Никита Николаенко: Три смятых конверта

 488 total views (from 2022/01/01),  3 views today

Деньги! Они всегда, кстати, никогда лишними не бывают, но в тот период времени я особенно ожидал их прихода. И тому была причина. Я вступил в непростой период жизни, когда после долгих лет относительного благополучия наступили тяжелые времена. До этого недостатка в деньгах не испытывал, поскольку десять лет проработал директором охранного предприятия и, худо-бедно, на хлеб тогда хватало. Временами позволял себе шиковать даже катаясь по любимой Венгрии по три раза в году.

Три смятых конверта

Рассказ

Никита Николаенко

Они уже тогда были смятые, когда я увидел их в первый раз. Смятые, и местами даже\ надорванные, со следами от стоявших на них когда-то стаканов с чаем, невзрачные конверты словом. Но в каждом из них находилось по сто тысяч рублей — итого, триста тысяч! Огромная сумма для меня по тем временам! А конверты, в которых лежат деньги, имеют привлекательный вид, даже если они и смяты. Пухленькие такие были конверты, притягивали взгляд.
Их молча, положил передо мной старик — отец и так же молча, смотрел на меня, ожидая реакции. Но я привык контролировать свои эмоции, а потому не спешил с ответом. После паузы, уловив мой вопросительный взгляд, старик, таки, прервал молчание. Возьми! — произнес он с трудом. Его возраст давал о себе знать — Дед стал хуже говорить, медленнее двигаться. Возьми и распорядись ими так, как считаешь нужным! — медленно, но твердо повторил он.
Деньги! Они всегда, кстати, никогда лишними не бывают, но в тот период времени я особенно ожидал их прихода. И тому была причина. Я вступил в непростой период жизни, когда после долгих лет относительного благополучия наступили тяжелые времена. До этого недостатка в деньгах не испытывал, поскольку десять лет проработал директором охранного предприятия и, худо-бедно, на хлеб тогда хватало. Временами позволял себе шиковать даже катаясь по любимой Венгрии по три раза в году.
Но, как известно, в жизни не все идет гладко! За белой полосой может наступить и черная полоса. Это и довелось испытать на своей шкуре. Длительный период относительного веселья сменился таким же длительным периодом тягот и безденежья.
После завершения работы директором очень скоро стало понятно, что исполнителем чужой воли мне уже не быть, а потому работа подневольным работником — не для меня. Слова то, конечно, красивые, да вот только — жить то на что? Между тем заблаговременно накопленные средства таяли прямо на глазах.
Тут то и довелось узнать — что такое прожиточный минимум в нашей стране. Пришлось потуже затянуть пояс — наступили времена жесткой экономии на всем. Тогда по совету Деда я завел тетрадь куда скрупулезно записывал все траты и в конце каждого месяца подводил итоги. Наглядная агитация за экономию теперь оказалась на виду даже если и убирал тетрадь в шкаф подальше, чтобы не расстраиваться.
Быт стал другим. Значительно изменился режим питания и досуга. Ушли в прошлое деликатесы — текила икра и рыбка. Красочные витрины супермаркетов я изучал только по старой памяти проходя мимо.
Зато, взамен, освоил традиционную русскую еду, и прямо скажу, что она очень понравилась! Оставалось только удивляться тому, что, прожив на свете немало лет, не освоил ее раньше. Очень вкусной показалась на обед вареная картошечка в мундире, быстро выяснилось, что квашеная капуста и соленые огурчики — просто объедение! Также оказалось, что горсть отварной крупы на завтрак — это не просто сытная еда, но еще и полезная! А на ужин вполне хватало и несколько сухарей с чаем. Кстати, и водка показалась не хуже текилы.
Конечно же, пришлось отказаться от услуг тренера по боксу но, сменив режим тренировок, я продолжал поддерживать спортивную форму, занимаясь самостоятельно.
В тот период не могло быть и речи о том, чтобы приобрести обновки. Донашивал старые вещи, вспоминая простую венгерскую пословицу — “красивее штопаная одежда, чем рваная”.
Да, пришлось по-новому налаживать свой быт, в том числе, и отдых. Так как о поездке на юг, к морю, оставалось только мечтать, то попробовал найти другие приемлемые варианты отдыха и, надо сказать, что весьма преуспел в этом деле.
Наша старая Волга, слава богу, оставалась на ходу, в основном, благодаря заботам старого мастера, соседа по стоянке. Раньше, когда была возможность, то платил ему за ремонт машины, а потом, когда ее не стало, Борис Федорович продолжал устранять неисправности за символическую плату, исключительно из любви к искусству.
Так вот, благодаря мобильности удалось обнаружить, что в Москве хватает доступных мест для хорошего отдыха. Приглядевшись к завсегдатаям парков у воды, я с удивлением обнаружил, что загореть они умудряются не хуже, чем у моря, почти до черна! И мест для купания достаточно, если не привередничать. Постепенно, закрывая глаза, я стал погружаться, вместе с завсегдатаями в мутную воду. Итак, любимыми местами отдыха надолго стали Коломенское, Борисовские пруды, охотничий домик моих друзей за городом, да еще дача любимой жены. Простенько, зато, со вкусом. За лето я успевал загореть не хуже, чем на юге.
Кроме того, как-то незаметно, эти непритязательные места для летнего отдыха превратились и в площадки для творчества. Папка, ручка, листки бумаги — все это, наряду с бутылкой минералки да фруктами, всегда были под рукой на прогулках, а в одиночестве, на природе, работалось довольно легко и продуктивно!
Так шел месяц за месяцем и постепенно надежды на быстрое обогащение ушли прочь, а былые излишества забылись. Я привык довольствоваться малым и, похоже, что меня стало все устраивать. Была еще одна немаловажная причина, из-за которой я стремился упрочить свое новое положение и рассчитывал только на свои силы. Это творчество. В те годы я начал писать, слишком много накопилось в душе, и захотелось обратиться к обществу. Вот только как сделать так, чтобы быть услышанным? Хорошо писать! — ответ показался довольно простым. Хорошо и много писать, и главное — донести тексты до читателя. Накопленный опыт, полученные знания — казалось было на что опереться!
И довольно скоро стало понятно что чтобы добиться успеха в творчестве, придется все время посвящать работе, заниматься ей постоянно, продвигаться вперед, шаг за шагом. Даже показалось, что работа писателя сродни работе профессионального спортсмена. Выкладываться надо по полной программе, и все время проводить в тренировках, в работе то есть. Иначе успеха не достичь. Слишком много вокруг конкурентов.
Но, на все это нужно время! А чтобы распоряжаться своим временем, следует стать хозяином самому себе, самому выстраивать график работы, независимо от желания и мнения сторонних людей. Легко сказать, но глаза боятся — а руки делают!
Путь к читателю оказался тернист и сложен, однако стало понятно, что я на правильном пути. Появились первые публикации. Дело оставалось за малым — найти источник финансирования для дальнейших занятий творчеством. Случайные заработки, к которым прибегал еще, по старой памяти, вроде содействия в получении охотничьего билета, или дельные советы по получению охранной лицензии, исчезли безвозвратно. Я же отошел от этой деятельности. Требовались новые решения.
А денег почти не осталось! Порой приходилось выгадывать — два или три яблока прихватить с собой на обед? А может быть наскрести по сусекам на маленькую дыньку? Время шло. Но как ни растягивал я удовольствие, наступил-таки момент, когда скудные запасы подошли к концу. Все — денег не осталось и казалось, что взять их неоткуда.
В тот момент положение показалось настолько безнадежным, что я всерьез подумал о том, что осталось только идти собирать бутылки, или взяться за нож. Но собирать бутылки не собирался ни при каких обстоятельствах, а вот мысль — не взяться ли за нож? — посещала меня постоянно. Нет, конечно, браться за нож я тоже не собирался, поскольку хорошо помнил фразу из Библии — “взявший нож, ножем гибнет”. Положил его в карман только.
Мало того, всерьез задумался о том, чтобы начать выходить на ринг, за деньги. Такая возможность предоставлялась подготовленным боксерам, независимо от их возраста — показательные бои под ресторанную музыку проводились то здесь, то там, а спортивную форму я еще не окончательно растерял. Слава богу не дошло до этого. Не хватало еще мне, старику, драться за деньги!
Кстати, в тот период тягот и лишений очень хорошо стали видны человеческие качества окружавших меня людей. Жена, худо-бедно, поддерживала морально, да Дед, еще. Да еще, старая подруга помогала советами. Зато злобно шипела теща, до этого подрабатывающая в моих предприятиях, не выходя из дома и в одночасье лишившаяся неплохой прибавки к пенсии. Брат, сколотивший немалое состояние не без моего участия, не ударил и палец о палец для того, чтобы помочь нам с Дедом. Ну, да бог им судья!
Было заметно, что не только, я оказался в такой ситуации. Сосед по стоянке, вполне приличный мужчина средних лет, нашел себя на бензоколонке, охотно помогая заправиться заехавшим туда водителям. Мне разок машину заправил. Но становиться работником бензоколонки я тоже не собирался.
Тогда как действовать, где добыть деньги на хлеб насущный? Что сказано в Писании — “…даже две малые птицы продаются за один ассарий, у вас же, и волосы на голове все сочтены…”. Эта фраза вдохновила и заставила основательно задуматься.
Тут то и пригодились мои скромные познания по венгерскому языку. На руку сыграло еще и то, что венгерский язык считался редким языком, и знатоков его в Москве — по пальцам сосчитать. Уяснив ситуацию, я стал браться за любые переводы, назначая мизерную, поначалу, цену. В конце концов, и язык лучше освою! — утешал себя тогда.
Не сказать, чтобы дело сразу пошло. Во многих конторах отнеслись ко мне с недоверием, просили, для перевода подъехать к ним и перевести текст на месте. Причем в некоторых конторах уже имелся перевод с венгерского языка на английский и от меня это, особо не скрывали. Проверим! — говорил лукавый взгляд менеджера.
Что же — назвался груздем, полезай в кузов! Вооружившись венгерскими словарями, я приезжал в бюро переводов и, конечно же, ловко переводил текст, тут же набирая его на компьютере. Дело пошло. Ко мне стали регулярно поступать заказы, по большей части гадкие и неудобные. Требовалось переводить даже печати. В основном речь шла о коммерческих спорах, или о заманчивых предложениях, о сотрудничестве.
Тонкий ручеек денег потек постоянно. Я вдохновлял себя радужными перспективами — это за перевод трех страниц платили мало! А вот за двадцать страниц будет куда больше денег, а за двести — за двести получалась довольно приличная сумма! Но это оставалось в мечтах, на практике приходилось довольствоваться малым. Разок, правда, поступил заказ на перевод текста по военной тематике, действительно, на двести страниц, но за него предложили такую смехотворную оплату, что я отказался без сожаления. Сами пусть переводят!
Зато, как же радовался я первым деньгам, заработанным с помощью переводов! Пусть, поначалу, это были сущие копейки, но они появились, и появлялись снова и снова, так как обращаться стали регулярно. Объяснение этому оказалось простое. Я переводил, не торгуясь, сразу соглашаясь на ту цену, которую предлагали. Лиха беда сначала! Вот, набью руку, а там — посмотрим! — повторял я себе, прекрасно понимая, что затраченный труд не соответствует оплате.
Но, постепенно, стал отказываться от дешевых переводов. Ну как же так! — обиженно, обращались ко мне представители фирм с которыми до этого работал безропотно. Вы же переводили ранее по этой цене и Вас все устраивало! То была проба пера! — объяснял им, просто и без затей. Попробовал — и, хватит! Менеджеры казались сильно разочарованными.
Тем временем разохотившись, я решил попробовать силы и в качестве репетитора. Вот, тут дело пошло гораздо веселее! И денег заметно прибавилось и времени тратил значительно меньше, чем на переводы, оставались еще силы для творчества. Впрочем, и это произошло не сразу. Поначалу я и преподавать решался тоже за сущие копейки. Но, в отличие от переводов, здесь освоился гораздо быстрее! Произошло это так.
Поначалу набил руку на молодых девчонках, которые нашли женихов в Будапеште и собирались осчастливить их своим скорым приездом. Вспоминая былые поездки в Венгрию, я давал необходимые знания для общения на бытовом уровне. Худо-бедно общаться девчонки научились.
Но окончательно уверовал в свои силы после того, как в течение полугода обучал этнического венгра. Отец парня жил на исторической родине, а мать здесь — в Москве. Кстати, она тоже говорила по-венгерски. Ох, и струхнул же я, поначалу! Особенно, когда выяснилось, что начальными знаниями парень уверенно обладал. Мы прорабатывали урок за уроком, а он спокойно шел по программе. Но таки застопорился и обучение вошло в привычное русло. Наконец-то я вздохнул спокойно! Приходили на занятия и зрелые тетеньки, чьи мужья устроились на работу в Венгрию. На серьезную работу, кстати, денежную. Я радовался их успехам, и своим — тоже.
По всему выходило, что мои былые продолжительные поездки в Будапешт оказались не пустой забавой, а помогли освоить язык на практике, а приобретенные навыки уже сумел использовать с пользой для дела. Вспоминались слова из повести “…Ивана Денисовича” — “кто два дела знает — тот и десять освоит!”. Как раз про меня! После работы директором охранного предприятия стать переводчиком с венгерского языка — не каждый осилит!
Однако время шло и потихоньку я стал замечать, что втянулся в режим, успеваю и заработать, и заниматься творчеством. А еще успевал тренироваться, заботиться о семье, да и вообще — все успевал, хотя и приходилось побегать! Зато после долгого периода лишений стало понятно, что я выдержал испытание, научился существовать на подножном корму. И еще, что немаловажно — изменил свое мышление, избавился от ненужной заносчивости, оставшейся от былых, директорских времен, внимательнее стал относиться к людям, независимо от их социального положения. Да, на Руси от тюрьмы да от сумы не зарекаются! Соприкоснувшись и с тем и с другим, я стал смотреть на мир по-другому. Про тюрьму, кстати, уже упоминал в одном из своих рассказов.
По большому счету острой необходимости в деньгах уже не было. Я выстоял! На хлеб, на непритязательные развлечения, на обслуживание квартиры и машины хватало — и, слава богу! Продержимся как-нибудь и дальше! Полстраны уже проживало так, рассчитывая только на себя!
Но, поскольку, денег хватало только-только, то прикидывал возможные способы очередного заработка и экономии того, что имелось в наличии. В чудеса, конечно, уже не верил, разуверился вернее. И, вдруг — такой подарок от Деда! Три конверта с деньгами. Не один даже, а целых три!
Давно я не получал никаких подарков, а потому был приятно удивлен. Объяснение щедрости Деда впрочем имелось. Накануне у нас состоялся непростой разговор. Старик, попросив выслушать его, произнес торжественную речь, любил он это дело. Как ты знаешь, я коплю деньги, и все это останется вам с братом в наследство! — объявил он. Причуды старика меня только отвлекали, и я попробовал возразить ему. Дед, у нас в квартире и так, по всем углам валяются старые, еще советских времен, десятирублевки, с Лениным. Если их посчитать — наберется приличная сумма! Это, кстати, остатки твоих былых накоплений. Но кому они нужны сейчас! Старик выслушал молча и возражать не стал.
Деньги должны работать, приносить пользу! — вяло добавил я. Вот и я говорю! — оживился Дед. Пусти их в оборот, займись, наконец-то, делом! В те дни он очень интересовался работой различных брокерских контор, и даже пробовал участвовать в каких-то сделках. Нет-нет, подразумевалось не это! — сходу, отверг я его предложение. Нам следует начать тратить деньги сейчас, на свои нужды, на питание, прежде всего, а не откладывать на потом.
А то живем на те копейки, которые я с таким трудом зарабатываю переводами, а рубли, вроде как и есть, да лежат без пользы. Смотри, постигнет их та же участь, что и советские дензнаки! — напомнил я отцу. Старик основательно задумался. Значит ты не хочешь попробовать свои силы на бирже? — таки повторил он свое заманчивое предложение. — Нет ни малейшего желания! Это же надо входить в курс дела быть в душе, игроком, спекулянтом — не мое это! — тут, я даже поморщился, на минуту представив шустрых менеджеров, не отводящих глаз от мерцающего монитора. Мне за ними не угнаться! Сам знаешь — я занят другим делом — творчеством! — напомнил Деду. Да, только денег это не принесло пока! — тяжело вздохнул отец. Тут уже мне нечего было возразить. Тогда явно раздосадованный моим ответом, старик ушел прочь. Обиделся наверное, — подумал я, да тут, же и отвлекся на сторонние мысли. Других забот хватало.
Минуло немного времени. Я уже и забыл о нашем разговоре — мало ли наболевших вопросов приходилось обсуждать со стариком за последнее время! Копит он свои деньги — и ладно! На хлеб нам и так хватает! Зато старик о разговоре не забыл. Как всегда неожиданно, он обратился с просьбой уделить ему минуточку. В тот день я торопился куда-то, не помню уже, куда, поэтому просьба отца основательно напрягла — знаем его минуточку! Вот, начнет сейчас нравоучения читать, опять никуда не успею! — затосковал я тогда. Но в тот день отец оказался немногословен. Спросил только, как идет работа — есть ли, новые публикации? С трудом, но идет! — отмахнулся было я. Все по-старому, все идет по плану.
Ну вот возьми! — и тогда впервые и довелось увидеть три пухлых конверта с деньгами. Не знаю, подействовала ли на старика наша предыдущая беседа, или он сам принял такое решенье — не знаю! О короткой беседе накануне я уже упомянул.
Попрошу тебя только! — напомнил Дед после передачи конвертов, — что бы в холодильнике всегда стояла бутылка кефира и лежал какой-нибудь пучок зелени для салата. Обязательно! — последовал ответ. И так все стояло, все было. Посидели немного, помолчали. Затем старик отправился смотреть свой телевизор, а я остался сидеть за толом. Торопиться уже стало некуда.
Откинувшись на спинку стула, я с недоверием посматривал на такие пухлые конверты, и даже, время от времени поглаживал их ладонью, припоминая нелегкие времена, когда счет шел не на тысячи, а на рубли. Давно не получал таких подарков! Пересчитать бы не мешало! — подумал еще вяло. Денежка — она счет любит! Но пересчитывать деньги не стал. Дареному коню в зубы не смотрят! Еще изредка спрашивал себя — не видение ли,

 не исчезнут ли деньги завтра? Но ни через день, ни через два, конверты никуда не исчезли и Дед не попросил их вернуть обратно не передумал. Наступила пора оприходовать конверты.
После такого подарка от старика жить стало намного легче и веселее. Тем летом я даже позволил себе поездку на юг с семьей — впервые за последние пять лет! Наконец-то снова увидел любимое море и горы.
Но я уже настолько освоил непритязательный отдых на старых московских прудах, что даже всерьез задумался тогда — а не прогадал ли с поездкой? Там, конечно, красиво, но очень дорого! Тем более, что знакомые дорожки у прудов ненавязчиво манили к себе, поскольку, что в тени деревьев заниматься творчеством оказалось весьма комфортно. На юге, кстати, почему-то не работалось. Соблазны вокруг отвлекали, наверное.
В быту же ничего не изменилось. Приученный к бережливости, я аккуратно вел хозяйство, справедливо полагая, что полученных денег, при разумном использовании, хватит на длительный период. Но только — при разумных тратах.
Но нельзя сказать, чтобы я удовлетворился своим материальным положением. Вовсе нет! Было заметно, как люди вокруг приобретали новые машины, квартиры даже, ездили в зарубежные поездки, позволяли себе излишества. Я же довольствуясь малым, самозабвенно работал над новыми текстами.
Работа, работа! Она шла полным ходом! Я гнал лошадей, и много трудился тогда, понимая, что время для творчества, подаренное мне Дедом, следует использовать с максимальной пользой. А многочисленные публикации только подтвердили, что время потрачено не зря. Войдя в режим трудовых будней, еще уверенней вел домашнее хозяйство, и с женой, и с дочкой, слава богу, тоже все было в порядке. Да и старик пользовался заслуженным вниманием.
Со временем, теряя здоровье, Дед передал под мой контроль и деньги, предназначенные нам с братом в наследство. Они, правда, так и лежали без движения, зато вселяли уверенность в завтрашнем дне. С деньгами всегда веселее!
Но тяжелые удары судьбы не проходят бесследно. Увы! После испытаний, выпавших на мою долю, напрочь пропала охота посещать кафе, рестораны и другие подобные заведения. Стоило только направиться к ресторану, как воображение тут же рисовало внушительный счет за трапезу, да еще и чаевые! Следом в сознании прокручивался внушительный перечень продуктов, которые можно было бы приобрести за эти деньги — орехи, сухофрукты! Я замирал, как вкопанный, и никакими силами не мог заставить себя переступить порог заведения. Неправильно это! Но и стесняться тут нечего. Такой опыт дорогого стоит.
Время шло. И хотя тяжелая болезнь старика ударила по карману, потребовала незапланированных расходов, но наученный горьким опытом, я справился и с этой напастью.
А конверты — они со временем обтрепались еще больше, но несмотря на невзрачный вид, выкидывать их пока не собираюсь. Мало того, складываю в них, по старой памяти, такие же смятые тысячные купюры, пришедшие ко мне, с оказией.
Хорошие конверты передал мне Дед. Не беда, что они потеряли первоначальный вид. Бог даст, разбогатею еще, и будут они, как и прежде, лежать, пухленькие, на столе передо мной, рядом с многочисленными трудами и учебником венгерского языка, и радовать взор старого солдата. Почему нет — пути господни неисповедимы! А, если не доведется — тоже не беда! Как говорит народная пословица — в сорок лет, денег нет — не будет! Ничего, бог не выдаст, свинья не съест. Послужат они еще для доброго дела! А нет, так оставлю их просто на память, эти три старых, смятых конверта, которые, в тяжелую годину, передал мне Дед.
05 мая 2012 года

Print Friendly, PDF & Email

2 комментария к «Никита Николаенко: Три смятых конверта»

  1. Написано неплохо.
    Автору рекомендуется перечитывать и проверять свои тексты тщательнее.
    Синтаксис и орфография хромают.
    Да и стиль несколько… казённо-ватый: «Быт стал другим. Значительно изменился режим питания и досуга. Ушли в прошлое деликатесы — текила икра и рыбка. Красочные витрины супермаркетов я изучал только по старой памяти проходя мимо…
    Было заметно, как люди вокруг приобретали новые машины, квартиры даже, ездили в зарубежные поездки, позволяли себе излишества. Я же довольствуясь малым, самозабвенно работал над новыми текстами.
    Работа, работа! Она шла полным ходом! Я гнал лошадей, и много трудился тогда, понимая, что время для творчества, подаренное мне Дедом, следует использовать с максимальной пользой. А многочисленные публикации только подтвердили, что время потрачено не зря. Войдя в режим трудовых будней, еще уверенней вел домашнее хозяйство…»

  2. Ну что тут можно сказать…
    Оптимистическая… безнадёга 🙁
    Написано, кстати, оцчень даже неплохо.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *