Алекс Манфиш: О терроре, о нашей судьбе, о нашей душе

 1,745 total views (from 2022/01/01),  15 views today

Я сейчас не стану больше обсуждать террористов и то, что, на мой взгляд, надлежало бы нам с ними сделать. Я уже не раз об этом писал.
Здесь будет не об этом. Мы поговорим о самих себе. И о нашем отношении к себе и к жизни. И очень много будет здесь о нашей истории.
Британцы поют: «Никогда, никогда, никогда англичанин не будет рабом!» И они уверены: действительно никогда не будет. «Мы рождены править и повелевать» — так они вещают миру. Такова их стать. Мне это нравится. Мой любимый английский поэт — Киплинг.
А мы — можем ли спеть или пусть бы и просто сказать: «Никогда, никогда, никогда еврей не будет жертвой»?
Сдаётся мне, что если и скажем — и даже если споём, — то едва ли будем так же верить в истинность произносимого.

О терроре, о нашей судьбе, о нашей душе

Алекс Манфиш

Спаси меня, Боже, ибо воды дошли до души

(Псалом 69, 2)

… Бег мой назван иноходью — значит,
По-другому — то есть, не как все.
(В. Высоцкий, «Иноходец»)

 Первый из моих эпиграфов означает — достигнут предел терпения.
Недавно закончился февраль 2023-го. И вписаны очередные страницы в страшную летопись террора.
Да, очередные. Из той же самой очереди-череды, что и те, несколько более ранние. Осень… изверг с ножом в Ариэле; подложенная исчадиями взрывчатка в Иерусалиме; совершаемые монстрами наезды… и не припоминаю уже, где именно, и сколько… И фото круглолицего мальчишки, учащегося ешивы. Он жил по-своему, соблюдая традицию…
И недавно — в феврале, — опять. Иерусалим. Двое убитых мальчиков — шести и восьми лет. И молодой парень, двадцатилетний, полгода назад женившийся… Потом — поселенцы. Два молодых человека, два брата… Безмерная скорбь родителей.
И эти убитые тоже были религиозными.
А многие другие из тех, кто погиб десять, двадцать, тридцать — и более, — лет назад, были далеки от религии, от традиции. Они жили совершенно иначе.
Но и тех, и других — их всех объединяет это жуткое прошедшее время. «ЖИЛИ». Ибо уже НЕ живут. Они погибли в чудовищных террористических актах.
Строки об этих погибших написаны мною не сейчас. Начал я о них писать больше месяца назад, а закончил утром в Пурим. В тот самый день, когда празднуется уничтожение тех, кто хотел уничтожить нас. «Грядущего убить тебя — убей первым», сказано когда-то и записано в одном из древних поучений…
В тот день был Пурим, а по гражданскому календарю — так оно выпало в текущем 2023-м году, — он пришёлся на седьмое марта. И мне подумалось тогда: позавчера была чёрная круглая годовщина. Нет, не спешите негодующе воздевать руки, я не о смерти Сталина. Я о том, что двадцать — двадцать, а не семьдесят, — лет назад произошёл один из самых жутких терактов. Пятого марта 2003 года в Хайфе был взорван автобус № 37. Погибших — семнадцать. По большей части — совсем юные.

(В скобках — о том, с чем, увы, довелось соприкоснуться лично. В этом теракте погибла в том числе семнадцатилетняя дочь моей сотрудницы)

А в этом году, именно в те самые дни, из тюрьмы, отбыв двадцать лет заключения, выпущен… брат разлетевшегося тогда в клочки нелюдя. Знавший о готовящемся теракте и не сделавший попытки предотвратить ужас. А теперь он выпущен на волю. Единственное, в чём суд пошёл навстречу родителям одной из жертв, — то, что данному двуногому запрещается проживать и появляться в Хайфе, чтобы им не довелось столкнуться с ним.
(Интересно, а в пригородах Хайфы — можно ему быть? А если этим людям надо будет выехать за пределы округа? Получается, они должны теперь всё время опасаться… а вдруг…)
Но, как бы то ни было, монстр сможет теперь ходить в рестораны, купаться, мягко спать… Да и в тюрьме ему, наверное, спалось не жёстко. Ибо у него — а также и у тех, что сами подкладывали взрывчатку, наезжали, резали, и у тех, что готовили, посылали, — имеются «права человека».
Надо полагать, высокие судебные инстанции не отрицают, что и у жертв эти самые права тоже были. И признают бесконечную ценность их жизней.
Но их бесценные жизни — отняты нелюдями. Отняты — здесь, в том государстве Израиль, которое не для того ли было создано, чтобы ни один еврей больше уже не мог погибнуть за свою национальную принадлежность?
А они — стали жертвами именно за это.
Но спросим наших судей — а всё ли было сделано для защиты этих павших? И заслуживают ли их души возмездия — более нескончаемого и беспредельного, чем вечная геенна?
Что ответят законоведы в мантиях? Они вновь, опять, снова будут твердить о том, что «права двуногих» важнее справедливости, важнее возмездия, важнее чувств близких.
А политики опять, вновь, снова добавят что-то там о мировом общественном мнении и о том, что мы должны быть «гибкими». Вот именно так. Гибкими, сгибающимися! А между тем «гибкость» — свойство змея, разверзшего бездну катастроф, первая из которых — вкушение проклятого плода. И, заимствуя это змеиное качество, не становится ли живущий жертвой пучинно-антибытийных сил?..

(В скобках: тогда был Пурим, а сейчас уже март к концу идёт… долго иногда пишутся эссе… Конец марта, и у нас в стране бушуют протесты. Всё ширится и ширится движение противников судебной реформы, планируемой Биньямином Нетанияhу. Демонстранты перекрывают дороги, блокируют подъезд к аэропорту, создают заторы. Лично не столкнулся, но в новостях пишут… Предвидится широкомасштабная забастовка государственных служб.
Я не стану по-дилетантски — не будучи ни профессиональным юристом, ни искушённым в политике общественным деятелем, — рассуждать о том, насколько правильны замыслы премьер-министра и его союзников по коалиции. Но эти люди были избраны вполне законно, и сам факт избрания наделяет их — согласно нашей политической системе, как бы к ней ни относиться, — рядом полномочий, включая право на реформаторскую инициативу. А вот протестующие выламываются за пределы дозволенного, не смущаясь тем, что от их действий страдают ни в чём не повинные люди, и надрывно взывая «СПАСЁМ ДЕМОКРАТИЮ!»
Эти протестующие изо всех сил отстаивают основополагающий, на их взгляд, демократический принцип: независимость судебной власти. Приверженцы же реформы стремятся урезать прерогативы Верховного суда, считая, что они были до сих пор чрезмерными, почти диктаторскими.
А мне вспоминается, как тридцать лет назад начинался «мирный процесс», готовилось «соглашение» с террористическим чудовищем. Это «соглашение» явилось тем яйцом, вылупившись из которого, оснастилась постепенно чуть ли не всеми видами оружия — от ножей до гранат, от начинённых взрывчаткой поясов до ракет, — проклятая «автономия». Гидра, погубившая сотни бесценных жизней! Гидра, уничтожить которую теперь уже едва ли возможно…
Но ни тогда, ни позже — когда уже устраивали взрывы в автобусах и ресторанах исчадия ада, — не было ничего подобного той протестной буре, которую всколыхнули ныне защитники демократии. Да, раздавались голоса ужаса, мольбы о защите, призывы к отмщению, но было это всё «камерно», никто не бастовал, не перекрывал автострады, не осаждал парламент.
А по мне — именно тогда бы впору взметнуться боли и ярости. Взметнуться неопалимой купиной! Именно тогда бы содеять — волеизъявлением народа, — всё мыслимое и немыслимое, лишь бы остановить погибель! Но тогда народ склонился перед волей властей предержащих. И не взметнулись боль и ярость, не взгремел клич «СПАСИТЕ ЛЮДЕЙ!», а грянули очередные взрывы — ещё, и ещё…
«Свободу», «демократию», получается, любить и защищать куда легче, нежели живые души!)

Я сейчас не стану больше обсуждать террористов и то, что, на мой взгляд, надлежало бы нам с ними сделать. Я уже не раз об этом писал.
Здесь будет не об этом. Мы поговорим о самих себе. И о нашем отношении к себе и к жизни. И очень много будет здесь о нашей истории.
Британцы поют: «Никогда, никогда, никогда англичанин не будет рабом!» И они уверены: действительно никогда не будет. «Мы рождены править и повелевать» — так они вещают миру. Такова их стать. Мне это нравится. Мой любимый английский поэт — Киплинг.
А мы — можем ли спеть или пусть бы и просто сказать: «Никогда, никогда, никогда еврей не будет жертвой»?
Сдаётся мне, что если и скажем — и даже если споём, — то едва ли будем так же верить в истинность произносимого.

 Упомянутые англичане поют о том, что ИМ предназначено лучшее, что их удел — именно править, а если кто-то там должен будет подобострастно и страдальчески сгибаться, то — НЕ ОНИ! С торжествующей уверенностью поют.
А нам можно так же? Мне даже от вопроса этого риторического становится не по себе. Ибо у нас, боюсь, иная стать, и что, если нам… нельзя? Ибо мы находимся, образно выражаясь, под прицелом, — и, зная это, трепещем… а трепеща, можно ли испытывать «торжествующую уверенность»?

 И что, если мы сами, добровольно, отдаляясь от того, что естественно для тех же англичан — и для многих других, — сдвигаемся к некоей черте, за которой начинается восприятие самих себя — народа в целом, — как предназначенных в жертву? Словно бы «выбираем» уж лучше это, чем… сделать жертвами других. Даже врага, мир с которым невозможен в принципе.
И я даже не берусь судить о том, что тут причина, а что следствие. То ли мы поддаёмся давлению окружающего мира — желающего, чтобы мы занимали именно такую позицию, — то ли сами, в силу своего естества, склоняемся к этому «стилю жертвы» и настраиваем тем самым «мировое общественное мнение» на соответствующий лад.
Мне тяжело это писать, но, боюсь, мы движемся именно туда. Мы опять «не как все». Не как британцы, скандинавы и прочие «нации господ». Мы сбиваемся на иноходь. Нас пришпоривают, вынуждая «скакать иначе», наши законоведы в мантиях, наши политики, произносящие речи о «сдержанности». Не только они, но и они в том числе.

-2-

 «Речи о сдержанности» я не просто так помянул. В первый день лета 2001 года, под полночь, прогремел чудовищный взрыв в «Дельфинариуме» — дискотеке на тель-авивской набережной. Об этом тоже не впервые пишу. Двадцать одна жертва, почти все — очень, очень юные… дискотека же… В ночь с 1-го на 2-е июня это произошло. А что было дальше?

[В скобках: это тоже риторический вопрос, поскольку контурно мы все знаем, что было — вернее, чего не было. Как должно государство реагировать на ТАКОЕ — на Дельфинариум, на взрыв в Хайфе, на любой теракт, — лучше всего проконсультировали бы нас (если б их машиной времени доставить), скажем, ассирийские цари или жрецы Уицилопочтли. Но выполнить работу за нас не могли бы ни те, ни другие, даже если бы прибыли со своим воинством, поскольку оно не умело ни бомбить, ни танками управлять…]

 Возвращаемся к реальности. В ночь с 1-го на 2-е это произошло, а 3-го прозвучали слова Ариэля Шарона, тогда премьер-министра — «Сдержанность (или — пускай, — выдержка) — тоже компонент силы».

(גם איפוק הוא מרכיב של כוח)

שרון בעת ביקור הפצועים ב»איכילוב»: גם איפוק הוא מרכיב של כח — וואלה! חדשות (walla.co.il)

Заметку, на которую я ссылаюсь, могут прочесть только владеющие ивритом, но в этом конкретном случае я даже согласился бы временно его подзабыть. Рассказанное в этом тексте просто и мерзко. После произошедшего ужаса ожидался сокрушительной удар Израиля по т. н. «палестинской автономии», но «лауреат премии мира», который был тогда её вожаком, изъявил желание договориться о «прекращении огня». На Шарона посыпались записки от зарубежных политиков, и он… скажем так, «воздержался» от операции возмездия. И произнёс процитированное выше.
Тут надо пояснить, что Шарон был председателем «правой» партии «Ликуд». На посту премьера он сменил Эhуда Барака — лидера «левой» (тогда скорее левоцентристской) партии «Авода». Барак победил на выборах 1999 года, сумев сколотить блок, собравший достаточно голосов. Но блок этот был непрочен, поскольку объединял очень «разнопрофильные» партии, включая религиозные; и продержался Барак на премьерской должности менее двух лет. Он вёл в течение этого срока более чем «уступчивую» политику по отношению к «палестинцам». И тогда Шарон, будучи в оппозиции, крайне резко разносил его за это. А оказавшись главой правительства сам… стоит ли продолжать…
А при «правом» правительстве Ицхака Шамира, в начале 1991 года, во время войны в Персидском заливе, Ирак обстреливал территорию Израиля ракетами, а мы не отвечали. Потому не отвечали, что Америка нас попросила: мы, дескать, в «коалиции» с арабскими странами против Саддама Хусейна, а если вы — Израиль, — как-то реагировать будете, — они ещё, чего доброго, из «коалиции» возьмут и выйдут. Так проявите «гибкость», а?..
Надо отдать справедливость, они установили нам противоракетные комплексы под звучным названием «Patriot» (на английском языке, в отличие от русского, это не бранное слово). При том, что мы сами могли бы в ответ на удары так отметелить Ирак этот самый, что там из укрытий не выползали бы. Но мы — проявили «гибкость», и именно наши сограждане — пусть немногие, — ночевали тогда в бомбоубежищах. Да, лично видел, как старушки, помнившие, наверное, ещё Великую Отечественную, смиренно и скорбно (глазами тоскуя — вот опять…) спускались с узелками одеял в подвалы. Лично видел, и лично сидел в противогазе, с близкими вместе. «Как дичь загнанная», мелькнул в связи с этим образ — правда, несколько позже…
И это — повторю, — было при Шамире, при «правых».
Я к тому здесь клоню, насколько условно у нас это деление на «правых» и «левых» в военно-политическом отношении. И насколько бессмысленны любительские разборки между сторонниками именующих себя «национальным лагерем» и «либерал-демократами» или как бы уж их там назвать-то поизящней…
Сделаю, пожалуй, длительное отступление о «левых-правых», чтобы далее в своём эссе к этим — отчасти раздражающим меня, — терминам «по серьёзному» (кроме упоминаний вскользь) уже не возвращаться. Мы видели — и ещё увидим, — что в плане внешней политики отличие между теми и другими сводится не к образу действий, а скорее к риторике. Риторика же каждого из «лагерей» стремится по возможности соответствовать настроениям тех общественных слоёв и секторов, от которых та или иная партия рассчитывает заполучить побольше голосов. Контурный расклад этих «массовых настроений» общеизвестен. К «левой» позиции тяготеют в основном те, кто служил или служит в отборных частях ЦАhАЛА, выходцы из кибуцов (где сильна традиция армейского энтузиазма); люди из семей, живущих в стране в течение нескольких поколений (в том числе дети, внуки, правнуки легендарных подпольщиков и участников времён Войны за Независимость), и — по большей части, — гуманитарная интеллигенция. Среди поддерживающих «правое» крыло — намного меньший процент бойцов и потомков тех, кто сражался; сторонники «правых» в массе своей менее образованны и более привержены религиозной традиции.
Итак, получается, что именно «левая» часть израильского общества истоками своими связана куда сильнее «правых» с бойцами и первопроходцами, созидавшими когда-то сильный, доблестный, победоносный Израиль. Мечтавшими, чтобы еврей никогда больше не был слабым, загнанным, зависимым… И где же теперь эта идеологическая преемственность? Почему именно потомки воинов и первопоселенцев настроены «мягко» и «уступчиво» по отношению к нашим врагам? Не им ли надлежит быть самыми непримиримыми?
Но этот расклад не столь уж и странен, если проанализировать его с точки зрения психологии. Во-первых, бойцы и энтузиасты везде и в любой исторический период были людьми, сознательно и добровольно избирающими для себя стезю риска, подвига и преодоления трудностей. Это — поприще, на котором они стремятся проявить себя. И для них враг, сколь бы ни был он жесток и подл, — необходимое звено той ситуации, той реальности, которая делает возможными — и востребованными, — вышеупомянутые риск, подвиг и преодоление.
И вполне закономерно, что такие люди намного меньше ненавидят врага, чем те, кто взыскует защищённости и комфорта: для первых он — «часть игры», для вторых — то, что лишает их вожделенного покоя и втягивает в кошмар. Скажем, я, пишущий эти строки, ненавижу террористов сущностно и смертельно в том числе потому, что очень желал бы стране, в которой живу, геополитических условий… ну, допустим, Лихтенштейна или Исландии.
Во-вторых, образованные люди в наш, т. н. «новейший», исторический период очень склонны к «гуманистическому нарциссизму», и с этим почти невозможно что-то поделать. В западных и ориентированных на Запад странах, к которым относится и Израиль, культ ненасилия и терпимости — почти обязательная программа для «просвещённой части общества». Особенно для гуманитарной интеллигенции — за исключением заметного процента тех, кто получил советское воспитание.
Вот, по-моему, то основное, что влияет на «электоральные» тенденции.
По внешнеполитическим же своим действиям «левые» и «правые» различаются настолько мало, что, на мой взгляд, не различаются вообще. Ни у тех, ни у других политиков нет настроя на непримиримое отношение к врагу, нет решимости покарать и уничтожить жаждущих еврейской крови. И у военных по большей части нет этого настроя и этой решимости.
Но всегда ли было так? Нет, не всегда.
К сему — цитата.

«Война должна завершиться в том числе такой бомбардировкой Дамаска, Бейрута и Каира, чтобы начисто отбить у них желание ещё хоть раз бросить нам вызов; и тогда с нами заключат мир»

(המלחמה צריכה להסתיים גם בהפצצה כזו של דמשק, ביירות וקהיר, עד שלא יהיה להם עוד שום חשק להתגרות בנו [ב]מלחמה ויעשו אתנו שלום)

(מתוך פרוטוקול הישיבה מיום 11 ביולי 1948, השמור בארכיון המדינה ומובא אצל תום שגב, מדינה בכל מחיר — סיפור חייו של דוד בן-גוריון. כתר, 2018 עמ’ 416)
(המקור: «עדכן אסטרטגי», היעדים הלאומיים של ישראל — פרספקטיבה כוללת, דן שיפטן? דצמבר 2020)

(Как в предшествующем случае, так и в этом указанными ссылками смогут воспользоваться, к сожалению, только понимающие иврит. Так будет по большей части и в дальнейшем: тема такая, ничего тут не поделаешь)

Эти слова — о бомбардировке неприятельских столиц, — были сказаны Давидом Бен-Гурионом на правительственном совещании 11 июля 1948, когда государству Израиль ещё и двух месяцев не исполнилось и когда шли сверхтяжёлые схватки — особенно на Южном фронте. Не было тогда уверенности даже в том, что страна вообще выстоит; а между тем Бен-Гурион понимал — мир будет надёжнее всего, если поставить врага на колени, швырнуть его к своим ногам, чтобы молил о пощаде.
К сожалению, победа, достигнутая Израилем в той войне, была не столь блистательной. Но хотя бы мечта о таком исходе противостояния — должна быть у народа, который желает быть настоящим победителем.
И человек, из уст которого прозвучали эти слова, совершенно не был склонен к самообольщению. Я далёк от того, чтобы идеализировать Бен-Гуриона и считать безупречно правильными все его решения; но он, так или иначе, был настоящим, с большой буквы, Руководителем, умевшим ни на кого не слагать ответственность, признавать свои ошибки, учитывать реальность, перестраиваться и, когда необходимо, отступать. Вот книга о нём на русском языке:

Михаэль Бар-Зохар. Бен-Гурион. Книга 1 (Тель-Авив, 1985) (vtoraya-literatura.com)

Михаэль Бар-Зохар. Бен-Гурион. Книга 2 (Тель-Авив, 1985) (vtoraya-literatura.com)

И — выразительный штрих: Давид Бен Гурион был лидером партии «Мапай» [«Мифлегет поалей Эрец Исраэль» — «Партия рабочих (трудящихся) Земли Израиля»]. Той партии, на основе которой позднее сформировался «левый» (правда, умеренно «левый») блок «Маарах», находившийся у власти до 1977 г., когда выборы были впервые выиграны «Ликудом» с Менахемом Бегином во главе.
Иными словами, этот мощный и исполненный воли к победе вождь был — согласно принятой у нас терминологии, — «левым».
А сейчас — ещё одно высказывание. Вот оно:

«Кто подарит (буквально — «доставит») мне убитого, будет пить моё лучшее вино; кто подарит раненого, — будет пить добрый пенный напиток»

Я, полностью сохранив суть, сделал в этой фразе две второстепенные замены. Только для того, чтобы не лишиться возможности задать риторический — вновь риторический, — вопрос: кто же обещал своим воинам такую награду? Может быть, это воскликнул скифский царь, держа в руке на отлёте чашу из окованного золотом вражеского черепа? А может, некий воспетый скальдами конунг или ярл?
Нет, ни при чём тут скифы и викинги. На самом деле «лучшее вино» — это шампанское, а «добрый пенный напиток» — газировка (ну, или лимонад). Слова же эти произнёс не кто иной, нежели Ариэль Шарон.

מי שיביא לי הרוג ישתה אצלי שמפניה, מי שיביא פצוע ישתה אצלי גזוז

Их можно услышать в видеоматериале, на который я даю ссылку.

(это — о том, что происходило в Газе и смежных населённых пунктах в начале 70-х годов. Рассказывает Ицхак Абади, который был в то время гражданским комендантом Газы в чине полковника)

 Только тогда — в 1971-м году, — Шарон был моложе на тридцать лет и ещё не знал, что когда-нибудь станет премьер-министром. Тогда он был генералом в должности командующего Южным военным округом.
История, которую я сейчас расскажу, началась со страшной трагедии. А некоторые действующие лица достойны назваться эпическими героями.

— 3 –

 Второго января 1971 года в Газе была атакована машина, в которой ехала израильская семья Аройо. Некий «несовершеннолетний» бросил в салон автомобиля гранату. Двое детей — семилетний Марк (или Даниэль-Марк) и пятилетняя Авигайль, — были убиты, их мать получила очень тяжёлые ранения.
В том коротком видеофильме, в котором звучат процитированные выше слова Шарона, можно увидеть фотографии этих двух чудных детишек. Сейчас они были бы уже оба на шестом десятке, но их жизни прервались на первом…
Произошедшее потрясло страну, и было принято решение о силовой ликвидации террора. В Газу были направлены лучшие силы — пехотная бригада «Голани» и «Цанханим» (парашютисты-десантники). Но эти элитные подразделения не были обучены борьбе против боевиков, укрывающихся под видом обывателей в населённых пунктах, где им обеспечена массовая поддержка; и поиски террористов поначалу ощутимых результатов не дали. Тогда к Шарону (командующему Южным округом) прикомандировали подполковника Шломо Баума. Они были очень хорошо знакомы: в 1953 году, когда Шарон командовал отрядом 101 (выросшим позже в бригаду «Цанханим»), Баум был его замкомбатом. Но между ними возникли ещё в тот период острые разногласия, дошедшие до ссоры и разрыва отношений. Баум, предвидя, что арабский террор станет на долгие годы серьёзнейшей проблемой, предлагал создать (в том числе на базе отряда 101) спецназ, обученный борьбе против террористического подполья. Но Шарон поддержал Моше Даяна (тогда — начальника Генерального штаба), который предпочитал укреплять и расширять прежде всего элитные части, предназначенные для обычных боестолкновений.
Их пути надолго разошлись, но в создавшейся ситуации именно Шломо Баум оказался тем человеком, который сумел действовать наиболее эффективно. Он изучил — лично и, видимо, с помощью правильно подобранной им агентуры, — положение вещей в Газе и прилегающих посёлках, и под его руководством были осуществлены две блестящие операции. Первая из них — под названием «Соломенные вдовы». Агенты Баума установили, что вожаки террористов имеют обыкновение развлекаться по ночам с наложницами, чьи мужья находились на заработках в нефтяных княжествах Персидского залива, а в дневные часы обычно находят укрытие в садовых колодцах. И бойцы Баума, перебив в домах этих женщин выслеженных там террористов, для пущего эффекта побросали потом их тела в те самые колодцы. Некоторых же главарей уничтожили во время бритья в цирюльнях. Вторая операция происходила в четырёх действиях. Сначала были обнаружены склады, где «борцы за свободу» держали ручные гранаты. Затем эти гранаты были тайком извлечены оттуда, доставлены в лаборатории ЦАhАЛА, и армейские специалисты, поработав над предохранителями, сократили время детонации до почти мгновенного. Далее израильтяне аккуратно вернули товар туда, откуда он был взят. И завершилось всё тем, что во время боя (видимо, спровоцированного людьми Баума) выхваченные террористами гранаты благополучно взорвались в их собственных конечностях.
Именно Шломо Баум сформировал в те месяцы отряд спецназа «Сайерет Римон» (подразделение «Граната» — наверное, в память той самой операции). Это были так называемые «мистаарвим» — бойцы, в совершенстве владеющие арабским языком и имевшие возможность, помимо оперативной работы, выполнять и разведывательную.
Командиром «Римона» был назначен капитан Меир Даган, вернувшийся на службу после тяжёлого ранения в феврале 1970. Менее чем через месяц после убийства детей семьи Аройо, практически только-только вступив в эту должность, он лично, своими руками, обезвредил одного из вожаков террора. Он с группой солдат ехал в джипе; опознав в движущейся навстречу машине того, кого они искали, он остановил эту машину. Когда же окружённый солдатами террорист выхватил гранату, Даган сумел вырвать её и, предотвратив чью-либо гибель, пленить врага.
Ещё одна операция, организованная людьми Дагана, заключалась в том, что к берегам полосы Газы причалило судно — якобы из Ливана, — в котором находились бойцы «Римона» во главе с командиром, переодетые арабами и выдавшие себя за высокопоставленных членов «Народного фронта освобождения Палестины». Раскинув близ Газы временный «штаб», они пригласили к себе местных вожаков и, когда те явились, уничтожили их всех.
Надо отметить, что «Римон» согласовывал свои вылазки с «Шабаком» (Общей Службой Безопасности»). Кроме того, там же, в Газе и окрестностях, сражался с террористами также отряд коммандос «Сайерет Шакед» («шакед» на иврите — «миндаль», но это также аббревиатура «шомер кав дроми» — «охрана южной линии»). Действия этого подразделения, скорее всего, были не менее эффективны, хотя его бойцы, в отличие от «мистаарвим», не могли внедряться в арабскую среду.
В результате действий израильских спецназовцев из восьмисот пятидесяти террористов, скрывавшихся в Газе и её окрестностях, осталось девять!
Я описываю всё это по материалам, которые приводит израильский историк Ури Мильштейн в статье, посвящённой истории искоренения террора в Газе.

אורי מילשטיין, «רימון הלם: כך חיסלה ישראל את הטרור ברצועה בשנות ה-70» 23 בינואר 2016

רימון הלם: כך חיסלה ישראל את הטרור ברצועה בשנות ה-70 | חדשות מעריב (maariv.co.il)
(далее — Мильштейн № 1)

Думается мне, что, если бы воскресить несколько самых талантливых скальдов и рассказать им о совершённом тогда израильскими бойцами (объяснив, разумеется, что такое граната, джип и т. д.), они передрались бы между собой за право сложить и исполнить сказание об этом.
Но Мильштейн, наряду с описанием блистательных операций, не умолчал и о другой стороне медали. В середине 1972 года в полосе Газы воцарилась относительная тишина. Но в ходе антитеррористических акций пострадало также гражданское население сектора — надо полагать, включая ни в чём не виновных перед израильтянами людей. Такое практически неизбежно в любом месте, где военные действия ведутся в том числе в населённых пунктах. Были случаи насилия и произвола со стороны израильских бойцов, и были, очень вероятно, жертвы. Начались судебные расследования. Самым активным противников «жёстких» методов усмирения, культивируемых Шароном, был бригадный генерал Ицхак Пундак, верховный комендант Синая и Газы. Между ним и Шароном вспыхнул конфликт, Пундак инициировал ряд исков по вопросу о противозаконных силовых действиях израильских солдат. В результате разбирательства оба они получили взыскания, но Шарон пострадал больше. Вышеупомянутый Ицхак (Ини) Абади (чей рассказ звучит в предложенном читателю видеоролике) разделял позицию Пундака, под верховным командованием которого осуществлял гражданское управление сектором. По словам Абади (которые цитирует здесь Мильштейн), его беседа с Моше Даяном (тогда — министром обороны) в значительной мере склонила Даяна к решению изъять сектор Газы из-под контроля Шарона и передать в ведение командующего Центральным округом, Рехавъама Зеэви (впоследствии — очень «правого» политика по прозвищу «Ганди»; но это вне нашей темы). После этого, рассказывает Абади, он видел слёзы на глазах Шарона, который сказал ему в очень эмоциональном разговоре между ними: «Мне нужны были ещё два года, чтобы окончательно искоренить террор. Но ты не поверил в то, что правда на моей стороне…»
Мы не узнаем в сём мире, вспомнились ли ему эти слова через тридцать лет без малого, когда, будучи главой правительства, он произносил речь о «сдержанности»… Что заставило его сказать это — вместо того, чтобы отдать приказ о сокрушительном, беспощадном мщении? Что движет людьми, достигающими высшего государственного поста? Не узнают ли они, только вступив в эту должность, нечто секретное для остальных, принуждающее к уступчивости, которая от них ранее не ожидалась? Вряд ли; думаю, разведка знает больше любого премьера и президента. Но и это — вновь, опять, снова, — риторический вопрос…
А может быть, он понимал, что теперь уже нет возможности возродить ту правду, которую он оплакал в молодости? Ибо чудище террора, не добитое тогда, в семидесятые, за это время не только напиталось новыми потоками еврейской крови, но и получило — с нашего согласия… можно сказать, из наших жаждущих мира, утративших твёрдость, «гибких» рук, — почти что независимость, и оснастилось оружием настолько, что для его сокрушения понадобится изнурительная война, к которой Израиль морально не готов… Может быть, он понимал, что теперь уже ничего поделать нельзя…
А что думал через десятки лет бригадный генерал Ицхак Пундак — тот верховный комендант, который тогда, в начале семидесятых, выступал против правды Шарона, против правды добивания врага? Его мысли и чувства нам в этой жизни тоже не откроются; зато известны слова, сказанные им через сорок (не тридцать, а сорок) с лишним лет после тех раздоров с Шароном. Пундак прожил сто четыре года; он застал систематические ракетные обстрелы израильских городов и посёлков из Газы и Ливана. И в 2013-м году, когда ему исполнилось сто лет и ему было торжественно-символически присвоено звание генерал-майора, он сказал следующее:

«Что надо делать? На каждую ракету, которую они сейчас запускают, (мы должны — А. М.) отвечать двадцатью снарядами. Пятьсот убитых — и они моментально успокоятся. Поверьте, у меня есть большой опыт в этом деле. Я разбирался с арабами пять лет»
«מה צריך לעשות? על כל טיל היום שהם יורים, אנחנו עונים בעשרים פגזים של תותחים. אם נהרוג 500 הם יירגעו מיד. ותאמיני לי יש לי ניסיון רב בזה. טיפלתי בערבים חמש שנים»

יצחק פונדק, שקיבל את דרגות האלוף אתמול בגיל 100, מספק את הנוסחה להפסקת הקסאמים))
האלוף פונדק: 500 הרוגים בעזה והם ירגעו | ערוץ 7 (inn.co.il)

Не хочу я это комментировать. Шарон, увы, уже не мог скорбно, горько, обречённо сказать ему: о, если бы ты поступал именно так, если бы ты не препятствовал мне сорок лет назад!.. Когда Пундак праздновал столетие, Шарон уже более семи лет лежал в коме.
Впрочем, я не думаю, что Пундак сыграл решающую роль в отстранении Шарона и в том, что расправа с террористами не была доведена до конца. Уже в те годы в Израиле процветал упомянутый мною ранее «гуманистический нарциссизм», ядом которого была пропитана в том числе — и прежде всего, — судебная власть, в конечном счёте и решившая дело. Врага, согласно культурному коду истеблишмента, «не полагалось» уничтожать до конца, и он не был уничтожен.
Но и теперь, в годы обстрелов из «палестинской автономии» некоторые из ветеранов думают, что силовой фактор не сыграл ключевой роли в относительном усмирении террористической активности. Бывший комендант Газы Ицхак Абади (он жив сейчас, ему восемьдесят девять лет… до ста двадцати!..) не согласен (см. видеоматериал) с тем, что затишье в Газе было достигнуто благодаря операциям по уничтожению террористов. Он считает, что это — плод предпринятых усилий по улучшению условий жизни в самой Газе и в лагерях арабских беженцев. Абади, надо отметить, выходец из Сирии. Поэтому арабы не были для него чуждой и малопонятной общностью, и он относился к населению Газы с большим сочувствием, чем его ашкеназийские сослуживцы. Так или иначе, он и Пундак обеспечили тридцати тысячам жителей сектора рабочие места в Израиле, а также значительно повысили уровень снабжения, здравоохранения и образовательных служб. В результате, утверждает он, почти сошёл на нет сам «потенциал» террора, ибо, получив некий минимум благосостояния, жители этого края перестали быть теми, кому «нечего терять».
В этом, конечно, есть логика. Но почему же нельзя было совмещать одно с другим: действительно улучшать жизнь тех, кто ни в чём не виновен, и одновременно — уничтожать всё, что с оружием (от гранат до камней) противостоит нам и угрожает нашей безопасности? «Разделяй и властвуй» — это не вчера было сформулировано. Я уверен, немалое число населения Газы и смежных посёлков, если бы имело возможность выбирать, — выбрало бы тишину и покой, снабжение и трудоустроенность из рук израильских властей, а не постоянные смуты, провоцируемые фанатиками-боевиками. Но, когда вопрос встаёт о том, кому обыватели будут, вероятнее всего, покорны, ответ дать совсем не сложно: тем, кого больше боятся. Тем, чья реакция — если перед ними не прогибаешься, — будет беспощадно жестокой. Толпами движет не благодарность, а страх. И они никогда не поддержат, даже за самые вкусные пряники, тех, с чьей стороны не опасаются сокрушительной кары, а предпочтут «не злить» тех, кто иначе — убьёт. Да, именно перед такими будут склоняться массы, именно по отношению к ним будут поначалу демонстрировать лояльность, а свыкшись к ними — будут лояльны искренне и всерьёз.
И израильтяне не смогли стать для населения контролируемых территорий вот такими грозными властителями.
Теперь, к сожалению, речь пойдёт уже не о подвигах, а совсем о другом.

— 4 —

После целого ряда операций в секторе Газы, как было рассказано ранее, начались расследования противозаконных инцидентов, от которых иногда — к сожалению, действительно, — страдали невиновные жители края. Начались судебные комиссии, заседания. Шарона — верившего тогда в возможность силового решения, — отстранили. «Военная составляющая» израильского контроля над полосой Газы была частично свёрнута. И у того же историка Ури Мильштейн в статье о первой интифаде, длившейся с конца 1987 года до 1991-го, читаем о развитии событий.

«יצחק, לצה»ל אין תשובה»: כשלי הממשלה במהלך האינתיפאדה הראשונה»
«יצחק, לצה»ל אין תשובה»: כשלי הממשלה במהלך האינתיפאדה הראשונה | חדשות מעריב (maariv.co.il)
(далее — Мильштейн № 2)

С 1972 года, после того, как под давлением судейских армии пришлось «сбавить обороты» в деле усмирения вражеского подполья, на территории Газы и сектора в целом действовали в основном пограничные части, гражданские службы, «ШАБАК» и полиция. Почти не использовался армейский спецназ; военнослужащие, находившиеся там, не были обучены справляться с массовыми беспорядками, и было их самих очень мало: около восьмисот солдат против сотен тысяч!.. Армия вкладывала тогда не особенно много энергии в эти территории. Зато они — территории, — пребывали под неусыпным оком судебных инстанций, а к тому же ещё и прессы, не упускавшей случая подвергнуть критике действия израильских властей, стоило лишь произойти чему-то, что можно было истолковать в качестве недостаточно безупречного соблюдения «прав человека».

(В скобках: я понимаю, что израильские солдаты были вооружены несравненно лучше. Я знаю, что испанских конкистадоров было несколько сотен и они, тем не менее, завоевали целые страны; что отряды Ермака покорили Сибирское царство — при численном соотношении не столь впечатляющем, но тоже не в свою пользу, при том, что в этом случае оружие у неприятеля немногим уступало их собственному… Но ни Кортес, ни Писарро, ни Ермак не должны были отчитываться за способ своих действий ни перед судейскими, ни перед журналистами)

Относительное «затишье» в Газе длилось около пятнадцати лет. Но ведь были и другие гнёзда террора. Палестинские убийцы проникали из Ливана через северную границу Израиля, и страна то и дело оплакивала погибших. 11 апреля 1974 года ранним утром три террориста прорвались в приграничный город Кирьят-Шмона. Они собирались устроить массовое убийство детей в заранее намеченной школе, но в тот день были пасхальные каникулы, и школа пустовала… Сказать «к счастью» было бы, увы, кощунством, поскольку монстры сориентировались на месте, выбрали два жилых дома поблизости и, вламываясь в квартиры, убили шестнадцать человек, в том числе восемь детей. Прибывшими на место воинскими подразделениями террористы были в конце концов уничтожены, но в бою с ними погибло двое солдат… Вот материал об этом на русском языке:

Кирьят-Шмона. Это случилось ранним утром… (9tv.co.il)

А ещё через месяц с лишним, в середине мая, другая группа террористов сумела сделать то, что не удалось в апреле: проникнув на территорию школы в другом северном городе — Маалот, — захватила десятки учеников и выдвинула требование освободить двадцать палестинских заключённых. Вопреки принципу не вступать с террористами в переговоры, на этот раз было решено, во имя спасения детей, начать диалог, который, впрочем, вёлся для того, чтобы выиграть время. 15 мая под вечер спецназ ЦАhАЛА взял территорию школы штурмом и ликвидировал убийц, но при этом погибли двадцать два ученика и ещё несколько человек — в то числе один из солдат. Не берусь судить, было ли правильным решение об этом штурме, насколько хорош был план операции и вполне ли успешно действовали тогда спецназовцы. Разные на это счёт имеются мнения у профессионалов, а я к ним не принадлежу… Об этой трагедии — см., например, в книге «Миссия выполнима. Удары израильского спецназа» (Александр Брасс, 2007)

https://www.e-reading-lib.com/book.php?book=1048131

Эти два случая — не только они, но и они в том числе, — ярко иллюстрируют «образ врага». Показывают, с кем — вернее, с чем, — гражданам Израиля и его армии приходится иметь дело: с исчадиями ада, извергами, цель которых — убивать прежде всего именно детей!!!
Я рассказал о двух самых крупных терактах; были и другие. У гидры террора было множество голов. И та из них, что находилась в секторе Газы, тоже никуда не делась, — её лишь оглушили на время. И для ненавистников Израиля это время не прошло даром.
Рассказываю в основном по материалам Ури Мильштейна (Мильштейн № 2). Ицхак Мордехай, назначенный в 1986 году командующим Южного округа (позднее — начальник генерального штаба ЦАhАЛА), вспоминает, что был поражён огромным количеством мечетей, возникших в секторе с 70-ых годов; в мечетях же формировалась — и поддерживалась на малом огне, чтобы в подходящий момент вспыхнуть адским пламенем, — идеология фанатичной ненависти к израильтянам и готовности к нечеловеческому террору. Когда наступил момент, «исламская благотворительная организация», возглавляемая шейхом Ахмедом Ясином, переродилась в чудовищный «Хамас», совершивший позднее теракты, для описания которых едва ли найдутся на каком-либо из мировых языков — или даже на всех вместе взятых, — слова и фразы, подходящие для того, чтобы выразить запредельность содеянного… Эта адская кузница работала методично и неуклонно, под покровом кажущегося затишья, и ни у армии, ни у государства не хватило дальновидности и решимости вовремя пресечь и ликвидировать её.
Для вспышки насилия в тех краях достаточно было нескольких эпизодов, явившихся теми горстками хвороста, которые воспламенили костёр. Сначала в 1985 году Израиль согласился освободить 1150 (!) «палестинских» заключённых в обмен на трёх солдат, попавших в плен во время Первой Ливанской войны.

(В скобках: конечно, жизнь любого из своих — бесконечная ценность, и честь и хвала государству за вызволение этих ребят. Но обмены пленными происходили в течение веков; и был ли случай, когда количественное соотношение хоть отдалённо было бы похоже на это? Почему ИМЕННО от нас ожидают такого?..)

Далее, в августе 1987 израильский офицер был застрелен в Газе бежавшими из тюрьмы боевиками «Исламского джихада». Реакция на это была, надо отметить, оперативной: три террориста были выслежены и убиты бойцами «Сайерет Маткаль» (подразделение разведки Генерального штаба), ещё три — людьми «ШАБАКа», один из которых, к сожалению, погиб. Затем в ноябре 1987 террористу на дельтаплане удалось в одиночку перестрелять шестерых солдат ЦАhАЛА близ ливанской границы, — после чего «палестинцы» начали издевательски показывать израильтянам на пальцах — один против шести, — и их уверенность в своих силах резко возросла. 6-го декабря того же 1987 года на рынке в Газе был зарезан ножом израильтянин, и ещё трое получили ранение. И буквально на следующие сутки на въезде в Газу израильский грузовик столкнулся с арабской машиной, в которой ехали восемь рабочих. Четверо арабов погибли; трое из них были из лагеря беженцев Джебалия. По лагерю поползли слухи, что это месть за гибель израильтянина от ножа, и на следующее утро в Джебалии начались беспорядки. Разъярённым толпам, мечущим камни, противостояли всего лишь пятьдесят израильских резервистов, не знавших толком, что делать. В самый разгар беснования один палестинец был застрелен насмерть, и с этого момента ситуация полностью вышла из-под контроля. Началась та самая «первая интифада». И израильская армия оказалась плохо подготовленной к подобному повороту событий: командиры попросту не знали, какие приказы отдавать, поскольку использовать оружие в полную силу не разрешалось, а если не в полную, то этим ли можно устрашить и усмирить тысячи беснующихся? Тысячи, ярость которых умело разжигалась вожаками и подпитывалась настроениями десятков, а то и сотен тысяч так называемых «мирных жителей». Тех, кого пытались «приручить», улучшая условия их жизни, но чья психика — если не всех, то большинства, — чужда такому чувству, как благодарность, зато преисполнена затмевающей для них всё прочее на свете и пожирающей даже их самих злобы.
Здесь естественнее всего поставить перед собой вопрос: а можно ли было предотвратить это? Неизбежна ли была вспышка? Мне кажется — да. Если не в те месяцы, то несколько раньше или позже нечто подобное так или иначе произошло бы. Ибо пятнадцатью годами ранее, в далёком 1972-м, врага — не добили. После целой серии блестящих операций, каждая из которых — подвиг, — интенсивные действия в секторе Газы прекратились. И это, разумеется, было воспринято как слабость. Иначе не умеет истолковывать «гуманность» и «умеренность» тот враг, которым наделило нас неизбывно висящее над нами историческое проклятие. Судебные комиссии, отстранение Шарона, свёртывание активных антитеррористических действий, — всё это дало возможность ядовитой змее, которую почти раздавили, отрастить новое жало. На контролируемых территориях постепенно выпестовались жаждущие крови стаи, мало чего боящиеся, — ибо мы проявили мягкость, а значит, бояться нас нечего…
Может быть, лично начгенштаба Ицхак Мордехай в 1986 году и удивился тому, сколько мечетей понастроили в Газе, но ни мне, ни кому-либо иному, сколько-нибудь способному логически рассуждать, не поверится, что израильские политики и высшие армейские чины не знали об идеологических тенденциях в секторе, о постепенно нараставших там вновь воинственных настроениях. И ШАБАК, и Моссад — который безусловно тоже держал там своих людей, — своё дело знали. И там находился уже знакомый нам комендант Газы, полковник Ицхак Абади, на чей видеоматериал я дал ссылку. Он бывал в мечетях и, хорошо зная арабский менталитет, понимал происходящее. И даже более того: он посещал там учебное заведение, в котором изучал духовные основы ислама, и был в дружеских отношениях (вот тут я ни за что не поверил бы, не будь это написано профессиональным историком — см. Мильштейн № 2) с тем самым шейхом Ахмедом Ясином! Как было такое возможно — обсуждать не берусь… Но, так или иначе, он, систематически встречаясь с высшим армейским руководством, наверняка давал исчерпывающую картину того, что делается на контролируемых территориях.
Он рассказывает, например, о листовках, разбрасываемых по мечетям и подстрекавших к массовым беспорядкам, в ходе которых верующим надлежит поражать израильских «захватчиков» — делая это, правда, камнями и не используя иное оружие. Сие не из «человеколюбия», разумеется: камнем ещё как можно убить. Нет, это потому, что в одной из самых ключевых, согласно исламу, битв Мухаммеда люди пророка одержали верх над воинством Мекки именно путём метания камней; и листовки призывали к «священному подражанию». Ицхак Абади в 1988 году советовал одному из руководителей ШАБАКа посылать в мечети своих (видимо, замаскированных под мусульман) сотрудников, чтобы вести контрпропаганду. Но тот ответил, что у него не хватает кадров для такой работы. Иными словами — разжиганию агрессивного фанатизма не сумели и не сочли важным по-настоящему воспрепятствовать, и вскоре Хамас стал основной силой в секторе Газы, Иудее и Самарии. А на севере аналогичным образом укрепила свои позиции Хизбалла. И, по словам Абади, израильское общество оказалось (коллективным — А. М.) «дебилом». Власти не разобрались в том, кто из вражеского стана наиболее опасен, и вместо того, чтобы эффективно противопоставить что-то растущему идеологическому воздействию Хамаса, сделали ставку на «замирение» с уже давно привычным врагом: со столь же террористическим, но менее исламизированным (более «секулярным») «Фатхом», во главе которого стоял всё тот же Арафат. А между тем в 1991 году, во время войны в Персидском заливе, он, поддержавший Саддама Хусейна, почти погубил этим своё реноме в глазах, так сказать, «международной общественности». И Израиль, в надежде обрести некоего «палестинского» партнёра для «мирного процесса» выбрав из всех главарей именно этого конкретного главаря убийц, — быть может, в силу инерции, ибо он был фигурой, с которой успели свыкнуться, — своими руками вернул ему политический вес. Злосчастное «Осло» позволило ему удержаться на плаву и даже остаться номинальным вожаком. Но реальная власть в той общности, с которой мы вынуждены иметь дело, неуклонно и неотвратимо переходила к религиозно окрашенным течениям — «Хамасу» и «Исламскому джихаду», чьё влияние не было вовремя нейтрализовано и погашено.
Что ж, это тоже логично по-своему. Секулярный враг — меньшее зло, чем религиозно накрученный, но уж если бы и договариваться с ним, то делать это лучше было бы тогда, когда именно он был главным «по ту сторону».
Но я не уверен, что Абади прав, настолько недооценивая осведомлённость израильских политиков и их способность видеть те или иные надвигающиеся угрозы. Дело в том, что договариваться с так называемым «секулярным врагом» — пытались.
Всем, кто читает это моё эссе, наверное, совершенно ясно, что я думаю о соглашении с Арафатом в Осло и обо всём, что сему сопутствовало.
Но не только ради исторической истины — историей интересуются далеко не все, — а прежде всего ради элементарной справедливости я вынужден сказать: Ицхак Рабин и Шимъон Перес, с чьими именами связан этот так называемый «мирный процесс», — не первые наши государственные деятели, избравшие путь политических уступок в надежде на то, что они приведут в конечном счёте к миру. Я даже не знаю, была ли тут некая «точка отсчёта»… или такая тенденция — пусть поначалу малоощутимая, — имела место ещё когда государство было в пелёнках, но вызревала и усиливалась постепенно?

(В скобках: и боюсь, что, несмотря на «ястребиное» высказывание Давида Бен-Гуриона о бомбардировках Каира, Бейрута и Дамаска, с первых дней государства Израиль — а может быть, и до его образования, — зрел и формировался у политического руководства замысел когда-нибудь «задобрить» врага, позволить ему одержать символическую «победу» и, утолив тем самым его самолюбие, добиться мира. Не знаю. Но имеется версия, что так поступили с Египтом. Ури Мильштейн — см. Мильштейн № 1, — рассказывает: в Синае после Шестидневной войны создали спецназовское подразделение под названием «Белуза», боевым предназначением которого было зажечь дизельным топливом Суэцкий канал, если египтяне попытаются его форсировать. Но по приказу Моше Даяна — министра обороны, — в начале 70-х отряд «Белуза» был расформирован. По мнению Мильштейна, это усиливает правдоподобие «конспирологической» версии о том, что предполагалось подарить египтянам «маленькую победу». И в октябре 1973 года, в начале Войны Судного дня, они действительно перешли Суэц… Было ли это допущено израильским руководством специально, чтобы дать египетскому президенту Садату объявить потом об этой самой своей «победе» и позже, в 1977-м, заключить мир… уже с «ликудовцем» Бегином — кстати о «левых-правых»?.. И, если так, — скольким же солдатам и офицерам это стоило жизни! Повторю: не знаю. И порой думается мне, что и не хочу знать. Добро и зло тоже лучше было бы не познавать, правильно сказал Иван Карамазов…
Но мир с Египтом, как бы ни относиться к условиям, на которых он был заключён, — по крайней мере всё же настоящий мир! И он был возможен хотя бы потому, что египтяне всё-таки не устраивали терактов…)

Но, как бы то ни было, не Рабин и Перес первыми повели политические переговоры с террористами. И не они первыми нарушили идеологический принцип — таких переговоров не вести. И не они первыми сделали это, не спросив у народа (хотя бы путём референдума), разрешает ли он им, ввиду «изменившихся обстоятельств», от этого принципа отступить.

(Окончание следует)

Print Friendly, PDF & Email

74 комментария к «Алекс Манфиш: О терроре, о нашей судьбе, о нашей душе»

  1. Леонид Рифенштуль
    Все-таки, Европа и другие страны существуют намного дольше, чем Израиль.
    ============
    Это смотря как считать. Если от Рифенштулей, что работали над фильмами для гитлера это один сипур, а если от 1948-го, это совсем другой.

  2. О нашем отношении к себе и к жизни хорошо сказала Тора (Дварим, 35:15):
    «И разжирел Йешурон (еврейский народ) и стал лягаться … — и покинул он Бога, своего создателя, и поругал твердыню спасения своего».

    А многие американцы сейчас говорят проще и пессимистичнее:
    «Трудные времена создают сильных людей. Сильные люди создают благополучные времена. Благополучные времена создают слабых людей. А слабые люди создают трудные времена.»

  3. «Какая связь между словами «высокоморальный» и «религиозный»?»
    ***
    VladimirU: 30.04.2023 в 21:02
    НИКАКОЙ!
    BORIS: 30.04.2023 в 21:19
    В самосознании религиозных и традиционных евреев самая прямая.
    —————————————
    Можно обсуждать и можно спорить на тему связи морали и религии. Но, на мой взгляд, ни один из упомянутых в статье А.Манфиша израильских политиков, военных и руководителей спецслужб мыслями об этом при планировании и проведении военных или антитеррористических операций даже не заморачивался. Да, моральные принципы израильская армия имеет, а вот о её религиозных принципах я не слышал.

    1. Согласен, VladimirU, «никакой»! Старую лозунг стряпчих раввинского суда: «я не фраер Б-жий!» можно вписать в религиозный канон нынешних практикующих. Их иудаизм выхолостился в ортопраксию и ритуализм.

    2. «Но, на мой взгляд, ни один из упомянутых в статье А.Манфиша израильских политиков, военных и руководителей спецслужб мыслями об этом при планировании и проведении военных или антитеррористических операций даже не заморачивался.» (VladimirU)
      ***
      Если бы не заморачивались, с самого основания государства, то Израиль на сегодняшний день был бы совершенно другим, как терpиториально, так и демографически. Речь идет не «мыслях», а о коллективном менталитете, времяисчисление которому — столетия. В какой армии мира ещё существует «נוהל «הקש בגג?

  4. Zvi Ben-Dov
    — 2023-04-30 18:31:39(443)

    По поводу моральных ценностей евреев — это к Дынину.
    ==============================
    Не надо ко мне. Как еврею, да и просто образованному человеку, советую:
    Morality: Restoring the Common Good in Divided Times, 2020 by Jonathan Sacks

    Если не читаете по-английски, то можно обратиться к переводам текстов рабби Дж. Сакса на этом портале:, например:
    1. «Великая честь быть евреем» — https://z.berkovich-zametki.com/2018-znomer4-saks/
    Или, если у Вас есть время:
    2. «Исправить поврежденный мир. Этика ответственности» — https://berkovich-zametki.com/Kiosk/Heal_Sacks_Dynin.pdf
    Или, если Вас, действительно, интересует еврейский ответ на моральные вопросы:
    3. «Достоинство различия» — Перевод книги опубликован в Иерусалиме и Москве, а также на этом Портале.
    Было бы желание знать ответ.

    1. «Осторожнее с вопросами — затрахают ответами» 🙂

      Но я-то у вас разве что-нибудь спрашивал?
      Нет!
      Зачем же же вы мне отвечаете? 🙂

    2. «Достоинство различия» — Перевод книги опубликован в Иерусалиме и Москве, а также на этом Портале.
      Дайте, пожалуйста, ссылку

      1. Исраэль Дацковский
        — 2023-05-01 04:07:37(492)

        «Достоинство различия» — Перевод книги опубликован в Иерусалиме и Москве, а также на этом Портале. Дайте, пожалуйста, ссылку
        =================================
        Пожалуйста, уважаемый г-н Дацковский:

        Джонатан Сакс: Достоинство различия. Как избежать столкновения цивилизаций;

        Москва, 2008, Изд.: Мосты культуры / Иерусалим, 5768, Изд.: Гешарим (есть в продаже)

        На Портале: Заметки по еврейской истории, №№139-142

  5. Мы (бывшие совки — хотя совки бывшими становятся редко) законы недолюбливаем — тоскуем по понятиям. А по понятиям террористов надо «мочить в сортирах», пытать в тюрьмах (желательно до смерти), если выпускать из тюрем — то желательно инвалидами, лишив их всяких прав.
    Ну и семьи их тоже наказывать за то, что террористов воспитали «для устрашения».
    И ещё… — вести с палами колониальную войну, как в своё время англичане с туземцами.

    1. Между путинским-кадыровским, т.е. совковым, «мочить в сортирах/секир башка» и «быть еврейским праведником-гуманистом» от израильской гуманитарной интеллигенции сабр, возможно, существует ТРЕТИЙ ПУТЬ, которого мы, ослепленные знойным ближневосточным солнцем, тут в Израиле не видим. Подождем окончания статьи и выводов Манфиша🤔.

  6. Манфиш — очень серьёзный автор, что доказано и этим его текстом. Ссылки на прошлое, доказательства правоты и трагических ошибок, примеры из чужого опыта — всё это информативное повествование, а живём мы сегодня, и упущенное не оживить, да и бесполезно. Время другое, мир другой. Соседние арабы не изменили своего отношения к евреям и Израилю, в остальном массово цивилизовались, усилив кратно свой интеллектуальный и военный потенциал. Все опробованные методы нашего поведения в прошлом: истребительная тактика, послабления, «прогибы», точечные удары, (полу)ковровые бомбардировки, «заискивания» — привели к тому, что мы имеем. Кто-то советует нам меняться. В какую сторону? Посмотрим, к каким выводам пришёл Манфиш. Комментаторы этого текста, как правило, заняты пикировкой, а по теме — бег на месте.
    Если наш выигрыш в том, что наши манифестанты выгодно отличаются от французских, то аз ах ын вей. Тревожно и печально начинаем 76-й.

  7. Серьезные разногласия, охватившие наш народ, могут быть разрешены только тогда, когда все стороны осознают, что в существовании Израиля есть нечто гораздо большее и возвышенное, чем политические и юридические вопросы, какими бы важными они ни были.
    Опасный момент, с которым мы сейчас сталкиваемся, вполне может быть скрытым благословением. Он прямо ставит нас перед фактом, что израильское общество еще не смогло успешно справиться со своей собственной свободой и независимостью. Таким образом, вполне может наступить полный хаос. Только тогда, когда мы признаем, что мы укоренены почти в 4000 лет нетрадиционной истории и священной миссии, мы сможем добиться успеха.
    Только когда Израиль признает уникальность самого своего существования, он будет процветать.

  8. «Мне тяжело это писать, но, боюсь, мы движемся именно туда. Мы опять «не как все». Не как британцы, скандинавы и прочие «нации господ». Мы сбиваемся на иноходь. Нас пришпоривают, вынуждая «скакать иначе», наши законоведы в мантиях, наши политики, произносящие речи о «сдержанности». Не только они, но и они в том числе.»

    Проблема очень сложная. Тут вся “фишка” заключается в следующем — как найти такой способ, такой особый метод борьбы, чтобы а) с одной стороны, ударить по всем нашим врагам с такой силой и с такой звериной жестокостью/ненавистью, чтобы только от одного упоминания фразы «евреи идут» наши враги чувствовали своим нутром то, что евреи чувствовали при упоминании фразы «немцы идут», б) но с другой стороны, вместе с тем, все таки сохранить за собой статус богоизбранного народа, народа праведников, подарившего миру высокую мораль, совесть, 10 заповедей, да и по сей день несущего миру свет божественных заветов.

    Мы, как НИКАКОЙ ДРУГОЙ НАРОД, в наисложнейшем дуалистическом положении, скованные собственной религиозной ответственностью перед всем миром, всем человечеством, и поэтому прав автор утверждая — «Мы опять «не как все». Не как британцы, скандинавы и прочие «нации господ». Мы сбиваемся на иноходь. Нас пришпоривают, вынуждая «скакать иначе».
    Остается только добавить, что весь мир за этим, т.е. нашим поведением, строго следит и наблюдает, дабы «пришпорить».

    «… будучи главой правительства, он произносил речь о «сдержанности»… Что заставило его сказать это — вместо того, чтобы отдать приказ о сокрушительном, беспощадном мщении? Что движет людьми, достигающими высшего государственного поста? Не узнают ли они, только вступив в эту должность, нечто секретное для остальных, принуждающее к уступчивости, которая от них ранее не ожидалась? »

    Ответ на это выше: невыносимый дуализм положения и ответственность, которые лучше всего понимает человек, вставший у руля г-ва Израиль.

    Выход: ОТКАЗАТЬСЯ от своей миссии «быть высокоморальными светочами остальным народам», обьявить что наши прошлые религиозные ценности нас больше ни к чему не обязывают и мы будем действовать так, как в подобных ситуациях действуют ВСЕ ОСТАЛЬНЫЕ нации — исключительно из собстенных интересов защиты собственного народа, не отметая и не брезгуя никакими методами и способами, если этого потребует создавшееся военное положение.

    Согласны? Кто за?

    1. Я бы согласился, но жестокость (тем более звериная) — это в наше время глупость несусветная.

      1. «Я бы согласился, но жестокость (тем более звериная) — это в наше время глупость несусветная.»
        ***
        Позиция понятна. «Озверевший иудей» звучит как полнейший оксюморон. Примерно, как «грозный кролик». Быть такого не может.
        Нy, тогда нужно перестать писать подобные на эту статьи, ибо толку от них никакого, а смиренно нести свою, нам свыше предначертанную судьбу праведных светочей и гуманистов мира.

    2. BORIS
      — 2023-04-30 16:16:51(418)

      Выход: ОТКАЗАТЬСЯ от своей миссии «быть высокоморальными светочами остальным народам», обьявить что наши прошлые религиозные ценности нас больше ни к чему не обязывают и мы будем действовать так, как в подобных ситуациях действуют ВСЕ ОСТАЛЬНЫЕ нации — исключительно из собстенных интересов защиты собственного народа, не отметая и не брезгуя никакими методами и способами, если этого потребует создавшееся военное положение.

      Согласны? Кто за?
      ===========================

      Не бином Ньютона!

      Согласны…, если перестать быть евреями и разъехаться из Израиля. Согласившись, надо ли будет признать, что эта маленькая страна, окруженная недружественными странами, не сможет существовать как конгломерат этнических групп, начавших действовать как остальные нации, откуда они родом. Если же «проектант» думает, что, отказавшись от себя (своей истории, моральных, религиозных ценностей), этот конгломерат групп сохранит единство, цель своего совместного существования в маленькой стране, окруженной недружественными странами, то «проектант» должен признать, что у евреев есть некое единство, сцементированное историей, религией, моральными ценностями, без которых любой еврейский проект превращается в «жаренный лед».
      Круг замыкается.

      1. «Круг замыкается.» (Борис Дынин)
        ***
        100%. Эта и все подобные ей статьи — хождение по этому замкнутому кругу.
        Хотя, впрочем, не будем забегать вперед. Г-н Л.Беренсон предлагает подождать «к каким выводам пришел Манфиш» (в продолжении своей статьи).

        1. Я никак не могу найти различия между «у евреев есть некое единство, сцементированное историей, религией, моральными ценностями» и российским «скрепами» и «возвращению к истокам».

          1. У меня, оказывается есть маленькая подборка о рассейских скрепах… 🙂

            Почесал Володя репу —
            Вот засада, блин!
            Православие — не скрепа,
            А, скорее, клин…

            Как же стала нелепа
            И убога страна!
            Путин — главная скрепа —
            Проржавела она…

            Чего ещё ждёшь от диктатора
            С коленок встающая нация,
            Со скрепами вместо вибратора,
            Приняв за прорыв дефлорацию?

            О рассейских хренях

            О скрепах хрень и о Державе,
            О единении народа
            И что «вернуть своё» вы вправе,
            И что в стране не без уродов…
            О вёдрах хрень и коромыслах,
            Рассейских бабах у колодцев —
            Так в этих хренях много смыслов,
            Что сразу сильно выпить хоца…

          2. «Я никак не могу найти различия между «у евреев есть некое единство, сцементированное историей, религией, моральными ценностями» …»
            ***
            Я бы подправил: «У евреев есть некое единство, сцементированное антисемитизмом».
            Насчет общего цемента религии и моральных ценностей не уверен. Много среди нас неверующих-светских и морально неустойчивых.

        2. У меня, оказывается есть маленькая подборка о рассейских скрепах… 🙂

          ——————————————
          Хорошая подборка. А можно теперь о «моральных ценностях евреев» по Б. Дынину?

          1. Спасибо 🙂
            По поводу моральных ценностей евреев — это к Дынину.
            По-моему у разных групп, проживающих в Израиле разные наборы ценностей, худо бедно 75 лет прожили и результаты хорошие. А что дальше будет — who его знает. 🙂

          2. Спасибо 🙂
            По поводу моральных ценностей евреев — это к Дынину.

            ————————————
            Денин не пишет стихи, его читать скучно. Ну ладно, если вы не хотите про евреев, придётся обращаться к Губерману.

    3. Борис, как я понимаю, вы человек светский или не слишком религиозный и поэтому ваш комментарий к статье удивил частыми упоминаниями того, что связано с религией («религиозные ценности», «статус богоизбранного народа», «религиозная ответственность перед всем миром»). И это при том, что автор статьи в эту сторону даже не смотрит. Ну какой «религиозной ответственностью перед всем миром» скован Израиль в свете противодействия арабским террористам? Вы, кстати, хоть раз слышали чтобы кто- либо из членов наших Советов Знатоков и Мудрецов Торы или кто-нибудь из Главных Раввинов Израиля хоть что-либо сказал по этому поводу? На мой взгляд, «нас пришпоривают, вынуждая «скакать иначе»» совсем по другой причине-по причине того, что мы контролируем (в чем-то полностью, в чем-то частично) несколько миллионов арабов Газы, Иудеи и Самарии, сила которых в военном плане абсолютно не сравнима с нашей. Естественно, наш контроль над арабским населением этих областей -это не единственная причина их к нам ненависти. Но эта одна из причин и мы до сих пор не можем найти выхода из этой ситуации. В любом случае с террором в белых перчатках не борются (возможно Алекс Манфиш во второй части статьи прямо об этом напишет). По поводу предлагаемого вами выхода. Во-первых, кто кроме нас самих (вернее некоторой части евреев) считает, что мы являемся «высокоморальными светочами остальным народам»? Неужели вы считаете сегодняшних евреев-израильтян «высокоморальными светочами остальным народам»? Я так не считаю. Во-вторых, какая страна находится сегодня в ситуации подобной нашей? Нет сегодня такой страны. Да, я согласен с тем, что наши спецслужбы, наша армия должны действовать исключительно из интересов защиты собственного народа, не отметая и не брезгуя никакими методами и способами, если этого потребует создавшееся военное положение. Но вот религиозную базу подводить под это не стоит.

      1. «автор статьи в эту сторону даже не смотрит. Ну какой «религиозной ответственностью перед всем миром» скован Израиль в свете противодействия арабским террористам?» (VladimirU)
        ***
        Скован, Владимир, скован. Ни одна страна, ее руководители и военные начальники не повторяют с упорным постоянством о «самой высокоморальной армии» («цава ахи мусари») мира, как это постоянно делает Израиль.

        «Вы, кстати, хоть раз слышали чтобы кто- либо из членов наших Советов Знатоков и Мудрецов Торы или кто-нибудь из Главных Раввинов Израиля хоть что-либо сказал по этому поводу»

        А зачем говорить? Сам факт их отказа от службы в армии и такой же отказ брать в руки оружие говорят больше чем любые слова.

        «На мой взгляд, «нас пришпоривают, вынуждая «скакать иначе»» совсем по другой причине-по причине того, что мы контролируем (в чем-то полностью, в чем-то частично) несколько миллионов арабов Газы, Иудеи и Самарии».

        Правильно, и это тоже. С народа праведников и спрос другой. Во всем.

        «Во-первых, кто кроме нас самих (вернее некоторой части евреев) считает, что мы являемся «высокоморальными светочами остальным народам»? Неужели вы считаете сегодняшних евреев-израильтян «высокоморальными светочами остальным народам»?»

        Нет, не считаю. Но наш национально-религиозный наратив в глазах других именно таков и никуда нам не дется от него. Как другие на это смотрят и как они это воспринимают, это уже отдельная тема. Как узнать что это наш всеобщий наратив? А очень просто. Когда вы читаете в зарубежных СМИ материалы об евреях, вы никогда не увидите на иллюстрирующих их фотографиях фото со светскими евреями. На них всегда будут изображены религиозные иудеи с религиозными атрибутами одежды.

        1. Спорить не буду, но два небольших возражения напишу. (1) Какая связь между словами «высокоморальный» и «религиозный»? НИКАКОЙ! (2) В зарубежных СМИ (статьи из некоторых у нас очень любят перепечатывать) действительно материалы о евреях совсем не редкость. Например о арабо-израильском конфликте, о евреях-Нобелевских лауреатах, о евреях-олигархах и миллиардерах, об израильских политиках, о евреях-бойцах Армии Обороны Израиля, о евреях-шахматистах, о еврейских музыкантах и певцах, или просто о достопримечательностях Израиля. На иллюстрирующих эти статьи фотографиях фото со светскими евреями совершенно обыденная вещь.

          1. Забыл добавить-фотографии религиозных иудеев с религиозными атрибутами одежды публикуются, как правило, в статьях об иудаизме, в статьях об истории еврейского народа или в статьях о Меа Шеарим для туристов. Так и должно быть.

          2. «Какая связь между словами «высокоморальный» и «религиозный»?»
            ***
            В самосознании религиозных и традиционных ереев самая прямая.

  9. Когда оценка ситуации основывается не на реальности, а на мифах и стереотипах, на аксиомах типа «ЦАХАЛ — самая сильная армия на БВ», то ничего хорошего не будет. Вот пример из статьи:
    ————————————————
    ____Британцы поют: «Никогда, никогда, никогда англичанин не будет рабом!» И они уверены: действительно никогда не будет. «Мы рождены править и повелевать» — так они вещают миру. Такова их стать. Мне это нравится. Мой любимый английский поэт — Киплинг._______
    —————————————————
    В Ротерхэме пакистанцы более 10 лет насиловали английских девочек и принуждали их заниматься проституцией. Полиция об этом знала и ничего не делала. Вот такие несгибаемые англичане. Времена меняются и люди меняются, отношения меняются, не меняется только один принцип: сильный всегда прав. А вашего любимого Киплинга, предполагаю, скоро отменят и запретят, как расиста.
    А вот ещё аксиома:
    ____Надо отдать справедливость, они установили нам противоракетные комплексы под звучным названием «Patriot» (на английском языке, в отличие от русского, это не бранное слово). При том, что мы сами могли бы в ответ на удары так отметелить Ирак этот самый, что там из укрытий не выползали бы. Но мы — проявили «гибкость», и именно наши сограждане — пусть немногие, — ночевали тогда в бомбоубежищах____
    ———————————————
    Вот откуда это известно, могли бы или не могли бы? Могли бы, так и сделали бы. А раз не сделали, значит — не могли. Это факт, а всё остальное — понтЫ из серии : держите меня сразу семеро…. Не нуждались бы в «Пэтриотах», то никакие американцы не заставили бы их использовать.

    Можно ещё долго ломать копья и доказывать или опровергать очевидные вещи, но вряд ли это принесёт результат. Поэтому перехожу к общему выводу:
    Мы можем сказать миллионы слов о плохих соседях-арабах и о других народах, тоже плохих, которые не хотят нас защищать. Но эти слова никто не воспринимает и слушать не хотят. Изменить ни арабов, ни других мы не можем. И повлиять на них не можем. На все описания терактов и жертв у них найдутся контраргументы в стиле : сионисЬты убивают наших детей. А что мы можем? Можем только изменить самих себя. Вот этим и надо заниматься.

    1. Вот пусть хохлы и меняются в этом направлении — бьют, как рассеяне по больницам, школам, детским садам, домам, насилуют, пытают и расстреливают гражданских и пленных, отрезают им всё, что из туловища торчит и т.д.
      И тогда посмотрим, к чему они придут, став таким же дерьмом, как те, кто их «освобождает от нацизма».
      А евреи такими, надеюсь, не станут.

      1. Я не предлагал, чтобы украинцы били по школам, они не бьют. Зато бьют по армиям оккупантов и в результате победят.

        1. А вот так уважаемые вами чеченцы поступают, как «настоящие мужчины» — «насилуют, пытают и расстреливают гражданских и пленных, отрезают им всё, что из туловища торчит и т.д» 🙂
          Вы точно в Украине живёте, а не в Рассее? Такое уважение и страх перед чеченцами скорее характерны для рассеян, а хохлы их (чеченцев) на х** вертели 🙂

          1. Я живу не в Украине и не в России. Никакого страха перед чеченцами у меня нет. У меня не было никаких контактов с чеченцами. Правда один раз ехал в поезде с чеченцем, очень приятный парень.
            Те, которые насилуют и отрезают головы, не настоящие мужчины, а те, кто всегда готов защитить себя, в прямом смысле — руками и ногами, те, кто это умеет делать, это настоящие. Я это писал уже тыщу раз, а вы постоянно передёргиваете. Ну хорошо, не нравятся вам чеченцы и армяне, давайте говорить о литературных героях. Вам нравится д’Артаньян и его друзья? Так вот надо на них равняться. Как этого достичь известно. Но это очень тяжёлый труд, легче вот так:

            «Только тогда, когда мы признаем, что мы укоренены почти в 4000 лет нетрадиционной истории и священной миссии, мы сможем добиться успеха.
            Только когда Израиль признает уникальность самого своего существования, он будет процветать.»( Гоммерштадт: 30.04.2023 в 16:31)

          2. Кстати, недавно на одном сайте(еврейском естественно) читал версию о том, что все четверо героев «Трёх мушкетёров» были евреями, как мин. имели еврейские корни. Портос так ваще был Исаак.

          3. «Вам нравится д’Артаньян и его друзья?»
            ___________________________________

            Нет! С современной точки зрения они — скоты.
            А с чеченцами я в армии служил, а не «одн раз ехал в поезде».
            Особого мужества не заметил. Вот наглость по отношению к тем, кто ответить боялся — это да. Возможно, мне просто «повезло» 🙂

          4. Нет! С современной точки зрения они — скоты.
            А с чеченцами я в армии служил, а не «одн раз ехал в поезде».
            Особого мужества не заметил. Вот наглость по отношению к тем, кто ответить боялся — это да. Возможно, мне просто «повезло
            ———————————————
            Это кто же доказал, что они скоты? Что такого скотского они сделали? ( я имею в виду, конечно, версию Дюма, а не реальных людей). Ну вы в армии служили и что? О чём это говорит? Ну были там пара чеченцев, которые были не такие мужественные, что из этого следует? Для гения методологии как-то слабовато. А тот факт, что очень маленькая Чечня нагнула огромную Россию низко-низко, наверно, о чём-то говорит. Команды России по различным видам борьбы на бОльшую часть состоят из кавказцев, во многих видах рукопашек тоже кавказцы занимают ведущие позиции. Это факт, его легко проверить. И на этом во многом строится отношение к ним. Я уже тыщу раз писал, что в итальянском квартале Нью-Йорка никто не решится напасть на старика, а кто решится, пожалеет. Когда в Лондоне были погромы, то, когда погромщики сунулись в районы, где живут сикхи, молодёжь собралась и вломила погромщикам так, что они исчезли оттуда навсегда, то же самое было в мусульманских кварталах, а что было в еврейских — угадайте с одного раза. Но это уже обсуждалось много раз.

          5. «Кто про что, а вшивый про баню» 🙂

          6. Zvi Ben-Dov: 30.04.2023 в 18:21
            «Кто про что, а вшивый про баню» 🙂

            ———————————————
            Это очень хорошая и мудрая поговорка. Слово «вшивый» звучит унизительно, но это не отменяет смысл. Каждый говорит о том, что его волнует, тем более, что это чистая правда и высшая мудрость. Всё гениальное просто, как мы знаем. «Может, устами простого мужика Митрича
            говорит великая сермяжная правда.». Так или иначе, тысячи высоколобых псевдомыслителей уже написали миллионы статей на тему антисемитизма. Во многих странах создаются всякие комиссии по борьбе с антисемитизмом, издаются специальные методички, назначаются уполномоченные, в школьные программы вводится изучение Холокоста, даже в некоторых мусульманских странах, проводится мониторинг акций антисемитизма, ставят памятники евреям- жертвам Холокоста, выплачивают компенсации узникам лагерей или гетто, людей, замешанных в преследовании евреев ловят и судят, несмотря на их возраст. И ничего не помогает! Так может нужно уже отклониться от этого протоптанного пути? Он не ведёт никуда. Посмотреть правде в глаза, пардон за высокий штиль!

          7. «Всё гениальное просто, как мы знаем. «Может, устами простого мужика Митрича
            говорит великая сермяжная правда.»»
            ______________________________

            Как самопровозглашённый гений методологии утверждаю, что далеко «не всё простое гениально» 🙂

  10. Прочитал с интересом. Кажется, автор описыват ситуацию вполне объективно. Печально все это. Не знаю, понимает ли это сам автор, но для меня (хоть я и не специалист по Израилю) очевидно, что всё дело не в арабах, а в евреях. Создали себе «недогосударство», а теперь удивляются, что в нем трудновато жить. У меня нет оптимизма относительно будущего этой страны. Конечно, я хотел бы ошибиться…

    1. И снова очередное «хочу быть неправым» или «хотел бы ошибиться»…
      Вам ещё не надоело так часто «быть неправым» и/или «ошибаться»?
      🙂

      1. Вам, Цви, меня не понять. Ваш уровень — это изготовление автомобильных деталей из березы…

    2. В данном случае «мерзость» является производной глупости — будьте снисходительны, Сэм 🙂

    3. А у меня, Леонид, нет оптимизма не только «относительно будущего этой страны», но и других демократических стран Европы и Америки. Эта болезнь гуманного или «христианийшего» отношения к врагам поразила их давно в виде неомарксизма, называемого теперь «вокизм».
      Доказательством этого являются нынешние события в войне с РФ, которые наверняка повторят ситуации с победными войнаами Израиля.

      1. Все-таки, Европа и другие страны существуют намного дольше, чем Израиль. Поэтому, вероятность, что они «выкрутятся» из того дебильного положения, в котором оказались, выше (И кстати, тяжесть влияния «вокизма» на образ жизни Европы и США часто преувеличивают.) С Израилем все сложнее…

  11. Интересная, как всегда, статья Алекса. Во многом объективная.
    И 4 замечания.
    1. Вспоминая страшные теракты середины 90-х – начала 2000 годов, автор вспоминает и террор предшествующего периода. Что подтверждает тот грустный факт, что террор сопровождает всю историю еврейско-арабских отношений, начиная с 1920 года, сначала в подмандатной Палестине . Меняются только его формы – погромы 1920 в Иерусалиме, 1921 в Яффо, 1929 в Хевроне, восстание 1936-39 годов. Потом в Израиле – федаюны из Газы и Зап. Берега. Тогда число израильтян-жертв террора было не меньше, чем в середины 90-х – начала 2000 годов…
    2. Честно говоря удивило приведённое высказывание Бен Гуриона (очевидно навеянное совсем недавними тогда ковровыми бомбардировками англо-американскими ВВС городов Германии) Мне всегда казалось, что Бен Гурион отличался реализмом в определении целей и осторожностью в их реализации. Достаточно вспомнить, что уже находясь в отставке, но обладая колоссальным авторитетом, он выступил против превентивного удара по Египту и Сирии без поддержки хотя бы одной из Великих держав. Одно из объяснений известного кризиса, случившегося с Рабиным накануне войны, то что он произошёл после разговора с Бен Гурионом.
    3. Говоря об изменении поведения Шарона можно вспомнить его известное высказывание, что из кабинета премьера многое видится совсем иначе.
    4. Я не читал книгу Мильштейна о Войне Судного дня и не могу судить о серьёзности его аргументов, но теория заговора и сговора между Даяном, Киссинджиром и Садатом 1:1 повторяет написанное в мемуарах тогдашнего посла СССР в Египте Виноградова. По существу — это обвинение Даяна в предательстве и гибели большого числа солдат ЦАХАЛя. Я не встречал упоминания о такого рода обвинениях в рассказах о послевоенных протестах в Израиле.

  12. Вот преподнесена еще одна история болезни «израильского миролюбия», вариант ответа на вопрос «кто виноват?». Полагаю, в окончании, которое следует, будет указано — сегодня-то что делать?

    1. «Полагаю, в окончании, которое следует, будет указано — сегодня-то что делать?»
      ___________________________________________

      Не надейтесь.
      Ответа на вопрос «Что делать?» либо не будет, либо он будет такой «как всегда» — типа «мочить в сортире».
      А вот ответ на вопрос «Кто виноват?» будет обязательно. Он уже постепенно вырисовывается.
      На самом деле израильские правительства редко могли дать правильный ответ на оба этих вопроса — ну не умели (и не умеют) они (правительства) решать задачи с противоречиями.
      Правительства других типа «цивилизованных» стран ещё хуже — просто у них «ситуёвины» попроще.
      Э-э-эх!
      Где того Машиаха на белом осле носит? 🙁

    2. Все рецепты в конце концов сводятся к конкретному выводу: Надо что-то делать! Вот придёт крутой-крутой мужик и тогдааа… Вот мы все хорошие-хорошие, одна только беда — ну очень мы гуманные и добрые, а если бы мы смогли нашу еврейскую доброту преодолеть, то мы бы тогдаааа…. Если кормить самих себя этими сладкими сказками, то никогда никакого решения не будет, а если будет, то точно не в нашу пользу.
      Количество таких статей, как эта, измеряется уже, наверно, в миллионах. В некоторых из них автор, сам того не желая и не понимая, подходит почти вплотную к реалистичной оценке причин еврейских несчастий, но очень быстро проскакивает мимо и погружается в бесполезные умствования, воинственные заклинания, не приводящие ни к чему, а замыкающиеся в кольцо, и мы продолжаем, как в анекдоте, искать потерянное не там, где потеряли, а под фонарём.
      Вот очень важная мысль, высказанная автором, но не развитая в направлении, отличающимся от стандарта:
      ———————————-
      _____ А теперь он выпущен на волю. Единственное, в чём суд пошёл навстречу родителям одной из жертв, — то, что данному двуногому запрещается проживать и появляться в Хайфе, чтобы им не довелось столкнуться с ним.
      (Интересно, а в пригородах Хайфы — можно ему быть? А если этим людям надо будет выехать за пределы округа? Получается, они должны теперь всё время опасаться… а вдруг…)_____
      ———————————————
      У некоторых возникает вопрос: почему при встрече с убийцей должны опасаться родственники убитого, а не сам убийца (если бы дело происходило на Кавказе, то было бы именно так). Но такой вопрос возникает только у некоторых, а большинство воспринимает эту ситуации как вполне естественную. Вот вам направление размышлений, которые могли бы привести к пониманию того, кто виноват и что делать.

      1. Хотите, как на Кавказе — например в Чечне или Дагестане?
        Тогда вам стОит пойти… поехать туда, и будет вам «щасте» 🙂

        1. Ответ не логичный. Если мне где-то что-то нравится, из этого не вытекает, что мне надо туда переселяться. Можно перенять то, что мне подходит и нравится, а остальное не перенимать. Пример: вы пришли в магазин и вам понравились там шкафы, вы же не будете переезжать в магазин, а купите себе шкаф, а стулья, которые вам не понравились, вы купите в другом месте.

          1. А вы подумайте 🙂
            И (заодно) подумайте о том, что в Израиле уже 17-ю неделю на протесты выходят сотни тысяч и… никого не убили — кажется даже машины не жгут и витрины не бьют, а потом сравните хотя бы с той же Францией.
            А с палами поступают жёстко — не путать с жестоко.
            Короче, поезжайте из Хохляндии в Чечню — вам там понравится 🙂

          2. Zvi Ben-Dov: 30.04.2023 в 14:43
            А вы подумайте 🙂
            И (заодно) подумайте о том, что в Израиле уже 17-ю неделю на протесты выходят сотни тысяч и… никого не убили — кажется даже машины не жгут и витрины не бьют, а потом сравните хотя бы с той же Францией.
            А с палами поступают жёстко — не путать с жестоко.
            Короче, поезжайте из Хохляндии в Чечню — вам там понравится 🙂
            ———————————
            Т.е. вы всё-таки за то, чтобы переезжать на ПМЖ в магазин, вместо того, чтобы купить шкаф. Как говорится, птицу узнают по полёту, а специалиста методолога по нестандартным решениям.

          3. С системным подходом (у вас) дело явно плохо 🙁

          4. А с палами поступают жёстко — не путать с жестоко.
            ———————————
            Так ведь вся статья Алекса Манфиша посвящена как раз тому, что поступают недостаточно жёстко. Но я писал вообще не об этом. Вы читаете то, что хотите оспорить(культурно выражаясь)?

          5. Zvi Ben-Dov: 30.04.2023 в 15:01
            С системным подходом (у вас) дело явно плохо 🙁
            ——————————————

            Может быть, я же не заслуженный методолог. Ну указали бы, в чём недостаток моего системного подхода. А сказать : «ты дурак», это любой дурак может. Теперь можете ответить что-нибудь в стиле: я бы мог и указать, но вам всё-равно не поможет и т.д.

          6. Zvi Ben-Dov: 30.04.2023 в 15:05
            Конечно нет — зачем? 🙂
            ————————————
            Согласен, вам нЕзачем. Зря только время терять. Спасибо за хорошую идею. Я теперь тоже составлю несколько вариантов ответа, и буду их отправлять, а все пусть восхищаются моей мудростью.

          7. Тут сложнее, чем с покупкой мебели…
            Переняв бессмысленную (глупую) жестокость у тех же чеченцев вы постепенно превратите свою страну в Чечню.
            Вы не сможете эту жестокость направлять только наружу — вы её направите внутрь на свой собственный народ, который тоже начнёте убивать по принципу, например, той же кровной мести.
            Т.е. вы постепенно (причём достаточно быстро) «переедете» в… Чечню.
            Вам понравится 🙂
            В чём же тут системный подход?
            В том, что вы «перетащите» не только то, что вам «понравилось», а… всю систему отношений, основанную на жестокости.
            А насчёт того, что это объяснение вам не поможет — вы таки правы 🙂

          8. «Я теперь тоже составлю несколько вариантов ответа, и буду их отправлять, а все пусть восхищаются моей мудростью.»
            ________________________________

            Желаю успехов 🙂

          9. Zvi Ben-Dov: 30.04.2023 в 15:17
            Тут сложнее, чем с покупкой мебели…
            Переняв бессмысленную (глупую) жестокость у тех же чеченцев вы постепенно превратите свою страну в Чечню.
            Вы не сможете эту жестокость направлять только наружу — вы её направите внутрь на свой собственный народ, который тоже начнёте убивать по принципу, например, той же кровной мести.
            Т.е. вы постепенно (причём достаточно быстро) «переедете» в… Чечню.
            Вам понравится 🙂
            В чём же тут системный подход?
            В том, что вы «перетащите» не только то, что вам «понравилось», а… всю систему отношений, основанную на жестокости.
            А насчёт того, что это объяснение вам не поможет — вы таки правы 🙂
            ————————————
            Я бы с вашими аргументами согласился, но я нигде и никогда не предлагал перенимать жестокость, тем более бессмысленную. А предлагал перенимать их чувство, внушаемое им с пелёнок, что мужчина должен быть мужчиной и защитником, не позволять над собой издеваться и себя унижать. Но чтобы это реализовать, нужно прилагать много усилий в очень конкретном направлении. Причём уже давно известно, как это делается. Это пытались реализовать Иоси Трумпельдор и, в ещё большей степени, Имре Лихтенфельд. Но не получилось. Так что ваши объяснения мне не помогли только потому что вы вы объясняли не то, о чём идёт разговор.

          10. «У некоторых возникает вопрос: почему при встрече с убийцей должны опасаться родственники убитого, а не сам убийца (если бы дело происходило на Кавказе, то было бы именно так).»

            «Я бы с вашими аргументами согласился, но я нигде и никогда не предлагал перенимать жестокость, тем более бессмысленную. А предлагал перенимать их чувство, внушаемое им с пелёнок, что мужчина должен быть мужчиной и защитником, не позволять над собой издеваться и себя унижать.»
            ___________________________

            Вы бы определились… 🙂

          11. Zvi Ben-Dov: 30.04.2023 в 15:56
            «У некоторых возникает вопрос: почему при встрече с убийцей должны опасаться родственники убитого, а не сам убийца (если бы дело происходило на Кавказе, то было бы именно так).»

            «Я бы с вашими аргументами согласился, но я нигде и никогда не предлагал перенимать жестокость, тем более бессмысленную. А предлагал перенимать их чувство, внушаемое им с пелёнок, что мужчина должен быть мужчиной и защитником, не позволять над собой издеваться и себя унижать.»
            ___________________________

            Вы бы определились… 🙂
            ————————————————

            А в чём тут несоответствие? Вы считаете, что это правильно и справедливо, что родственники жертвы должны опасаться при встрече с убийцей?

          12. Нет.
            Но и он (убийца), отбыв свой срок за преступление тоже не должен бояться с ними встретиться.

          13. Zvi Ben-Dov: 30.04.2023 в 17:47
            Нет.
            Но и он (убийца), отбыв свой срок за преступление тоже не должен бояться с ними встретиться.
            ———————————————
            Если отвлечься от реальности, то вы правы. Если быть уверенным в том, что суд осудил его, действительно, справедливо, то вы правы. И если быть уверенным в том, что больше никто не станет его жертвой, то вы правы. Но все эти условия, что я привёл, скорей всего, утопия. Я ведь не говорю о сомнительных случаях, а о тех, где вина доказана однозначно, но тогда откуда возникают такие мягкие приговоры, как тому насильнику? Значит государство в лице судов не выполняет свои функции. Что же тогда делать гражданам?

          14. Это смотря в какой стране.
            В Израиле не стоит брать закон в свои руки, а в тех странах, где «по понятиям» — не знаю. Я там не живу, как, кстати, и вы в Израиле не живёте и, поэтому, судить о том, что у нас правильно, а что нет не можете.

          15. Zvi Ben-Dov: 30.04.2023 в 18:42
            Это смотря в какой стране.
            В Израиле не стоит брать закон в свои руки, а в тех странах, где «по понятиям» — не знаю. Я там не живу, как, кстати, и вы в Израиле не живёте и, поэтому, судить о том, что у нас правильно, а что нет не можете.
            ——————————————

            Вы же судите о событиях в Украине. Почему же я не могу об Израиле. Тем более, что я хорошо знаю евреев, с другой стороны, всё, что я говорю справедливо не только для Израиля. Большей частью я говорю об общечеловеческом.

          16. «Почему же я не могу об Израиле. Тем более, что я хорошо знаю евреев.»
            ___________________________________

            «Я знаю женщин — я читал!» 🙂
            Кстати, я срочную служил в Украине. Украинский понимаю и регулярно (каждый день) читаю/слушаю украинские telegram/YouTube каналы. Рассейские тоже, кстати.

          17. «Я знаю женщин — я читал!» 🙂

            ———————————
            Про евреев я не только читал, но и несу всемером всю генетическую информацию нашего многострадального народа. Поэтому имею право говорить о евреях. Ещё раз, я говорю об общечеловеческом и о специфическом еврейском. Поэтому тему Израиля никак не обойдёшь, потому что главный центр еврейской жизни — это Израиль.
            А аргумент, что я не могу говорить об Израиле, потому что я там не живу очень слабенький. Тогда возможность любого человека что-то обсуждать можно свести к границам его квартиры, т.к. в других местах он не живёт. Кроме того, это сайт международный, здесь собираются люди из многих стран, поэтому вводить ограничения, кто о чём может говорить бессмысленно.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *