Михаил Ковсан: (Не) слишком искусно сплетаемый бред в контексте безумия

 560 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Любовь — чувство, эмоция, разуму не подвластна, за что, почему — вопрос неуместный. Люблю — потому что люблю. Ненависть — точно то же, только из чёрной материи. Потому ненавижу, что ненавижу. Раз они нас ненавидят, то, какие бы ни были мы, как бы их, ненавидящих нас, не любили истинно христиански, они нас никогда не полюбят, будут всегда, до скончания века, до полной остановки истории ненавидеть.

(Не) слишком искусно сплетаемый бред в контексте безумия

Михаил Ковсан

Здравствуйте, дорогие радиослушатели! У микрофона Вера Репецкая. Сегодня в нашей программе «Мудрая беседа» мы встречаемся с философом, писателем, и главное, мудрым замечательным человеком Степаном Сергеевичем Кныш-Степаняном, которому с радостью я предоставляю место у микрофона. Степан Сергеевичем, благоволите.

Благодарю. Сегодня, дорогие слушатели, начнём мы с любви, хотя говорить будем совсем о другом.

Любовь — чувство, эмоция, разуму не подвластна, за что, почему — вопрос неуместный. Люблю — потому что люблю. Ненависть — точно то же, только из чёрной материи. Потому ненавижу, что ненавижу. Раз они нас ненавидят, то, какие бы ни были мы, как бы их, ненавидящих нас, не любили истинно христиански, они нас никогда не полюбят, будут всегда, до скончания века, до полной остановки истории ненавидеть. Даже тогда, когда конечную остановку кондуктор объявит: «История кончилась, трамвай идёт в парк», даже тогда будут нас ненавидеть. Скажете: «Вообще любить не умеют?» Не думаю, других ведь любят, пусть иногда, пусть не сильно, так что, полагаю, ненависть к нам — это врождённое, исправлению, изменению, тем более искоренению никак не подвластное. Такова аксиома, всё объясняющая, всё определяющая, и со всем этим нам жить, в представлениях на будущее исходить, свою любовь ко всем и ко всему, травинке, пылинке, к человечку, к овечке, сверчку за печкой на пути по безжизненной пустыне ненависти не теряя, в гневе не растворяя, на милосердие уповая того, кто в этом мире единственно истинно милосерд. Ненавидеть легко. Трудно любить. Любить назначено нам. Им — ненавидеть. Везде и всюду, на земле, в небесах и на море, в экономике, в эргономике и, представьте себе, не в кибернетике — в энергетике. До чего дошли, негодяи! Ветряные мельницы, у испанского идальго отобрав, под свои энергетические нужды присвоили. Не хлеб сеют — но ветер. Что пожнут? Правильно! И не только! Солнечные зайчики заставили по своей указке плясать. Общее солнце крадут. Да ладно, чёрт с ними, не обеднеем. Зато нашу любовь всемирную, сегодняшним языком говоря, глобальную, ко всему человечеству, за исключением мелким, им в нас не уничтожить. Любили, любим и будем любить. А они нас ненавидели, ненавидят и будут ненавидеть во веки веков. Первому утверждению скажем: верно, аминь, второму анафему провозгласим, мол, анафемствуем вас, ненавистники, негодяи и прощелыги во веки веков, пока не прогнётесь, мощь правоты нашей познав, о свою ненависть в темноте тёмной споткнётесь и руку протяните: «Спасите и помогите!» Думаете, такое случится? Думаете, ненависть свою к нашей врождённой святости одолеют? Не знаю, не знаю. Блажен кто верует. Я не из них. Как Константин Сергеевич говаривал? То-то. Ненавидите? Чёрт с вами, отродье сатанинское, ненавидьте тихо, про себя, как водится у вас, улыбаясь. Так нет же, нож заносите в спину пырнуть исподтишка за одно за то, что опричь вас живём и с вами любиться-лобызаться никак не желаем. И на крики ваши истошные: от можа до можа, и прочие гнусности с высокой колокольни плюём под малиновый звон, который по миру беспредельно разносим из одного бескорыстия, любви истинно христианской. Смиритесь, гордые люди! Пока не поздно смиритесь! Нашей благословенной правде внемлите, ветряки-зайчики и прочие глупые забавы забудьте, наши нефть-газ покупайте, ночами зимними долгими чёрными не замерзайте, нас благодарите, ненависть свою обуздайте! Очнитесь от безумия своего, образумьтесь, вдохновитесь любовью нашей, а не то в ненависти своей утоните, захлебнётесь, треножник колебать прекратите, в лоно вернитесь! Оружие безумцам дарить прекратите, они дети малые, ложью вашей отравленные, на отца руку подняли, чтобы от неё и погибнуть. Как говорится, я тебя породил — на себя и прекрасную полячку-гордячку пеняй. Не она, полячка пресловуто прекрасная, спасёт мир! Не она! Листочки клейкие спасут мир. Спасёт мир красота! А вы, прекрасной полячкою соблазнившись, истинную красоту позабыли! Опомнитесь! А не то нам опомнить придётся, да так, что мало вам не покажется. Опомнитесь! На кого вы Спасителя променяли, кого возлюбили? Великого Инквизитора? У нас инквизиции не было. У нас еретиков на кострах не сжигали. Разве что те, вами отравленные, так те себя сами сжигали. Песни пели, сгорая, такое веселье придумали. Мы сильны. Вы слабы. Наша сила в слабости нашей. Ваша слабость в силе вашей безмерной. Поняли? И не надо. До мудрости нашей не доросли. Мало каши гречневой ели, которую не едите. Вот и глупы безмерной глупостью вашей. Вы уже умираете, а мы только жить начинаем. Ваши плоды уже на землю упали и, смердя, гниют-загнивают. А наши плоды ещё только в завязи, только-только цветы отцвели, благоуханием их мир надышаться не может. И вы, погрязшие в скотстве, смеете нас в грехах упрекать! Будьте прокляты, упрекающие. Невинно упрекаемые да будут благословенны! И что же, мерзавцы, вы говорите? Если мы способны прилично себя вести, лишь стоя на коленях, значит вечно должны стоять на коленях. Если мы и стоим на коленях, то только в молитве, в которой просим о победе над супостатами. И она будет дарована, не сомневайтесь, вымолим, а, вымолив, победим. Аллилуйя! Аминь!

Print Friendly, PDF & Email

Один комментарий к “Михаил Ковсан: (Не) слишком искусно сплетаемый бред в контексте безумия

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *