Меир-Яков Гуревич: Нам есть на кого надеяться, или Хорошо иметь верных врагов

 124 total views (from 2022/01/01),  2 views today

Конечно, польза от врага проявляется не сразу и не во всём. Я не буду вам морочить голову воспоминаниями про давно ушедшие времена. Я тогда не жил, а к историкам-профессионалам у меня отношение как к майсеписцам. И, конечно, когда арабские армии пошли в 1948 на только что созданный Израиль, они хотели лишь победы. Но, вольно или невольно, это их усилиями про резолюцию 1947 г. о разделе Палестины на два государства сейчас почти забыли. Ведь прояви арабы тогда благоразумие и понимание того, что синица в руки лучше журавля в небе, состоял бы совсем крошечный Израиль из двух, связанных точкой, а не шириной на карте, районов. Да и об Иерусалиме говорилось бы лишь в виде пожелания «На следующий год в Иерусалиме».

Нам есть на кого надеяться, или
Хорошо иметь верных врагов

Меир-Яков Гуревич

И за спасителей своих
Заздравный кубок поднимаю.
Почти Пушкин

Покуда в этой стране есть арабы,
Здесь можно жить, Арик
.
Моше Даян

Не балую я вас, мои терпеливые читатели-почитатели. Наверное, правильно сказать о себе: «Куда ты удаль прежняя девалась, куда умчались дни лихих забав? Не тот я стал теперь — все миновало. Не узнаю теперь я сам себя, не узнаю я Меира-Якова». Тому много причин. Ушёл из жизни незабвенный друг и соавтор — Моше-Хаим Векслер. Не помолодел я, так что все больше внимания уделяю сну и пищеварению. Но главное, так это нарастающий поток материала для чтения.

Явно, что сейчас писателей гораздо больше, чем читателей. И каждый раз, собираясь про что-то написать, тебя отвлекает чтение написанного другими. Хотя, хоть и человек непримечательный, и ничего признанного в жизни не достигший, своё мнение почти по каждому вопросу я имею. И оно, уверен, вполне оригинальное и многим интересное. Однако не сообщаю о нём столь часто, как хотелось бы просто из-за обилия вопросов, по поводу которых эти мнения имею. Никак не сосредоточиться на самом достойном.

Но иногда чувствуешь — если не ты, то кто, и если не сейчас, то когда? Допускаю, что эти мысли кто-то уже высказывал до меня, но не помню, кто и где. Да это и не важно. Среди просто горы прочитанного за последнее время, от чего болят глаза и голова, остановлюсь на недавней статье Мирона Амусьи «На кого надеяться Израилю», которую он сам мне и прислал. Вообще, он пишет много, иногда думаю, что слишком он стал писучим, что означает — мало читает. В этом я уверен на своём опыте. А как говорит народная поговорка, если правильно помню: «Мало читаешь — значит, мало понимаешь». Но на всякую поговорку есть и контр поговорка. Этому меня научила мама, любившая говорить, то «Народ — дурак», то «народ — не дурак»[i], чередуя их через день.

Да, так о чём это я? Столько времени не писал, что потерял нить мысли раньше, чем она у меня появилась. Пришлось даже перечитать, что сочинил. Понял, я собираюсь порассуждать о надежде. Г-н Амусья считает, что врагов у Израиля по сути не так много, так что стране хватает почти на всё, а с учётом обнаруженных запасов газа, так и просто на всё, своих сил. Не буду спорить с этим утверждением. Может этих сил и хватит. Но мы ведь здесь, в Израиле, не остров в океане пустоты. Как отметил президент Перес совершенно справедливо в своём интервью перед гражданским Новым годом[ii], мир теперь глобализован, и мы не одни во Вселенной. А потому надо полагаться и на себя и на других. Помощников Израиля я вижу совсем не среди тех, про кого говорил г-н Амусья — евреев диаспоры, христиан — евангелистов и т.п.

Нет, главные наши друзья — это наши враги. Помните читанную в молодости книгу «Брат мой — враг мой»? Но ведь при определённых условиях возможно и обратное — «Враг мой — брат мой» в таком широком смысле взаимной пользы. Вообще, противоположности притягиваются, как положительный заряд к отрицательному. Например, некоторые очень умные люди говорят, что не быть семитам без антисемитов. Может, это правда? Не будь гонений, поглотила бы евреев ассимиляция, и теперь мы бы не знали, кто в мире на первом месте по числу Нобелевских лауреатов.

Я тут не на библейские «братские» связи арабов с евреями намекаю. Это всё мне не известно. Я имею в виду интересы тех, кто командует здешними арабами. Народную массу я вообще ни во что не ставлю — они без начальства просто серая, неорганизованная толпа, не способная выйти даже на какую-нибудь первомайскую демонстрацию. А вот руководители потому так и называются, что свято свои интересы соблюдают. И интересы эти состоят сейчас в том, чтобы сохранить государство Израиль как оно есть, не дать его торопливым вождям превратить палестинскую автономию в государство в нормальном смысле слова. Почти как поёт Герман: «К чему им оно?».

Конечно, польза от врага проявляется не сразу и не во всём. Я не буду вам морочить голову воспоминаниями про давно ушедшие времена. Я тогда не жил, а к историкам-профессионалам у меня отношение как к майсеписцам[iii]. И, конечно, когда арабские армии пошли в 1948 на только что созданный Израиль, они хотели лишь победы. Но, вольно или невольно, это их усилиями про резолюцию 1947 г. о разделе Палестины на два государства сейчас почти забыли. Ведь прояви арабы тогда благоразумие и понимание того, что синица в руки лучше журавля в небе, состоял бы совсем крошечный Израиль из двух, связанных точкой, а не шириной на карте, районов. Да и об Иерусалиме говорилось бы лишь в виде пожелания «На следующий год в Иерусалиме».

Но они напали и добились не своего, а того, что нужно было нам, заметно увеличив Израиль. За это отдали свои жизни шесть тысяч евреев. Это очень высокая цена, но погибшие никак не относятся к бессмысленным жертвам. Увы, жертвы Холокоста, в тысячу раз большие, чем в войне Израиля за независимость, по сравнению с теми, кто пали в боях в войне 1948-49 гг., оказались принесёнными напрасно. Нет, не всякого врага удаётся использовать, как друга, т.е. для своей пользы.

И в 1956 г. арабы, проиграв войну, передали Израилю, хоть и против своей воли, огромное количество, по мерке нашего района, вооружения. Притом оно было новеньким, натурально советским, почти бесплатным, а не трофейным старьём, хоть и очень полезным, что шло в Израиль из Чехословакии в 1948-49 гг. по указанию Советского Союза и за немалые деньги, собранные евреями США.

Шестидневная война в 1967 г., которую начали, однако проиграли, разумеется, не по доброй воле, арабы, вернула Израилю нашу вечную столицу Иерусалим, чего пришлось ждать более двух тысячелетий, большие части исторических земель Израиля — Иудею, Самарию, Газу. Нет вины наших врагов в том, что Израиль не полностью воспользовался плодами победы, за которую заплатил жизнями восьмисот евреев. Признаемся, что враги делали, что могли, и государство Израиль приросло в размере, притом весьма значительно.

Война Судного дня в 1973 не увеличила территорию страны сколько-нибудь значительно, но показала арабам, что большая война с Израилем для них — убыточное предприятие. СССР аккуратно компенсировал убытки, но когда отдал Богу душу, арабам стало ясно — платить по счетам придётся самим. К тому моменту была создана Организация «Освобождения» Палестины, которая с самого начала поняла, что ей никогда Израиль в войне не победить. Да и зачем это? Ведь государство — это для его руководителей обуза. Ты, вождь, только собираешься на какую-нибудь важную международную встречу, поболтать о мире во всём мире, а тут вваливается в твой дом какой-то Ахмедка и говорит, что у него течёт сортир, равно как и у ещё сотни голодранцев из той же деревни. И вместо поездки и совещаний, сидения в отелях и непрестанных приёмов с хорошей едой, надо рыться в ахмедкином дерьме!? Никогда и ни за что!

Конечно, наши враги поняли, сколь мы им нужны, вовсе не сразу. И после 1973 г. они непрестанно выдвигали какие-то требования, иногда попросту нелепые. Замечу, что именно «вождь» ООП первый осознал, что надо совмещать пугание ведущих стран распространением войны далеко за границы Израиля с выдвижением требований к Израилю, которые тот явно не сможет принять. Такой пугающей войной может быть лишь террористическая — для неё не надо много солдат, но за её приостановку можно потребовать много денег, поскольку необходимые суммы заведомо меньше тех, что уйдут не то, что на большую, но даже умеренную войну, где одна регулярная армия насмерть бьётся с другой.

Но для террористической войны нужны глупые террористы, которым вынь да положи идею, лучше — идею-фикс. Таковой и стало требование создать государство арабов, под названием Фаластын. А чтоб его где-то мысленно расположить, надо сильно потеснить Израиль, лучше всего так, как будто войн 1948-1973 гг. не было вообще или, на худой конец, до границ 1949 г.

«Миролюбивая общественность» за лозунг уцепилась, благо надо было поддерживать «угнетаемый народ», что всем любо, и, как казалось вначале, не сильно на это тратиться. Начались бесконечные переговоры, и потёк всё возрастающий, сначала ручеёк, а затем вполне себе приличный поток поддержки. Но пути назад «спонсорам» уже не было.

Игру портил, раньше, как и сейчас, Израиль, который готов был что-то уступить во имя, как ему казалось, мира. Важно помнить, что как только начинались переговоры с «палестинцами», сразу у террористов находилась работа. Чуть что, Израиль выражает свою готовность «идти на болезненные жертвы», а последнее время даже целью своей политики сделал создание «двух государств для двух народов». Но ведь тем, кто арабами командует, никакого государства не нужно. Создание государства — это конец их доходам. Возникни это государство — кого будет интересовать его судьба? Утверждаю уверенно, как всё, что я, Меир-Яков Гуревич, делаю и говорю — никому.

Если бы соседи Израиля хотели создать своё государство, они могли это сделать не только в 1948 г., но и много позже. И премьер-министр Барак хотел всё отдать ещё в 2000 г. — не взяли. В 2005 г. под руководством Шарона им всучили ненужную Газу, заставив изображать заботу о своём, абсолютно ненужном сброде-народе. А в 2006 г. премьер Ольмерт, да и позднее, пока не скинули его избиратели, был готов отдать даже больше, чем Барак. Арабское руководство проявило полное понимание — возьмёшь, что дают, и останешься не на трибунах ООН, а наедине с двумя-тремя миллионами ахмадок (кто их считал?), и почти без мировой помощи. Как в том анекдоте про сумасшедший дом — подходят психи к вольнонаёмному работнику, который красит для вида потолок, и говорят — «держись за кисточку, нам стремянка нужна».

Кто не понял моей аллегории, поясняю — стремянка — это международная помощь, которую заберут, оставив тебя висящим в воздухе (очень недолго) с Фаластыном — кисточкой в руках. Нет, не пойдут на это сыны и дочери древнего, гордого и свободолюбивого народа, за полстолетия уже прекрасно усвоившие все прелести жизни международного побирушки. Нет, гордый воин Ислама в бою может потерять шашку, ружьё или даже коня, положить в мелких боях почти любое число своих верноподданных слуг, но отказаться от многомиллиардной халявы и красивой жизни рядом с сильными мира сего и СМИ!? Этого не будет никогда! И потому я абсолютно уверен, что никакие переговоры не приведут к созданию государства Фаластын.

Я уверен в устойчивости именно сегодняшнего положения Израиля, которое многие израильтяне по явному недомыслию или под влиянием пропаганды СМИ, считают чреватым крахом. Моя надежда на светлое будущее Израиля, сохранение или даже расширение его сегодняшних границ основана не на полном доверии правительству, не на предельном уважении к мастерству израильских дипломатов. Всех их можно уговорить поступиться территорией или как-то «обломать». Моя главная надежда — на упорство наших врагов в защите своего финансового и международно-общественного положения и благополучия. А потому будут строиться новые поселения в Иудее и Самарии, как и в районы в Иерусалиме. Не удивлюсь и возвращению израильтян в Газу. Не будет этого — придётся прекратить протестовать — самим и зарубежным доброхотам. Неровен час, закроется кормушища и появится ненужный Фаластын.

Ненужное же никогда не создастся. Как конкретно это произойдёт, как рассосутся сегодняшние переговоры, календари, «дорожные карты» — даже я не знаю. Но результат предсказываю — живыми наши враги себе государство не возьмут. Это говорю вам я, Меир-Яков Гуревич, который никогда, нигде и ни в чём не ошибался, не ошибается, и, уверен, не ошибётся в будущем.

 


[i] Это вольный перевод с еврейского любимых маминых поговорок «Ан эйлем из а Гейлем», и «Ан эйлем из нит кен Геймел».

[ii] Мне это название для происходящего в ночь с 31-го декабря на 1-ое января очень нравится.

[iii] Майсе — это рассказанная история. Есть ещё бобе-майсе — «одна женщина сказала», небылица, словом.

Print Friendly, PDF & Email

2 комментария к «Меир-Яков Гуревич: Нам есть на кого надеяться, или Хорошо иметь верных врагов»

  1. На мой взгляд, уважаемый Меир, хорошо изложено, а , главное, убедительно. Конечно, присутствует некоторая гиперболизация, но без этого не бывает не бывает журналистики.

    1. Я тоже давно говорю, что для Израиля с его резиново-гуттаперчевыми правителями единственная надежда и опора — это его мнимые враги…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *