Влад Голь-де-Шмидт: Немного о себе и о Китае

 390 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Влад Голь-де-Шмидт (Владимир Гольдшмидт)

Немного о себе и о Китае

 

Хочется  рассказать немного о себе, а не только все о других, да о других. Не исключено, что по прошествии некоторого времени, кто-то захочет меня помянуть «незлым, тихим словом», а материала то не будет (черный юмор).

Поэтому приведу пока небольшой, но для меня значимый и не исключено для кого-то небезынтересный эпизод в связи с Китаем, бывшим Союзом, и Израилем. Недавно я узнал, о двух событиях, имеющих отношение к Израилю и  Китаю. Первое событие, это 60-летие Ассоциации выходцев из еврейских общин Китая в Израиле (Игуд Иоцей Син), объединяющей  в настоявшее время около 2500 человек, раньше их было примерно в три раза больше. Основные цели Ассоциации:  сохранение памяти  о прошлом и ушедших за эти годы в мир иной выходцев из Китая, помощь нуждающимся пожилым людям, забота о молодежи, в частности, о студентах.

Китай, на международной арене характеризуется впечатляющими темпами роста и экономического развития и, следует ожидать, что так будет и в будущем. Поэтому Израиль, установивший дипломатические отношения с Китаем 20 лет назад (1992 г.), считает стратегически важным укреплять с ним экономические, торговые и академические связи.

В связи с последним, находится совсем недавнее второе событие — начало реализации программы развития научного сотрудничества Израиля с Китаем. Программа предполагает привлечение китайских ученых и студентов к работе в научно-исследовательских учреждениях Израиля и является частью правительственных мер по укреплению экономических связей между двумя странами.  Главная цель  программы  развитие научного и экономического сотрудничества в будущем.

В прошлом, я имел некоторое отношение к Китаю,  именно в плане научного  сотрудничества, о чем и повествует очерк, хотя непосредственно там  не был. До репатриации в Израиль вся моя творческая жизнь прошла в Казахстане. В  шестидесятые годы там проводились масштабные обобщения региональных геофизических исследований по глубинному геологическому строению всей территории Казахстана. После окончания и опубликования результатов этих работ, к ним был проявлен большой интерес не только советской, но и международной геологической общественности, что подтверждается тем, что целый ряд как наших коллективных работ, так, в частности, и автора настоящего очерка, были переведены на английский и др. языки.

В те годы, я еще сравнительно молодой и довольно амбициозный человек, чувствуя в себе соответствующие силы и возможности, стремился занимать  руководящее положение как административного (хотя, самовыдвижение там, в отличие от Запада, вообще не приветствовалось), так и научного характера. К сожалению, наличие в Союзе негласного (правда,  все об этом знали) «стеклянного потолка» для евреев, также, впрочем, как в Израиле сейчас для так называемых «русских», ограничивало административный рост, но почти не препятствовало продвижению в науке.

Работая в Алма-Ате в филиале Ленинградского Всесоюзного института разведочной геофизики (КазВИРГ) заведующим самым крупным отделом (штат около ста человек), я практически руководил Ученым Советом института, квалификационным ростом сотрудников, общественными организациями и многим др.,  и несколько раз был представлен на должность заместителя директора. Однако, так и не был утвержден «Ленинградом» с его известными в те годы, антисемитскими традициями, хотя я и был членом их Ученого Совета (УС) — головного ВИРГа.  В Алма-Ате, я также был членом УС практически всех научных организаций, имеющих отношение к геологии, в том числе Института геологии АНКазССР , членом Совета по присуждению Государственных премий при отделении наук о Земле АНКазССР  и пр. и пр.. В Казахстане я был удостоен почетного звания «Заслуженный деятель науки».  Все это, более или менее, пожалуйста, а вот административный рост, извините. Хотя кое-кому удавалось пробить потолок и выбраться «наверх», так же, как и сейчас в Израиле, кое-кому.

На основе своих авторских работ с учетом упомянутого выше обобщения,  я в 1975 г.  представил на кафедру геофизики МГУ к защите докторскую диссертацию, предварительно «обкатав» ее  во многих научных организациях Казахстана, России (Москва, Ленинград, Новосибирск, Красноярск, Иркутск), Украины (Киев), получив согласие выступить в качестве оппонирующей организации, от Всесоюзного геофизического института ВНИИГеофизика (Москва).

Мои коллеги-соплеменники отговаривали меня от защиты в МГУ, мотивируя это известной там антисемитской обстановкой, да еще с моей фамилией. Тем не менее, я, будучи уверенным, в научной ценности своей диссертации, а также с учетом охвата большой территории и огромного фактического материала, посчитал  наиболее целесообразным защищать ее именно в МГУ.

В Вестнике МГУ моя работа была представлена следующим образом. «Вестник МГУ N 6, 1976. Москва. Докторские диссертации», с. 111. Гольдшмидт Владимир Иосифович — начальник отдела автоматизации и вычислительной техники Казахского филиала Всесоюзного научно-исследовательского института разведочной геофизики (КазВИРГ). Защита состоялась 17 октября 1975 г. Тема диссертации «Многомерный анализ глубинной структуры и металлогении Казахстана статистическими и эвристическими методами (по геолого-геофизическим данным)». Специальность 04.00.12 — геофизические методы поисков и разведки месторождений полезных ископаемых. Официальные оппоненты: проф. А.П.Соловов, проф. Д.А.Родионов, проф. В.И.Шрайбман.; оппонирующая организация — Всесоюзный научно-исследовательский институт геофизических методов разведки (ВНИИГеофизика) Мингео СССР.

В диссертации показана возможность районирования территории Казахстана по комплексу региональных геофизических (ГСЗ, МОВЗ, гравиметрия, магнитометрия, электроразведка) и геологических (возраст главной складчатости, тип развития структур, ареалы и объемы плутонического магматизма) материалов, с помощью статистических и эвристических методов. Проанализированы глубинное строение земной коры и ее связь с региональной металлогенией, в результате составлены глубинно-геофизические и прогнозно-металлогенические схемы. Показана возможность применения методов распознавания образов для упорядочения объектов по перспективности и выделения первоочередных объектов под проверку в Рудном Алтае, Каратау и Атасу. Для решения указанных выше вопросов разработаны алгоритмы и программы на ЭВМ)».

После успешного рассмотрения моей работы на расширенном семинаре кафедры геофизики (заведующий кафедрой известный ученый, член-корреспондент АНСССР  В. В. Федынский), она была рекомендована к защите на УС МГУ, с учетом ее дополнительного рассмотрения на кафедре геологии и геохимии полезных ископаемых (заведующий кафедрой крупнейший ученый, академик  АНСССР В.И. Смирнов). На семинаре этой кафедры, я также получил одобрение и, в итоге, успешно защитил докторскую диссертацию на Объединенном УС МГУ, при сорока с лишним голосов «за», и лишь двух-трех, «против».  Там же было рекомендовано диссертацию опубликовать.

Мне кажется, что именно моя фамилия, вопреки негативным прогнозам, могла подспудно мне помочь, сыграть положительную роль, поскольку в умах геологов она подсознательно ассоциировалась с фамилией известного норвежского ученого-классика, химика и геофизика, основателя геохимии и кристаллохимии, иностранного члена-корреспондента АН СССР  Виктора Морица Гольдшмидта.

Рис.1

Кстати, я был первым сотрудником КазВИРГа, защитившим докторскую диссертацию. По этому поводу, мне в институте был преподнесен оригинальный подарок, изготовленный из различных геологических образцов пород со следующей надписью: «Первому доктору КазВИРГа Владимиру Иосифовичу Гольдшмидту от сотрудников НПО «Геофизика» и «Союзгеофизика» (рис.1). Это было для меня особенно ценно,  поскольку получить поддержку от научных сотрудников в своем коллективе, особенно когда  «высовываешься», не всегда просто, да еще все-таки, еврею.  Последнее (а именно, отношение к евреям) было продемонстрировано, когда при «перестройке» избирали Производственный Совет тайным голосованием, в котором участвовали не только научные сотрудники, но и техники, лаборанты, операторы, в общем, обслуживающий персонал. В Совет почти не были избраны евреи, хотя в институте их было немало.

В 1979 году в издательстве «Недра» (Москва), на основе докторской диссертации, была опубликована моя книга «Региональные геофизические исследования и методика их количественного анализа» (220 стр.).

В связи с этим, выдающийся ученый, специалист по математической геофизике, в те годы генеральный директор  Института Физики Земли АН СССР  академик В.Н.Страхов писал: «Книга производит самое лучшее впечатление — видно, что автор отлично владеет и методами количественного анализа, и обширнейшим геологическим материалом. Я всегда смотрю на такие работы с чувством хорошей зависти…».

В 1984 году, через несколько лет после опубликования, книга, бывшая в свободной продаже, была переведена китайскими геофизиками (Цзян Маем и др.)

Рис.2

ранее проходившими специализацию в Московском геолого-разведочном институте и издана Геологическим издательством Китая в Пекине на  китайском языке (222 стр.), естественно, с указанием моего авторства.  Я получил ее уже в готовом виде через издательство «Недра», как подарок из Китая, с дарственной подписью от Цзян Мая (смотри рис.2, 3, 4).

Для меня это был неожиданный и очень приятный сюрприз. Об этом событии в те годы оповестила  одна из казахстанских газет. Китайские коллеги с характерной для китайцев скрупулезностью и тщательностью, провели гигантскую работу, переведя помимо довольно сложного основного текста, многочисленные таблицы, даже пояснения внутри рисунков, расшифровку формул и т.д. и т.п.

 Рис. 3

 

После появления перевода моей книги, я некоторое время получал письма  и геофизические материалы (в частности, опубликованные карты магнитного поля Китая) от китайских коллег.

Рис.4

С некоторыми из них профессионально-дружеские отношения поддерживались довольно длительное время.  Китайских коллег моя работа заинтересовала по двум причинам: во-первых, сходством геологии по целому ряду позиций Китая и Казахстана, во-вторых, началом широкого использования  в те годы  математизации геологии и внедрением количественных методов, основанных на современном  математическом аппарате и ЭВМ.

Между прочим, в Интернете имеется ссылка на книгу на русском и китайском языках. Впрочем, еще раньше, эта  книга, как и другие мои работы, связанные с применением в геофизике методов распознавания образов,  уже использовались, в частности, вьетнамским геофизиком Нгуен Тай Тхинь, в его диссертации «Разработка  комплекса геофизических методов на основе физико-геологического  моделирования и статистической обработки данных с целью поисков полиметаллических месторождений в районе Бак-Кан Северного Вьетнама» (1983). Кстати, в те же 80-ые годы и то же  издательство «Недра» издало мою новую книгу «Оптимизация процесса количественной интерпретации данных гравиразведки».

Известный  советский геофизик,  заведующий кафедрой геофизики Пермского университета, профессор А.К. Маловичко писал: «Для кого книга написана? Геофизики-разведчики с  геологическим образованием ее читать не смогут. Многие математические знаки из топологии и теории множеств им непонятны  и добраться до их понимания не так просто. Ваша книга будет настольной для аспирантов, готовящих диссертации по  физико-математическим наукам, но таких немного. Вы должны написать книгу по  интерпретации на инженерном уровне». Об этой книге я упоминаю лишь потому, что ВААП (Всесоюзное агентство по авторским правам) передал мне просьбу одного издательства из Нидерландов о  моем разрешении на ее перевод на английский язык. В итоге переговоров,  перевод книги не состоялся  из-за сложности ее содержания и восприятия потенциальными читателями, о чем как раз и упоминал в своем письме-отзыве профессор А.К. Маловичко и, в связи с моим несогласием на ее упрощение. Впрочем, в научной геофизической  литературе, на эту книгу, как и на предыдущую, ссылаются до настоящего времени.  Например, в учебнике профессора Российского  Государственного Геологоразведочного Университета (РГГРУ) Ю. И. Блоха «Интерпретация гравитационных и магнитных аномалий (2009 г.)  они приведены в списке основной литературы.

Здесь, уместны несколько слов по поводу  сравнительно недавнего перевода на китайский язык книги известного израильского писателя Амоса Оза «Повесть о любви и тьме».  Это событие израильскими  СМИ преподносилось, как весьма значимое, даже более значимое, чем ее перевод на русский язык. Понятно, и книга эпохальная и Китай — великая страна. И вот в этой связи, я хотел бы похвастаться (конечно же, в шутку): моя  книга,  была переведена на китайский язык за двадцать с лишним лет до перевода книги израильского классика (правда, это уже его третья книга, переведенная на китайский язык).

Хочется надеяться, что моя работа и профессиональные контакты с китайскими коллегами, сыграли хоть какую-то, пусть небольшую роль, в тех колоссальных успехах во многих областях, которых достигла  Китайская Народная Республика за последние годы.

Еще больше хотелось бы, чтобы намечающаяся, упомянутая выше программа развития научного сотрудничества между Израилем и  Китаем, была успешно реализована в будущем, что поможет дальнейшему сближению этих двух стран.

P.S. 1. Геологам, по торжественным случаям дарят подарки, как правило, из камня. Они красивые и дорогие, но почему-то напоминают памятники. Вот, например, на рис. 5 показана великолепная друза на «постаменте», подаренная мне

                                                                Рис 5.

к очередному юбилею коллективом Геофизического института, в котором я работал уже в Израиле. На  нем следующая надпись: «Владимиру Гольдшмидту от «русских» сотрудников  GII как выражение искреннего восхищения  Вашим талантом, оптимизмом и дружелюбием» (как-то даже неудобно, такие слова, как эпитафия).  Мрачной шуткой я статью начал, аналогичной и закончил.

2. Если я себя немного перехвалил, то и очерк то называется «Немного о себе….».

Print Friendly, PDF & Email

Один комментарий к “Влад Голь-де-Шмидт: Немного о себе и о Китае

  1. Пиар, конечно, первостатейный. Даже посильнее Тененбаумовского по поводу его книг.
    Прочитайте для начала эссе Хаима Соколина для того, чтобы получить представление о написании автобиографических вещей.

Обсуждение закрыто.