Эмиль Менджерицкий: О возникновении и природе сознания

 229 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Эмиль Менджерицкий

О возникновении и природе сознания

1. Постановка задачи

Сознание — это то, что всегда со мной. Но, что оно такое, это самое сознание? Какова его природа, как его описать, как определить? В результате изучения публикаций, обсуждающих приблемы сознания, я пришел к выводу, что исследователи, как философы, так и естествоиспытатели, ни только не находят удовлетворительного ответа на эти очевидные вопросы, но и выражают сомнения в своей способности понять, зачем нам необходимо сознание, каковы его функции, как оно возникло. Эта ситуация кажется поразительной, если учесть, что сознание — это то, что воспринимается людьми самым непосредственным образом, и что попытками постичь природу сознания человечество занимается, по крайней мере, 3000 лет! Однако в этих попытках исследователи встретились с методологической проблемой, связанной с его, можно сказать, абсолютной субъективностью. Сознание непосредственно может наблюдать лишь сам субъект, изнутри. Невозможность вынести объект исследования из субъективного контекста приводит к тому, что сознание как бы уплывает от наблюдателя, не успев стать доступным «предметом» изучения.

Настоящая статья является развитием моей предыдущей публикации(1). В этой статье вводится дополнительный к дуализму краеугольный камень в фундамент модели сознания — его абсолютная субъективность. Главным оппонентом развиваемой точки зрения оказывается ведущий современный специалист по сознанию Д. Деннет, который отрицает как дуализм, так и реальность сознания как субъективного феномена (2,3). Заочная дискуссия с Деннетом является существенной частью новой статьи.

Модель сознания, которую я впервые начал развивать в предыдущей статье (1), в настоящей статье детализируется с целью предложить механизм возникновения сознания и его взаимодействия с другими составляющими человеческого организма. Высказывается гипотеза о причинах, порождающих духовную субстанцию. Уточняется в статье и основополагающее представление об автономности сознания от мозга.

Я начну рассмотрение поставленной проблемы с философских позиций. Эта платформа, а также рациональная гипотеза о механизме эволюционного превращения гоминидов в людей, позволят мне построить модель этого удивительного феномена.

В начале рассмотрения введем интуитивное определение понятия сознания, которое в дальнейшем будем доопределять. Итак, сознание — это та часть разума, то его проявление, которое позволяет человеку воспринимать и ощущать себя, ставить вопросы и принимать решения, это наблюдение за окружающим миром и видение себя в нем и т.д. Сознание является весьма многообразным явлением, но я не ставлю перед собой задачу охватить все его стороны, а ограничиваюсь проблемами возникновения сознания и его природы.

2. Философский аспект

Философы всех поколений от древних греков до наших дней задавались вопросом: представляют ли тело человека и его сознание одну субстанцию или их сущности различны, и они независимы друг от друга, или хотя бы одно из них автономно от другого.

Материалисты, каковыми являются большинство исследователей сознания, затратили много времени и усилий, чтобы доказать, что сознание, как и другие умственные функции, является продуктом деятельности мозга. Однако до сих пор они так и не нашли местонахождение всего, что относится к сознанию: где в мозгу происходят размышления, где локализуется ощущение боли, где находится «Я» и т.д. Особенно сложной для материализма является проблема свободы воли. Большой проблемой этого подхода оказалась также необходимость объяснить, как наблюдаемое единство сознания при многообразии его функций может обеспечиваться мозгом, состоящим из множества нейронов.

Как известно, Рене Декарт еще в XVII в. выдвинул дуалистическую идею, заключающуюся в том, что дух, включая сознание, существует как субстанция, независимая от другой субстанции, к которой относится тело, т.е. от материи. Эта идея легко принимается «здравым смыслом». В самом деле, по нашему впечатлению, хотя сознание и тело как-то взаимодействуют, они столь различаются по своему характеру и свойствам, что их невозможно отнести к одному роду сущего. При этом очевидно, что хотя разум, частью которого является сознание, не существует без мозга, тем не менее, в связке мозг-сознание первичным, то есть управляющим и творящим, чаще является сознание. Ведь не мозг сам по себе заставляет меня думать, а непосредственно заботы, идеи, желания, моя собственная жизнь в ее духовных аспектах. Более того, сознание способно преодолевать состояния мозга, например, его усталость или возбужденность.

Мысль может провоцироваться пришедшей извне чужой идеей. Мысль самодеятельно участвует в жизни субъекта и даже способна возбудить общественную реакцию, то есть создать движение в духовной и социальной сферах общества. Иными словами, у духа есть своя жизнь, не инициированная материальными факторами. А если мысль и возникает в мозгу, то затем она может развиваться независимо от мозга, подобно тому, как радиоволна, возникшая в электрическом контуре, раз возникнув и начав распространяться в пространстве, далее не зависит от жизни контура, ее породившего, и живет и действует по своим собственным законам.

Тем не менее идея Декарта не стала и не становиться популярной, главным образом, как мне представляется, из-за того, что до сих пор (если оставить в стороне религиозные концепции) не было развернуто понятие «субстанция духа». Другой возможной причиной стало и исторически сложившееся с XVIII в. доминирование материалистов во всех направлениях философии сознания.

В последние примерно полстолетия американский философ Д. Деннет, ведущий современный специалист по сознанию, особенно агрессивно пропагандирует анти-дуализм. Отрицанию дуализма, а также попыткам объяснить феномен сознания на основе материализма посвящен его главный труд, названный «Объясненное сознание»(2). Добрый десяток других его книг и сотни статей посвящены материалистическому объяснению феномена сознания. Мотивы, вдохновляющие Д. Деннета на столь страстную борьбу с дуализмом, он представил в пункте 4 главы 2 упомянутого труда (стр. 33 — 39), озаглавленного весьма безапелляционно: «Почему дуализм отвергнут». Остановимся вкратце на приведенных там рассуждениях.

Что такого, столь неверного, в дуализме? — спрашивает Деннет и отвечает следующее. Согласно предположению Декарта, тело и разум взаимодействуют в мозгу, в шишковидной железе. Но, как они могут там взаимодействовать, если тело и разум различаются субстанционально? Ведь между ними не обнаруживаются ни световые, ни звуковые волны, ни космические лучи. Тогда, как же происходит в этом взаимодействии обмен энергиями, необходимый по законам физики, например, для движения органов тела по командам разума? Это недоумение, согласно Деннету, не было преодолено ни Декартом в XVII веке, ни его последователями в последующие века.

Деннет высказывает опасения, что привлекательность дуализма в дальнейшем может привести к развитию антинаучных дуалистических концепций, если своевременно не создать материалистическое объяснение сознания. Для решения этой задачи Деннет проделал колоссальную работу, проявив при этом невероятные изобретательность и эрудицию, которая, тем не менее, не привели его к всеобъемлющей модели природы сознания. Занимать читателя «путешествием по лабиринту его рассуждений» я не стану, поскольку оно не поможет пониманию дуалистического толкования проблемы сознания, которому посвящена эта статья. (Тем читателям, которые заинтересовались творениями Д. Деннета, я, помимо обращения к его творчеству, могу порекомендовать очень обстоятельный их обзор, сделанный Н. С. Юлиной (3).).

У подхода Д. Деннета есть серьезный критик в лице другого ведущего американского философа Д. Серла (4). Вопреки Деннету Серл полагает, что у сознания есть самые серьезные биологические основания для существования как такового. Деннет же, по мнению Серла, в попытках заменить феномен сознания рядом других характеристик, которые легче поддаются материалистическому толкованию, фактически растворил представление о сознании. Д.Серл не согласен и с утверждаемой Деннетом иллюзорностью, так называемых, квалиа. Этим термином обозначаются ощущения, приносимые человеку его органами чувств и воспринимаемые сознанием, такие как цвет, шум, аромат, боль и т.д.. Квалиа составляют большую часть ментального мира человека, но они чисто субъективны. Поэтому Деннет «воюет» с квалиа, утверждая, что в реальности их вообще нет, что квалиа — это кажимость. Он не может представить квалиа с помощью материальных моделей, и потому их попросту нивелирует.

Однако Серл, будучи явным сторонником идеи о реальности сознания, никак не раскрывает механизм его работы, и, как и Деннет, категорически отрицает дуалистическую концепцию, полагая сознание на 100% продуктом мозга.

3. О возникновении сознания и его природе

Взаимодействия различных субстанций, духовной и материальной, согласно Деннету принципиально невозможно. Именно этот тезис представляется нам в корне ошибочным. У сознания, рассматриваемого как духовный феномен, есть потенции для оперативного взаимодействия с материальным телом. Так, даже у самых примитивных существ движение происходит под воздействием некоторого внутреннего механизма. При усложнении организмов, происходящим в ходе эволюции, этот механизм превратился в нервную систему, которая, в частности, руководит инстинктами, то есть теми самыми устройствами, которые приводят в движение телесные органы.

Этап эволюции, следующий за развитием нервной системы, состоял в возникновении сознания, одной из функций которого является организация и осуществление движения органов. Этот этап был рассмотрен в моей предыдущей статье (1). Приведу краткое описание представленных там соображений, базирующихся на теории эволюции.

Можно предположить, что до появления сознания поведение гоминидов определялось преимущественно инстинктами, программируемыми и контролируемыми центральной нервной системой. В ходе эволюции гоминидов происходило постепенное увеличение числа инстинктов, чему способствовали жизнь в стаях, переход от жизни в лесах к обитанию в саваннах, применение орудий. На определенной стадии число инстинктов достигло такого количества, что создание новых инстинктов, их программирование и согласование их деятельности с уже существовавшей системой реакций, оказались слишком затрудненными. В этих обстоятельствах управление поведением гоминидов трансформировалось для достижения большей эффективности. Управление стало ориентироваться не на внутренние и внешние сигналы, а на задачи, поставленные самим субъектом на основе его интересов и предыдущего опыта, на основе его характера и знаний. Эта система управления была закреплена генетически как полезная для вида. Описанный переход и означал возникновение сознания.

Возникновение сознания, вероятно, сопровождалось развитием воли: ведь воля — это способность сознательно управлять поведением. Можно сказать, что сознание возникло как средство для быстрой ориентации при многообразии инстинктов и усложнении внешних обстоятельств жизни. При описанном переходе как раз и произошло частичное освобождение умственной деятельности от процессов в мозгу; мышление стало в определенной степени свободным. Человек стал размышлять не только под воздействием каких-то внешних или внутренних факторов, но и по собственному разумению, по собственной воле, по собственному пониманию о том, что надо подумать над своим настоящим и будущим и т.п. Человек стал творцом условий своей жизни и даже изменений в природе. Для этого у него уже были богатый опыт и богатая память и, вероятно, определенные способности к воображению и абстракции. Можно посчитать, что описанное освобождение мышления завершает важный процесс превращения духа в самостоятельную субстанцию.

Попробуем вообразить более детально, что происходило во время перехода гоминидов из леса в саванну. Сначала гоминиды попали в перелески, и тогда при нападении на них хищников они защищались с помощью палок, валявшихся под ногами. Но при дальнейшем переходе в саванну они были вынуждены обезопасить себя, заранее захватив с собой палки. В ситуации, предшествующей описанной трансформации управления поведением, это заблаговременное оснащение гоминидов орудиями могло быть обеспечено только с помощью нового инстинкта. Однако это означало бы конкуренцию с другими многочисленными инстинктами, и на реакцию требовалось бы много времени, что было бы чревато гибельными последствиями. При наличии же сознания необходимый способ защиты от новой угрозы мог быть найден гораздо быстрее с помощью размышлений над новыми обстоятельствами, с помощью ментальных действий.

У читателя, наверное, давно возник вопрос о том, каков механизм возникновения сознания, если оно, как утверждает автор, не является прямой функцией мозга? Хотя сознание не телесный орган, других способов для его возникновения и превращения в нечто наследуемое, кроме комбинации мутаций с последующим естественным отбором, мы предложить не можем. Выжили те гоминиды, у которых реализовалась и закрепилась генетически описанная трансформация системы управления поведением.

Как сознание, которое мы описываем как относящееся к иной субстанции, чем тело, может воздействовать на телесные органы? Именно этот процесс категорически исключает Деннет. Можно предположить, что это взаимодействие подобено действию центральной нервной системы (ЦНС) на тело, когда она активирует инстинкты. В случае ЦНС ее роль определяется врожденными программами, и эта роль реализуется с помощью биологической энергии, накапливающейся в соответствующих центрах (например, в железах). Сознание для своего участия находит те же агенты, и, таким образом, будучи духовной субстанцией, тем ни менее, может совершать физические акции.

Упомянем появившиеся в последние годы статьи о возможности разрешить проблему сознания с помощью квантово-механического подхода (смотри, например, (5)). Этот новый подход базируются на центральной роли, которую придают наблюдателю, как в квантовой механике, так и в проблеме сознания. К сожалению, пока в этом направлении не были получены достаточно продуктивные результаты, чтобы использовать их для построения модели происхождения и природы сознания.

Подытожим сказанное до сих пор о сути и возникновении сознания. Сознание в определенной степени не зависит от мозга. Оно возникло эволюционным путем как оптимальный механизм ориентации гоминидов в усложнившихся условиях жизни. Согласно рациональной гипотезе сознание, будучи не материальной, а духовной субстанцией обладает способностью воздействовать на телесные органы. Если материалисты, пытающиеся описать сознание как функцию мозга, не способны объяснить такие свойства как единство субъективного восприятия, свободу воли, невозможность найти его местоположение, из гипотезы о духовной природе сознания эти свойства вытекают, как само собой разумеющиеся, так сказать, по определению.

Дуализм, на который мы станем опираться, однако, будет отличен от дуализма Декарта. В нашей модели духовная субстанция, в виде сознания, принимается не как независимая от мозга, а как автономная от него, то есть пораждаемая им, но способная функционировать самостоятельно.

4. О модели сознания

Как же сознание, не будучи материальным, устроено? Увы, перечень исследований, придерживающихся дуалистических представлений, которые «рисуют» картину духовной субстанции, называемой сознанием, разрабатывая его устройство, будет очень коротким.

Д. Уолд утверждает, что в мозгу у сознания не обнаружено какого-либо местоположения (впрочем, как и многие другие исследователи) (6). По мнению П. Девиса, сознание — некое призрачная иллюзорная бесплотная субстанция (7). Известный калифорнийский нейрофизиолог Б. Либет (8) развил более детальное представление о нематериальном характере сознания.

Либет исходил из материалистической гипотезы о возникновении сознания в мозгу, и данные первых его исследований говорили в пользу этой идеи. Однако дальнейшие исследования привели его к гипотезе о том, что, начинаясь в мозгу, процесс сознания реализуется за пределами мозга, в некоей сфере, названной Либетом conscious mental field, что можно перевести как «сознающее ментальное поле» (сокращенно СМП). Оно образовано активностью нейронов. СМП — это не декартова духовная субстанция, поскольку оно не независимо от мозга. Но оно и нефизическое явление. Оно должно расцениваться как нераскрытый пока фундаментальный феномен, каковым являются гравитационное или магнитное поля. Реализуясь в СПМ, сознание может влиять через мозг на нервные процессы.

Итак, мы, соглашаясь с Либетом, принимаем, что в нервной системе живых существ и, в частности, людей, кроме мозга, нервов и других органов, имеющих телесную природу и относящихся к материальной субстанции, есть еще «сознающее» ментальное поле, в котором функционирует сознание. И поле, и сознание являются духовными объектами. (Кавычки к слову «сознающее» поставлены для того, чтобы устранить антропоморфизм, который звучит в этом либетовском термине после его перевода на русский язык).

Можно предположить, что это ментальное поле возникает в результате жизнедеятельности нейронов мозга. Похожим образом образуется магнитное поле — в результате движения электронов в проводнике. «Сознающее» ментальное поле локализовано там же, где и мозг — оно ведь не нуждаются в собственном пространстве — и состоит с материальным мозгом в причинно-следственной связи через ментальные объекты. Это означает, что в образующейся сфере сознания могут функционировать ментальные объекты, такие как идеи, воспоминания, образы, сигналы от органов чувств, которые приходят туда из мозга, претерпевают там некую трансформацию, а затем участвуют во взаимодействии друг с другом, что является важной частью процесса мышления. Этот процесс направляется волей, которая является важнейшим действующим фактором мышления.

Через те же контакты, через которые ментальные объекты приходят из мозга в сферу сознания, в обратном направлении идут команды от сознания к органам тела для управления последними.

Возникнув в мозгу, сознание затем приобретает некоторую автономность от него. В чем она состоит? Попав в сознание, ментальные объекты могут взаимодействовать между собой, вообще не затрагивая мозг.

Представляет, конечно, интерес описать, каким образом ментальные объекты переходят из мозга в сознание. Однако это очень непросто, что видно из следующего примера. Известно, что окраска — свойство предметов отражать, излучать и рассеивать свет, определяющее их визуальное восприятие. Затем из мозга полученное изображение предмета передается сознанию, и, вероятно, при этой передаче оно становится цветным, т.е. цвет кодирует длины волн для более емкого, интегрального восприятия предметов. Это превращение является изобретением, которым Природа наделила сознание и механизм которого еще надо постичь.

Признанием того, что сознание является духовным феноменом, преодолевается та трудность, с которой сталкивались сторонники материализма в их попытках интерпретировать феномен сознания как результат физического  взаимодействия миллиардов нейронов.

Как мы можем теперь описать жизнь сознания? В первую очередь можно охарактеризовать его как участника психической активности, важнейшее свойство которого состоит в способности формировать и реализовывать намерения. На этом, в частности, очень настаивает Таттерсол (9). Значение этого свойства вытекает и из развитого выше предположения о причине внезапного возникновения сознания: оно возникло для обеспечения самостоятельного выбора поведения.

Однако жизнь сознания значительно шире, поскольку она включает процессы размышлений, наблюдения над внутренним состоянием субъекта и его средой обитания, участие в процессах познания, острое реагирование на сигналы от органов тела и т.д. Процессы, происходящие в сознании можно представить как многоплановый спектакль, из-за чего сознание иногда называют Картезианским театром (3, стр. 29). Добавим к этому, что главным режиссером этого театра является воля.

Предложенная модель феномена сознания представляется ультимативной альтернативой материалистическим концепциям. Кроме того, думается, что развитая дуалистическая модель сознания позволит найти новые подходы к раскрытию таких загадок психики как сновидения, гипноз, роль сна и др.

5. Заключение

Что стоит за словом сознание? Какова его природа? Где искать его истоки? На эти вечные вопросы нет ответов. Главной причиной этого поистине парадоксального факта является отсутствие объективных данных об этом феномене. Сознание сугубо субъективно по своей природе, что практически исключает естественно-научные подходы к его изучению. Однако философское его рассмотрение может оказаться продуктивным.

Материалисты пытались доказать, что сознание, как и другие умственные функции, является продуктом деятельности мозга. Но этот подход оказался неспособным даже приблизиться к объяснению феномена свободы воли и, интуитивно данному, представлению о единстве сознания. Более продуктивной оказалась интерпретация сознания на основе дуализма, предпринятая впервые в XVII в. Рене Декартом, который предположил, что человека надо рассматривать как соединение двух независимых субстанций — телесной (материальной) и духовной (ментальной). Однако Декарт не смог объяснить, как эти субстанции взаимодействуют между собой, что оказалось критическим в дальнейшей судьбе этого подхода.

Согласно принятой нами схеме духовная субстанция (сознание) не полностью независима от материи (мозга), а лишь автономна от нее, что снимает проблему, возникшую у Декарта.

В концепции, описанной выше, сознание представлено как некая ментальная сфера, в которой и происходит духовная жизнь субъекта: участие в мышлении, восприятие себя и мира, принятие решений, контроль их исполнения и другие духовные процессы. В этой модели находят простое объяснение и свобода воли, и единство сознания.

В чем состоит автономность «нашего» ментального сознания? В соответствии с нашей моделью, сознание, с одной стороны, свободно от процессов, протекающих в мозгу, поскольку сознательное мышление происходит по своим, независимым от мозга, законам. Но, с другой стороны, существует связь между сознанием и мозгом, так как ментальные факторы, существующие и действующие в сознании, поступают туда из мозга, и в обратном направлении идут соответствующие команды и сигналы. Часть мышления происходит в самом мозгу.

Сознание является таким же выдающимся изобретением природы как гомеостаз, будучи, как и последний, эффективным средством обеспечения жизнеспособности его носителя.

Литература

1. Э.А. Менджерицкий. К вопросу о происхождении и природе сознания. Журнал-газета «Мастерская», февраль 2013.

2. D. Dennett. Consciousness explained. Little, Brawn and Co,Boston,1991

3. Н. С. Юлина. Головоломка проблем сознания: концепция Д. Деннета. Канон+, М. (2004).

4. J. Searle. The Rediscovery of the Mind. A Bradford Book, 1992. The MIT Press, Camb., Mass., London, England.

5. Н. С. Юлина. Роджер Пенроуз: поиск локуса ментальности в квантовом микромире. Журнал «Вопросы философии», №6, 2012

6. G. Wald. The Cosmology of Life and Mind. In the book «New Metaphysical Foundations of Modern Science», ed. Willis Harman and Jane Clark, Sausalito, CA(1994), pp. 123-131.

7. P. Davies. God and New Physics. Simon and Schuster, N.Y. (1983), p. 79.

8. B. Libet. The Mind time: the temporal factor in consciousness. Cambridge, MA: Harvard University press, 2004

9. I. Tattersale. The Monkey in the Mirror: Essays on the Science of what Makes Us Human. Harcourt, N.Y. (2002), p.58.

Print Friendly, PDF & Email

11 комментариев к «Эмиль Менджерицкий: О возникновении и природе сознания»

  1. Борис Э.Альтшулер29 Апрель 2014 at 15:43 | Permalink
    Возможно, что эта мистика привела его в ряды сторонника национал-социализма, несмотря на интенсивную любовную связь со своей известной пациенткой Сабиной Шпильрейн.
    ___________________________________________________________________________
    Ну. рассмешили вы меня, дорогой доктор, этой «интенсивной любовной связью», — даже настроение поднялось. Вы на самом деле полагаете, что степень «интенсивности» могла сыграть решающую роль в том, какую идеологическую платформу выбрать Юнгу, стать ли ему национал-социалистом или большевиком? Может, вы с кем-то перепутали Сабину Шпильрейн, ну, скажем, с Любовью Яровой? Вот там действительно любовь была поставлена на карту идеологии.
    Но это вообще как-то не связано с темой статьи. Вы затронули тут много всяких вопросов, в частности, пишете, что Юнг был эзотерик. Но, более того, он был сумасшедшим, если судить о нем по существующим критериям и классификации психических расстройств. У нас бы ему дали вторую группу инвалидности.
    А если по теме, то тезис д-ра Чевычелова, что «без мозга нет сознания», нельзя уж так безоговорочно принимать. Вот Пенфилд, не менее уважаемый специалист, в книге «Тайна сознания» выражал глубокое сомнение в том, что сознание является продуктом мозга и его можно объяснить в терминах церебральной анатомии и физиологии. Но я больше отвечаю на ваши замечания, может, к обиде автора. Это большая тема, ее мало кто поднимает, и то, что автор ее рассматривает, надо поставить ему в заслугу. В чем я с вами согласна, так это в том, что без мистики, мистического мировоззрения не обойтись, если затрагивать эту проблему.

  2. Поддерживаю тезисы уважаемого д-ра Чевычелова о громадной роли мозга в развитии сознания. Без мозга нет сознания.
    Сознание всегда индивидуально и, самое важное, формируется через положительные и отрицательные опыты в коллективе. Никто ещё не стал гигантом сознания в одиночестве.
    Аппаратом сознания и его выражением являются речь и язык, о которых уже достаточно часто писалось в различных статьях на Портале Берковича.
    На развитие учения о сознании большую роль сыграл в 20-м веке Г. К. Юнг — коллективное бессознательное и мышление архетипами — о котором больше может рассказать д-р Беленькая. К сожалению, Юнг был эзотериком, разговаривал с духами, с мёртвыми и т. д. Возможно, что эта мистика привела его в ряды сторонника национал-социализма, несмотря на интенсивную любовную связь со своей известной пациенткой Сабиной Шпильрейн. Фрейд, в свою очередь, отрицал идеалистической подход Юнга и его любовь к мистике. Как мы видим из предложенной обзорной статьи, такая любовь и сегодня непреходяща.

  3. Уважаемый Эмиль Менджерицкий.
    Получил от Электрона Добрускина вашу статью и ринулся искать пути электронной связи. Нашел у Берковича. Хочу обменяться мнением о вероятности наличия сознания не только у человека, но и у любого живого организма, вынужденного адаптироваться к среде обитания. Для того, чтоб обсудить этот момент, прошу прочесть мою статью «Судьба открытия, сделанного дилетантом» http://www.proza.ru/2012/07/11/818 . Если появится желание обсудить некоторые аспекты общей темы, мой электронный адрес jkhy@bezeqint.net.
    С уважением. Иосиф Хейфец

    1. Уважаемый Иосиф!

      Спасибо Вам за интерес к моим статьям. Я тоже проявил интерес к Вашей статье, и должен Вам сообщить, что у меня есть что сказать о ее проблематике. Но сначала о моих статьях. Тема «сознания» обширна и многозначна. Соответственно я и не пытался в этих статьях охватить всю эту тему, а старался держаться некоего узкого круга ее аспектов. В этот круг входят природа сознания, процесс его возникновения у гоминидов, взаимоотношения между сознанием и мозгом. Мне, в первую очередь, хотелось бы, конечно, обсудить проблемы, затронутые в моих статьях.
      Вопроса о сознании у животных я не касался, помимо сказанного, еще и потому, что животные не говорят, и из-за этого познать их сознание еще (и притом намного) сложнее, чем сознание людей. Но если у Вас не будет желания обсуждать темы, непосредственно задетые у меня, можно пообсуждать и про зверей, и про сновидения.

      Всего доброго, Эмиль

      !

  4. ALokshin: «Имеется по крайней мере одно важное соображение в пользу отсутствия единства сознания и мозга. Впервые (если не ошибаюсь) это соображение высказал Р. Пенроуз в книге «Новый ум короля». Речь идет о тождественности микрочастиц одного сорта. Невозможно в принципе отличить «свои» электроны от «чужих»».
    Сознание, мышление не имеет ничего общего «с частицами». Это — связь между нейронами.
    Попытайсь сделать все перестановки в пределах даже только десяти цифр… Нейронов миллиарды — и связей между ними практически бесконечное множество.

  5. Думаю, что подтверждений единства сознания и мозга человека значительно больше, чем их частично раздельного существования. Скорее, доказательств последнего практически нет. В развившемся и готовом для зарождения сознания мозге (2-й год внеутробной жизни) возникает какое-то пороговое критическое число межнейронных электрических связей и челловек начинает осознавать себя. До этого внутриутробно он проходит все этапы эволюции животногоо мира за 300-500 миллионов лет. С 2-х до 14-16 лет человеческий мозг преодолевает развитие межнейронных связей серого вещества за 2 миллиона последних лет. И нет ни одного доказательства существования души и духа. Последние мы можем наблюдать у живущего человека. Но все бесследно исчезает после смерти мозга (бесчисленные наблюдения после декортикации). И никакие кинохроники и книги не явят нам сознания умершего человека. Родишись после рождения человека, сознание умирает вместе с ним, исключая этим всякую возможность даже представления о раздельном существовании. Так было и так будет. Когда-нибудь, уж совсем скоро, лет через эдак 10000 прекратится человеческий разум на Земле вместе с миллиардами людских самосознаний. Но это уже другая история…

    1. Имеется по крайней мере одно важное соображение в пользу отсутствия единства сознания и мозга. Впервые (если не ошибаюсь) это соображение высказал Р. Пенроуз в книге «Новый ум короля». Речь идет о тождественности микрочастиц одного сорта. Невозможно в принципе отличить «свои» электроны от «чужих».

      1. Зачем так глубоко копать? Импульсы по нервным клеткам и их соединениямм передаются ионами калия, натрия и хлора, которые везде одинаковые. Однако когнитивная деятельность обусловлена не этими ионами, а их движением между 15 миллиардами нервных клеток. Очень примитивным, но наглядным сравнением может послужить электрочайник и персональный компьютер, где таки движутся электроны.

  6. Автор затрагивает большое пространство идей, гипотез, утверждений и предположений, выдвинутых разными исследователями или сформулированными им самим. Отзывы на эту статью могут быть самыми разными, в зависимости от «сознания» пишущего их субъекта. «Управление стало ориентироваться не на внутренние и внешние сигналы, а на задачи, поставленные самим субъектом на основе его интересов и предыдущего опыта, на основе его характера и знаний. Эта система управления была закреплена генетически как полезная для вида. Описанный переход и означал возникновение сознания.» Возможно, но с уважительным отношением к этому предположению, как к научной гипотезе. Успехов в разработке этой интересной и непростой темы!

  7. Статья намного серьезнее и глубже, чем то, что обычно приходится читать на эту тему.
    Тем более очень жаль, что уважаемый автор не может сойти с весьма примитивной позиции вульгарного материализма и продолжает цеплятся за гипотезу эволюции, которая так и не нашла своего серьезного научного подтверждения и, согласно мысли самого Дарвина, давно должна была найти свое место на полках истории науки рядом с другими очень интересными, но не подтвержденными практикой и экспериментом гипотез (которые их творцы всегда называли теориями, что принципиально неверно даже для гипотез, подтвержденных экспериментом и широко использующихся в практике). Именно этот изначально проблемный (чтобы не сказать — ошибочный) подход автора иллюстрируется его словами: «Можно предположить, что до появления сознания поведение гоминидов …», «Этап эволюции, следующий за развитием нервной системы, состоял в возникновении сознания …», «В ходе эволюции гоминидов происходило …».
    В то же время сам уважаемый автор вскользь приводит взгляд, который гораздо адекватнее описывает проблему сознания: «Как известно, Рене Декарт еще в XVII в. выдвинул дуалистическую идею, заключающуюся в том, что дух, включая сознание, существует как субстанция, независимая от другой субстанции, к которой относится тело, т.е. от материи. Эта идея легко принимается “здравым смыслом”. В самом деле, по нашему впечатлению, хотя сознание и тело как-то взаимодействуют, они столь различаются по своему характеру и свойствам, что их невозможно отнести к одному роду сущего. При этом очевидно, что хотя разум, частью которого является сознание, не существует без мозга, тем не менее, в связке мозг-сознание первичным, то есть управляющим и творящим, чаще является сознание». Последовательное развитие именного этого подхода (уже хорошо развитого в еврейской РЕЛИГИОЗНОЙ философии) могло бы оказаться намного более продуктивным, но нахождение автора в группе большинства («Материалисты, каковыми являются большинство исследователей сознания …») не дает уважаемому автору выйти на «оперативный простор» исследования темы.

    1. Во-первых, я хочу поблагодарить господина Исраэля Дацковского за интересный отклик на мою статью, а, во- вторых, извиниться за столь позднюю реакцию. Ознакомиться с отзывом раньше мне помешала болезнь.
      И. Дацковский пишет: «…очень жаль, что уважаемый автор не может сойти с весьма примитивной позиции вульгарного материализма и продолжает цепляться за гипотезу эволюции, которая так и не нашла своего серьезного научного подтверждения». Я убежден, что приверженность к теории эволюции, из которой я действительно исхожу, еще не означает, что я исповедую вульгарный материализм. Дело в том, что явление эволюции не является атрибутом материализма, и ее принятие не противоречит тому варианту философии дуализма, которого я придерживаюсь. Как следует из моей предыдущей статьи, на которую я ссылаюсь в настоящей статье, исповедуемый мной вариант дуализма близок не к вульгарному материализму, а к концепции Спинозы о соединенности материального и духовного начал в одной субстанции. Лишь при такой субстанции, а не чисто материальной возможна эволюция.
      Я также не согласен с тем, что гипотезу Дарвина нужно сдать в архив. В наше время ее, действительно, не считают теорией. Но, в частности, в соответствии с утверждением известного философа науки К. Поппера, эта гипотеза продолжает оставаться богатейшим источником разнообразных идей относительно живого мира. Насколько мне известно, такого же мнения придерживается большинство биологов. Но еще я бы хотел обратить внимание моего оппонента на то, что основу моих рассуждений составляет не столько ссылка на Дарвина, сколько представление о духовности сознания, которому не противоречит предположение о возникновении сознания в процессе эволюции гоминидов.
      Я был бы благодарен И. Дацковскому, если бы он высказал более конкретные претензии к статье. К сожалению, промедление с реакцией на комментарий делает последнее маловероятным.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *