Александр Журбин: Людмила Монастырская в опере «Тоска», и новая политика Метрополитен Оперы

 751 total views (from 2022/01/01),  4 views today

Однако оперы Пуччини занимают свое место по праву. В них итальянский мастер демонстрирует свою необыкновенную театральность и невероятный мелодизм. Причем его мелодии никогда не простые, не примитивные, как бывает иногда даже у великого Верди. Пуччини, безусловно, уникальный мастер соединения музыки и слов, действия и движения, голоса и оркестра.

Людмила Монастырская в опере «Тоска», и новая политика Метрополитен Оперы

Александр Журбин

В этой заметке у меня будет два героя… вернее герой и героиня.

Женщина и мужчина.

Сначала о мужчине.

Его зовут Джакомо Пуччини.

Я был в него влюблен со школьных времен. Хотя жил я в Ташкенте, и насколько я помню, в то время его оперы в Ташкентском театре имени Навои не звучали.

Но было радио, которое без конца передавало классическую музыку, и там кое-что попадалось, в частности записи Большого театра, и я слышал арии из «Богемы» и «Тоски» на русском языке.  В роли Рудольфа был Иван Козловский, а в роли Каварадосси — Сергей Лемешев. Конечно, они пели совсем по-другому чем Карузо или Франко Корелли…

Но зато я понимал слова…

И переживал за несчастного Марио Каварадосси…Я не очень понимал тогда, почему Каварадосси был расстрелян, и за кого он был — за революцию или против.

Но это не имело никакого значения. Невероятная ария Каварадосси из третьего акта оперы была прекрасна сама по себе, вне сюжета… И я до сих помню русский перевод:

Мой час настал! Да!
И вот я умираю!
И вот я умираю!
Но никогда я так не жаждал жизни!
Не жаждал жизни!

И эта мелодия именно с этими словами жила в моем сердце.

Но до настоящего знакомства с творчеством Пуччини было еще далеко.

*

За последнее время нам с Ириной довелось видеть и слышать оперы Пуччини много раз. И «Турандот», его последнюю оперу, которую он не успел закончить, и «Богему» и «Триптих» — три одноактных оперы, и «Мадам Баттерфлай».

перед началом спеĸтаĸля у афиши
в антраĸте оперы «Тосĸа»

И конечно самую популярную оперу — «Тоска».

Конечно, у него, как у всякого композитора, есть произведения, скажем так,  второго плана, их играют гораздо реже, и я не буду их здесь перечислять.

Главные оперы Пуччини играют сейчас по всему миру, без них не может жить не один оперный театр.

В международной десятке самых популярных опер в мире одна опера Бизе, одна опера Россини, две оперы Верди, и по 3 оперы Моцарта и Пуччини.

Конечно, мы не будем судить о качестве оперы по количеству проданных  билетов. Это конечно важный фактор — но не единственный…

Много прекрасных опер остались за бортом этой «десятки», и это вовсе не умаляет их достоинств.

Однако оперы Пуччини занимают свое место по праву. В них итальянский мастер демонстрирует свою необыкновенную театральность и невероятный мелодизм. Причем его мелодии никогда не простые, не примитивные, как бывает иногда даже у великого Верди. Пуччини, безусловно, уникальный мастер соединения музыки и слов, действия и движения, голоса и оркестра.

И «чемпионом» по количеству постановок, конечно. является, «Тоска» — самая любимая, самая нежная и самая трагическая опера в мире.

***

Но все-таки, прежде чем перейти к опере Тоска, и тому спектаклю, который мы видели на днях в Метрополитен опере, я не удержусь и похвастаюсь, что мы с Ириной за последние году приблизились к великому композитору. Ну, это конечно шутка, приблизиться к человеку, который умер в 1924 году, мы никак не могли.

Но мы посетили все доступные сейчас пуччиниевские места.

Дом, где он родился в Лукке.

Дом, где он жил последние году в Торро Дель Лаго.

Концертный зал, где проходит его ежегодный фестиваль.

И наконец, мы не раз сиживали рядом с великолепной скульптурой Пуччини, которая находится в городе Монтекатини, в Тоскане, и на фотографии видно, что скульптура сделана таким образом, чтобы каждый прохожий может посидеть с великим Маэстро и так сказать, приобщиться.

у памятниĸа Пуччини
в доме Пуччини

Не могу не отметить одну деталь. В доме, который называется «Villa Puccini» около озера Торре дель Лаго, находится склеп. Это не склеп на кладбище, и даже не во дворе. Этот склеп находится прямо в доме, где еще недавно жили последние потомки пуччиниевского рода.

Прямо рядом с кухней.

Не буду утверждать, что так настоял сам композитор, ведь он умер в Брюсселе, и первоначально был похоронен в склепе семьи Тосканини в Милане. Но его сын, Антонио, который унаследовал все права и всю недвижимость своего отца, настоял на этом склепе, и сегодня прах Пуччини хранится именно там. Там же находятся останки всех близких родственников.

Когда мы там были. еще жива была внучка Пуччини Симонетта Пуччини… Правда она публике не показывалась, но формально именно она была хозяйкой этого дома.

Когда она умерла в 2017 году, не оставив наследников, «Villa Puccini” перешла в государственное владение и  ныне функционирует как музей. Посетителей там полно круглый год, особенно в дни Пуччиниевского Фестиваля, который  обычно проводится в июле.

 ***

Опера «Тоска» — безусловный шедевр Пуччини. Он написал ее в возрасте своего расцвета (ему было 42 года, впереди было еще много времени и творческой энергии).

Опера написана по пьесе Викторьена Сарду, тогда очень знаменитого драматурга, ныне практически забытого.

Можно сказать, что он жив сегодня только на подмостках оперных театров…

Действительно, многие композиторы выбирали именно его пьесы для основы своих опер, например Карл Миллекёр и Иоганн Штраус, Умберто Джордано и Франческо Чилеа. Я как-то недавно писал об опере «Федора» которая тоже написана по пьесе Сарду, и очень близка к так называемой «вампучной опере» (термин понятен только русскоязычным читателям)

Но с оперой «Тоска» особая история.

Как часто бывает, Пуччини увидел эту пьесу в театре, где роль Флории Тоски, знаменитой оперной певицы, играла великая Сара Бернар. Пуччини, увидев эту пьесу в Миланском драматическом театре Filodrammatico,  сразу понял, что это сюжет для оперы.

Еще бы: главная героиня — оперная примадонна.

Практически одновременно этим сюжетом заинтересовался Верди и менее известный композитор  Альберто Франкетти (не могу не похвастаться: мы знакОмы с его внуком, он живет в Венеции, и к искусству отношения не имеет).

Но Пуччини обошел своих соперников, и получил у драматурга Сарду разрешение на написание этой оперы.

И тут-то случилось то, что должно было случиться: Пуччини нашел своих либреттистов. Два итальянца, Луиджи Иллико и Джузеппе Джакоза, которые впервые познакомились во время работы над окончанием оперы Пуччини «Манон Леско», стали на довольно большой срок постоянными либреттистами этого композитора.

Именно с ними он написал три своих самых знаменитых оперы: «Богема», «Тоска» и «Мадам Баттерфляй»

После этих трех опер пошла полоса несчастий: Пуччини попал в автомобильную аварию,  в 1906 году умер Джузеппе Джакоза, а еще через несколько лет умер главный издатель Пуччини Джулио Рикорди.

Жизнь пошла под откос. Единственным новым шедевром композитора стала неоконченная опера «Турандот»…

Но вернемся к «Тоске».

Я пытался найти хоть какие-то следы певицы Флории Тоска или художника Марио Каварадосси в итальянской истории. Но нет! Не было таких персонажей… Они полностью выдуманы Викторьено Сарду. Так же никогда не было революционера Чезаре Анджелотти и барона Скарпиа.

В пьесе Сарду было еще много других персонажей. Но композитор вместе со своими либреттистами всех их «уничтожил»…

Пуччини был театральный человек, он очень хорошо чувствовал оперную природу, и понимал, что в этой истории должно быть немного действующих лиц. Тогда это будет работать.

Остались несколько человек: влюбленные друг в друга певица Флория Тоска и художник Марио Каварадосси, похотливый барон Скарпиа, пылко желающий овладеть певицей, и есть еще несколько второстепенных персонажей: Анджелотти, беглый политзаключенный, ризничий в соборе, два агента полиции.

Опера получилась очень динамичная, острая, резкая, при этом наполненная волшебной нежностью и трогательной любовью. При этом образы практически статичны, ничего не развивается: Флория и Марио любят друг друга с начала и до конца, Скарпиа — очевидный подонок и мерзавец, по заслугам зарезанный Тоской в конце второго такта. Любовным треугольником это назвать нельзя: Скарпиа не любит Тоску, он ее «хочет»…

Зато очень динамично построен сюжет. В каждом действии происходит масса событий: побег, погоня, любовь, ненависть, зависть, ревность — все это заставляет зрителей не отрываясь следить за действием… В конце второго акта, когда Скарпия дает Тоске записку, которая означает освобождение Марио, и взамен хочет овладеть ею, а Тоска убивает похотливого барона, мы понимаем — надежда есть. У любви есть шанс победить.

И когда в третьем акте, спев свою гениальную арию, (E lucevan le stele) Каварадосси идет на расстрел, мы спокойны: мы знаем что расстрел будет фейковым. А когда мы вдруг видим, что он бездыханный лежит, и над ним рыдает безутешная Тоска  — вот тут у самого бездушного и бесчувственного человека забьется сердце, и, возможно,  польются слезы.

Более трогательного финала оперы я не знаю… Хотя многие оперы кончаются трагически: вспомним «Кармен»,«Травиату», «Риголетто», вспомним «Аиду» где в темнице погибают оба, и Аида и Радамес,  вспомним «Норму» где на костер идут и Норма, и Поллион.

Но такой двойной смерти, как гибель героя, и самоубийство героини как это происходит в «Тоске» — я не знаю.

И хотя я видел эту оперу много раз в жизни, но когда приходит тот финал — я сжимаюсь, закрываю глаза, и надеюсь — может пронесет…

***

За последние годы я смотрел «Тоску» в Бурятском Театре  (режиссер Юрий Лаптев), в Минской опере ( режиссер Михаил Панжавидзе),  в Большом Театре (в заглавной роли Хибла  Герзмава)… а кроме того на Фестивале в Экс-Ан-Провансе в 2019 году (режиссер Кристоф Оноре, тут целых две Тоски — молодая (Энджел Блю) и пожилая (Кэтрин Мальфитано). Кроме того в прошлом году мы смотрели «Тоску» в Гранд опера в Париже (режиссер Пьер Оди, дирижер Густаво Дудамель, в роли Тоски — Сайа Эрнандес), и трижды — в Метрополитен опере. (режиссер Дэвид Мак Викар, в роли Тоски были Соня Йончева, Елена Стихина, и Людмила Монастырская.)

***

Вот эта последняя леди и будет героиней заключительной части моих заметок.

Я много слышал о Людмиле Монастырской, слышал и видел ее записи, но никогда не слышал ее «живьем». Она уже многократно выступала в Мет, заменяла Анну Нетребко в «Турандот», и Хиблу Герзмаву в «Тоске». Впрочем все эти разговоры о том что «заменила» могут быть преувеличены — мы никогда не знаем, что происходит в кабинетах генеральных менеджеров или интендантов оперных театров. Их тайны охраняются не меньше, чем тайны военных операций или футбольных трансферов, а то, что проскальзывает в прессу  — часто бывает сознательным сливом и дезориентации публики. И я очень хотел получить представление о Людмиле Монастырской лично, без посредников.

Liudmyla Monastyrska in the title role of Puccini’s «Tosca.» Photo: Ken Howard / Met Opera
Liudmyla Monastyrska in the title role of Puccini’s «Tosca.» Photo: Ken Howard / Met Opera

И вот она поет в «Тоске», в той же постановке, которую я уже видел много раз, и даже писал об этом.

Ну что я могу сказать? Монастырская — прекрасная певица. Она уже много лет является ведущим сопрано Киевской оперы, где спела много главных партий в таких операх как «Аида», «Пиковая дама», «Сельская честь», «Бал-Маскарад», и регулярно выступает в главных театрах мира: в Мет Опере, Ковент Гардене, Ла Скала, Дойче Опер, и многих других. Российский музыкальный критик Александр Матусевич написал: «Вокал Монастырской — это настоящее национальное достояние Украины

Партия Тоски — это ее партия. Она великолепно спела знаменитую арию “Vissi d’arte”, где Флория Тоска очень ярко рассказывает о своем предназначении, о двух главных линиях своей жизни: творить и любить.  Победоносно и нежно звучат 2 дуэта с Каварадосси в первом акте ( в этой роли прекрасный американский тенор Mэтью Поленцани). Удивительный страстный дуэт Тоски и Скарпиа во 2м акте, где певица достигает высокого драматизма в этом необычном шедевре композитора Пуччини. (В роли Скарпиа — ветеран Метрополитен оперы, сербский певец Желико Лучич).

Ну и последний дуэт в Третьем акте,  дуэт надежды  —  «все будет хорошо», хотя зрители знают, что все будет очень плохо. На глазах у зрителей в этот момент слезы…

Могу сказать, что Людмила Монастырская замечательно провела этот спектакль и вызвала у публики заслуженную овацию.

Надеюсь увидеть ее и в других спектаклях и в других городах.

***

А зал Метрополитен оперы был переполнен. Было много молодежи, все были красиво одеты, внимательно слушали, и в конце не хотели расходиться. Так что слухи о «конце оперного искусства» сильно преувеличены. Сегодня Мет опера переходит на новые, более современные рельсы. И в смысле репертуара, так и отношении «Public realtions” В частности сейчас запущено огромное количество рекламных роликов — в соц.сетях, на Youtube, и в других средствах массовой информации.

А в будущем сезоне МЕТ предполагает выпустить 6 совершенно новых опер современных композиторов, которые еще нигде не шли.

А через несколько дней мы идем смотреть оперу «ЧЕМПИОН» — первая в мире опера, посвященная боксу (!).

Жизнь идет вперед!

Željko Lučić as Scarpia and Liudmyla Monastyrska in the title role of Puccini’s «Tosca.» Photo: Ken Howard / Met Opera
Matthew Polenzani as Cavaradossi in Puccini’s «Tosca.» Photo: Ken Howard / Met Opera
Željko Lučić as Scarpia and Liudmyla Monastyrska in the title role of Puccini’s «Tosca.» Photo: Ken Howard / Met Opera
Željko Lučić as Scarpia and Liudmyla Monastyrska in the title role of Puccini’s «Tosca.» Photo: Ken Howard / Met Opera
Matthew Polenzani as Cavaradossi in Puccini’s «Tosca.» Photo: Ken Howard / Met Opera
Željko Lučić as Scarpia and Liudmyla Monastyrska in the title role of Puccini’s «Tosca.» Photo: Ken Howard / Met Opera
Print Friendly, PDF & Email

4 комментария к «Александр Журбин: Людмила Монастырская в опере «Тоска», и новая политика Метрополитен Оперы»

  1. Я тоже помню:

    «Мой час настал! Да!
    И вот я умираю!
    И вот я умираю!»

    Но в Интернете приводится ария Каварадосси в исполнении Лемешева, и он поёт несколько по-другому:

    «Мой час настал! Да!
    И должен я погибнуть!
    И должен я погибнуть!

    https://www.google.com/search?q=%D0%BB%D0%B5%D0%BC%D0%B5%D1%88%D0%B5%D0%B2+%D0%B0%D1%80%D0%B8%D1%8F+%D0%BA%D0%B0%D0%B2%D0%B0%D1%80%D0%B0%D0%B4%D0%BE%D1%81%D1%81%D0%B8&oq=%D0%BB%D0%B5%D0%BC%D0%B5%D1%88%D0%B5%D0%B2+%D0%BA%D0%B0%D0%B2%D0%B0&aqs=chrome.2.69i57j0i22i30l2.15334j0j9&sourceid=chrome&ie=UTF-8#fpstate=ive&vld=cid:093bae0d,vid:9buBPF9MmbM

    Кстати, эта версия больше соответствует смыслу.

    1. При всем уважении к пению Лемешева, его версия перевода не соответствует фонетическому звучанию текста в оригинале.»E muoio disperato!» ( э мойо дисперато) фонетически «И вот я умираю» ложится на музыку, а перевод в любом случае не соответствует тексту.

      1. Что касается фонетического звучания текста, я совершенно согласен. Но согласно смыслу либретто, Каварадосси не умирал, он морально готовился к смертной казни.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *