Евгений Лейзеров: Пересечение писательских судеб

 463 total views (from 2022/01/01),  7 views today

Главная тема большинства произведений Булгакова и Набокова — заострённая, неувядаемая, пронзительная ностальгия. Несмотря на ошеломляющий успех выходивших книг и проходивших «на бис» театральных пьес, критика их особым добрым вниманием не баловала, скорее наоборот, очень часто предвзято, неодобрительно о них отзывалась.

 Пересечение писательских судеб

Евгений Лейзеров

            В истории российской словесности Михаил Булгаков и Владимир Набоков стоят особняком. И это было, как при жизни обоих писателей, так и после их смерти. Они творили в одно и то же время, примерно 20 лет, охватывая целиком 20-е и 30-е годы ХХ века. Родившиеся в 90-е годы XIX века (Булгаков в 91-м, Набоков в 99-м), они к концу 20-х годов стали признанными мэтрами литературы. Здесь нужно сделать существенную оговорку. Булгаков всё это время жил в советской России, где и умер в своей постели в 1940-м году, что для советских писателей именно в тот предвоенный период репрессий было пиком благополучия. Набоков жил в Западной Европе и писал свои работы большей частью на русском языке[1], и в том же 40-м году эмигрировал из Франции в Америку. И там, в США, он принимает решение: отказаться от русского языка и перейти на английский.

            Главная тема большинства произведений Булгакова и Набокова — заострённая, неувядаемая, пронзительная ностальгия. Несмотря на ошеломляющий успех выходивших книг и проходивших «на бис» театральных пьес, критика их особым добрым вниманием не баловала, скорее наоборот, очень часто предвзято, неодобрительно о них отзывалась.

            Самое интересное, что в их творческих судьбах совпадали многие события, деяния и даже дни, правда, в разные годы. 28 марта 1930 года стало для Булгакова переломным днем в его творческой судьбе, когда он написал письмо Правительству СССР о своем безвыходным положении: «…налицо в ДАННЫЙ МОМЕНТ — нищета, улица и гибель» и получает через три недели в телефонном разговоре со Сталиным ответ на письмо — «…вы будете иметь по нему благоприятный результат». А для Набокова самым трагическим днем в его жизни стало 28 марта 1922 года, когда в Берлине был убит его отец. Произошло это вечером в берлинской филармонии, где выступал с лекцией Милюков, (лидер кадетской партии), был полный зал — около полутора тысяч человек. Террористы предприняли попытку убийства Милюкова. Владимир Дмитриевич, защищая лидера, сбил одного из них с ног, пытаясь выхватить револьвер, второй террорист, видя происходящее, выстрелил ему три раза в спину. Смерть наступила мгновенно.

            И еще нужно отметить, что в том же возрасте, когда Набокову, как и Булгакову, было тридцать девять лет, то есть в 1938 году, он, как пишет его биограф Брайан Бойд, жаловался на «дикую нужду». Его зов о помощи услышал Сергей Рахманинов, который — хотя лично и не знал Набокова — был давним поклонником Сирина, и немедленно выслал ему телеграфом 2500 франков.

            Начинали же писатели свой творческий путь с литературной поденщины, то есть оба работали в газетах: Булгаков — в московском «Гудке», Набоков — в выходящем на русском языке берлинском «Руле». Кроме того им приходилось заниматься репетиторством, а при случае они участвовали в качестве статистов в кинематографе и на театральной сцене. Как ни покажется странным, но эти занятия — не особо любимые ими — послужили отличным подспорьем для дальнейшей литературной деятельности. Михаил Булгаков стал хроникером и фельетонистом московской газеты «Гудок». В двадцатые годы в течение шести лет он написал более ста фельетонов, преумножая славу своего учителя Салтыкова-Щедрина. В своих фельетонах Михаил Афанасьевич пользовался разными формами подачи материалов: рассказ, история в документах, дневник, письмо, монолог, диалог и т.д. Примерно в это же время Владимир Набоков публиковал в газете «Руль» со своей склонностью к пародийности и каламбурам маленькие скетчи и пьесы. Кроме того он был составителем шахматных задач и остроумных кроссвордов, как писал Сирин, крестословиц.

            К началу тридцатых годов, после поставленных на театральной сцене «Зойкиной квартиры» и «Дней Турбиных» Булгакова и романов «Машенька», «Защита Лужина» Набокова оба автора становятся основными ведущими писателями советской России и русского зарубежья.

            С отроческих лет Михаил Булгаков и Владимир Набоков безудержно любили творчество Пушкина, для них Александр Сергеевич — самый первый, неповторимый классик российской словесности. К столетию со дня гибели Пушкина Булгаков написал пьесу «Александр Пушкин», второе название «Последние дни». При жизни Михаила Афанасьевича произведение не ставилось и не публиковалось, а потом путь пьесы к зрителю занял восемь лет, а путь к читателю — больше двадцати. Это драма, в которой остро показаны травля и презрение к великому Пушкину и, как итог, дуэль на Чёрной речке. К пьесе Булгакова подходит более точное название «Гибель Поэта». А Набоков к столетней годовщине смерти А.С.Пушкина написал эссе «Пушкин или Правда и правдолюбие».

            Эссе Набокова написано на французском языке в 1937 году, перевод на русский Т.Земцовой. Приведу одну выдержку о Пушкине из этого блистательного эссе: «… вот он на набережной Невы, мечтатель, облокотившийся о гранитный парапет, искрящийся при луне и инее; в театре, с моноклем, в розоватом свете, под звуки скрипок расталкивающий с модной заносчивостью соседа, чтобы занять место; потом в деревенской усадьбе, сосланный из столицы за несколько вольнолюбивых строк, в ночной рубашке, взъерошенный, марающий стихи на серой бумаге (в которую оборачивали свечи), жующий яблоко; я вижу его идущим по просёлочной дороге, листающим книги в лавке, целующим стройную ножку возлюбленной…»

            Многие работы и М.А.Булгакова, и В.В.Набокова очень часто, порою десятилетиями не публиковались или выходили в свет на добрую четверть урезанными цензурой. Для писателей это было еще одним испытанием на верность Слову, и сколько сил и здоровья при существовавших тогда кознях ими потеряно!

            Как будто следуя навстречу разрешениям проблем обоих писателей, в 1952 году в Нью-Йорке начало работать издательство имени Чехова, причем его целью стало печатание литературных, мемуарных и научных произведений, которые не могли быть опубликованы в СССР. За пять лет существования издательства в нем было опубликовано по подсчетам И.Н.Толстого 178 книг 129 авторов. Тиражи были беспрецедентны для русского зарубежья: для произведений художественной литературы — около 20000 экземпляров. Первой книгой издательства имени Чехова, вышедшей в 1952 году, была «Жизнь Арсеньева» И.А.Бунина.

            И в том же 52 году еще одно пересечение писательских судеб — в издательстве имени Чехова были напечатаны сборник рассказов М.Булгакова и «Дар» В.Набокова. Да, были изданы полные тексты не печатавшихся иногда десятилетиями в СССР рассказов Булгакова и полный, не цензурированный редакцией журнала «Современные записки»[2][i], роман «Дар» Набокова.

            Когда речь идет о русских писателях, возникают образы их неразлучных спутниц. Елена Сергеевна Булгакова, Вера Евсеевна Набокова — не только жены писателей, но и Музы российской словесности ХХ века, прошедшие вместе со своими мужьями все бремя их непростых писательских судеб. Без их ежедневной, несравнимой помощи по изданию произведений после смерти писателей, два самых лучших романа русской литературы двадцатого века не увидели бы свет. Я говорю о «Мастере и Маргарите» Михаила Булгакова и о «Даре» Владимира Набокова.

Булгаков, Набоков — так зримо, весомо
Слагается Слово их в вещий раздел
Словесности нашей, гудящей на сломе
Развёрстых трагедий их в россыпях дел.

Но Пушкин всегда им — основа былого
Вхожденья в классический мир-благовест…
Пребудет же с нами их верное Слово
Вчера, как и Завтра, и точно уж, днесь!

Констанц, 21.03.2016

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

[1] С 1921 года его публикации на русском языке выходили под псевдонимом Владимир Сирин.

[2] Впервые главы 1-3, и 5 романа «Дар» напечатаны в журнале «Современные записки», 1937-1938: Кн. LXIII, Кн. LXIV, Кн. LXV, Кн. LXVI, Кн. LXVII. В кн. LXII после заголовка «Глава 4» напечатаны две строки точек с редакционным примечанием: «Глава 4-ая, целиком состоящая из «Жизни Чернышевского», написанной героем романа, пропущена с согласия автора. Публикации главы воспрепятствовали редакторы журнала, и прежде всего М.В.Вишняк, который счел ее недопустимым пасквилем на Чернышевского.

Print Friendly, PDF & Email

3 комментария к «Евгений Лейзеров: Пересечение писательских судеб»

  1. Булгакова убили( без ареста и расстрела), а Набоков умер в Швейцарии в прекрасном отеле. И совсем не стремился удовлетворить свою ностальгию поездкой в СССР, хотя и мог бы. Его сестра сьездила.

  2. «Главная тема большинства произведений Булгакова и Набокова — заострённая, неувядаемая, пронзительная ностальгия.»
    __________________________________________

    Ностальгия хотела его съесть, но… подавилась и выплюнула. 🙂

  3. Очень важный момент, объединяющий этих двух великих писателей, упустил автор: и у Булгакова, и у Набокова было по две руки, по две ноги и — внимание! — по два уха!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *