Евгений Романов: Призраки Чевенгура

 177 total views (from 2022/01/01),  2 views today

Евгений Романов

Призраки Чевенгура

Андрей Платонов

22 января 1921 года в городе в здании местного ревкома выступил электрик Андрей Платонов (1899–1951), в последствии — известный писатель, который сделал доклад «О частной электрификации Богучара при использовании вод реки Дон». «Электрификация есть начало освобождения человека от угнетения материей, от борьбы с природой…» — писал Платонов в газете «Воронежская коммуна».

Ситуация была очень сложная. В уезде из-за засухи и гражданской войны разразился страшный голод. В Богучаре жители съели всех кошек и собак. Всего голодало около 130 тысяч человек. Газета «Воронежская коммуна» в июне 1922 года писала:

«Голод в уезде большой. Вот цифры: в январе по 12 волостям умерло 221 человек (150 от голода), в феврале 295 (148 от голода), в марте 549 (255 от голода). В уезде участились случаи людоедства. Так, в селе Бычек умер в одной семье мальчик. Его родные отрезали часть еще не остывшего трупа и утолили голод.»

Так, в 1921 году в Богучарском уезде в помощь голодающим было собрано два миллиона рублей. С заготовительных пунктов на станции Кантемировка и Митрофановка в Царицин было отправлено 50 тысяч пудов, в Оренбург — 36 тысяч пудов зерна. В 1921 году в богучарском уезде, было, пять артелей, объединивших 470 единоличников, которые имели в своем распоряжении 310 десятин земли и 27 единиц рабочего скота. 28 января 1921 года газете «Воронежская коммуна» писал о Богучаре: «Работа понемногу входит в колею, функционирует молочная ферма. Молоко передается детским приютам и больницам, началась работа колбасной фабрики». В период голода комиссией помощи голодающим и изъятию церковных ценностей было сдано Уфинотдел 11 пудов 10 фунтов 24 золотника серебреных вещей. Только один Богучарский собор дал шесть пудов 27 фунтов. Богучарцы получили от АРА в виде подарка медикаментов около 70 млрд. рублей (американская организация ARA, American Relief Administration — Американская администрация помощи).

Петроградский рабочий-коммунист, военный комиссар уезда В.А. Васильев в мае 1921 года написал письмо В.И. Ленину. В письме он сообщил, «что часть участников мятежа против Советской власти, вспыхнувшего в ноябре 1920 года в Богучарском уезде, уцелела и организовала бандитскую шайку, которая совершает убийства партийных и советских работников». Автор письма указал на необходимость организовать для борьбы с бандитами добровольческий отряд и просил дать в его распоряжение три-пять мотоциклов для связи. Вскоре Центральный Комитет партии утвердил «Положение о частях особого назначения (ЧОН) РСФСР», в задачу которых входила «борьба с контрреволюцией». ЧОН организовался из комсомольцев, партийных работников. Командиром 19-й Богучарской роты особого назначения был В. И. Сивоконев. Особенно отличился первый отдельный кавалерийский эскадрон войск ГПУ, командиром которого был И.П. Шматко. Вместе с ним контрреволюцию на богучарщине искореняли: Г. П. Мамченко, И.М. Бибиков, С.М. Лаптуров, Т.Д. Украинский и другие. ЧОНовцы участвовали и в продразверстке.

Очень трудным для богучарцев был 1922 год. Но, несмотря на трудности, город жил и трудился. 1 апреля был открыт районный краеведческий музей, «имевший до 2000 отдельных предметов, преимущественно от эпохи гражданской войны».

В романе «Чевенгур» (1928 год) писатель описал события, происходившие в уезде в двадцатые годы, у Платонова главными героями стали богучарцы.

«В Россоши — по рассуждениям самих чевенгурцев — народ тяжеловатый, пригнетенный помыслами к земле. В Богучаре же — воздушный, добрый. Божьи люди. До революции Богучарский уезд был центром федоровщины — апокалиптического сектантского движения, сотни тысяч приверженцев которого упорно жили в безгрешности и аскезе, со дня на день ожидая второго пришествия и Страшного суда. Видя такое настроение населения, большевики устроили федоровцам второе пришествие: почти все они сгинули в лагерях…»

В районе городской электростанции сважина была маломощной и богучарцы обратились к А. Платонову, представителю губисполкома с просьбой соорудить водопровод. 14 октября 1924 года члены уисполкома писали: «Просить тов. Платонова, как ознакомившегося с этим положением на месте — поддержать ходатайство перед губисполкомом и губземотделом». Андрей Платонов занимал должность председателя комиссии по гидрофикации губернского земельного управления, первоначально называвшейся чрезвычайной комиссией по борьбе с засухой, или Земчека. Название должности несколько раз менялось.

Под руководством А. Платонова в Богучаре стала работать электростанция. «Ее мощность 1000 осветительных единиц. В сеть включено 300 электрических лампочек». «Губернский мелиоратор (он же производитель работ по электрификации) оставил после себя нечто большее, чем срубовые колодцы и паровые движки». Андрею Платонову была выделена машина марки «Форд». В книге «Третья фабрика» Виктор Шкловский писал: «Товарищ Платонов ездит на мужественном корыте, называемом автомобиль». В.А. Трошкина в своих воспоминаниях писала: «На нем всегда была гимнастерка, вечно засаленная, потому что он постоянно возился с механизмами, инструментами, все изобретал, ремонтировал чего-то».

Богучарцы заработали и передали в фонд эскадрильи «Наш ответ Чемберлену» 524 рубля. 3440 юношей и девушек вступили в ОСОавиахим. 21 мая 1925 г. в Воронеж прилетел корреспондент газет «Правда» и «Гудок» Виктор Борисович Шкловский.

Его задачей было создание авиаклубов под лозунгом «Авиахим лицом к деревне». В редакции «Воронежская коммуна» Виктор Шкловский познакомился с Андреем Платоновым и пригласил его полетать с ним по области на шестиместном «Юнкерсе». Гидросамолет сел на реку Дон в районе хуртора Галиевка.

А. Платонов слева второй, В. Шкловский крайний справа сидит на крыле

Это путешествие по губернии, в том числе — в Богучар, Шкловский описал в книге «Третья фабрика» (глава «Богучарская Сибирь»):

«Платонов понимал деревню. Я пролетел над ней аэропланом. У нас что-то не ладилось. Пели мы «Кирпичики» в кабинке. Аэроплан летел ушибленным жуком. Стороной проходил косой дождь. Ночевали на берегу в аэроплане, покрывая его брезентом. Видали детский дом. 400 подкидышей. По трое в кровати. Они больны малярией и госпитализмом. Отсутствием личной судьбы. Ребенку она нужна. Фамилии у этих детей новые: Тургенев, Достоевский… Пеленки перечеркнуты крест-накрест. Чтобы не воровали. Деревни огромные — их не натопишь. В них люди, видавшие революцию. Им скучно, они хотят в город. Деревня хочет быть городом. Около аэроплана толпа всю ночь и дежурили милицейские. Старики спрашивали нас: «А что за хмарой?» Хмара — это облако. «За хмарой бога нет», — отвечает летчик. Он спорит о боге и уличает образа в том, что у Ильи-пророка на колеснице отточенные спицы. А тогда не было токарных станков. Деревня не спорит. Ей скучно, а мы прилетели. Она спрашивает, сколько стоит полет. И собрала бы на полет в избах без стекол…»

В «Воронежской коммуне» Шкловский напечатал заметку «Лицом к Воронежу». Впоследствии Платонов изобразит Шкловского в образе Сербинова в романе «Чевенгур».

1925 год, Богучарский уезд, хутор Галиёвка, берег реки у переправы через Дон. Митинг под лозунгом «Лицом к деревне». Выступает В.Б.Шкловский

Под руководством «Призрака Чевенгура», товарища Платонова, были построены десятки плотин, вырыты сотни прудов и колодцев, электростанции в г. Богучаре и Рогачевке. В. Шкловский описывал свою встречу с Платоновым так:

«Качать воду должен был двигатель. Но доставали ее из другого колодца пружинным насосом. Пружина вбегала в воду и бежала обратно, а вода за нее цепляется. Крутили колесо пружины две девки. «При аграрном перенаселении деревни, при воронежском голоде, — сказал мне Платонов, — нет двигателя дешевле деревенской девки. Она не требует амортизации». Сад стоял, наливаясь. Когда наступил час вечера, солнце закатилось и стало темно…»

Андрею приходилось много работать и много писать… Вместе со своим тестем они соорудили мельницу в самом центре Воронежа, «на которой мололи муку даром для всех желающих». Но обстановка порой была невыносимо трудной. «Выстроенная ими позже электростанция в деревне Рогачевке, проработав менее года, в 1925 была кем-то подожжена и сгорела дотла вместе со всем оборудованием».

В 1926 году Платонов переезжает в Москву, решив стать профессиональным писателем. Работы по мелиорации практически были свернуты. Сезон засушливого лета прошел и наступили дождливые дни. Многие его товарищи и сотрудники в период с 1929 года по 1937 год будут арестованы. Отданный в 1930-м в печать «Чевенгур» был одобрен редактором Всеволодом Ивановым, но в последний момент набор рассыпали. Возможно это и спасло ему жизнь.

Нескольким мелиоративным товариществам в последствии было присвоено имя Андрея Платонова. Среди них Лысогорскому и Ольховскому (х. Ольхова) Богучарского уезда, а так же товариществу, созданному в х. Лебяжье. Озеро Калачеевской волости Богучарского уезда.

Литература:

1) Романов Е.П., Романова З.М. Богучар. В., 2012.
2) Виктор Шкловский. Третья фабрика. М., «Круг», 1926, с. 125–131

Print Friendly, PDF & Email

4 комментария к «Евгений Романов: Призраки Чевенгура»

  1. Хорошее упоминание о хорошем писателе, и о прекрасной книге, цены которой нет. Я воспринимаю её фантастический мир притчей, призраком идеи, оторванной от жизни. И поэтому не очень понимаю заголовок — «Признаки Чевенгура» в применении к живой исторической деревне. Скорее уж — основа, из, над которой возгорелось прекрасное произведение.

  2. Интересно, что после Андрея Платонова, уездным землеустроителем стал, не менее из-вестный человек. В 1931 году в Богучаре жил и работал известный в последствии Народ-ный артист СССР Петр Петрович Глебов. Который родился 14 апреля 1915 года в семье потомственной дворянки Марии Александровны Михалковой, родной тети поэта Сергея Михалкова и коннозаводчика Петра Владимировича Глебова. В своих воспоминаниях он писал: «Сначала я закончил мелиоративно-дорожный техникум (я маме сказал, что готов учиться где угодно, но только, чтобы было связано с природой) и поехал в город Богучар заниматься осушением реки. Год я проработал техником на болотах, составляя карту для будущего осушения реки Богучарки. А вот уже потом я попал учиться в оперно-драматическую студию Станиславского. Наш курс был у него последним». В 1935 году, имея на руках диплом техника по водоснабжению, Глебов был направлен на работу по найму в районный земельный отдел г. Богучар. Жизнь в провинциальном городке не очень радовала молодого человека. Выручало то, что много времени он уделял работе. В течение года Глебов составил карту осушения болотистой местности по берегам реки Бо-гучарка. Несмотря на занятость, Петр Глебов не забывал любви к театру, участвовал в ре-петициях и спектаклях на сцене Народного Дома (сегодня кинотеатр «Шторм»)

  3. О, где можно скопировать фото. А писали, что Шкловский во время полета не выступал. Хотя на фото видно, как он выступает, стоя на крыле. Здорово. Автор молодец.

  4. Спасибо. Очень люблю не похожего ни на кого Платонова. Как, оказывается, талантлив во всем!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *