Аркадий Гайсинский: Невыученные уроки

 531 total views (from 2022/01/01),  17 views today

Важно знать, что «Повесть временных лет» была написана в начале 12 в., то есть через 250 лет после упомянутых событий, но на каких исторических документах была основана летопись? — неизвестно. Вплоть до середины 18 в. отсутствуют какие-либо сведения о попытках выявить достоверность  летописного повествования, но, начиная с Василия Татищева, стало выясняться, что оно  изобилует множеством неточностей и противоречий.

Невыученные уроки 

Аркадий  Гайсинский

   До развала СССР в Украине и в России существовала единая парадигма истории образования  этих государств, основанная на  главном историческом документе — летописи «Повесть временных лет», из которой следует, что начало российской государственности положили руководимые норманским князем Рюриком  варяги-русы, обитавшие на Скандинавском полуострове и призванные в 862 г. в Приильменье  править союзом племён, среди которых было и славянское племя «словене».

  Далее варяжский отряд под командованием «бояр Рюрика» Аскольда и Дира подчинил принадлежавший славянскому племени полян Киев, а затем, убив Аскольда и Дира, власть в городе захватил Олег и объявил Киев «матерью городов русских».

Важно знать, что «Повесть временных лет» была написана в начале 12 в., то есть через 250 лет после упомянутых событий, но на каких исторических документах была основана летопись? — неизвестно. Вплоть до середины 18 в. отсутствуют какие-либо сведения о попытках выявить достоверность  летописного повествования, но, начиная с Василия Татищева, стало выясняться, что оно  изобилует множеством неточностей и противоречий.

   Началу критического подхода к «ПВЛ» породило то обстоятельство, что теперь уже  власть в России принадлежала династии Романовых, которые считали себя славянами и одобряли поиски доказательств принадлежности Рюрика и его варяг-русов к славянам. А это породило появление в российской истории двух направлений: норманизма и антинорманизма, когда сторонники первого понимали сказанное в летописи буквально, а вторые— найденные в летописи логические погрешности и неточности стали использовать для «ословянивания» варяг. Их причислили к прибалтийским славянам, обитавшим на острове Рюген, а имя Рюрик привязали к названию острова. Но на этом аргументы антинорманистов были исчерпаны, поскольку ни о варягах, ни о русах, ни о варягах-русах, обитавших на острове Рюген, никаких сведений не имелось, как, впрочем, и о скандинавских.

  В настоящее время ревизия истории Древней Руси получила новый импульс в качестве одного из оправдательных аргументов развязывания войны Россией против Украины — при этом экспертами выступили  важные персоны Российского государства.

Так, например, Президент России Владимир Путин заявил, что первой столицей Древней Руси была Ладога, упомянутая в Ипатьевском списке «Повести временных лет», датируемым концом 1420 г., хотя в этой  же версии летописи, так же как и в исходной — Лаврентьевской  «матерью городов русских» назван Киев. И это заявление президента следует понимать как указание считать, что начало Российской государственности положила Северная (Новгородская) Русь, а не Поднепровская (Киевская) и тем самым пересмотреть общепринятую историческую  роль Киева.

  Но, очевидно, консультанты президента не успели предупредить его: не затрагивать эту тему, потому что вплоть до 13 в. Русью называлась территория, включающая в себя  только Киев с Поросьем на правом берегу Днепра и Десну с Посеймом — на левом. Все прочие земли (в том числе и Новгород), которые, не вдаваясь в исторические и географические подробности называют Русью — таковой не считались. Нижеследующее сообщение принадлежит академику российской истории Борису Рыбакову:

 «Но что представляла собой Приднепровская Русь от Киева до Курска, Русь в узком смысле слова? Это не эфемерное понятие, промелькнувшее в каком-либо одном источнике, это понятие устойчивое, прочное, хорошо известное всем без исключения русским летописцам, будь они киевлянами, владимирцами, галичанами или новгородцами. Понятием «Русь» (в смысле Приднепровской Руси) широко пользовались в качестве географического ориентира, считая, что новгородцам или суздальцам не нужно было никаких объяснений, если сказано: «идоша в Русь».

Но проблема российской историографии заключается не в том, чтобы выявить сравнительную истинность летописных повествований, а в том принципиально важном, но скрываемом факте, что основатели  будущих восточно-славянских  государств пришли с  юго— востока Европы, а не с её севера.

   Тавроскифы   1

   О русах, обитавших в районе Боспора Киммерийского (Керченского пролива) сообщает византийский историк Лев Диакон в своей книге «История»,в которой подробно описан  Балканский (971 г.) поход росов под предводительством князя Святослава Игоревича. Интересный   для нас в данном случае отрывок из этой книги  привожу в самом кратком изложении:

   «..патрикий Калокир,посланный к тавроскифам…прибыл в Скифию, завязал дружбу с катархонтом тавров, совратил его дарами и очаровал льстивыми речами. …Калокир уговорил его собрать сильное войско и выступить против мисян (дунайских болгар) с тем, чтобы после победы над ними подчинить и удержать для себя страну для собственного пребывания, а ему помочь против ромеев в борьбе за овладение престолом и ромейской державой. За это Калокир обещал ему огромные, несказанные богатства из царской сокровищницы.

Выслушав слова Калокира, Свендослав (таким именем он назывался у тавров) не в силах был сдержать своих устремлений, возбуждаемый надеждой получить богатство, видя себя во сне владетелем страны мисян, он, будучи мужем отважным и деятельным, поднял на войну всё молодое поколение тавров. Набрав таким образом войско, состоящее кроме обоза, из шестидесяти тысяч цветущих здоровьем мужей, он вместе с патрикием Калокиром, с которым соединился узами побратимства, выступил против мисян»[1]

   Устремления князя Святослава были бы и в настоящее время вполне естественными и понятными, но им не суждено было сбыться, так как к власти в Византии пришёл хитроумный Иоан Цимисхий, также обладавший полководческими талантами и не гнушавшийся в достижении цели никакими средствами. Цимисхий вполне резонно рассчитывал на то, что в связи с новой расстановкой сил Святослав изменит свои планы. Император надеялся убедить Святослава отступить:

   «А с катархонтом росов Свендославом он решил вести переговоры. И вот Иоан отрядил к нему послов с требованием, чтобы он, получив обещанную императором Никифором за набег на мисян награду, удалился в свои области к Боспору Киммерийскому, покинув Мисию, которая принадлежала ромеям и издавна считается частью Македонии… Ромейским послам Свендослав ответил надменно и дерзко: «Я уйду из этой богатой страны не раньше, чем получу выкуп за все захваченные в ходе войны города и за всех пленных. Если же ромеи не захотят заплатить то, что я требую, пусть тотчас же покинут Европу, на которую не имеют права, и убираются в Азию, а иначе пусть и  не надеются заключить мира с таворскифами»… Император Иоанн, получив такой ответ от скифа, снова отправил к нему послов, поручив им передать следующее: «…мы настоятельно убеждаем и советуем вам, как друзьям, тотчас же, без промедления и отговорок покинуть страну, которая вам отнюдь не принадлежит. Знайте, что если вы не последуете сему доброму совету, то не мы, а вы окажетесь нарушителями заключённого в давние времена мира… Полагаю, что ты не забыл о поражении отца твоего Ингоря, который презрев клятвенный договор, приплыл к столице нашей с огромным войском на 10 тысячах судов, а к Киммерийскому Боспору прибыл едва лишь с десятком судов, сам став вестником своей беды… Я думаю, что и ты не вернёшься в своё отечество, если вынудишь ромейскую силу выступить против тебя.»[2]

   Как видим, Лев Диакон — современник «Балканского похода» росов именует их князя не Святославом, а Свендославом и  «катархонтом тавроскифов», а дружину — или росами, или тавроскифами.[3] Под Тавридой же  и в древние времена, и в наши дни понимались земли Северного Причерноморья. У Льва Диакона нет ни малейшего сомнения в том, что Свендослав, вождь росов — тавроскиф; для византийского историка понятия «рос» и «тавроскиф» — синонимы; он, что явственно следует из его рассказа, связывает и Свендослава, и его отца Ингоря с  Боспором Киммерийским (сюда возвращались  корабли росов после морских походов).

   Остров Русов

 В дальнейших рассуждениях следует учесть:

   название народа «русы» в исторических документах встречается и в форме «росы». Эта двуякость сохранилась в полной мере и до наших дней: Россия, русские под Тавридой всегда понимали земли Северного Причерноморья, включая Таманский полуостров. В конце 18 в. это название закрепилось только за Крымом.

   1

В истории многих народов имеются те её эпизоды, которые называют «загадками»; в российской истории особое место занимает «загадка «Острова Русов».

 Абу Али Ахмед ибн Омар Ибн Русте в книге «Дорогие ценности», описывающей события второй половины 9 в. рассказывает:

  «Что же касается ар-Руссийи, то она находится на острове, окруженном озером. Остров, на коем они (русы) живут, протяженностью в три дня пути, покрыт лесами и болотами, ездоров и сыр, так что стоит человеку ступить ногой на землю, как она трясется из-за обилия в ней влаги… У них есть царь, называемый Хакан росов. Они нападают на славян, одъезжают к ним на кораблях, высаживаются, забирают их в плен, везут в Хазаран и Булгар и там продают… Они не имеют пашен, а питаются лишь тем, что привозят из земли славян… Единственное их занятие  торговля соболями, белками и прочими мехами… У них много поселений, и живут они привольно. Гостям оказывают почет, с чужеземцами, которые ищут у них покровительства, обращаются хорошо, как и с теми, кто часто у них бывает…»[4]

Знал об «Острове Русов» и  персидский историк ибн Махмуд Гардизи:

   «Рус— это остров, который лежит в море. И этот остров три дня пути на три дня пути и весь в деревьях. И леса, и земли его имеют много влаги».[5]

  Историки  искали «Остров Русов» и возле Новгорода, и возле Киева, и на Балтийском море, и в устье Дуная, но наиболее полно описанию  «Острова русов» в исторических источниках отвечал Таманский полуостров.  Хусейн  аль-Масуди в книге «Золотые копи и россыпи самоцветов» писал в середине 10 в.:

  «В верховьях хазарской реки есть устье, соединяющееся с рукавом моря Найтас, которое есть Русское море; никто кроме них не плавает по нем и они живут на одном из его берегов»[6].

  Почему-то под «Русским морем» российские комментаторы понимают Чёрное море, но их  естественное стремление видеть в предках единовластных  хозяев огромного водного пространства лишено простого здравого смысла: «арабский Геродот» аль Масуди, наверняка, не был тем, кто  в середине 10 в. мог бы поверить в такую нелепицу. А вот узкий пролив в Азовское море (море Найтас), на берегу которого находился «Остров Русов», они (русы)  вполне могли закрыть для чужих кораблей.

  Упоминаются  русы и  в книге «Природа сельджуков» Тахира ал-Замана:

  «..И они народ сильный и могучий, и ходят в дальние места с целью набегов, а также плавают они на кораблях в Хазарское море…. Храбрость и мужество их хорошо известны, так что один из них равноценен многим из других народов. Если бы у них были лошади и они были наездниками, то они были бы страшнейшим бичом для человечества»[7].

  Здесь нет указания на место проживание русов, но подчёркивается их тесная связь с морем («плавают на кораблях в Хазарское море).

   Ещё одно свидетельство тому, что древние русы жили на берегу моря принадлежит арабскому географу 10 в. Ибн Мискавейху, описывающему один из походов русов:

   «Они (русы) проехали море, которое соприкасается со страной их, пересекли его до большой реки, известной под именем Куры, несущей воды свои из гор Азербайджана и Армении и втекающей в это море».[8]

  Ибн Русте подчёркивал, что «все свои походы они (русы) совершают на кораблях»[9].

  Из приведенного следует, что русы были тесно и постоянно связаны с морем и, следовательно, проживали на морском берегу.

  3

Главный город страны Русов, располагавшейся на Таманском полуострове, назывался Русия (Росия). Город Русия в середине 12 в. упоминает арабский путешественник ал-Идриси:

   «От города Матраха до города ар-Русийа 27 миль[10]

«Матраха»— это Тмутаракань, таманское местоположение которой не вызывает сомнений.

  Об особом, равном Тмутаракани, значении Русии можно судить по указанию 1169 г. византийского императора Мануила 1 Комнина:

   «Да смогут генуэзские корабли спокойно торговать во всех областях нашего владычества за исключением Русии и Матрахи, если только моим величеством не будет дано на это специального разрешения»[11].

   Арабский историк ибн Саид (ал-Магриби) сообщал о существовании города Русии в районе Боспора:

  «… На западном берегу этой реки (Боспорский пролив) лежит Русийя — главный город русов. Русы — многочисленный народ, выделяющийся своей силой среди храбрейших народов Аллаха… На море Ниташ и Маниташ ему принадлежит множество неизвестных [нам] городов».[12]

  Участник таманской археологической экспедиции В. Захаров пишет:

   «Совершенно определённо, что город Росию следует локализовать не в Крыму, а на таманском берегу. Единственное место, где мог располагаться этот город мы считаем район нынешней станицы Голубицкой (Темрюкский район Краснодарского края). Подтверждение этому не только географическое положение, не только расстояние от древней Тмутаракани, соответствующее 27 милям ал-Идриси, но и наличие мощного средневекового культурного слоя на Голубицком городище».[13]

  Росию знали  и под другим именем: Малороса. Этот город

   «упомянут анонимным географом из Равенны в седьмом веке. «Мал» означает по-осетински «болото», «трясина». Итак, Малороса будет означать «Болото росов». В равенском учебнике Малароса упомянут среди боспорских городов близких к Киммериуму. Последний находился на таманской стороне Керченского пролива, и наверняка Малароса также находился в дельте Кубани, близ Фанагории, возможно в Темрюке».[14]

  Вполне убедительно, что название города Малороса (Болото росов) вполне соответствует описанию Острова русов, «на коем они (русы) живут…. покрыт лесами и болотами, нездоров и сыр, так что стоит человеку ступить ногой на землю, как она трясется из-за обилия в ней влаги».

 На том же основании, что Малороса упоминается только в одном источнике, а Росия (Русия)— в нескольких и оба этих города располагались, практически, в одном и том же месте, нужно заключить, что речь идёт о одном и том же городе.

   (В связи с этим вероятно, что название «Малороссия», которым Украину  до недавнего времени отличали от «Великой России», связано не с географическим указателем, а с историческим: таврических росов называли «малоросами» по имени их главного города подобно тому как, например, россиян называют «москалями»  или «московитами» по имени их главного города.

Во всяком случае, топоним «Малороссия»  существовал в те времена, когда понятия  «Великороссия» ещё не было.)

  «Название Русь было гораздо более распространено на юге, чем на севере, и, по всей вероятности, Русь на берегах Черного моря была известна прежде половины IX века, прежде прибытия Рюрика с братьями».[15]

   4

  «Имя «Русь» уже в это время (в первой половине IX столетия) не только было известным, но и общераспространенным; по крайней мере на южном побережье Черного моря».[16]

  «Существование Азовской или Таманской Руси объясняет нам упоминаемые Арабами походы Руссов на Волгу и в Каспийское море в 913 и 944 гг. — походы, наделавшие много шуму на Востоке, но о которых русская летопись ровно ничего не знает.

…Тмутараканская Русь может объяснить и те известия у Арабов, где ставится Русь отдельно от Киева. 

Вообще Арабы ближе были знакомы собственно с Азовско-Черноморскою Русью,  нежели с какою-либо другою»[17].

 

«Как ныне установлено, славяне не были аборигенами Восточной Европы, а проникли в нее в VIII в., заселив Поднепровье и бассейн озера Ильмень. До славянского вторжения эту территорию населяли русы, или россы, — этнос отнюдь не славянский»[18]

  Ахилл из Мирмикия.

Случается, что исторические свидетельства, которые, представляются не имеющими отношения к каким-то  конкретным фактам  и событиям, могут занять своё место  в понимании этих фактов и событий, если их рассматривать с позиции исторической  логики.    

1

Ахилл или Ахиллес, пожалуй, наиболее известный древнегреческий герой и  главный герой гомеровской «Илиады»; память о нём сохранилась в выражении «Ахилессова пята», как и  о Троянской войне в выражении «Троянский конь».

Воины, которые пришли с Ахиллом на Троянскую войну назывались мирмидоняне. Это название (согласно, разумеется, легенде) произошло от того, что всё население острова Эгины, царём которой был Эак, вымерло от болезни, насланной на них Герой. И тогда Зевс, дабы не оставить царя Эака без подданных, превратил в людей муравьёв. По гречески муравей— «мирмикс», а отсюда— «мирмидоняне». Так вот Ахилл этому самому Эаку — царю острова Эгины приходился внуком, но родиной героя был город Фтия, точное расположение которой неизвестно. — об этом в энциклопедии Брокгауза:

  «…вопрос об историческом определении Гомеровской Фтии относится пока к числу не решённых наукой».

Нет никаких свидетельств и о каких-то связях Ахилла с островом Эгина, но, во всяком, случае внук Эака имел «юридическое» право командовать отрядом мирмидонян. Такова, более чем краткая, мифо-поэтическая родословная Ахилла.

Но вот что интересно: в исторических документах имеются свидетельства о действительном существовании Ахилла. Лев Диакон в его известной книге «История» сообщает:

  «Говорят, что скифы почитают таинства эллинов, приносят по языческому обряду жертвы и совершают возлияния по умершим, научившись этому то ли у своих философов Анахарсиса и Замолксиса, то ли у соратников Ахилла. Ведь Арриан пишет в своём «Описании морского берега», что сын Пелея Ахилл был скифом и происходил из городка под названием Мирмикон, лежащего у Меодидского озера (Азовское море).

 

Изгнанный скифами за свой дикий, жестокий и наглый нрав, он впоследствии поселился в Фессалии. Явными доказательствами скифского происхождения Ахилла служат покров его накидки, скреплённой застёжкой, привычка сражаться пешим, белокурые волосы, светло-синие глаза, сумасбродная раздражительность и жестокость»[19].

   2

 Оказывается, «город Мирмикон, лежащий у Меотидского озера» действительно существовал и его более точное название— Мирмикий. Город Мирмикий, как следует из комментария к книге Иордана «История готов», входил в Боспорское царство и «располагался в 20 стадиях (ок. 4 км) от Пантикапея (ныне Керчь)». Развалины города Мирмикий археологи нашли у теперешнего мыса Карантинного на берегу Керченской бухты как раз в 4 км. к северо-востоку от Керчи. Самое раннее упоминание о Мирмикии находится в перипле Псевдо-Скилака (IV в. до н.э.), который называет Мирмикий в числе других крупных городов (Пантикапей, Нимфей, Китей, Феодосия). Как показали археологические исследования, город (как греческая колония) возник во второй четверти IV в. до н.э. и существовал без перерыва до конца  III в. уже нашей эры.

Но  если связать Мирмикон с мармидонянами Ахилла, то нужно исходить из простой формулы: мирмидоняне участвовали в Троянской войне, случившейся в 13 в. до н.э., а Мирмикий возник во второй четверти 4 в. до н.э.— разница в «возрасте» этих городов, как минимум, 8 веков. Так что сделанный археологами вывод об основании Мирмикона «во второй четверти 4 в. до н.э.» должен быть поставлен под сомнение, как искусственно привязанный ко времени колонизации греками Северного Причерноморья, потому что связь Ахилла с этой территорией подтверждает и Страбон:

  «Дальше от Мирмикия(Мирмикон) на азиатской стороне против него лежит деревня, называемая Ахиллем».

Но существование Мирмикия совсем не обязательно связывать с колонизацией греками Северного Причерноморья. Греки и гораздо ранее общались с проживавшими там народами, знали их обычаи и жизненный уклад— этому способствовало наличие удобного и беспрепятственного морского пути от берегов Эллады  к берегам Тавриды. В греческих мифах и легендах Таврида упоминается неоднократно.

 Полагаю, что Мирмикий существовал задолго до освоения греками иных земель и имеп совсем другое (не греческое) имя, данное  ему основавшим его  народом. Город, согласно археологическим данным, начинался с  землянок и полуземлянок, и, очевидно, этот вид жилищ был наиболее распространённым  в данной местности  и «связан прежде всего с природно-климатическими и геологическими условиями, которые обеспечивали возможности выгодного расположения подземных объектов и относительно легкого проведения выработок в устойчивых породах»[20].

 Жилища греков Ахейского периода[21] также не отличались особыми удобствами, но всё же представляли собой дома, построенные из кирпича-сырца. Это не является  признаком более высокого уровня греческой цивилизации по отношению к одновременной «таврической», но проживание людей в земле греки воспринимали как нечто   необычное. Топонимике известны примеры давать имена и названия  новым местам «по ассоциации», поэтому греки  могли прозвать живущих   в земле людей «мирминдами»— муравьями, переданное в переводе на русский язык как «мирмидоняне». Это прозвище было привязано только к образу жизни людей и   не к чему-то  другому: отсюда тавроскифы для греков— мирмидоняне. Примечательно, что «муравейник» в греческом — «антхил».

Те, кого греки называли «мирмидоняне», обитали на восточном и западном прибрежьи Боспора Киммерийского. Прибывшие сюда в период колонизации на постоянное жительство греки, продолжали по традиции называть принадлежащий тавроскифам город привычным для себя именем — Мирмикий и начали строить  рядом свой— известный как Пантикопей, но вот что интересно:

   «Этимология топонима Пантикапей остаётся предметом дискуссий… по наиболее распространённой версии, предложенной В.И. Абаевым, название города происходит от древнеиранского *panti-kapa — «рыбный путь». По его мнению, этим словом первоначально обозначался Керченский пролив, который был путём массового хода рыбы»[22]

  И как тут не спросить: а почему это греки дали своему городу иностранное имя? Не потому ли, что  «Пантикопей»  и было «догреческим» именем того города, который греки с давних пор  называли «Мирмикий», и возле которого они начали возводить свой, но сохранили имя его предшественника? Здесь я имею ввиду, что  и мнение Г. Вернадского

  «именно в регионе на обеих сторонах Керченского пролива люди киммерийского происхождения должны были остаться даже в скифский период», может быть откорректировано в том важном для нас смысле, что скифы являлись этническим продолжением  «людей киммерийского происхождения».

Та местность, которая впоследствии стала Боспорским царством, гораздо ранее была известна как «Страна мирмидонян».

Это название, применительно к указанной местности, продолжало существовать и во времена более поздние и упоминается в связи с деяниями апостолов Андрея и Матфея в I или IIвв. Похоже, что  о «Стране мирмидонян» знали до греков, во время греков и после греков, но в таком случае уместен вопрос: каким образом близкому к Пантикопею городку и его жителям-мирмидонянам удалось не раствориться в северо-причерноморской греческой колонии?

 Дело в уровне  этнического обобщения этими самыми греками тех народов и племён, которые обитали на северо-востоке от Пелопонесса. В своей массе они называли их скифами, а затем конкретизировали по месту обитания-так, например, скифов, живущих на территории Северного Причерноморья, куда входил и Крымский полуостров, называли «тавроскифами». И это не случайное определении и  многократно встречающееся у Льва Диакона и Иоанна Скилицы. Но тогда под это определение подходит и Ахилл: ведь он — скиф родом из Тавриды: тавроскиф. Но известно, что для греков понятие «тавроскиф» и «рос» — синонимы. Упомянутые Лев Диакон и Иоанн Скилица, подробно описавшие Болгарский поход Святослава, именуют и самого князя, и его соратников то тавроскифами, то росами, а место их обитания связывают с Боспором Кимммерийским, то есть с землями, примыкающими к Керченскому проливу, на восточном берегу которого располагался «Остров Русов»

   Выявленная синонимичность топонимов: скиф-тавроскиф-рос имеет то  продолжение, о котором говорит академик В.Г. Василевский:

 «Во всяком случае, не подлежит ни малейшему сомнению, что в XI в. имя мирмидонян, наряду с другими, унаследованными от классической древности названиями, служило для обозначения русских».

Значит, и самого Ахилла, и возглавляемый им отряд мирмидонян, участвовавший в Троянской войне, можно также называть и росами в соответствие с «унаследованными от классической древности названиями».

Факт существования в древности местности, связанной с Ахиллом — несомненен.   Напомню:

   «Дальше от Мирмикия(Мирмикон) на азиатской стороне против него лежит деревня, называемая Ахиллем».

Деревня, называемая Ахиллем, не сохранилась, но при этом важно знать, что до настоящего времени сохранилось название мыса, на котором или рядом с которым эта деревня находилась — Ахиллеон.

3

О связи греков с Северным Причерноморьем — Тавридой неоднократно говорится в мифах и преданиях, например, в  легенде о Ифигении, дочери царя Агамемнона, которую Артемида перенесла в Тавриду. Геродот отмечает, что «Ифигения почиталась таврами как богиня»[23].

Во всех работах, имеющих отношение к истории греческой колонизации Причерноморья, отмечается её мирный характер, что предполагает предварительное согласие местных племён и народов на обустройство на их землях греческих полисов. Известно также об  ощутимой помощи, которую  скифы оказали   грекам в войне против персов— а это  привело к окончательному изгнанию персов из Эллады во второй половине V в. до н.э. и также способствовало дружественным отношениям между скифами и греками Тавриды.

И такое ещё  замечание: в «Илиаде» фигурирует имя Свенекл— так звали того, кто управлял боевой повозкой (колесницей), в которой против троянцев воевал один из героев этой войны грек Диамед Аргосский. Но имя Свенекл носил участник и другой войны, случившейся через 22 века после Троянской и известной историкам как Болгарский поход росского князя Святослава Игоревича. Свенекла  упоминает Лев Диакон:

  «Но вот один из воинов, вырвавшись из фаланги ромеев, сразил Свенекла, доблестного огромного мужа, отважно сражавшегося в этом бою»,

то есть Свенекл был росом.

   Похожее имя с корнем «свен» носил и воевода Свенельд,— воевода Игоря (Ингора) —  отца Святослава (Свендослава).

  И, наконец, имя автора «Илиады»  считают  видоизменённым именем  Киммер (Киммер — Гимер — Гомер), а то предположение, что под именем Гомер подразумевается Киммерия (восточная часть Крымского полуострова) можно встретить у многих историков. Не потому ли «Илиада» начинается с имени Ахилла, что и главный, по сути, герой поэмы, и её  автор были земляками?

   Невыученные уроки

  «Единственный урок, который можно извлечь из истории, состоит в том, что люди не извлекают из истории никаких уроков»

   Считается, что эта широко известная цитата принадлежит Бернарду Шоу, но, справедливости ради, следует  заметить, что  подобную мысль ранее  высказал Георг Фридрих Гегель в  книге «Лекции по философии истории».

  Однако  сейчас на собственном опыте мы убеждаемся в истинности мнения  выдающегося российского историка Василия Ключевского:

  «История ничему не учит, а только наказывает за незнание уроков». 

  Примечания:

[1] Лев Диакон «История». сс.43-44

[2] Там же. сс. 55-57.

[3] В истории Льва Диакона русские названы скифами 63 раза, росами — 24, тавроскифами — 21 и таврами …

[4]Цит. по Л.Н.Гумилёв.От Руси до Росии. ДИК.М. 1995, сс. 357-359

[5] Цит. По Б.А.Рыбаков.Киевская Русь и русские княжества 12— 3 вв. Наука М.1982, с. 343

[6]Гаркави А. Я. Сказания мусульманских писателей о славянах и русских (с половины VII века до конца X века по Р. Х.). — СПб., 1870.

[7] А.П.Новосельцев.Восточные источники о восточных славянах и Руси 6-11вв.М.1965.с.400.

[8] Цит по.Л.Н.Гумилёв.От Руси до России.М.Ди-Дик.с.365.

[9] Цит.по Л.Н.Гумилёв.От Руси до России.ДКДИК.М.с358.

[10] В.А.Захаров. «Тмутаракань и «Слово о полку Игореве». В сб. Слово о полку Игореве. Компл. исслед. М.Наука.1988.с.215.

[11] Там же.с.215.

[12]Ибн  Саид.География.Колофон.1097/1686г.По: Крачковский И.Ю.

[13] В.А.Захаров. «Тмутаракань и «Слово о полку Игореве». В сб.Слово о полку Игореве.Компл.исслед. М.Наука.1988.с.216.

[14]  Г.В.Вернадский.Древняя Русь.М.Аграф.1997.с.165

[15] С. М. Соловьев . Сочинения: В 18 кн. — М.: Голос; Колокол-Пресс, 1993-1998

[16]В.Г.Василевский.Труды III CX

[17]Д.И.Иловайский.Начало Руси.М.2002.гл.VI.

[18] Лев Гумилёв Древняя Русь и Великая степь

[19] Лев Диакон.История.Наука.М.1988.сс.78-79.

[20] Википедия Мирмекий.

[21] Культурный период в истории доисторической Греции с XVI по XI век до н.э.

[22]Википедия. Пантикопей

[23] Геродот. История IV 103

Print Friendly, PDF & Email

5 комментариев к «Аркадий Гайсинский: Невыученные уроки»

  1. Нам понятно без п@@ды
    Не было Златой Орды
    И татарского игА
    Не бывало ни фига.
    Тамерлан был славянин —
    Это ясно из картин.
    Марко Поло там бывал
    И его нарисовал.
    Куликова поля нет —
    Там не дрался Пересвет.
    Ну а Грозный Иоан
    Тоже был московский Хан.
    Но при чём тут даже он —
    Русским был Тутанхамон!
    То не с пальца отсосали —
    Гены правду рассказали.
    Но немецкая порода
    Скрыла правду от народа —
    В Академии сидели
    И писали, что хотели.
    Русь Святую оболгали —
    Так на РЕН ТВ сказали.
    Не поверить трудно, б@я,
    Если плоская Земля…

  2. Лабиринты, пирамиды, башни ли,
    Колесо с огнём изобрели —
    Мамонтов славяне одомашнили,
    С Севера по Миру разбрелись.
    На санскрите в Вологде балакали
    Не могли славянам то простить —
    От досады все народы плакали
    И решили прошлое сокрыть.
    Но нашлись и честные учёные —
    Между строк Историю прочли,
    Изучая вещи отвлечённые,
    Правду до народа донесли!

  3. Спасибо! Места почти все знаю, а здесь было открытие за открытием. Кстати, имя Свен германского, датского, норвежского, английского происхождения. Имя Ингвар — скандинавское (Игорь точно вариант этого имени). Вообще этимология имён и топонимов очень интересна всегда. Ещё раз благодарю!

  4. Сказка о царе Салтане
    Александр Сергеевич Пушкин

    Царь Салтан дивится чуду.
    «Если только жив я буду,
    Чудный остров навещу,
    У Гвидона погощу».
    А ткачиха с поварихой,
    С сватьей бабой Бабарихой
    Не хотят его пустить
    Чудный остров навестить.
    Усмехнувшись исподтиха,
    Говорит царю ткачиха:
    «Что тут дивного? ну,’вот!
    Белка камушки грызет,
    Мечет золото и в груды
    Загребает изумруды;
    Этим нас не удивишь,
    Правду ль, нет ли говоришь.
    В свете есть иное диво:
    Море вздуется бурливо,
    Закипит, подымет вой,
    Хлынет на берег пустой,
    Разольется в шумном беге,
    И очутятся на бреге,
    В чешуе, как жар горя,
    Тридцать три богатыря,
    Все красавцы удалые,
    Великаны молодые,
    Все равны, как на подбор,
    С ними дядька Черномор.
    Пушкина упрекали в несоответствии с Российской историей. Великий поэт на это не реагировал.

  5. Владимир был ба-альшой скотиной — крестил не Русь, а Украину

    Владимир был ба-альшой скотиной —
    О нём тако-о-ое я узнал!
    Крестил не Русь, а Украину,
    Когда дружину в Днепр загнал…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *