Иосиф Рабинович: Все наверх. Из новой книги – 08

 245 total views (from 2022/01/01),  21 views today

Рейс К-712 на Иркутск отбывал в 12.30 из аэропорта Шереметьево 25 сентября 1972 года. Позади было страшное лето — горела вся центральная Россия, но сейчас всё уже шло на спад, и душный смог не стоял над Москвой. Игорь Борисович летел в Иркутский Академгородок в командировку на конференцию по оптимальному управлению технологическими процессами. Мало что осталось от прежнего Игоря, исчезла борода, уже не такие густые чёрные волосы прорежены сединой. И то — ведущий конструктор по особо сложным объектам знаменитого авиационного КБ. Дома осталось семейство — жена и двое пацанов. Самая обычная биография для его ровесников, окончивших престижный Физтех.

Все наверх. Из новой книги

Иосиф Рабинович

Продолжение Начало

Мама действительно встала и на Игоревское «доброе утро» только головой покачала, потом взяла со стула его рубашку, один раз одёванную, и брезгливо выбросила в грязное бельё. Бог одарил маму невероятным обонянием — она точно улови— ла чужой запах.

  • Игорёчек, шляешься бог весть с кем, когда ж ты за ум возьмёшься?
  • Мамуля, с первого сентября, ещё пару дней пошляюсь и потом как штык буду за ум браться, — и он поцеловал маму.
  • Всё твои дурацкие шутки, ну, смотри…

Начавшийся учебный год закрутил Игоря. Встречи с друзьями, новые лекторы, начало практики в НИИ — всё это заслонило от Игоря историю с Люськой, которая, кстати, и не звонила. Огорчало ли это его? И да, и нет, но в памяти иногда мелькало Люськино лицо и неистовая ночь в Армянском переулке. Уже на исходе сентября в воскресенье раздался звонок. Родители с братишкой были в отпуске, бабушка возилась на кухне, когда он услышал хрипловатый голос Люськи.

  • Игорёк, ты дома, хорошо, что застала тебя.
  • А ты где, мы увидимся нынче, поужинаем? Фингал у меня прошёл.
  • Что прошёл, это клёво, а вот про увидимся, так — нет. Послушай меня — большие изменения в моей жизни, замуж выхожу.
  • Вот так номер! За кого?
  • А это важно? Он начальник в Аэрофлоте, а я поступаю на курсы стюардесс при Интуристе. Буду в Париж летать.
  • Ясно с тобой всё, а я все-таки очень хочу тебя увидеть до свадьбы, ну хоть сегодня.
  • Серый, ты даёшь, хочешь со мной наставить рога будущему жениху? Нет уж, начинаю новую жизнь, а ты не переживай, у тебя ещё много девок будет. Такой классный чувак, вешаться будут. Да и я тебя вспоминать буду!
  • Спасибо за прогноз и комплименты, а я тебе желаю большого семейного счастья и парижских удовольствий и магазинов.
  • Ну, пока, может ещё и свидимся когда…
  • Пока, кто знает, — и Игорь положил трубку.

На балконе снова начался разговор с двойником под очередную трубку с Золотым руном.

  • Значит, отставка, и коварная ушла? Расстроен и тоскуешь?
  • Почему тоскую, нормальный ход событий, женщине 25, ей замуж пора. А мне учиться надо. Хотя честно признаться не приходило в голову, что так скоро это будет.
  • Ну, да, ещё парочку страстных свиданий, да ты радоваться должен дурашка, что так легко отделался. Авось с одного раза контора к тебе не прилепится.
  • А может ты и прав, хотя жалко…
  • Жалко знаешь где?
  • Отстань, пойду к коллоквиуму готовиться!
  • Вот это дело…

***

Рейс К-712 на Иркутск отбывал в 12.30 из аэропорта Шереметьево 25 сентября 1972 года. Позади было страшное лето — горела вся центральная Россия, но сейчас всё уже шло на спад, и душный смог не стоял над Москвой. Игорь Борисович летел в Иркутский Академгородок в командировку на конференцию по оптимальному управлению технологическими процессами. Мало что осталось от прежнего Игоря, исчезла борода, уже не такие густые чёрные волосы прорежены сединой. И то — ведущий конструктор по особо сложным объектам знаменитого авиационного КБ. Дома осталось семейство — жена и двое пацанов. Самая обычная биография для его ровесников, окончивших престижный Физтех.

В Шереметьево он приехал заранее и, зная, что в самолётах уже запретили курение, решил прогуляться и накуриться впрок. Трубка давно пылилась в письменном столе, курил Игорь Борисович Partagas, кубинский горлодёр. Щурясь на ласковом солнышке бабьего лета, он сидел на лавочке и привычно затягивался уже второй сигаретой. Повернув голову влево, он увидел пару. Мужчину и женщину в аэрофлотовской форме. Что-то показалось ему знакомым. Нет, не может быть! Но эта копна рыжих кудрей, этот крупный резко очерченный рот… Это определённо была Люлю. И он помахал рукой. Никакого ответного движения не было, и пара проследовала мимо него. Игорь Борисович напряжённо глядел им в след. Нет, это определённо была Люська, он не мог ошибиться. И вдруг женщина обернулась и быстрым движением приложила палец к губам. Он улыбнулся, дважды кивнул головой и следил за ней, пока пара не исчезла в здании аэровокзала.

Во, даёт Люська, думал Игорь, конспираторша та ещё. А смотрится стервочка отлично, вроде и не было полутора десятка лет. И походка, походка, как пишет. Модель, да и только! А кто с ней? Муж? Хотя вряд ли. Где-то полгода назад встретился ему в поликлинике постаревший, обрюзгший Серж Гусар. И, между прочим, сказал, что Люська три раза замужем была, вот ушла ли от третьего, он не в курсе. Гусар где-то чего-то возглавлял и был важен как министр, а про Люську помянул с пренебрежением.

И тут как всегда появился двойник:

  • Вспомнили молодость, Игорь Борисович? Захотелось порезвиться? Может, после Иркутска позвоните на Армянский переулок? Телефончик в старой книжке сохранился, поди?
  • Отстань, а поглядеть и впрямь любопытно было бы. Какая сохранность на взгляд, правда.
  • А хочется тактильных осязаний, потрогать за?
  • Отстань, пусть живёт девушка, как хочет, а мне пора на регистрацию.
  • Удачного полёта, бывший мачо!

Граждане пассажиры. В окне 23 начинается регистрация на рейс К-712, следующий в Иркутск.

(Продолжение следует)

Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *