Евгения Кравчик: «Государство Вади-Ара» — битва за землю

 248 total views (from 2022/01/01),  3 views today

Евгения Кравчик

«Государство Вади-Ара» — битва за землю

(фото автора)

«Если Израиль откажется от земледелия и поселенческого движения, мы потеряем государство. Земледелие сохранит родину». Эти слова еврейского поселенца, писателя и публициста Моше Смилянского, прибывшего в Палестину с Первой алией в 1890 году из предместий Киева, стали квинтэссенцией рабочей поездки парламентской фракции НДИ по сельскохозяйственным поселкам, расположенным в районе Зихрон Яакова.

В 1920 году Смилянский со своими единомышленниками-репатриантами, изъяснявшимися в основном по-русски и на идише, основал Объединение фермеров-халуцим (первопроходцев). Существует оно и по сей день, производит четвертую часть израильской сельхозпродукции. Входят в состав старейшей профессиональной ассоциации представители всех регионов — от Метулы до Эйлата. 14 ноября многие из фермеров бросили неотложные дела и поспешили в Зихрон Яаков: не каждый день предоставляется возможность встретиться и побеседовать с министрами и депутатами.

Ползучая экспансия

Профессор Арнон Софер — всемирно известный географ, один из основателей Хайфского университета, провел с участниками рабочей поездки — министром иностранных дел Авигдором Либерманом, министром сельского хозяйства и развития сельских районов Яиром Шамиром, замминистра внутренних дел Фаиной Киршенбаум, депутатами Амаром Хамадом и Робертом Илатовым крайне познавательную экскурсию по просторам Вади-Ара.

Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать! Представившись («Я родился в Ришон ле-Ционе, мои родители репатриировались из Белоруссии»), профессор Софер перешел к сути дела: какой смысл вложил в свое высказывание на заре прошлого века «русский» репатриант Моше Смилянский?

— Повез я как-то на аналогичную экскурсию высших офицеров ЦАХАЛа, — рассказал Арнон Софер. — Мы проехали Тиру, Тайбе, прокатились по шоссе в Вади-Ара и, сами того не заметив, оказались на перекрестке Мегидо. Повсюду на всем протяжении пути — арабские города и поселки: двух-трехэтажные жилые дома, похожие на дворцы… Оливковые рощи… Промышленные предприятия, мастерские, магазины…

«А где же еврейские населенные пункты?!» — призадумались офицеры.

— Вот и я задаюсь тем же вопросом: где?! — продолжал профессор Софер. — Мы и не заметили, как «государство Тель-Авив» вытеснило из общественного сознания основополагающую идею сионизма: заселение Эрец-Исраэль и сохранение главного национального достояния — земельного фонда.

Розовая мечта среднестатистического израильтянина — обосноваться как можно ближе к «государству Тель-Авив»: это гарантирует приличную работу и достойный уровень жизни. В результате огромные регионы крошечного по всемирным масштабам Израиля интенсивно (с прицелом на будущее!) обживают и застраивают арабские граждане.

Так, если в 2005 году население города Умм-Эль-Фахм — цитадели «Исламского движения Израиля» составляло 40.000 человек, то в 2012-м оно увеличилось до 50 тысяч, а всего в так называемом «малом треугольнике» ныне проживает 128.100 человек.

В 2005 году население Тайбе составляло 32 тысячи человек, а в 2012 году оно выросло до 40.000. Прибавьте к Тайбе два соседних города — Тиру (25.500) и Калансуа (20.000) — и получите 85.500 душ всего в трех городах, утыканных мечетями с золочеными куполами и высоченными минаретами.

В Кфар-Касем, Джальджулии и Кфар Бра проживают 33.600 человек. Следовательно, в общем и целом в «большом треугольнике» сосредоточено 287.700 — более четверти миллиона арабских граждан. Бурный социально-экономический и демографический расцвет — на фоне почти полного отсутствия на обширном отрезке территории Израиля еврейских населенных пунктов.

Можно, конечно, сосредоточить всю жизнедеятельность Израиля в «государстве Тель-Авив» на прибрежной полосе от Хадеры до Ашкелона — в популярных кафе крупных городов подают ароматный кофе, но допустимо ли добровольно отказаться от огромных территорий, где происходит тихая арабская экспансия?! Профессор Арнон Софер убежден: нет! Хотя бы потому, что уже сегодня компактное «государство Тель-Авив» находится в плотном окружении арабских населенных пунктов.

Умм-Эль-Фахм: вчера, сегодня и…

Со смотровой площадки в районе еврейского поселка Кацир открывается захватывающая дух панорама: Умм-Эль-Фахм и прилегающие к нему арабские населенные пункты уверенно сливаются, границ между деревнями — старыми и новыми практически нет. Выделяется грандиозное пятиэтажное здание Исламского колледжа… Рядом высится огромная мечеть…

— В настоящий момент население Умм-Эль-Фахма достигло 50 тысяч человек, ровно половина из них — несовершеннолетние, — объясняет Арнон Софер. — В городе 20 начальных школ — в каждой учится порядка тысячи ребят. Аналогичная ситуация в Негеве. Мэр бедуинского городка Рахат как-то сказал мне: «Чтобы все малыши нашего города были присмотрены, мне нужно каждые три дня открывать новый детский сад». В еврейском секторе укоренилось такое понятие, как города-спутники. Скажем, Ришон ле-Цион — город-спутник Тель-Авива, но попробуйте купить там квартиру! Цены — заоблачные. В арабском секторе «дочерние» деревни растут в предместьях крупных городов, как грибы после дождя, — и вот почему: у каждого мужчины-мусульманина не одна жена, а несколько! И если глава какой-то «хамулы» (клана) с восемью женами и сотней детей перебрался из родной деревни в соседнюю, можно не сомневаться: вскоре на новом месте вырастет не один дом, а целый городок! Вокруг одного только Умм-Эль-Фахма уже появились 22 деревни-спутника.

Государство не в состоянии осуществлять контроль над самовольной застройкой каждого свободного квадратного километра — арабские населенные пункты стремительно расширяются. Многоэтажные дома — неотъемлемая часть урбанистического пейзажа — здесь не строятся: традиция не позволяет. Каждая семья сооружает по индивидуальному проекту собственный дом, жилая площадь которого нередко достигает 500 квадратных метров.

— Деревня Арара уже «дотянулась» до Умм-Эль-Фахма, однако государство этого не заметило, — констатирует Арнон Софер. — На наших глазах в Вади-Ара формируется арабская метрополия. Если вы едете по шоссе в сторону Афулы, нужно миновать восемь светофоров, каждый из которых находится на приличном расстоянии от другого, чтобы выбраться из арабского «государства в государстве» и снова оказаться в Израиле.

В 1982 году в дни Первой ливанской войны толпа арабской молодежи преградила дорогу тягачу, на котором на север везли танки. 6 часов подряд шоссе в Вади-Ара оставалось блокированным, хотя нашим бойцам срочно требовалась дополнительная военная техника.

— Армейское командование осознало: в случае военных действий бесполезно пытаться везти технику по шоссе, проходящему по Вади-Ара, — объяснил профессор Софер. — В конце концов, пришлось проложить скоростное шоссе номер 6: только по нему можно беспрепятственно доставить военную технику и боеприпасы на север.

Поучителен и урок арабской интифады. После того как в 2000 году в Вади-Ара вспыхнули и были жестко подавлены чудовищные беспорядки, следственная комиссия под председательством судьи Ора однозначно дала понять офицерам Северного округа полиции: мечтаешь продвинуться по службе — не вздумай разгонять (да еще и с применением огнестрельного оружия) арабских демонстрантов. «Эвакуируйся» на время в «государство Тель-Авив», посиди в кафе, выпей «Колу» и пережди, пока заваруха закончится…

За исключением поселков Кацир и Мей Ами, никаких других еврейских населенных пунктов в районе Вади-Ара нет.

— В свое время назревающую проблему распознали и Рабин, и Шарон, — говорит профессор Софер. — Шарон решил основать в сердце арабского региона несколько новых еврейских поселков, чтобы не позволить жителям Вади-Ара в критической ситуации присоединиться к боевикам палестинской автономии.

Впрочем, отмежевываться от «незаконного сионистского образования» и вливаться в ПА израильские арабы не собираются: вряд ли режим Абу-Мазена обеспечит им такой уровень и качество жизни, как правительство демократического политкорректного Израиля!

Дискриминация, но в каком секторе?!

— Напрягите воображение и представьте: через двадцать лет население этого региона удвоится, — предлагает профессор Арнон Софер.

Особо напрягаться не приходится — достаточно окинуть взглядом нарядные новостройки Вади-Ара.

Тем временем уклад жизни и порядок строительства в еврейских поселках принципиально отличается от арабских. В еврейском секторе расстояние между соседними жилыми домами не превышает 8-10 метров, а в поселке Хинанит, расположенном по соседству с Вади-Ара, и вовсе составляет 3 метра.

Жилые дома в еврейском поселке Адора в южной части Хевронского нагорья

Почему?

— В еврейском поселке на каждой улице должен быть тротуар, автостоянки, магазины, — объясняет Арнон Софер. — Прокладка объектов инфраструктуры и строительство зданий общественного назначения обходится в миллиарды шекелей! Отсюда — крайне высокий муниципальный налог («арнона»), который платят не только жители «государства Тель-Авив», но и обитатели небольших поселков сельскохозяйственного типа.

Арабские граждане Израиля (вспомним о равноправии и «дискриминации») строят жилые дома везде, где только остался свободный участок земли. Никакие инспекторы окружных комиссий по архитектурному планированию их не донимают, никаких записей в кадастре Главного земельного управления им оформлять не приходится. Как говорится, живи и наслаждайся!

— Протяженность одной только деревни Арара огромная, — говорит профессор Софер, — хотя проживает в ней всего 20.000 человек. Половина — дети, примерно пять тысяч — женщины, в подавляющем большинстве — домохозяйки. Содержат жителей деревни три тысячи мужчин (немалая часть которых — многоженцы).

При таком раскладе, если верить официальным данным, практически вся деревня считается социально неблагополучной. Государство подкармливает пособиями «безработных» (получающих зарплату «по-черному») мужчин и «матерей-одиночек» — вторых и третьих жен мусульман.

— Отсутствие контроля, объективная невозможность его осуществления — верный путь к экспансии, — констатирует профессор Софер. — При полной свободе от обязательств перед государством в лице Главного земельного управления Арара незаметно соединилась с деревней Ара, которая, в свою очередь, примкнула к деревне Кара… Еще немного — и «государство Вади-Ара» дотянется до кибуца Дгания на берегу Кинерета. Ариэль Шарон планировал основать в промежутке между арабскими населенными пунктами город Ирон плюс 12 еврейских поселков, расположенных вдоль «зеленой черты»: Шарону казалось, что это позволит проложить между Вади-Ара и Самарией естественную границу, «живой щит», и воспрепятствовать объединению местных израильских джихадистов с боевиками ПА. Ирон должен был стать аналогом Модиина, однако реализовать программу строительства не удалось: к 1995 году алия из стран СНГ стала иссякать. Было ясно: если не удастся мобилизовать нужное количество граждан, готовых перебраться в новый город на периферии, Ирон получат в подарок жители «треугольника».

Внимание участников рабочей поездки привлек пожар, вспыхнувший прямо на наших глазах в одном из уголков лесного массива, «вклинившегося» в Вади-Ара по инициативе Еврейского национального Фонда (Керен каемет ле-Исраэль). Профессор Софер напомнил: в дни интифады Аль-Акса в этих краях зафиксировали 400 пожаров. Лес жгли безжалостно: ведь те участки земли, на которых Керен Каемет удалось произвести лесопосадки, невозможно застраивать!

— Вопрос заключается лишь в том, достойны ли государства граждане, которые жгут леса… — сказал в заключение Арнон Софер.

Израильские фермеры: вся надежда — на «русских» сионистов!

Нередко бывая в арабских деревнях, я удивлялась, почему их жители (в отличие от нас) не жалуются ни на дороговизну, ни на бедность и отсутствие рабочих мест. Единственное требование, которое израильские арабы неизменно выдвигают в беседах с журналистами, — добиться выделения дополнительных участков земли под новое жилищное строительство.

Что же касается еврейских фермеров, то многим из них приходится пройти все круги бюрократического ада, чтобы получить разрешение на строительство жилого дома или циммера. В свое время я писала об инициаторах проекта «Винный путь» в Негеве, в рамках которого первопроходцы-сионисты основали в гуще незаконных бедуинских поселков более двух десятков частных хозяйств. По словам Тхии Клингер-Эфрон, основательницы одной из ферм, государство в лице прокуратуры так и не прекратило судебное преследование патриотов, вложивших в фермы все свое состояние!

— Единственная надежда на законопроект, который проведет в Кнессете депутат от НДИ Роберт Илатов, да на поддержку министра сельского хозяйства Яира Шамира, — сказала Тхия Клингер-Эфрон в день поездки по Вади-Ара.

Проблемы вопиющего неравенства перед законом евреев и арабов подняли в своих выступлениях на выездном заседании Поселенческого форума НДИ Исраэль Карниэль, председатель Израильской ассоциации фермеров и глава Совета сельскохозяйственных работников Зихрон Яакова; Эяль Блюм, глава регионального совета Арава Тихона, и многие другие.

— Мы искренне рады приезду министров и депутатов, — сказал, в частности, Исраэль Карниэль. — Этот визит можно смело назвать историческим: профессор Арнон Софер подробно объяснил, по каким причинам мы обязаны обживать и обрабатывать каждую пядь земли Эрец-Исраэль и какой катастрофой чревато равнодушное отношение к самому дорогому, чем обладает еврейский народ, — земельному фонду государства Израиль. Нет и тени сомнения, что основополагающие задачи еврейских фермеров целиком и полностью совпадают со стратегической задачей НДИ: продолжение нашего пребывания в долине Бекаат ха-Надив — залог того, что никто никогда, ни при каких обстоятельствах не посмеет покушаться на обжитые нами земли.

Итоги выездного заседания Поселенческого форума НДИ подвел министр иностранных дел Авигдор Либерман.

Министр иностранных дел Авигдор Либерман с председателем Поселенческого отдела ВСО Дани Кричманом

— Израильское сельское хозяйство пережило в последние годы коренную ломку, — сказал он. — Если с первых дней существования Еврейского Государства единственным покровителем еврейских земледельцев была «Авода», то в нынешней каденции среди депутатов Кнессета нет ни одного представителя кибуцного движения, считавшегося форпостом этой партии. В наши дни, однако, система приоритетов кардинально изменилась. Единственная партия, в основе идеологии которой лежат принципы сионизма в оригинальном, изначальном виде — сохранение земель Эрец-Исраэль и борьба за них, — это НДИ. Продолжение заселения Эрец-Исраэль неразрывно связано с земледелием: нашей становится лишь та земля, которую мы обрабатываем.

 Авигдор Либерман подчеркнул:

— Сосредоточив свои усилия на сохранности государственного земельного фонда, мы отдавали себе отчет в том, что этот основополагающий для будущего Страны вопрос не прибавляет нашей партии электоральную силу: на сегодняшний день голоса всех израильских фермеров вряд ли потянут даже на один мандат. Но сопоставимы ли электоральные интересы с национальными?! Конечно, нет! И вот уже в четвертый раз за нынешнюю каденцию, начавшуюся относительно недавно, в январе нынешнего года, Поселенческий форум НДИ совершает рабочую поездку по еврейским поселкам сельскохозяйственного типа. Менее чем за год мы побывали в десятках населенных пунктов пустыни Арава, Негева, а сейчас отправились в район Зихрон Яакова. Не успев заново обжить свою канцелярию в министерстве иностранных дел, я счел необходимым выехать в один из самых проблемных регионов страны и встретиться с работниками сельскохозяйственной отрасли. Впрочем, и в ходе коалиционных переговоров НДИ настояла на том, чтобы депутат от нашей партии получил портфель министра сельского хозяйства, а Поселенческий отдел Всемирной сионистской организации, занимающийся расширением поселков в Иудее, Самарии, Галилее, Негеве и на Голанах, остался в нашем ведении.

Министр сельского хозяйства и развития сельских районов Яир Шамир (справа)

Авигдор Либерман разъяснил:

— Проблема заключается в том, что в настоящее время ни поселенческое движение, ни сохранность земельного фонда не являются главными приоритетами большинства израильских партий, министерств и государственных учреждений. В Бюджетном управлении министерства финансов работают одаренные специалисты, но они напрочь лишены каких-либо идеологических принципов. Они занимаются чистой экономикой, впрочем, никоим образом не связанной с системой национальных приоритетов. С их точки зрения, грамотно управлять экономикой — значит любой ценой обеспечить усиление конкурентной борьбы. Даже будучи профессионалами и знатоками своего дела, они смотрят на действительность исключительно сквозь призму рационального распределения бюджета.

Авигдор Либерман констатировал: большинство министерств и даже Главное земельное управление не рассматривают сельское хозяйство как инструмент борьбы за землю.

— Когда я проверяю себя, прав ли я в том, что считаю борьбу за сохранность земельного фонда национальной задачей первостепенной важности, я мысленно возвращаюсь в 1978 год, когда наша семья репатриировалась в Израиль, — сказал он. — Сравните географическую карту Израиля 35-летней давности с современной, например — карту Негева или Галилеи. Сопоставьте, как выглядел в 1978 году район Вади-Ара и во что он превратился сегодня. Осознав, какие процессы произошли в стране за последние 35 лет, вы без труда сможете представить, что ожидает нас в ближайшие десятилетия. Не требуется быть великим аналитиком, чтобы удостовериться: перспектива отнюдь не самая радужная. Вот почему и сегодня мы обязаны продолжать борьбу за землю, начатую первопроходцами-халуцим в конце девятнадцатого — начале двадцатого века. Предрешить исход этой борьбы способны только израильские земледельцы, но для этого следует создать для них самые благоприятные условия! Если государство не будет всемерно поддерживать сельское хозяйство, мы рискуем проиграть решающую битву — битву за землю. Сознавая это, НДИ поддерживает любые инициативы, в основе которых — сионизм: мы отстаиваем права фермеров-одиночек в Негеве, вклинившихся благодаря основанным ими хозяйствам в самую гущу незаконных бедуинских поселков; мы способствуем развитию поселенческого движения во всех его видах… Наши моральные обязательства перед соотечественниками, решившими посвятить себя поселенческому движению и сельскому хозяйству, абсолютны, потому что основаны на твердых идеологических убеждениях. А когда сам ты всем своим существом проникнут идеологией, устремленной в будущее, тебе легко защищать интересы поселенцев и убеждать своих коллег-министров или руководителей правительственных организаций в необходимости всемерно поддерживать представителей сельского хозяйства — тех, кто своим трудом сохраняет и приумножает наш земельный фонд. Я не раз заявлял и сейчас повторю: если мы хотим оставаться Еврейским Государством, прежде всего мы обязаны обеспечить сохранность национального земельного фонда!

Print Friendly, PDF & Email

7 комментариев к «Евгения Кравчик: «Государство Вади-Ара» — битва за землю»

  1. Как смешно видеть Либермана, давно мечтающего «выпить треугольник, на троих его, даешь!Треугольник будет выпит, будь он хоть….» Трое — это Перес, Керри(так звали мою догиню, намного более порядочную) и Либерман, с его «обменом территориями». А ведь достаточно просто потребовать арнону, и все эти дворцы будут конфискованы и проданы с молотка. Делов то.

  2. 2 вопроса.
    По подсказке уважаемой Сони прочёл статью. В отличии от предыдущих – понравилось. Понравилось не в смысле того, что ОПИСАНО – тут нравится нечего, а в смысле : что НАПИСАНО. Написано наконец после множества псевдостатистических данных о снижении арабской экспансии в нашем государстве, приводимых в массмедиа, в основном русскоязычных, в т.ч. и на этом сайте.
    Почему » псевдостатистических»? Да потому что они противоречат тому, что видит человек, живущий в Акко, Хайфе, Лоде, Яффо. А теперь и Нацрат Иллите и Кармиэле.
    И как всегда, 2 традиционных «русских» вопроса: «Кто виноват?» и «Что делать?»
    На 1-ый вопрос ответ дан: Конечно же опять «русские»! (Помните, если в кране нет воды..) «однако реализовать программу строительства (нового еврейского города) не удалось: к 1995 году алия из стран СНГ стала иссякать.
    А вот на 2-ой вопрос даже попытки ответа в статье нет (кроме абсолютно общих и, конечно же правильных, слов.
    Поэтому дать конкретное предложение попробую я:
    Одному из жителей Нокдима, принявшего участие в поездке, подать пример и переехать из посёлка Нокдима в посёлок Адора.
    P,S, Подумал, а вдруг не все иностранные коллеги так в курсе израильских обстоятельств как уважаемый Олег? Поэтому объясняю: Нокдим – это поселение к востоку от Зелёной Черты. т.к. называемые территории, где живёт Министр иностранных дел государства Израиль.

  3. Я уже давно писал об этой проблеме в Гостевой, правда, без фотодокументации и прекрасного анализа Кравчик.
    Выход на мой взгляд один: передать землю на очень льготных условия для строительства молодым семьям и отказаться от слишком компактной застройки в еврейском секторе.
    В отношении арабских полигамистов проводить более жёсткую политику. Хамула, строящая дворцы для своих четырёх жён и ешё наложниц и живущая во дворце, не должна получать социальную помощь. То же и на Голанах, и в Галилее, и в Негеве. Инвентаризация и введение зданий в катастровую опись, что должно быть связано с агрессивной налоговой политикой для незаконного строительства вплоть до изъятия прав на вождение автомашин и строительных машин. Незаконное строительство должно очень болеть, а политика объятий арабского электората Переса и Ко должна прекратиться.

  4. Читаешь, смотришь фотографии и думаешь о правоте пословицы: дай палец — откусят руку. Чего остаётся ждать от врагов наших, которых — в избытке, если мы своими руками пересаживаем раковую опухоль в сердце страны? Неужели надеемся на то, что удастся избежать метастаз?
    Евреи — непостижимы. Если и есть у какого-то народа загадочная душа, то это у нас, евреев. В день, когда арабский ублюдок зарезал израильского солдата, я заговорила об этом с одной американской еврейкой, регулярно посещающей синагогу, соблюдающей кашрут. Он сказала: «А что ты хочешь, — их (бандитов!) довели».
    Вам, Женя, спасибо за репортажи. Этот взгляд изнутри, зачастую, даёт лучшее представление о происходящем, чем архинаучные исследования и пространные статьи.

    1. «… Чего остаётся ждать от врагов наших, которых — в избытке, если мы своими руками пересаживаем раковую опухоль в сердце страны? …

      B принципе не хочется влезать в дискуссию, в которой 99% и цены, и ответственности принадлежит израильтянам — но все же напрашивается пара вопросов:

      1. Арабы смотрят на расширение поселений за «зеленой чертой» совершенно так же, не правда ли ? Так почему бы не размежеваться с ними по этническому принципу ?
      2. Э.Рабинович самым горячим образом защищал идею такого размежевания — и я-то с ним и спорил, и говорил, что это невозможно с точки зрения безопасности. Но, согласно статье, опасность «нежелательного слияния» все возрастает, и достигает уже раковых пропорций. Так может быть, обмен территориями и не такая уж плохая идея ?

  5. Хочу сказать, Вам, Женя, что информационно ничего более ошеломительного давно читать здесь не приходилось.

    Помните, когда Вы не так давно написали о новой еврейской деревне под Хевроном, раздались гневные голоса, что еврейские младенцы, рожденные там это вроде и неплохо.хорошо. «Но сам факт создания еврейской деревни посреди плоскокрыших арабских построек… нельзя будет отделиться, все они фанатики, бедные малютки» и т.д. и т.п.
    То есть «пикейные жилеты» вполне активно отозвались. А сейчас, когда прочли у вас, что

    «Арара незаметно соединилась с деревней Ара, которая, в свою очередь, примкнула к деревне Кара… Еще немного — и “государство Вади-Ара” дотянется до кибуца Дгания на берегу Кинерета.»

    и увидели с каким размахом, наполовину или более незаконным, израильские арабы застраивают своими поместьями Землю Израиля — в Гостевой «покойнички с косами» и…тишина. На «правого» Олега коллективно навалились. А так — тишина. И где их гнев или хотя бы кислые от недовольства физиономии по поводу «Арары незаметно соединяющейся…..». Ни страха за судьбу Страны, ни отвращения к арабам — захватчикам чужой земли, ни ужаса, что правое Правительство это допускает точно также, как и левое допускало в прошлом и сейчас бы это сделало.
    Ваш репортаж не затронул «жилеты» за живое. Но может и хорошо, а то бы могли в очередной раз назвать политической интриганкой. Это принято в адрес «правых», приводящих неоспоримые доводы.

    А Вам, Женя, спасибо, и «не оставляйте стараний маэстро». Голову даю на отсечение, что 80 процентов читателей не знаком этот материал.

    Ах, нет, один, который сам по себе, выразил желание, чтобы в стране осталась «только не обременённая иудаистскими ритуалами молодежь, , приветствуемая в любой цивилизованной стране» все-таки откликнулся. Но лучше мне не прочесть это.

  6. НЕ ПРИВЫКАТЬ?..
    Такого, как на снимках, скопления домов я не наблюдал даже в перенаселённой Ферганской долине.
    То же, безусловно, и в полосе Газы.
    Так что, во-первых, замечательно, что хотя бы там, в Газе, Израиль избавился от подобной головной боли;
    во-вторых, национальным предательством было и является строительство «идеологических поселений» (если расшифровать недавнее заявление Лапида) «на территориях».
    Срочно БЫ (БЫ — потому что не поздно ли?) убраться с менее чем одной четверти территории исторической Палестины, прочно отделившись от её жителей — и, поелику возможно, экономическими и прочими преференциями вытесняя туда арабских граждан Израиля.
    Иначе — двунациональная страна, где эмиграция наиболее ценного «человеческого капитала» (образованных, перспективных, в цветущем возрасте, не обременённых иудаистскими ритуалами, приветствуемых в любой цивилизованной стране) пойдёт такими темпами (при ускоренном приросте самих палестинцев), что даже и я (при моём нынешнем возрасте), увижу полный крах сионистского «проекта».
    В еврейской истории такое было не раз. Привыкли, что ли?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *