Владимир Лившиц: Так был ли Янка Купала антисемитом?

 672 total views (from 2022/01/01),  2 views today

Владимир Лившиц

Так был ли Янка Купала антисемитом?

6 мая 2012 года на Израильском информационном портале ZMAN.com появилось сообщение «Литературный скандал в горсовете Ашдода»[1] о том, что одна из русскоязычных фракций городского Совета Ашдода выступила против присвоения площади города имени белорусского поэта Янки Купалы на том основании, что поэт — антисемит. И в качестве доказательства было приведено стихотворение Купалы «Жиды».

Так был ли Янка Купала антисемитом? И как он относился к евреям? О чём его стихотворение «Жиды»?

Имя всемирного значения

Имя классика белорусской литературы Янки Купалы (Ивана Доминиковича Луцевича 1882-1942) — белорусского поэта, драматурга, публициста, академика Академий наук Беларуси и Украины, народного поэта Белорусской ССР широко известно во всём мире. Его произведения опубликованы миллионными тиражами на почти всех языках мира.

Имя поэта присвоено литературной Государственной премии Республики Беларусь, его именем названы университет в Гродно, научно-исследовательский институт, театр, парки и библиотеки. Почти во всех городах и посёлках Беларуси, а также во многих городах России и Украины есть улицы, которым присвоено имя поэта.

В Минске работает Государственный литературный музей Янки Купалы. В Беларуси действуют мемориальные литературные заповедники поэта: «Вязынка»,«Левки» и «Окопы».

Памятники, мемориальные доски установлены в Нью-Йорке, Москве, Вильнюсе и Минске.

В 1982 году по решению ЮНЕСКО при ООН во всём мире праздновали 100-летие со дня его рождения.

Поэтому нет ничего удивительного, что городской Совет израильского города Ашдод стал обсуждать вопрос в преддверии 130-летия со дня рождения поэта, о присвоении имени Я.Купалы одной из площади города, где проживает значительное количество выходцев из Беларуси.

Он дружил с евреями

Отметим, что тема «Янка Купала и евреи» уже исследовалась Вольфам Рубинчиком [2] и Леонидом Зубаревам [3]. Однако в последнее время нашлись новые факты о взаимоотношениях известного поэта и белорусских евреев и поэтому возникла необходимость ещё раз осмыслить и рассмотреть эту проблему.

Изучая творчество Я.Купалы нужно отметить, что до октября 1917 года он не писал на еврейскую тему. Хотя известно, что в ноябре 1911 года вместе с 82 известными литераторами и общественными деятелями, среди которых были: Максим Горький, Зинаида Гиппиус, Фёдор Сологуб, Леонид Андреев, Вячеслав Иванов и др. Купала подписал воззвание “К русскому обществу (по поводу кровавого навета на евреев)”, составленный Владимиром Короленко, протестуя против дела М.Бейлиса.

После октября 1917 года Янка Купала часто встречался с еврейской интеллигенцией СССР и БССР. По свидетельству еврейского писателя Гиршы Релеса, поэт переписывался с еврейскими поэтами Перецем Маркишем и Давидом Бергельсоном.

В 1925 году, когда отмечался 20-летней юбилей творчества Я.Купалы, он говорил, что “вместе с белорусами меня… приветствовали граждане другой нации — еврейские граждане… Мы, белорусы, жили с этим народом в согласии и жить дальше будем в согласии, потому что сегодня имеем одинаковую долю и волю”.

Известно, что в гостях у Купалы часто бывали еврейские писатели и поэты: Гирш Каменецкий, Эля Каган и Генах Шведик.

Его стихи переводили на идиш Мойше Кульбак, Зелик Аксельрод. Литературоведческие статьи о нём писал Ури Финкель [4].

Известный еврейский режиссёр Лев Литвинов ставил знаменитую пьесу Я. Купалы «Павлинка», а композитор и дирижёр Самуил Полонский написал музыку на стихи Я.Купалы «Вечеринка в колхозе» [5].

В 1939 году, когда в Москве отмечалась 80-я годовщина со дня рождения Шолом-Алейхема, Я.Купала выступил с речью на торжественном заседании, назвав Шолом-Алейхема одним из лучших писателей мира.

«Изик. Может быть, зашёл бы на рюмку?»

Особенно дружил Я.Купала с известным еврейским поэтом Изей Хариком. Гирш Релес об этой дружбе писал: “Немало осталось и переводов на идиш белорусских стихов, сделанных Хариком — чаще всего он переводил Янку Купалу. Купала был одним из любимейших Хариком поэтов. Они были очень дружны. Вдова Изи Харика Дина рассказывала, что из телефонной трубки нередко раздавался голос Купалы:

— Iзiк, як ты там жывеш ( Изик, как ты там живёшь)? Мо зайшоў бы на чарку (Может быть зашёл бы на рюмку)?

Понятно, что, как бы Харик ни был занят, он приходил к своему брату по перу и возвращался оттуда весёлым, в хорошем настроении» [6].

В 1930 году Изи Харик на вечере, посвященном 25-летию литературной деятельности Янки Купалы, приветствовал его от имени еврейской секции БелАППа ( Белорусская ассоциация пролетарских писателей — В.Л.), читал переводы стихотворений Купалы на идиш.

C 14 августа по 1 сентября 1934 года Изи Харик и Янка Купала были вместе с делегатами из БССР на съезде писателей СССР в Москве, который положил начало Союзу советских писателей. Интересно, что национальный «расклад» делегатов был такой: всего делегатов было 597 из них русских — 201 евреев — 113, грузин — 28, украинцев – 25 и т.д. по убывающей [7].

В Государственном литературном музее Янки Купалы хранится фотография, на которой Я.Купала, И. Харик, М.Климович, А.Александрович, М. Лыньков, Я.Колас и М.Горький отдыхают на даче М.Горького в 1934 году.

В 1935 году Изи Харик поздравлял Янку Купалу с 30-летием творческой деятельности.

А когда отмечали 15-летие литературной деятельности И. Харика — Я.Купала прислал ему своё приветствие.

Владимир Левин (Нью-Йорк) в статье «Евреи в законе и вне», приводит воспоминания Дины — жены Харика: «В долгие зимние вечера к Харикам заходил Янка Купала со своей женой Владиславой Францевной Луцевич. Купала интересовался еврейскими пословицами и поговорками, сказками и легендами…» [8].

В феврале 1937 года Янка Купала и Изи Харик вместе с жёнами ездили на юбилейные торжества, посвященные А.С.Пушкину.

«…Они почти всегда были вместе»

На протяжении многих лет Янка Купала дружил с Змитраком Бядулей (Плавником Самуилом Ефимовичем, 1886-1941).

Дружба эта началась, когда Самуил стал писать стихи на белорусском языке и посылать их в газету “Наша нива”.

Я.Купала заметил талантливого автора и пригласил его на работу в редакцию газеты. Так появился белорусский писатель Змитрок Бядуля.

В 1912 г. З. Бядуля переехал в Вильно, работал в конторе лесопромышленника, потом в редакции газеты «Нашей Нивы» вместе с Купалой. Жена Я. Купалы – Владислава Луцевич в статье «Мое знакомство» вспоминала:

«В конце 1913 года в Вильнюс из Петербурга вернулся Янка Купала. Тогда они впервые и встретились. Купала вскоре перешел на работу в редакцию «Нашей нивы», и они почти всегда были вместе…

Мне приходилось быть частой посетительницей и гостем редакции… Купала и Бядуля жили более чем скромно. Они обычно покупали на шесть копеек «обрезков» в колбасном магазине и хлеба — это был их ужин.

…Они редко ели горячее блюдо — на это не хватало денег…

Совместная работа в «Нашей ниве», особенно в суровые военные годы (Первой мировой войны — В.Л.), очень сблизила Купалу и Бядулю.

Купала был редактором, Бядуля — секретарем. На их двух лежала и написание материалов, и корректура, и выпуск газеты, и вся ответственность за её…
Купала очень уважал Бядуля за его талантливость и работоспособность, хотя индивидуальности одного и другого писателя были чрезвычайно разные и на этой почве иногда возникали небольшие расхождения…

5 сентября 1915 года Купала выехал из Вильнюса в Минск, а из Минска в Москву. Так мы расстались со Змитраком Бядулей.

За время нашего расставания мы всего несколько раз обменялись письмами. Купала очень скучал по Беларуси, и каждое письмо Бядули приносил ему много радости.
Следующая наша встреча с Бядулей состоялась в 1919 году, когда мы после провозглашения Советской белорусского государства переехали из Смоленска в Минск.

Мы встретились с Бядулей, как близкие и родные… Первое, о чем заговорил Бядуля, — это о потере своего великого друга Максима Богдановича, с которым он в 1916 и 1917 гг. прожил на одной квартире…

В 1920 году Купала сильно заболел и больше двух месяцев лежал в больнице, Бядуля и его сестры часто приходили проведать Купалу, помогали чем могли.

В 1921-1926 годах мы жили с Бядулей на одной квартире, прежде — по Советской улице, в историческом домике I съезда РСДРП, а затем — по Провиантской, 35. Передо мной ещё больше раскрылась глубокая душа Бядули, как человека и писателя. Он был очень простой, чуткий и мягкий. Поражала его чрезвычайное трудолюбие…
… В один морозный день я зашла в Союз писателей, и первые слова, услышанные от тов. Бахметьева, который занимал должность председателя, были о том, что получена телеграмма о смерти З. Бядули.

… Вернувшись в Печище, я не решалась рассказать Янке о смерти Бядули. Но скоро об этом сообщило радио.

Янка долго ходил из конца в конец комнаты, курил и молчал, как всегда, когда глубоко волновался и переживал. Только когда пришел наш знакомый директор завода Наякшин, Купала сказал:

— Не дождался Бядуля возвращения на свою землю. Не знаю, вернусь ли я …
Ни Бядуля, ни Купала не вернулись на родную белорусскую землю, которую оба так сильно любили, прелесть которой так вдохновенно воспевали, народу, которому так верно служили» [9].

А ещё был случай

Я.Купала не только дружил с еврейскими поэтами, вместе они и отдыхали.

Слева направо: Зелик Аксельрод, Янка Купала и Изи Харик

Сохранилась такая история: “В 1936 году в подмосковный дом отдыха приехали Янка Купала, Изи Харик и Зелик Аксельрод.

Скоро у отдыхающих закончились деньги и тогда они в поэтической форме направили в Минск телеграмму чиновнику по фамилии Лесин, ответственному за материальное благосостояние белорусской литературы с просьбой прислать денег. Телеграмма заканчивалась стихами:

Мир без денег тесен,
Гоб рахмонес, Лесин.

В переводе с идиша “Гоб рахмонес” — означало “имей сочувствие”. Однако телеграфистка, прочитав бланк телеграммы, сказала “подождите минуточку” и исчезла в глубине отделения связи и вскоре вернулась в сопровождении милиционера. Он подошел к писателям и грозно спросил:

— Что за непонятные телеграммы посылаете, граждане? Может быть, это шифр такой? Может быть, вы шпионы?

Несмотря на анекдотичность ситуации, неприятности могли последовать более чем серьезные. Страну захлестывала волна шпиономании, и людей, бывало, расстреливали и по более абсурдным поводам. Объяснять про язык идиш тоже не следовало: до борьбы с космополитами было еще далеко, но первые звоночки в виде закрытия еврейских школ уже раздавались. Необходимо было срочно придумать отмазку.

И гениальный поэт Купала её придумал.

— Товарищ, — сказал он милиционеру, — какой шифр, о чем вы? Это же просто подписи. Это наши фамилии в телеграмме. Вот он, — Купала указал на Харика — Гоб, он — на Аксельрода — Рахмонес, ну а я — Лесин. Вот и все.

Милиционер посмотрел на Харика и подозрительно переспросил:

— Гоб?

— Гоб, Гоб, — с готовностью подтвердил тот.

— Белорусский писатель Изи Гоб.

Аксельрода милиционер не стал даже спрашивать. И так было видно, что фамилия Рахмонес подходит к нему, как хорошо сшитый костюм.

Телеграмма была благополучно отправлена, новоявленные Гоб, Рахмонес и Лесин получили аванс за никогда не изданную книгу, и отдых продолжился. Увы, это был последний случай, когда поэтам удалось обмануть бдительность органов”[10].

Вскоре И. Харик и З. Аксельрод погибли в застенках НКВД, а Я. Купала трагически погиб в 1942 году при невыясненных обстоятельствах в столичной гостинице “Москва”…

Тесные отношения связывали Янку Купалу с еврейскими художниками и скульпторами. Известно, что еврейский художник Яков Кругер (1869–1940), в 1923 году написал один из первых прижизненных портретов Янки Купалы.

Его внучка Марина Черняк вспоминала, что портрет Янки Купалы был написан с натуры: «…Янка Купала изображен у окна, и встречает рассвет. Когда картина уже была написана, Якову Марковичу рассказали, что кто-то из поклонников поэта, часто бывая у него, обычно оставлял на окне свежую розу. Это произвело на Якова Марковича большое впечатление. Он решил дописать розу… » [11].

А.М. Бразер: Я. Купала, около 1926 г.

Как писала искусствовед Н.Усова «Приязнь между поэтом и художником, по воспоминаниям жены Купалы была обоюдной. Кругер создаёт образ романтического поэта Беларуси. Полотно исполнено с натуры в кабинете поэта у раскрытого настежь окна, оттуда виден утренний цветущий сад, написанный постиимпрессионистски. Купала держит прославившею его «Жалейку» — сборник стихов 1908 года. Неофициальный, даже сентиментальный характер подчёркнут деталями — папиросой в руках Купалы, цветком на столе…»[12].

Скульптор Абрам Бразер (1892 — 1942) в 1926 году написал интересный портрет Янки Купалы и стал автором первого скульптурного портрета. В Витебским областном краеведческом музее сохранился фотоснимок: «А. Бразер во время работы над бюстом Я.Купалы»

В 1924 году Янка Купала познакомился со скульптором Заиром Азгуром (1908 –1995), который долгое время жил на квартире Янки Купалы в Минске, когда работал над бюстом поэта.

Во время учебы 3.Азгура в Ленинграде Янка Купала помогал молодому скульптору материально. О встрече с Я. Купалой 3.Азгур оставил воспоминания в книге «Незабываемое».

Заир Азгур создал несколько скульптурных портретов Я.Купалы. В фондах Государственного литературного музея Янки Купалы сохранилась фотография: Купала в мастерской скульптора (1939).

На ней — Купала, усталый человек, который опирается на подставку, на которой стоит его будущий портрет. Азгур писал: «Мне хотелось передать те движения души поэта, которые я наблюдал, которые меня охватили. А это именно то, что в скульптуре очень трудно сделать: За спокойным купалавским характером — это могут падтвердть те, кто знал поэта, — скрывалось очень чуткая душа, которая реагировала на все»[13].

Я. Купала в мастерской скульптора З. Азгура (1939)

В Государственном литературном музее Янки Купалы сохранились также автографы Янки Купалы на книгах, которые он подарил З. Азгура: «На добрую памяць шчыра паважанаму, здольнаму мастаку т. 3.Азгуру. Я.Купала. Менск, 12/111-26 г.» ( 3б. тв., т.1, 1925), «Азгуру на памятку. Я. Купала. Менск, 10.Х-30 г.» (Творы. 1918-1928, 1930).

Художник Лейзер Ран (1909-1989) также посвятил Янке Купале и Якубу Коласу альбом офортов.

«Произошло то, чем должен гордиться белорусский народ»

Началась Великая Отечественная война. Я.Купала оказался в эвакуации, но он хорошо был осведомлен о том, что творили немецкие оккупанты с евреями на белорусской земле. Эти события не могли оставить его равнодушным. Об этом говорит его очерк “Народ-мститель”, опубликованный в 1941 году.

«Рука об руку воюют против общего страшного врага белорусы, евреи, поляки, украинцы. В одном из сел фашисты созвали белорусов к околице и приказали им рыть глубокую яму.

— Зачем яма? — спросил один из крестьян. Немецкий офицер ответил ему с издевкой, что яма эта предназначена для евреев, которых сейчас собирают в местечке. И действительно, вскоре немцы пригнали штыками евреев. И тогда произошло то, чем будет вечно гордиться белорусский народ. Белорусы воткнули в землю лопаты и отказались рыть могилу. Вместе, в одном селе, они прожили с евреями целую жизнь. Вместе росли, вместе работали и вместе погибли, расстрелянные фашистами у недорытой могилы.

Об этом когда-нибудь будут сложены легенды, поэты воспоют героев»[14].
Случай, описанный в очерке, лег в основу неоконченной баллады “Девять осиновых кольев” (1941-1942). Вот как эти стихи звучат в перевода В.Рубинчика с белорусского языка:

Их вывели, девять моих белорусов,
Их вывели, девять евреев моих.
Земли белорусской людей сивоусых,
Ни в чем не повинных,
мне близких, родных…

Что же тогда смутило некоторых депутатов Ашдодского городского Совета? Может быть стихотворение “Жиды”? Да, в нём есть слова: Жиды! “Христопродавцы и приблуды”!

Интересно, что оно было опубликовано в газете “Беларусь” ещё 7 ноября 1919 года и только через 70 лет его перепечатали в белорусском (русскоязычном) журнале “Неман”. А в 1997 году это стихотворение вошло в собрание сочинений поэта.

Написано стихотворение на белорусском языке. К настоящему времени есть уже три перевода на русский язык: Вольфа Рубинчика, Леонида Зуборев и Ирины Бузько.Эти переводы можно прочесть в интернете [3,14,19]. Мы воспользуемся переводом, сделанным В.Рубинчиком.

Начнём с названия — “Жиды”. В Википедии в статье «Жид» отмечается, что в XVIII веке слово «жид» уже воспринималось в России оскорбительным и бранным.

Известно, что в 1787 году при посещении Екатериной II города Шклов во время поездки на юг по протекции князя Потёмкина ею был принят Иошуа Цейтлин с прошением от шкловских иудеев о прекращении употребления в официальных документах унизительного для них слова «жиды». Екатерина дала согласие на это, предписав использовать в официальных бумагах Российской империи только слово «евреи».

В течение XIX века слово «жид», как и другие оскорбительные этнонимы, было постепенно изъято из официального словопользования в Российской империи, но долгое время оставалось общераспространённым в бытовой лексике.

В СССР в 1918 –1930 гг. в рамках инициированной большевиками кампании борьбы с антисемитизмом употребление слова «жид» и его производных было криминализировано и каралось тюремным заключением (по закону об антисемитской и погромной деятельности, принятому в 1918 году) [16].

Но, в белорусском языке начала прошлого века слово “жид” не было обидным и оскорбительным. И с 1919 по 1926 гг. это название евреев широко применялось в Белорусской Советской Социалистической Республике.

Автору этой статьи приходилось читать в подшивках белорусских центральных газет статьи, которые, например, назвались “За развитие жидовской культуры” и т.д. и т.п.

Известно, что в 1918 году еврейский писатель З. Бядуля издал брошюру, которая называлась “Жыды на Беларусi”.

Правда, 24 июля 1925 году было принято специальное постановление Бюро ЦК КП(б)Б в котором было признано: «… считать необходимым — изживать из употребления в белорусском языке слова „жид“, заменив его словом „еврей“. Для этого в дальнейшем дать соответствующие директивы коммунистам — иметь в виду настоящее постановление в своей работе, в частности по Инбелкульту и Госиздату»[17].

Отметим, что в 1924-1928 гг. в БССР язык идиш был одним, из четырёх государственных языков (белорусский, русский и польский). Существовал 31 еврейский сельский Совет, 10 еврейских судов, где делопроизводство велось на идиш [18].

В настоящее время слов «жид» не употребляется как нормативный этноним. В Беларуси в современной литературной норме употребляется слово еврей, иногда — габрей. Правда, после 1991 года, в некоторых белорусских изданиях вновь стали применять термин «жид».

Сергей Шупа считает, что: «…внезапная русификация подсоветской Беларуси придала белорусскому слову «жид» совсем другое звучание — в русскоязычном контексте оно воспринимается так же, как и соответствующее русское, безусловно оскорбительное слово. Возвращение к несоветскому, классическому варианту белорусского языка за последние годы, снова поставило вопрос о статусе слова «жид» — о том, как вернуть его в обращение, не оскорбляя представителей этого народа» [19].

На наш взгляд, вернуться к этому названию евреев уже не возможно. В настоящее время, евреи в России и странах СНГ слово «жид» воспринимают только как ругательное и только как оскорбительное.

Мой знакомый белорусский поэт, лауреат Литературных премий имени А. Кулешова и «Золотой апостроф» Алесь Письменков (1957-2004), с который приходилось несколько раз беседовать по этому вопросу говорил, что в его родной деревне слово «жид» никогда не имело обидного смысла, но после войны, так уже не называли евреев. И поэтому нет смысла возрождать это название евреев.

А лауреат Государственной премии Республики Беларусь имени Янки Купалы поэт Владимир Некляев писал, что «…раз уже устоялась норма «яурэi» (я обычно пишу «габрэi», так звучит более по — белорусски), — то пусть так и будет…Я никого не стану называть так, как ему не нравится» [20].

Однако, вернёмся к стихам Янки Купалы. Читая их мы видим, что поэт в целом доброжелательно относится к евреям. И слова “Христопродавцы и приблуды” берёт в кавычки.

Жиды! “Христопродавцы и приблуды”!
О, слава вам, всебелорусские Жиды!
Я верю вам, хоть вам вослед повсюду
Плюют и стар и млад, вельможи и рабы.
Невольники вы, как и мы сегодня,
На белорусской на израненной земле
На черный гнет взирает лик господний
Вы с нами вместе, как зверье в тугой петле.

При этом Я.Купала “верит» евреям и сочувствует народу, который был изгнан из Палестины.

И отобрали край у вас народы,
На вечное скитанье обрели.
И разбрелись по миру ваши роды,
Кормиться вам пришлось от неродной земли.

Поэт считает, что только на белорусской земле евреи нашли сочувствие, понимание и помощь.

Когда в Испании взбунтованные люди
Вас выгнали, и в спины несся смех,
На белорусском поле ваши груди
Навек нашли и пищу, и ночлег.
. . . . . . . . .
Вас только Белорусы уважали,
Как своих близких — до счастливой до поры.
Москва, Варшава оплевали ваше имя,
У черни ненависть распаливали к вам,
А Беларусь под крыльями своими
Вас грела, вашей нянькою была.

Он также с пониманием относится к идее сионизма, когда пишет:

Ваш ясный светоч — там, где Палестина

Я.Купала считал, что свободу и полноправное развитие евреи получат только тогда, когда будет создана независимая Беларусь. Поэтому он пишет:

Воскреснете, Жиды, в воскресшей Беларуси…

Но есть в стихотворении и слова, которые трудно поддаются объяснению. Так поэт пишет:

Но отреклись потом вы от народа,
Который одарил вас и укрыл.
Пошли искать богатство и свободу
У сильных, тех, кто петлю дал и чин.

Почему он пишет, что евреи отреклись от белорусского народа? У кого они пошли искать “богатство, петлю и чин”?

В.Рубинчик считает, что эти строки могут относиться к тем евреям, которые сначала поддержали идею Белорусской Народной Республики (провозглашена 25 марта 1918 г.), а затем вышли из её руководящих органов.

Как известно, это касается министров (секретарей) Белкинда — министра финансов этой республики и Моше Гутмана министра “по жидовским” делам.

Известно, что М.Гутман, когда обсуждался вопрос о провозглашении БНР, сказал, что он соглашается “высказаться за независимость, если вслед за этим будет принято постановление о федерации с Россией”.

Следует также отметить, что когда обсуждался вопрос о провозглашении БНР, то партия БУНД голосовала против.

С момента тех событий прошло больше чем полтора года. (Стихотворение “Жиды” было опубликовано в октябре 1919 года) и Я.Купала увидел, что евреи принимают активное участие в становлении Советской власти в России и Беларуси вообще, и в создании Белорусской Советской Социалистической Республики (БССР), которая была создана в январе 1919 года, в частности.

И видимо он считал, этим евреи предали белорусскую национальную идею — независимого государства.

По мнению известного белорусского историка, доктора исторических наук, профессора Захара Шибеко, который в июне 2012 года репатриировался в Израиль, Янка Купала “…видел в евреях большую силу и резерв в деле национального строительства… и был очень огорчен не состоявшимся союзом евреев и белорусов. Национальный проект белорусов не стали привлекательным не только для евреев, но и для белорусов. И в этом вина и беда самих белорусских лидеров и всего белорусского народа.

У еврейских лидеров, действительно, было опасение, что создание на развалинах Российской империи независимых государств, приведет к расчленению еврейского народа. Поэтому они отдавали предпочтение единой России, но демократической, с широкой культурной автономией для народов этой страны” [21].

Думаю, что Я.Купала в тот период времени мог иметь такую точку зрения. Но это обстоятельство вовсе не мешает тому, чтобы имя этого всемирно известного поэта было присвоено площади города Ашдода (и, насколько нам известно, это решение было принято).

Использованная литература и источники:

1.Литературный скандал в горсовете Ашдода

2. Рубинчик Вольф. Янка Купала и евреи // Еврейский камертон, 2001,19 июля.

3. Зуборев Леонид «Евреи» или «жиды»? Купала или тутэйшыя? // Секрет, 2013, 31 мая

4. Релес Гирш. Еврейские советские писатели Белоруссии. Воспоминания. — Мн.: 2006. С.289-290,298.

5. Басин Яков. Большевизм и евреи: Белоруссия, 1920-е. Исторические очерки.— Мн.: 2008. С.223,226.

6. Релес Гирш. Еврейские советские писатели Белоруссии. Воспоминания. С.29.

7. Первый Всесоюзный съезд советских писателей. Стенографический отчет. — М.: 1990.С.149-150.
8. Левин Владимир. Евреи в законе и вне

9. Луцевич Владислава. Моё знакомство ( на бел. языке)

10. Однажды на даче

11. Черняк Марина. Яков Кругер «Я художник из Минска»// Мишпоха, 2001, №10. С.30.

12. Усова.Н. Художник и власть — «Белорусский Жерар?» // Яков Кругер.1869-1940. Каталог. — Мн.: 2000.С.17.

13. Рудницкая Ольга, Тараканова Мария. Мне хотелось передать движение в душе поэта / / «Родное слово», 2003. № 1.

14. Купала Я. // Поўны збор твораў.— Мiнск: 2002. т. 8. С.244-252.

15. Рубинчик Вольф.Янка Купала и евреи // http// www.souz.co.il.

16. Жид // http://ru.wikipedia.org/wiki.

17. Национальный исторический архив Республики Беларусь. Фонд 4, опись 3, дело 5, лист 348.

18. Иоффе.Э. Г. Страницы истории евреев Беларуси. — Мн.: 1996. С.91.

19. Шупа Сергей. Жиды. Перевод с белорусского Бузько Ирины // Сетевой журнал «Заметки по еврейской истории» №25 от 23 февраля 2003 г.

20. Зуборев Леонид. «Евреи» или «жиды»? Купала или тутэйшыя? //Секрет,2013,31 мая.

21. Архив автора. Письмо З. Шибеки от 25 мая 2012 года.

Print Friendly, PDF & Email

3 комментария к «Владимир Лившиц: Так был ли Янка Купала антисемитом?»

  1. Спасибо за восстановление доброй памяти о Купале. Конечно, я не знал многого из Вами написанного. Но интуитивно всегда чувствовал, что белорусские писатели поколения Максима Богдановича и Янки Купалы не могли быть антисемитами. Я знаю белорусский язык (сейчас вернее сказать — знал) и много читал их на белорусском, и никогда не видел малейшего проявления антисемитизма при весьма очевидном у Купалы и Коласа белорусском национализме. Ваше объяснение, что они видели в независимой Беларуси национальное единство (объединение) белорусов и евреев, во всяком случае, в короткие «переходные» годы — действительно очень интересно и правдоподобно.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *