет такие «врата», как место или люди — «ностальгируют».
          Если в качестве «врат» место и люди — ностальгия сильнее.

          1. Думаю, что те, кто имеет такие «врата», как место или люди — «ностальгируют».
            Если в качестве «врат» место и люди — ностальгия сильнее.
            ———————
            Хорошо, Цви, а, главное верно, сформулировано. У меня обо аргумента, но «люди, сильнее.

          2. Справка по вратам сортировки
            1. Для человека c «люди» важны люди. Если его куда-то приглашают, то ему важно, кто там будет?
            2. Для человека с «вещи и действия» важны вещи, предметы и действия, обстановка, одежда мебель.
            3. Для человека с «ценности» важны причина и/или смысл. Вопрос «зачем?» ключевой.
            4. Для человека с «процесс» важно чем и как мы будем заниматься, последовательность действий.
            5. Для человека с «время» важно когда начинать, когда заканчивать.
            6. Для человека с «место» важно где: на природе, в каффе, у моря и т. д.
            У человаека обычно «задействовано» не более двух (максимум трёх) врат сортировки. Остальные «присутствуют», но… не более того.
            В случае отсутствия общих врат два человека, говорящих на одном и то же языке друг друга… не понимают, например, люди с вратами «ценности» и «вещи действия» не понимают людей с вратами «процесс» и «люди», если, конечно не делают дополнительных усилий, «наступая на горло собственной песне»
            Вы, Лев, как-то рассказывали о конфликте с родителями из-за того, что нарисовали что-то фламастером на клавишах. Это как раз пример подобного непонимания в результате несовпадения врат.
            Кроме врат сортировки имеются и другие метамодели…

      2. “Я не согласен, что понятие и чувство дома есть только у религиозных ортодоксов. По крайней мере это не так у евреев вообще. У большинства из нас есть отчетливое национальное чувство братства.”

        ***

        Михаил, мы тут говорим немного о разных вещах. Лев мой пост понял и ответил соответственно, хотя я с ним, будучи человеком неверующим, не согласен.
        Конечно что чувство дома есть не только у религиозных ортодоксов. Вопрос, о каком «доме» идет речь? У светских евреев свой дом сязан с конкретным местом, средой обитания. Лев много лет жил в Москве, потом переехал в Германию и вот уже много лет Германия стала его домом. В то же самое время и Москва также не утратила для него значения дома, к которому и по сей день тянет, который вызывает волнующую ностальгию и в который хочется хотябы раз в год приехать.

        У ультрарелигиозных евреев «свой дом» это САКРАЛЬНОЕ ПРОСТРАНСТО Торы, заповедей и их исполнения. Не имеет значения где ультрарелигиозный еврей живет ФИЗИЧЕСКИ, Тора и заповеди неотменно являются для него тем единственным домом, к которому он испытывает то, что Лев испытывает к Брауншвейгу и к Москве.

        В этой двойственности заложена и сложнейшая проблема нашего народа. Если для поляков, греков, немцев, японцев, эстонцев … и тд., понятие “мой дом” заключается в определенной территории где они веками жили и проживают, и отчасти в родном языке на котором говорят, то у нас есть четкое разделение — у светских евреев понятие “свой дом” чисто физическое, у ультрарелигиозных — чисто САКРАЛЬНОЕ. С языком тоже неоднозначно — очень многие ашкеназкие ультраортодоксы предпочитают идиш ивриту. Я это постоянно слышу, например, на улицах ультрарелигиозного квартала близлежащего города.

        Когда у одной части народа понятие «своего дома» физическое, а у другой части чисто сакральное, то и отношение к государству у разных частей совершенно разное — одни считают г-во Израиль построенным и свершившимся Третьим Храмом, другие считают такую трактовку профанацией, богохульстом и терпеливо ждут Машиаха, глубоко в сердцах отказывая г-у в легитимности (Нэтурей Карта об этом говорят открыто, другие ультрарелигиозные общины молчаливо), третьих, светских, г-во Израиль устраивает в таком же плане, в каком свое собственное государство устраивает другие, вышеупомянутые народы мира.

        1. одни считают г-во Израиль построенным и свершившимся Третьим Храмом, другие считают такую трактовку профанацией, богохульстом и терпеливо ждут Машиаха, глубоко в сердцах отказывая г-у в легитимности (Нэтурей Карта об этом говорят открыто, другие ультрарелигиозные общины молчаливо)
          —————
          «Натурей», Борис, я бы вынес за скобки, как фанатиков-сектантов, да и других, говорящих нечто подобное подавляющее меньшинство…

  3. Отношение к стране эмиграции/репатриации сильно зависит от характера человека. Был у меня друг, который сделал неплохую научную карьеру в сибирской медицине. Его сын, тоже врач хорошо продвинулся в германской медицине. Его отец не смог перебраться к сыну, даже выйдя на пенсию. На вопрос почему, он ответил, что «поговорить не с кем».
    Про себя могу сказать, что с первого дня в Израиле я почувствовал себя дома. Единственное чего не хватало из прежнего, это тех длительных еженедельных лыжных прогулок в хорошей компании, которые были в Академгородке. Ездил я в Европу катататься на горных лыжах, пока была лыжная страховка. Это большое удовольствие, но совсем другое.

    1. Отношение к стране эмиграции/репатриации сильно зависит от характера человека.
      ——————-
      Именно так. Как правило, все кто возвращается на Родину выехали не по своей инициативе и по характеру домоседы… В Германию, например, часто увозят из России детей, которым идти в российскую, армию с дедовщиной…Ни в Германии, ни в Израиле об этом диковенном звере понятия не имеют.

  4. Почему некоторые люди не могут хорошо жить в новой среде?
    Рассмотрим два объяснения из многих возможных. Так, на физиологическом уровне можно выделить четыре группы людей: 1)легко привыкающих новому и легко отвыкающих, 2)легко привыкающих и с трудом отвыкающих, 3)с трудом привыкающих и легко отвыкающих, 4)с трудом привыкающих и также отвыкающих.
    Отсюда несложно предположить, что уезжают с «новой Родины» скорее всего первая и третья группы людей. Поэтому оба случая, изложенных в статье, могут относиться либо к одной группе (первой или третьей), либо кто-то из них — к одной группе, кто-то к другой.
    Теперь посмотрим на личностном психологическом уровне. К чему человек не может привыкнуть? (группа 3)
    (А) Если не получил, то чего хотел, или получил, но это требует чрезмерных усилий.
    (Б) Если получил желаемое (интересная работа), но повседневная жизнь, бытовые действия настолько отличаются от того, к чему он привык, что нет возможности терпеть
    (например, как указывал второй герой статьи, непонятно, о чем вокруг говорят).
    В заключение следует отметить, что, действительно, жизнь в России (особенно взаимоотношения людей и отношения людей к порядку «закон, что дышло…») существенно отличается от Европы. Об этом достаточно глубоко и содержательно излагается в книгах русских классиков 19 века.

    1. оба случая, изложенных в статье, могут относиться либо к одной группе (первой или третьей), либо кто-то из них — к одной группе, кто-то к другой.
      ————————
      Вы, Анатолий, сделали, прямо-таки, на научном уровне анализ причин отъезда героя текста. Для меня самая реальная — есть два психотипа. один стремится к переменам, а второго перемены бьют палкой по голове. У меня есть друг в Москве ( ей богу, не преувеличиваю,) для которого сменить не то что страну, но город или даже улицу смерти подобно. А другой, напротив, должен, ему просто необходимо всё менять: страну, город, улицу, даже дом и квартиру. На одном месте он впадает в депрессию.

  5. «…не поддающуюся разумным объяснениям, тягу к вечным поискам, хаосу, болезненному надрыву.» — от этого как раз бегут 🙂 Вам не кажется, Лев, что этот миф давно почил? Он присущ всем эмигрантам, с тоской по своим «надрывам».
    Стоило, наверное, вспомнить жесткое требование к немецкому языку на фоне абсолютной свободы в русском, утрату глубины общения и базовых ценностей… Все эти темы хорошо обсуждены психологам в научной терминологии. Судьба, говорите? А если бы они не уехали, не развелись бы, остался бы молодой хирург самим собой в 90-е?
    Те, кому приходилось переезжать в другой город внутри СССР, получили тренинг по эмиграции. И страна тут не важна. В самом начале алии у меня случился разговор в «иранцем»- садовником и его матерью. Он изучал садово-парковую культуру, в Иране она на высоком уровне, подозреваю, еще в садов Семирамиды, стажировался в Японии. А в Израиле работал садовников в кубуце. Он не был членом кибуца, работал по найму. Спросил, его мать, пожилую женщину, едва говорившую на иврите, в чем мы были равны, не скучает ли она по Ирану через 20 лет жизни в Израиле? Ответила, что скучает каждый день.

    1. Спросил, его мать, пожилую женщину, едва говорившую на иврите, в чем мы были равны, не скучает ли она по Ирану через 20 лет жизни в Израиле? Ответила, что скучает каждый день.
      ———————
      Да. я реально встречаю таких в Германии среди родителей учеников. . Особенно сейчас, когда поехать в Россию большая проблема.

  6. Ответ, почему на самом деле я уехал — навеяно А.Невзоровым

    Уехал на чужбину жизнь прожить…
    Туда, где ничего бы не мешало
    Мне бесконечно Родину любить,
    Забыв её привычное е…хлебало…

    У меня есть несколько вариантов этой «глубочайшей» мысли вот ещё один:

    Патриотическая эмиграция

    «Бездомовские дети» надоели,
    «Спокойствия мошонки» так достали,
    Что семьи их на родину Шанели
    С “георгиевской визой” улетали,
    Уехав на чужбину жизнь прожить —
    Туда, где ничего бы не мешало
    Им бесконечно Родину любить,
    Забыв её привычное е…хлебало…

    На самом деле я сам никогда не «ностальгировал» — даже за тридцать два года в гости в родной Гомель не съездил, хоть у меня там остались лучшие друзья детства.
    Все мы разные…

    1. На самом деле я сам никогда не «ностальгировал» — даже за тридцать два года в гости в родной Гомель не съездил, хоть у меня там остались лучшие друзья детства.
      Все мы разные…
      —————-
      Вы, Цви. вообще, необычный человек. Я уже писал про это…

      1. Лев, спасибо, конечно но… «В действительности всё не так, как на самом деле» (Станислав Ежи Лец) :

        Я всё время ожидаю Чуда,
        Попадая всякий раз впросак,
        Я нигде и родом ниоткуда,
        Я никто и звать меня никак…

          1. Уж скромностью-то я точно не «болен». 🙂

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *