Игорь Юдович: Если вычесть свободу… По поводу статьи В. Янкелевича

 247 total views (from 2022/01/01),  2 views today

Власть под предлогом борьбы с терроризмом в очередной раз пытается сделать то, что ей свойственно “от Бога” (по Д. Адамсу). Для этого, чтобы избежать строгого контроля и критики, она вполне последовательно и логично покушается на наше традиционное представление о прайвеси.

Если вычесть свободу…

По поводу статьи В. Янкелевича

Игорь Юдович

«Любая власть коррумпирована, абсолютная — коррумпирована абсолютно»
(Приписывается Лорду Эктону)

Вопросы, поднятые в статье В. Янкелевича, последние полгода обсуждает вся мыслящая Америка. Поскольку в мыслящей Америке встречаются совершенно различные взгляды и подходы к определенной в статье проблеме, то и решений — или нерешений — предлагается множество. 17 января на эту тему наконец выскажется Президент США, который под влиянием серьезной дискуссии в прессе и Конгрессе пообещал серьезные реформы.

В. Янкелевич в своих аргументах и контраргументах (за и против поступка Сноудена) использовал многие мои ремарки из нашей личной переписки. Наверно, мне надо более комплексно объяснить свое понимание вопроса.

Итак, рассуждения одного типичного американца.

1. Конституционный вопрос

В Соединенных Штатах с самых первых лет независимости существовала традиция подчинения своих групповых (партийных) интересов высшей цели достижения национального согласия (не единства, но согласия, основанного на компромиссе). Конституция только частично дала дополнительный толчок такой уже существующей традиции, сама, в свою очередь, оказавшись счастливым ребенком родителей с двумя совершенно разными представлениями о развитии страны, которые ради дорогого чада старались прийти к согласию, и из этих соображений «наступали на горло собственной песне». Без этого, без приоритета достижения национального согласия, страна развалилась бы еще в первые 20 лет своего независимого существования. Единственный раз, когда согласие не было достигнуто (и все поняли раз и навсегда, что не сможет быть достигнуто в будущем — «a house divided against itself cannot stand» — сказал Линкольн еще в 1858 году), конфликт из-за различия взглядов на будущее страны закончился Гражданской войной. Которая, в свою очередь, оказалась хорошо усвоенным уроком на будущее.

Важным условием существования согласия и важнейшим условием «принуждения» к согласию стали общепринятые политические, социальные и экономические традиции. Которые никто не спустил с неба, но создавались поколениями в обществе и поколениями политических и общественных деятелей. К такой традиции, которая не сразу, но в течение 200 лет вошла в плоть и кровь как рядового, так и «элитного» американца была традиция — кстати, на этот раз вполне четко записанная в Конституции и еще четче обоснованная в «Федералист» — традиция и обязанность жесткого и постоянного контроля за государством.

Когда-то, во времена Вашингтона-Адамса-Джефферсона-Мэдисона эта традиция предполагала прежде всего контроль штатов над всегда существующим стремлением федерального правительства перетянуть одеяло власти на свою сторону, забрав как можно больше власти у штатов. Позже, с президентства Адамса-младшего и Джексона, и особенно когда решениями Верховного суда, результатами Гражданской войны и принятием Четырнадцатой поправки (1868 год) отношения между федеральным и штатными властями пришло в состояние более-менее устойчивого равновесия, явно проявилась вторая часть тенденции сдерживания «наполеоновских» устремлений государства — борьба против всех и любых попыток власти (как федеральной, так и штатной) ограничить личные права и свободу человека. В результате, в конце 19 века, усилиями Луиса Брандайса и других виднейших юристов и законодателей своего времени в дополнение к конституционному принципу личной свободы (Первая, Четвертая, Пятая поправки) была впервые сформулирована идея и юридическая основа положения «прайвеси». Или, как сказал Брандайс, право на «оставьте меня в покое».

Не надо думать, что последующие 120 с лишним лет были простыми годами для страны, когда часть законодателей и исполнительная власть (особенно), опираясь на радикальные тенденции в государстве и в обществе, не пытались бы отменить или обойти систему законов и общественного согласия на прайвеси.

Были, как минимум, две мировые войны, множество войн локальных, бурное изменение технологий (радио, телефон!), угрозы стране как слева, так и справа, борьба с международным коммунизмом и много чего еще. Все это время в обществе, из самых лучших побуждений, из желания усилить безопасность граждан предлагались, как казалось, весьма разумные меры по усилению контроля за мыслями и поведением американских граждан. На этом пути у власти были большие «достижения», например, выселение американских граждан японского происхождения во время Второй мировой в специальные лагеря и введение цензуры на всю личную переписку американских военных, а также перлюстрацию избранных писем из-за рубежа. Или две-три истерии «красной угрозы», когда искали коммунистов под каждым столом и за каждым углом. Надо сказать, что ни одно из этих популярных в свое время усилий федеральной власти не осталось без решительного противостояния ей со стороны части общества и законодателей. В этом была одна, думаю, что главная, из причин относительной «мягкости» усилий государства, невозможности тоталитарного контроля и узурпации власти.

Интересно, что все угрозы, которые в свое время казались такими «настоящими» (начиная с Alien and Sedition Acts 1798 года) и требовали, как казалось, самых решительных мер, оказались, глядя из будущего, несущественной мелочью, не более, чем использованием эмоций и эксплуатацией страхов части избирателей в личных, либо партийных политических целях, угрозами которые никак не могли повлиять на существование страны. Все попытки государства ограничить личную свободу и прайвеси в более позднее время были осуждены и все решения Верховного суда были отменены (например, по поводу выселения «японцев» отменены три решения ВС). В результате, общественное согласие на незыблемость прайвеси и абсолютный приоритет личной свободы над безопасностью только укрепилось. Американские граждане за 200 лет личным и противоречивым опытом своей собственной истории убедились в правильности постулата одного из величайших американцев, Бенджамина Франклина:

«Если между свободой и безопасностью народ выбирает безопасность, в конечном итоге он теряет и то и другое».

Америка — не Израиль и даже не рядовая европейская страна в смысле опасения за свою безопасность. За 200+ лет своего существования ей после 1812 года никогда никто серьезно не угрожал, участие в войнах было ее собственным выбором. Она бы осталась независимой страной при любом результате мировых войн, тем более не является угрозой ее существованию исламский радикализм. События 11 сентября, в которых погибло около 3 тысяч человек, были страшным эмоциональным ударом по ощущению американцами своей считавшейся абсолютной защищенности, но ни в коем случае не угрозой существованию страны, как таковой.

Но эмоции были такими сильными, что реакцией на них было естественное желание государства что-то немедленно сделать для «неповторения таких событий в будущем». Очень быстро был принят Пэтриот Акт 2002 года, который предполагал и законодательно устанавливал усиление государственного контроля над… не все сразу поняли над кем. То есть, сначала, в 2001-2 годах не было ни разговоров, ни прямого законотворчества о глобальном контроле за жизнью ВСЕХ американцев. Я хорошо помню это время и я помню большое сопротивление части законодателей нечетко сформулированным положениям Акта. Что всегда происходит в результате спешки и принятия компромиссных решений (первое — плохо, второе — нормально). Протестующая сторона ясно указывала на «серую зону» в Акте, в частности, среди прочих — расплывчатого определения терминов «терроризм», «террорист» и «средства массового поражения», которые можно было при желании истолковать в любую сторону и использовать для нарушения законных прав граждан, прайвеси и личной свободы. Что неминуемо и произошло, факты каждый может узнать в статье о Пэтриот Акт в Википедии.

Как оказалось, Пэтриот Акт оказался триггерным механизмом для создания многих программ, которые никоим образом не упоминались во время его обсуждения в Конгрессе. Программ, которые в своем развитии, до поры до времени — совершенно секретном, оставили далеко в пыли даже самые худшие опасения оппонентов. В частности, стало известно о массовом, практически 100% несанкционированном прослушивании и хранении всех телефонных и прочих электронных переговоров американских граждан. Сегодня аспекты открывшихся злоупотреблений власти широко обсуждаются в Конгрессе, прессе и в федеральных судах, которые рассматривают многочисленные иски в нарушении конституционный прав граждан. Под пристальным изучением юристов и законодателей оказалось, в частности, предполагаемое нарушение Четвертой и Пятой поправок (этими поправками далеко не ограничивается возможное нарушение конституционных прав, но они просто в центре внимания).

Четвертая говорит о том, что «Право народа на охрану личности, жилища, бумаг и имущества от необоснованных обысков и арестов не должно нарушаться. Ни один ордер не должен выдаваться иначе, как при наличии достаточного (выделено — И. Ю.) основания, подтвержденного присягой или торжественным заявлением; при этом ордер должен содержать подробное описание места, подлежащего обыску, лиц и предметов, подлежащих аресту».

Пятая, в частности утверждает, что «..никто не может быть лишен жизни, свободы или собственности без надлежащей правовой процедуры..»

Два (на сегодняшний день) решения апелляционных судов на поданные иски в связи в возможным нарушением прав граждан уже дали противоположные результаты, что почти автоматически означает, что вопрос (не известно в каком виде и с ссылками на какие положения Закона) о законности/незаконности повальной слежки за всеми американскими гражданами будет решен в Верховном суде. После этого и принятой на основании решения ВС и национальной дискуссии законодательной реформы вполне возможно наступит новый уровень национального согласия и страсти постепенно утихнут.

Последнее. Есть огромная разница между «специальными» методами (цензурой и даже высылкой японцев) во время войны и в мирное время. Вторая мировая была декларирована актом Конгресса, так же, как в свое время отказ от habeas corpus во время Гражданской войны был разрешен Линкольну Конституцией в случае мятежа штатов. Декларация войны и борьба с мятежом дают по Конституции Президенту, как Главнокомандующему, определенные экстремальные права. Напомню, что ни в 2001, ни позже Война терроризму объявлена не была, не было никакого решения Президента или Конгресса о введении «особого» положения. Ничто и никто не дает какие-либо «особые» права NSA и президенту в мирное время.

Американский президент принимает присягу «protect and defend the Constitution», чем, как показала 200-летняя практика, он и обеспечивает безопасность граждан. Его НЕ нанимают на работу обеспечивать безопасность граждан. Я целиком и полностью понимаю, что согласиться с этим может оказаться невозможным для многих, читающих эти заметки. Но признать противоположное, значит отринуть не только мудрость отцов-основателей, но и весь опыт американской республики.

В феврале 1860 года Авраам Линкольн выступал в Купер институте, Нью-Йорк, в рамках дискуссии с Стивеном Дагласом, своим конкурентом на пост президента США. Вот фрагмент его речи:

«Сенатор Даглас сказал — ‘наши отцы-основатели, когда они очерчивали рамки нашей государственности, внутри которой мы с вами живем, понимали этот вопрос [для нас неважно — какой] так же хорошо, если не лучше, чем мы сейчас’. Я полностью и решительно согласен с этим высказыванием… Как же отцы-основатели понимали указанный вопрос? Что из себя представли рамки нашей государственности, внутри которой мы живем сейчас?

Ответ может быть только один: «Конституция Соединенных Штатов»

2. Вопросы безопасности в корпоративном исполнении

Любое государство необходимо защищать. Для защиты от внутренних и внешних недоброжелателей государства традиционно создают службы безопасности, которые по определению не могут действовать открыто. История знает множество случаев, когда такие службы становились государством в государстве или же окончательно подменяли государство. В общем и целом, существует консенсус, что «силовики» (а в некоторых странах и военные) — это параллельная власть. Отличие демократических стран от остальных заключается в маленьком нюансе: такие службы находятся не под контролем правительства или монарха, но под контролем населения. Обычно — через выбранных представителей, законодателей. Поскольку «силовикам» свойственна секретность, профессиональное знание всей подноготной внутренней жизни элиты, особая корпоративная этика и острое представление о себе, как об элите элит, то все это превращает их во вполне реальную угрозу существующей государственной системы. Проще говоря, ни одна другая группа общества не способна на эффективный государственный переворот или государственный рэкет, как на это способны службы безопасности. Исходя из этого, в США очень долгое время НЕ было служб как внутренней, так и внешней безопасности. А когда в начале 20 века появилось ФБР, а в середине века — ЦРУ, то законодатели, во-первых, всегда испытывали недобрые (и совершенно оправданные) чувства к ним, во-вторых, поставили их под самый сильный контроль, какой только был возможен. Учитывая контроль и традиции страны, вопрос о угрозе американской государственности со стороны «силовиков» никогда не возникал.

Но не был и, возможно, не мог быть учтен один, казалось бы, обыкновенный технический вопрос — вопрос контроля за бюджетом. То есть, формально, службы безопасности должны обосновать перед бюджетной комиссией Конгресса все свои расходы до последнего доллара. Но по определению, эти службы не могут сказать на что конкретно тратятся эти доллары. Было разрешено, в порядке исключения, службам разведки и некоторым подразделениям ФБР иметь «черный» бюджет. Поскольку вопросы безопасности очень «чувствительны» не только для населения, но и, как следствие, для его представителей, то бюджет «силовиков», как белый, так и «черный» рос куда быстрее, чем средний рост государственного бюджета (черный бюджет ЦРУ вырос в два раза, до 80 миллиардов за последние 10 лет).

И куда быстрее, чем рост угроз стране.

Американские «силовики» оказались слишком хорошими… капиталистами. Они достаточно быстро, а после событий 11 сентября — угрожающе быстро — поняли простую вещь: на страхе американцев, на их эмоциях можно заработать хорошие деньги и получить еще больше власти. При этом, традиционно для американских спецслужб, продолжая очень плохо заниматься своим основным делом — обеспечением безопасности американских граждан. О провалах спецслужб, об их патологическом неумении предсказать хотя бы некоторые из мировых тенденций, о жутком непрофессионализме разведки (например, к 11 сентября в «арабском» отделе ЦРУ не было ни одного человека, говорящего по-арабски, а практически всю информацию для Президента этот отдел покупал в нескольких странах, прежде всего у Саудовской Аравии), обо всем этом написаны десятки книг и это пусть останется за пределами дискуссии.

Короче, службы безопасности быстро превратились в огромные и очень плохо контролируемые государственные корпорации. Здесь слились и усилили друг друга две составляющие их «бизнеса»: размер и государственное управление. Такое сочетание — лучший рецепт для неэффективности и возможности «распила» бюджетных денег. Что, как я попробую показать, и произошло.

3. Эффект Сноудена

Нравственные качества, стоимость секретов и причиненный ущерб государству, а также причины, по которым Сноуден перебежал к «врагу», меня интересуют мало. Этим пусть в свое время займется американский суд. Поговорим о том, что вскрылось благодаря Сноудену и что потрясло американское общество и значительную часть законодателей.

Очень коротко:

В августе 2012 года Нью-Йорк Таймс со ссылкой на инженера-разработчика William Binney, бывшего ответственного участника одного из секретных проектов в рамках NSA,который решил стать «wistlerblower», сняла небольшой документальный фильм о существовании с 2007 года специальной программы PRISM (Бинни участвовал в создании одной из частей программы, поэтому ошибочно дал ей название своего проекта — Стеллар Винд), которая без разрешения суда собирает и хранит частные телефонные и интернетные разговоры миллионов американских граждан. По мнению Бинни, такой сбор информации является незаконным и уголовно наказуемым. В общем и целом, информация в NYT прошла практически незамеченной.

В мае 2013 года английский «Гардиен» начал печатать документы перебежчика Эдварда Сноудена, бывшего сотрудника ЦРУ и подрядчика NSA. Из документов постепенно стало ясно, что все представления информированных лиц о размерах и задачах программы PRISM и нескольких дополнительных программ были занижены на порядки. Выяснилось, что практически все телефонные и интернетные компании (AT&T, Verizon, Yahoo, Google, Microsoft, Skype,Facebook…), предоставляющие серверы для электронной почты и голосового общения, прослушиваются на постоянной основе (иногда с их ведома, но чаще — без) и практически вся поступающая информация о любых видах обмена информацией всех американских граждан хранится в специально строящемся гигантском Дата Центре в штате Юта. (Джордж Фридман из Стратфора заметил, что «утечек» о том, чем занимается NSA было больше, чем достаточно до информации, полученной от Сноудена. “Было бы действительно большой новостью узнать, что NSA НЕ прослушивает всех и вся”)

Стало известно, что размеры ДЦ составляют около 2 миллионов кв. футов (есть мнение, что это только первая очередь проекта), что стоимость самого ДЦ где-то в районе 2-4 миллиардов, что только на техобслуживание самого центра уходит 40 миллионов в год, что для работы в нем срочно набирают до 700 человек в месяц. Попутно стало известно (и это единственная информация, которую я не могу подтвердить, так как, к сожалению, не сохранил твердую копию сообщения и не сохранил адрес сообщения), что такой массовый набор сотрудников с допуском “топ секрет” привел к тому, что у 80% не был осуществлен полный проверочный цикл для допуска к секретным работам. Оказалось, кстати, что это вообще “норма” для проверки людей на допуск и то, что в США допуск к “топ секрет” имеют 4.5 (четыре с половиной) МИЛЛИОНА человек.

Выяснилось, что тотальная прослушка ведется за большинством политических лидеров иностранных государств, включая прослушку их личных телефонов и е-мэйлов.

Выяснилось, что формальный контроль специального секретного суда за программами крайне формальный, практически представляет из себя автоматическое разрешение на любую прослушку.

Выяснилось, к большому неудовольствию законодателей в Конгрессе и Сенате, что в нарушение закона и существующих положений члены специальных комиссий по контролю за деятельностью спецслужб или были совершенно неосведомлены о масштабах программ или же — большинство рядовых членов комиссий — были вообще с ними незнакомы. А некоторая часть — дезинформирована. Типичными ответами законодателей во время слушаний были: «Как ты можешь спрашивать о чем-то, если ты не знаешь о существовании?»; «Мы понятия не имели, когда ФИСА (секретный суд) проводит заседания и чем они руководствуются в своих решениях».

Выяснилось, что защищая программу перед законодателями, прессой и общественными организациями, практически 100% самых ответственных сотрудников NSA, включая Джеймса Клэппера, директора National Intelligence, и Кейса Александра, директора NSA, используют в своей защите октровенную ложь и дезинформацию. Один из примеров: расследование СЕНАТА (нет ничего выше в США):

The hearings’ ineffectiveness are shown by the fact that it took three hearings—nine hours—for Senator Leahy to clarify just how many terrorist attacks the collection of all Americans’ calling records stopped. In the first hearing (July), government witnesses said the program stopped ”54 terrorist attacks.” By the third hearing (October)—and after much pressure by Senator Leahy—General Alexander corrected his statement: it turns out the program had only stopped ”one, perhaps two” terror plots, one of which involved ”material support.” Aside from this, there are still two sets of questions from the hearings by Senator Richard Blumenthal and Senator Ron Wyden that the intelligence community has still left unanswered.

It shouldn’t take three hearings over several months for a member of Congress to obtain accurate and understandable information from the Director of the NSA.

По поводу этого сенатского расследования сенатор Вайден сказал:

“Генерал Александер утверждал, что массовая прослушка телефонных разговоров помогла раскрыть десятки террористических актов. Но все конкретные случаи им приведенные показывают, что раскрыты они были обычными разведывательными методами”.

Еще больше удивил на слушаниях в Конгрессе Джон Инглис, заместитель директора одного из разведовательных агенств. Не зная, что накануне представитель NSA божился о только двухуровневой прослушке подозреваемых, Иглис на тот же вопрос ответил о наличии трехуровневой прослушки. Если двухуровневая покрывает примерно 50% населения, то трехуровневая — практически все.

Выяснилось, что спецслужбы не смогли показать ни одного случая действительного раскрытия террористического акта с помощью прослушки федеральному судье Ричарду Лиону, признавшего прослушку незаконной, и полностью дезинформировали второго федерального судью Поули, который вынес «оправдательное» решение. Я уже писал о деле Халида аль-Михдара, одного из угонщиков самолета 11 сентября, не буду повторяться.

И наконец, выяснилось, что слишком большому количеству американцев совершенно не нравится сама идея “выгодной сделки” — обмена прайвеси на обещанную повышенную безопасность. Это, пожалуй, главный итог “эффекта” Сноудена. Идея полицейского государства, такая привлекательная для практически любой исполнительной власти, не получила одобрения в массах. Это серьезная проблема хотя бы по той простой причине, что массы еще и избиратели. У избирателей возникли вопросы, ответы на которые, возможно, даст Президент 17 января. Что же это за вопросы?

4. Просто вопросы

“Собственно проблема несколько в стороне — какой уровень контроля допустим? Приверженцы свободы пишут — «не трогайте мою приватность», и из этого логически следует Ваш вывод: «тогда государства ….. совсем не будет»
(Из ответа Владимира Янкелевича Элле Грайфер) 

А) Основной вопрос: буду ли я, рядовой американский законопослушный гражданин, в большей безопасности, если государство заберет у меня часть личной свободы и практически ликвидирует мое представление о прайвеси? Речь, надо уточнить, идет о взаимоотношениях гражданина и государства, у которого имеется «долгая память» и репрессивный аппарат, а не о потери прайвеси во взаимоотношениях гражданина и частной компании, например в случае определения кредитной истории, банковских расчетов или негласного сбора информации для рекламы.

Б) Если система ПРИЗМ так хороша и эффективна, как представляют ее спецслужбы, то почему мы должны ограничить свою защиту терроризмом? Почему не искать с ее помощью похищенных детей, педофилов, нелегальных эмигрантов, не платящих алименты, «редисок» всех рангов и калибров? Почему не связать ее в единую систему с Налоговым ведомством? Ведь в систему уже вложили столько денег, что просто грех не использовать ее возможности. Кто может избежать искушения? И зачем избегать?

В) Если предположить абсолютно кристальную честность Буша (при котором началась программа), Обамы, исполнительной власти в целом, и отдельно — служб безопасности и предположить их совершенно искренние намерения в обеспечение безопасности (а статистически половина страны не верит Бушу, вторая — Обаме и почти все — спецслужбам), то остается вопрос, кто и как будет использовать программу, начиная с 20 января 2017 года, когда в Белом доме, среди законодателей и среди руководства спецслужб окажутся совершенно другие люди? Кто даст гарантию в «продолжении кристальной честности» уже этих людей, а не в использовании данных в своих политических целях? Тем более, что история США, как и любой другой страны, полна подобными случаями.

Г) Бывший субподрядчик NSA обвиняется в «пособничестве врагу». Кто и каким юридическим решением определил понятие врага сегодня?

Д) Если принять, что наши лидеры не тоталитарны и не стремятся к усилению своей власти с помощью сбора информации над всеми гражданами, но используют тоталитарную технологию слежки за всеми гражданами, то есть, не доверяют своим гражданам, то возможно ли требовать доверия граждан к своим лидерам, к своему государству? Что произойдет, когда исчезнет та тонкая, но реальная грань, за которой гражданин перестанет чувствовать себя уважаемой, интегральной и ответственной частью государства?

Е) Каким образом сочетать эффективность служб безопасности и конституционный запрет на нарушение личной свободы американских граждан? Из последнего вопроса вырастает совершенно законный подвопрос: А зачем с самого начала нужна была секретность в организации программы ПРИЗМ? Что такого делает NSA, что надо было скрывать от своих граждан, и что ни в коей мере не было секретом для спецслужб других стран?

Ответом на этот последний вопрос я хочу закончить свое выступление.

5. Об эффективности и секретности, или — кому это выгодно?

Среди людей, активно пишущих на тему Сноудена, я хочу выделить Евгения Морозова. Пусть вас не смущает его русское имя, он американец, хотя родился в СССР. Тридцатилетний Морозов, на сегодня является ведущим скептиком настоящего и будущего развития Интернета, крупным философом «интернетного времени» и проблем «числового мышления», автором двух очень популярных книг.

В статье Connecting the Dots, missing the Story” в журнале the Slate он следующим образом обосновывает свой вывод о сборе и анализе Большой Информации — БИ, (вполне, впрочем, интуитивно понятный с самого начала всей истории с ПРИЗМ и массовой прослушки): сбор и хранение Большой Информации — более легкий и одновременно менее эффективный способ борьбы с терроризмом. А также, с любой другой проблемой, стоящей перед обществом.

«Забудем о терроризме. Возьмем примером простые преступления. Почему они случаются? Мы можем, например, сказать, что молодежь не имеет работы. Или можем сказать, что двери в наши жилища недостаточно укреплены. Если у тебя на руках всегда ограниченная сумма денег, предназначенная для решения проблемы, то ты можешь или создать программу помощи трудоустройства для молодежи или программу укрепления замков в домах, установки камер слежения, специальных сенсоров. Что ты должен сделать?

Если ты начальник в области технологий, то ответ очевиден — принимай более дешевое и простое решение. Но что, если ты принадлежишь к редкой породе ответственных политиков? Если сегодня какие-то преступления труднее совершить, то это не значит, что ранее безработные юноши нашли работу. Следящие камеры могут помочь решить проблему (хотя до сих пор нет убедительных доказательств), но вряд ли сделают кого-либо счастливее. Безработная молодежь по-прежнему ищет чем-бы ей заняться от скуки и на кого бы излить свою злость. В нашем случае усиление замков и фортификация улиц без понимания и изучения корней преступности является стратегией поражения, во всяком случае — в долгой перспективе.

БИ очень похожа в своем использовании на следящие камеры в нашей аналогии. Да, она может поймать какие-то необычные скачки в поведении и, возможно, может даже остановить «плохих» людей. Но она может также прикрыть наши глаза на те факты, которые требуют более радикального решения проблемы. БИ может дать нам время, но несомненно дает и фальшивую иллюзию свого превосходства».

В конце концов, наличие всех необходимых «дотс» (точек), всей и даже больше информации о братьях Царнаевых не предотвратило терракт в Бостоне. И если бы только в Бостоне. Сегодня все отчетливее и доказательнее становится информация о том, что ЦРУ и ФБР имели гораздо больше информации о подготовке терракта 11 сентября. Как выяснилось в результате расследования дезинформации подсунутой судье Поули, ЦРУ подслушивало телефонные разговоры одного из главных участников заговора и следило за каждым его шагом… до поры до времени. А потом, уже определив его одним из крайне опасных и активных радикальных исламистов (живущим в Сан-Диего и там же берущим уроки управления самолета), по неясной причине перестало им интересоваться вообще. «Забыв» передать информацию о нем ФБР. Все еще ждет раскрытия 28 страничная «секретная» часть официального федерального расследовании терракта 11 сентября, засекреченная Бушем, но и без нее становится ясно, что сбор БИ по Аль-Квайде существовал в самом «жестком» варианте. Прослушивалось и собиралось все, как за рубежом, так и в США. «Точек», из которых складывается информационная «кривая» для пресечения преступления у наших бравых защитников было достаточно, но сложить точки в правильную линию может только умение и хотение профессионалов. Ожидать от компьютера, что он заменит мозги и элементарный профессионализм — обманывать себя и народ, за защиту которого получаешь зарплату.

Все большие корпорации Соединенных Штатов в наше грустное время работают примерно одинаково: обезличивание ответственности стремительно возрастает по пути продвижения наверх. Карьерный рост зависит не от эффективности принятых и исполненных решений, а от умения выбить как можно больший бюджет и стремительно потратить его, запросив на следующий год еще больше. Естественно, потратить деньги легче и быстрее на что-то грандиозное, на что-то обещающее результат после ухода на пенсию, на проекты, ответственность за которые максимально размыта, а грандиозность цели позволяет показать себя великим героем и первооткрывателем в глазах начальства. Которое радо в свою очередь представить «великое» достижение своему начальству. Которое, в свою очередь, обычно не понимает, не хочет понимать, и не способно понять даже самое простое объяснение, особенно, когда дело заходит о новаторских технологиях.

Если вернуться к корпорации «силовики», то из всех государственных корпораций США у нее самая низкая эффективность и удивительно низкая квалификация исполнителей. С такой историей достижений ее руководителей поперли бы даже в самом безответственном управлении делами администрации американского президента (любого), а потом разогнали бы и рядовых исполнителей. Этого, однако, не происходит, и причиной такого явно ненормального положения является секретность и умелая эксплуатация страхов. Которыми оправдывают все.

На этом лидеры наших спецслужб съели не одну породистую собаку. Попутно возродив чисто социалистическое понятие номенклатуры. Деньги, полученные на эксплуатации страхов тратятся с толком: на секретную работу нанимаются подрядчики из одного и того же круга друзей. Со временем — это обычная и широко известная практика, лидеры спецслужб уйдут в советы директоров и на высокие посты в корпорациях подрядчиков, а лидеры корпораций займут освободившиеся места лидеров спецслужб. То же самое происходит в Пентагоне, но там хотя бы само количество участников «бизнеса» настолько выше, а секретности — ниже, что достаточно часто происходят сбои. Но если взять к примеру только две «конторы» — корпорацию «Бехтел» и Буз Аллен Хамильтон, в которой работал Сноуден, и посмотреть на список их директоров и лидеров, а рядом положить список ответственных работников спецслужб, Пентагона и сотрудников различных президентских администраций, ответственных за национальную безопасность и оборону, то откроются удивительные совпадения.

Бехтел: крупнейшая строительная и инженерная компания в США, с оборотом около 38 миллиардов долларов в год, 53 тысячи сотрудников, работы в 50 странах, основной источник контрактов — правительство США. В совете директоров и в руководстве ДО и ПОСЛЕ ухода из правительства работали: Каспар Вейнбургер — министр обороны, Ричард Хелмс — директор ЦРУ, Джордж Шульц — госсекретарь (был президентом Бехтел, вместе со своим заместителем Венбургером привел к власти Рейгана, после чего немедленно был назначен госсекретарем, а Вейнбургер — министром обороны), Дональд Рамсфельд был платным консультантом, несколько важных советников президентов в разное время были в совете директоров.

Как делают бизнес в Бехтел я знаю не из газет. Штаб-квартира Бехтел находится как раз на противоположной стороне улицы от штаб-квартиры корпорации, где я работаю. В 1970-90 у нас были совместные проекты на многие миллиарды долларов. О стиле работы Бехтел ходят легенды до сих пор. Для них не было вопросом получение государственных контрактов любого размера и любого изменения государственного регулирования в свою пользу (речь идет о строительстве атомных электростанций). Один звонок Вейнбургера «наверх» решал проблемы, над которыми бились месяцами. Не удивительно, зная личные связи и интересы семьи Буш в арабском мире, основным источником доходов после госзаказов были многомиллиардные проекты в Саудовской Аравии, Кувейте (восстановление после войны) и Ираке.

Но Бехтел — это цветочки. Настоящие ягодки — это Буз Аллен Хамильтон, а вернее корпорация, которая ей владеет. Имя этой корпорации — Carlyle Group — мало что говорит рядовому американцу, но очень много любому законодателю и члену президентской администрации. Потому, что эта малозаметная контора может спокойно купить всех оптом и в розницу. Под ее полным или частичным управлением находятся корпорации с общим оборотом 170 миллиардов долларов, в которых работает более 650 тысяч человек. И вы знаете, кто в основном дает ей зарабатывать совсем немаленькие деньги? Правильно — Правительство Соединенных Штатов. Как скромно пишет Википедия: «Carlyle is also noted for its association with influential political figures». Я бы добавил — очень известна именно этим. Конечно — в очень узких кругах. Что сказать о лидерах компании? Может быть, достаточно того, что Джордж Буш-старший и его госсекретарь Бейкер были советниками корпорации, что совершенно одиозный Франк Карлуччи, бывший министр обороны, был ее главой, что советниками и членами корпорации были такие люди, как Артур Левитт — глава SEC, Джон Мейджор — премьер-министр Британии, несколько премьер-министров Таиланда, президент Мексики, главный редактор журнала «Таймс» и многие другие, не менее известные люди. Но одним из самых известных, пожалуй, был… Бин Ладен и его семья. Может быть, именно в этом причина того, что 12 сентября ЦРУ по специальному указанию Президента срочно вывезло всех родственников Бин Ладена из США?

Читатель, конечно, заметил, что почти все названные деятели были или связаны с Пентагоном или были политиками. Это не удивительно — они не были секретными работниками. О «силовиках» мы по определению почти ничего не знаем, нам не положено. Но в лесах вокруг столичного города Вашингтон за шлагбаумами и высокими заборами стоят десятки и десятки больших и очень больших зданий, где располагаются конторы, которые не засвечиваются в Вики, где есть много хороших светлых кабинетов, обитатели которых знают правила игры и за это очень хорошо вознаграждены. Деньгами из наших налогов. Не отвечая перед налогоплательщиками за свою работу. Не положено-с спрашивать, слишком «сурьезными» делами они там занимаются. Для нашей пользы, естественно.

Впрочем, вернемся к нашему Сноудену. «Бедный Эдик» стал врагом истеблишмента, «силовиков» и Администрации нынешнего Президента не потому, что его предательство принесло ощутимый вред усилиям спецорганов по предотвращению будущих терактов; таких предателей среди четырех с половиной миллионов обладателей допуска «топ секрет» не может не быть по определению, тем более, что чуть ли не ежедневно случаются «утечки» об источниках информации спецслужб и о методах их работы со стороны куда более осведомленных и «ответственных» товарищей, никак и никогда за это не подлежащих наказанию (фактов — полно, опустим их обсуждение ради экономии времени). Нет, Сноуден совершил поступок гораздо более страшный по последствиям — он показал, что вся придуманная и, возможно, антиконституционная система повальной слежки была не только неэффективной, но и коррумпированной сверху до низу. Иначе невозможно объяснить, во-первых, реакцию всех эшелонов власти на это относительно мелкое предательство, во-вторых, тот поток лжи, которым эта реакция сопровождалась.

Фред Каплан (не путать с Робертом Капланом), в интервью с Брайоном Джениксом — первый сам был одно время политиком, после и в настоящее время является одним из известнейших политических комментаторов-колумнистом; второй — известный эксперт по терроризму, сотрудник RAND — говорит по поводу глобальной прослушки программы ПРИЗМ:

«Я не могу понять, почему эта программа вообще была засекречена. Она обязана была быть широко обнародованной с самого начала. Абсолютно известный факт — террористы знают, что мы следим за ними. Конечно, некоторые из них законченные идиоты, но если бы все они были идиотами, то нам не нужна была бы такая программа вообще. Умные же, те, которые нас беспокоят, они знают о существовании программы. В обществе может существовать дискуссия на эту тему без того, чтобы вслух объявлять о секретных и технологических аспектах сбора секретной информации. В этом есть некоторый риск, но эти вопросы слишком влияют на нас всех, на наше видение жизни».

Итак, что же делать обществу в целом и гражданам, его составляющим, в отдельности? Как совместить двухсотлетнюю традицию общественного согласия в недоверии государству, абсолютный приоритет личной свободы, вошедшую в плоть и кровь идею прайвеси и возросшую угрозу самому существованию этого общества?

Попробуем для начала поискать ответ у отцов-основателей, все же не самые глупые люди были. Да и проблем с безопасностью у них было куда больше, чем у нас.

В 1813-26 годах давно ушедшие с политической арены Томас Джефферсон и Джон Адамс в своей личной переписке все время возвращались к оценке революционного времени и своего вклада в Революцию. По существу, переписка, все 158 писем, является одним из самых важных документов эпохи, в котором каждым из авторов приводятся аргументы и обоснование двух совершенно разных взглядов на американскую Революцию. В 1813-14 годах они обсуждали вопросы, казалось бы, далекие от «проблемы Сноудена». А именно — о роли элиты (аристократии) в Революции и в обществе. В рамках этого обсуждения Д. Адамс писал: «Ваши aristoi [аристократы] являются наиболее сложными для управления субъектами (wild animals) во всей теории и практике Государства». В своих книгах «Размышления о Государстве» и «В защиту американских конституций» Адамс еще в 1780-х писал, что политическая власть неминуемо всегда сосредотачивается в руках немногих “значительных” индивидуумов и семей. Это могли быть феодальные бароны в средневековой Франции, наследники-землевладельцы елизаветинской Англии, торговый класс Новой Англии, известные плантаторские семьи Вирджинии. История показывает, что “многие” всегда перепоручают власть и управление “немногим”. Почему так происходит, спрашивает Адамс? «Я говорю, что таково предписание Всевышнего, оно в самой сути человеческой натуры и встроено в ткань всего существующего в природе… Философы и политики могут пробовать все, что угодно, но никогда не изменят существующее положение вещей. Единственный имеющийся у нас ресурс — контролировать их». (Этот параграф в измененном виде взят из книги Дж. Эллиса «Founding Brothers»). Повторю еще раз: единственный шанс жить в нормальном государстве — контролировать его каждую секунду, не доверять ни одному слову правящей элиты.

Наше время, больше, чем любое до нас, показало безнадежность борьбы с аристократией в политической жизни страны (Джефферсон, надо отдать ему должное, в свое время потратил на такую борьбу всю свою политическую жизнь, и добился определенного успеха). “Силовики”, как и другие части политической элиты, получают все больше власти в стране. Избежать этого — невозможно. Единственный вид народного сопротивления, как и во время Адамса-Джефферсона, усиление контроля. И двойное, тройное усиление контроля, когда речь идет о навязывании тенденций, противоположных сложившимся традициям, угрозам существования концепции общественного согласия. В переписке двух великих президентов много места уделено размышлениям об “уникальности” американского народа. Адамс высмеивает саму постановку вопроса, утверждая и доказывая, что американский народ не хуже, но и не лучше других. Не заклинания сделали его “отдельным” от других, но нравственные традиции поколений, основанные на примате личной свободы, общественное согласие на определенную систему власти, согласие на добровольное подчинение руководящей элите при строжайшем народном контроле за нею, что, в свою очередь, предполагает определенную нравственность и понимание своего места элитой. Все эти характеристики весьма зыбки и хрупки и работают только в комплексе. Нарушение любой из них может привести к катастрофическим последствиям для нации.

Сейчас, как стало очевидно благодаря Эдуарду Сноудену, власть под предлогом борьбы с терроризмом в очередной раз, на этот раз — очень активно, пытается сделать то, что ей свойственно “от Бога” (по Д. Адамсу). Для этого, чтобы избежать строгого контроля и критики, она вполне последовательно и логично покушается на одну из важнейших характеристик нашего общества, на то, что делает наше американское общество “отдельным” от других — на нашу свободу, на наше традиционное представление о прайвеси.

“Если из этого народа вычесть свободу — останется ноль”
(Юлий Герцман).

Приложение

Некоторая американская статистика, относящаяся к вопросу, на что тратить деньги налогоплательщиков.

В 2001 году от терроризма в стране погибли около 3000 человек.

В этом же году в стране погибли:

От диабета — 71372, от огнестрельного оружия — 29573, по вине пьяных водителей — 13290.

За 1999-2010 годы от терроризма в стране погибли те же самые около 3000 человек.

За это же время (12 лет) в стране погибли:

От огнестрельного оружия — около 360000, по вине пьяных водителей — 150000, от отравления пищевыми продуктами — 36000.

Но куда легче получить десяток миллиардов денег налогоплательщиков под никому не нужную и неэффективную прослушку телефонных разговоров умирающих от диабета, чем хотя бы, к примеру, субсидировать исследования в этой области медицины. Или хотя бы, по крайней мере, оплатить часть расходов на покупку инсулинового насоса, который при своих размерах меньше мобильного телефона стоит больному от 7 тысяч долларов и выше.

Впрочем, на тяжелой реальной борьбе за жизни американцев в герои не вылезешь. И друзьям не поможешь. И власть не получишь.

Print Friendly, PDF & Email

24 комментария к «Игорь Юдович: Если вычесть свободу… По поводу статьи В. Янкелевича»

  1. Ну-с, господа американцы, попрошу ваши комментарии к выступлению Обамы о закрытии системы всеобщей прослушки. Пока из прочитанных статей в наших газетах поняла, что уже твердо решено, что прослушивание возможно только по решению судьи, т.е. возвращено старое правило.

  2. …правильности постулата одного из величайших американцев, Бенджамина Франклина:
    «Если между свободой и безопасностью народ выбирает безопасность, в конечном итоге он теряет и то и другое».

    Я начну с того, что в принципе не стоит прибегать к авторитету лидера, жившего 200 лет назад, или лет 70 назад, как Брандайс, в условиях, в которых они не жили и не знали, что какой-нибудь самоубийца может выйти на улицу Нью-Йорка, раздавить ампулу и заразить весь город. Оне не знали проблемы защиты от таких угроз. Далее, дорогой Игорь неправ, что Америка не стояла перед экзистенциалистской угрозой и не стоит. В период «высокого» коммунизма, т.е. холодной войны, она не чувствовала себя уверенной, была в ходу поговорка «better red than dead», и страна могла и сдаться. Угроза террора и резкое демографическое изменения тоже являются экзистенциалистскими. В этих условиях мы навряд ли могли бы обратиться к Франклину за советом, как нам сохранить республику в текущих условиях.

    В вопросе о повальной слежке в США меня, главным образом, беспокоит бюджет и его бесконтрольное использование, а также, как при наличии этой гигантской базы данных отличить пшеницу от плевела, поскольку для такого различения требуется живой человек. Меня не беспокоит покушение на мою свободу до тех пор, пока само использование находится под жестким контролем суда. Пока это происходит, мы можем совмещать свободу и безопасность. И все равно мы навряд ли пойдем на разрушение этой базы данных.

    Американские граждане за 200 лет личным и противоречивым опытом своей собственной истории убедились в правильности постулата одного из величайших американцев, Бенджамина Франклина:

    «Если между свободой и безопасностью народ выбирает безопасность, в конечном итоге он теряет и то и другое».

  3. Нет, Володя, все проще. Подзаконные акты, принятые в свое время законодателями и являющиеся обычной частью рассмотрения дел о нарушении вопросов секретности, разрешают надзор и периодическую проверку, включая самую секретную, всех лиц, обладающих допуском «топ секрет». Это относится ко всем 4.5 миллионам, включая Президента. Точно так существующие законы разрешают объяснение-запрос спецслужб соответствующим судам за разрешением на слежение за любым человеком, включая граждан. Ты ломишься в открытую дверь. В этом нет ничего противозаконного и я совсем не об этом. Я от том, что должно быть обоснование, рассмотренное в существующем порядке. Например, на меня и моих детей я не вижу никакого основания. Но органы считают достаточным основанием мои с тобой разговоры по Скайпу (человеком из Израиля). И на этом основании включить «три уровня» прослушки (те, кто разговаривает со мной; те кто разговаривает с теми, кто разговаривает со мной; те, кто разговаривает с теми, кто разговаривает с теми, кто разговаривает со мной) — и ни капельки не шучу. И, заметь, я ничего не говорил о слежке за иностранцами, мигрантами и прочими изначально подозрительными группами, не защищенными Конституцией.
    И заметь, когда начался скандал, Президент сказал, что более 50 случаев террора было предотвращено благодаря ПРИЗМ. Александер сказал — 55. Ты уже наконец можешь прочесть мной написанное: это была ложь. В лучшем случае — один случай. И то, похоже на обман. ЭТО ФАКТ! Ты можешь наконец признать факт того, что потрачено много миллиардов и планируется потратить еще больше на ПШИК. Во всяком случае, сегодня выход системы есть статистический ноль. О какой пользе чисто практической — забудь о Конституции, свободе, прайвеси и прочих высоких материях — может идти речь? Вся эта система построена на обмане. Я не утверждаю, что задумка ее была конспирацией, ни в коем случае. Просто так работают почти все грандиозные государственные программы. Почему я должен ее оплачивать? Только потому, что меня убеждают изнутри и из-за границы (ты, например), чтобы я не верил своим глазам, а верил красивым рассказам? Ну это же наивно, черт побери. Кажется, даже такой лох и политический проходимец , как наш Генеральный секретарь, уже понял, что пора отыграть «полный назад», а тебя все еще приходится уговаривать.

    1. «… не утверждаю, что задумка ее была конспирацией, ни в коем случае. Просто так работают почти все грандиозные государственные программы …»

      Игорь,
      В Англии в конце 19-го века был такой премьер, лорд Солсбери. Всячески настаивал на удержании военных в должных рамках. Сказал однажды, что если дать им волю, они захватят Луну, и будут требовать похода на Марс с целью защиты подступов к уже завоеванному.

  4. Борис Дынин
    16 Январь 2014 at 18:22 | Permalink

    Все можно довести до крайности, при которой лекарство становится хуже болезни. Те, кто отвечают за доступ к секретности, должны вести свою работу профессионально в рамках установленных процедур наблюдения, включая отбор по критериям вероятности. Расизм в таком случае будет не причем.
    ——————————-
    Профессиональная процедура расследования и начинается именно с выделения контингентов по критериям вероятности. В нынешнем США в расследованиях военного/секретного типа первыми будут выделены иранцы, мусульмане, русские и т.п. В Израиле — арабы, новые репатрианты и т.п.. Критериям вероятности не знакомы политкорректность, толерантность, права граждан…

  5. С опозданием прочла статью Игоря и его оппонентов, но удовольствие получила, и от статьи, и от текстов оппонентов. С чем-то я несогласна с Игорем, но В.Янкелевичем часть моего несогласия сфломулирована. В чем-то я несогласна с Владимиром, но В.Дынин и здесь дополнил.
    На некоторых моментах остановлюсь, начиная с второстепенного:
    1) Каспар Вайнбергер, а не ВайбУргер
    2) Использование ПРИЗМ (пишу все русскими буквами — лень перескакивать, простите) для отлеживания, к примеру, уголовных потенций в населении и всякого другого, вполне реально. Владимир пишет о возможности использования только программного обеспечения другими службами, но это заставит строить параллельное «железо» — лишние траты.
    3) О грустном. Понять, что массивный сбор данных не всегда обеспечивает на выходе оптимальную реализацию их, известно. И Игорь, и Владимир правильно отметили, что здесь уже должна сработать голова, а не компьютер, а она, голова, тоже не всегда способна осмыслить широту возможностей, откуда и упущения. Но эта широта возможностей окончательно часто становится понятной только после появления массы данных. Так что можно представить уже десятилетний сбор таких данных в США как опыт, возможно, и отрицательный, но и важный для процесса дальнейшего обеспечения безопасности. И как всегда, последний вопрос — как агрегировать данные, по каким признакам?
    4) Кто кому доверяет, т.е. кто контролирует контролера? Заодно и о «коррумпированности». Вопрос вопросов. Я думаю, что 100% ответа на это нет. Всегда вопрос делегирования полномочий таит в себе определенную степень ошибки уполномоченного даже при идеальном уполномочивающем. Разумеется, «население» не способно контролировать секретные учреждения, как оно, по другим причинам, неспособно на 100% контролировать и не секретные. Всегда будут люди, организации, фирмы (!) которым делегирующий полномочия и преференции доверяет, на основании опыта, больше, чем другим, особенно в рассматриваемой нами области.
    5) О свободе. А черт его знает. Каждый решает этот вопрос самостоятельно. Одному не нравится, что подслушивают его признания в любви, другому — что кто-то знает, что варится в его личной кастрюле. В принципе, нет мазохистов, любящих подслушивание. Судя по тому, что в США спор по этой теме идет на уровне «словесном», т.е. не на площадях и митингах (если не ошибаюсь), широкое население не имеет четко выраженного мнения, что хорошо, а что плохо.

  6. Янкелевич
    — Thu, 16 Jan 2014 14:21:41(CET)

    США в последний момент пресекли передачу Ирану чертежей сверхсекретного истребителя F-35
    Как ты думаешь, не нарушено ли его «прайвеси» в процессе слежки?
    ====================================
    Владимир, разве речь идет о недопустимости проверять людей, имеющих доступ к секретной информации? Как некто обращается с ней не есть вопрос «прайвеси».

    1. Борису Дынину
      ———————-
      Я ведь задавал вопрос на другую тему. При слежке (наблюдении или еще чем), проходившей до факта попытки украсть секреты, не нарушены ли были его «прайвеси»? Если за ним, на всякий случай, следили как за иранцем, не расизм ли это (национальное профилирование АБСОЛЮТНО незаконно). А если бы следили, а он ничего не украл бы? А как было его выделить из прочей группы иранцев (албанцев и пр.)? То есть я спрашиваю не о том, нужно или не нужно беречь секреты, а о том, как это делать не становясь расистом, гомофобом, исламофобом, врагом Конституции и еще многого другого?

      1. Янкелевич
        А как было его выделить из прочей группы иранцев (албанцев и пр.)? То есть я спрашиваю не о том, нужно или не нужно беречь секреты, а о том, как это делать не становясь расистом, гомофобом, исламофобом, врагом Конституции и еще многого другого?
        ===================================

        Все можно довести до крайности, при которой лекарство становится хуже болезни. Те, кто отвечают за доступ к секретности, должны вести свою работу профессионально в рамках установленных процедур наблюдения, включая отбор по критериям вероятности. Расизм в таком случае будет не причем. И Конституция не требует политкорректности, разрушающей профессионализм

        1. Борис Дынин
          — Thu, 16 Jan 2014 18:11:39(CET)
          ================================
          Все можно довести до крайности, при которой лекарство становится хуже болезни. Те, кто отвечают за доступ к секретности, должны вести свою работу профессионально в рамках установленных процедур наблюдения, включая отбор по критериям вероятности. Расизм в таком случае будет не причем. И Конституция не требует политкорректности, разрушающей профессионализм
          ——————————————————-
          Я думаю, что Вы уходите от ответа.
          Поясняю. Есть некий американец иранского происхождения с допуском к секретам. Что у него в голове — никто не знает, сделать его объектом подозрения, так как он иранец — противозаконно, да и вообще — он чист перед законом. А дальше Вы пишете «Те, кто отвечают за доступ к секретности, должны вести свою работу профессионально в рамках установленных процедур наблюдения, включая отбор по критериям вероятности», но уходите от ответа, как это сделать не нарушая его прав по 4 и 5 Поправке.
          Я считаю, что не нарушая — невозможно, так как объектом исследования является абсолютно чистый перед законом иранец. Так получилось, что он воровал чертежи, а мог и не воровать. Тогда что? А тогда — наглое попрание прав честного американца.
          Весь сыр-бор в том, что теоретически полученные данные можно использовать для шантажа или как-то еще. Как известно — слежки было очень много. Назовите факты шантажа. А вот это арестованный иранский шпион должен был немного подождать, изучить разоблачения Сноудена, и беспрепятственно воровать секреты, вознося за сноуденов благодарственные молитвы.

          1. Янкелевич
            — Thu, 16 Jan 2014 21:19:55(CET)

            Есть некий американец иранского происхождения с допуском к секретам. Что у него в голове – никто не знает, сделать его объектом подозрения, так как он иранец – противозаконно, да и вообще – он чист перед законом…
            А дальше Вы (Борис Д.) пишете «Те, кто отвечают за доступ к секретности, должны вести свою работу профессионально в рамках установленных процедур наблюдения, включая отбор по критериям вероятности», но уходите от ответа, как это сделать не нарушая его прав по 4 и 5 Поправке.

            ===============================
            Чтобы вынести информацию, надо предпринять некоторые действия с нею, и попытки обнаружения этих действий (связанные не с тем, что в голове иранца или еще кого, с внешне фиксируемыми феноменами) не нарушает 4 и 5 Поправки. Желаю иранцу и всем оставаться чистыми перед законом, зная что его исполнители сами могут быть нарушать его. Если бы кто-либо мог бы дать определенный всегда реализуемый без ошибок совет, не было бы дискуссии. А так приходиться выбирать, и выбор в Америке может быть иным, чем в Израиле, и не только потому, что внешние ситуации разные, но и потому, что психология граждан разная, их понимание проблемы разное, их отношение к власти разное, и то чем держится Израиля не совпадает с тем, чем держится Америка. Попробуй одну сделать подобной другой, обе пропадут.

  7. Мне кажется, что спор «В.Янкелевич / Игорь Юдович» сводится к столкновению двух разных «геометрий» с разным набором аксиом.

    Note: Если кто не помнит усвоенное в средней школе — аксиома есть утверждение, принимаемое БЕЗ доказательства.

    Ну так вот — израильтянин В.Янкелевич без доказательств принимает следующие положения:
    1. Спецслужбы работают «наружу», против внешних врагов, которых предостаточно.
    2. Спецслужбы НЕ составляют досье поголовно на всех своих граждан, ибо в этом нет нужды.

    Американец И.Юдович исходит из аксиом, на которых построена Конституция США::
    1. Власть разлагает, бесконтрольная власть разлагает абсолютно.
    2. Люди склонны к злоупотреблениям, и полномочия любых ведомств следует разделять и ограничивать.

    Исходя из израильской аксиоматики, органам безопасности следует доверять, ибо они ловят врагов и своих заведомо не тронут. Исходя из американской аксиоматики, органы безопасности следует держать на коротком поводке, потому что президенты меняются, а органы вроде ЦРУ/ФБР/АНБ остаются — и не следует давать исполнительной ветви власти такие полномочия, которые не контролируются Верховным Судом и Конгрессом.

    Если Израиль отбивается от внешних врагов, то США со дня основания строились по чертежам, предотвращающим появление «наполеонов» и «дзержинских».

    И на круг, я согласен с Игорем — такая вещь, как повальное поголовное прослушивание/перлюстрация, заслуживает самого серьезного обсуждения и в Конгрессе, и в суде, и в печати.

    1. Б.Тененбаум
      16 Январь 2014 at 0:41 | Permalink
      ——————————————————————-
      Мне кажется, что спор “В.Янкелевич / Игорь Юдович” сводится к столкновению двух разных “геометрий” с разным набором аксиом.
      Борис, мне кажется, что ты в данном случае не попал в цель.
      1. Якобы положение Янкелевича, что спецслужбы «работают “наружу”, против внешних врагов, которых предостаточно» мне совершенно непонятно. Особенно в Израиле, где вполне комфортно может работать на врага даже депутат Кнессета.
      2. положение Янкелевича, что «спецслужбы НЕ составляют досье поголовно на всех своих граждан, ибо в этом нет нужды», на мой взгляд соответствует взглядам, как моим, так и взглядам Юдовича.
      3. И.Юдович исходит из аксиом «Власть разлагает, бесконтрольная власть разлагает абсолютно» — так и я думаю абсолютно так же.
      4. И вторая его аксиома в твоем изложении «Люди склонны к злоупотреблениям, и полномочия любых ведомств следует разделять и ограничивать» не оспаривается мной, правда мне непонятно, что означает «разделять» в данном контексте, но оставим это для будущих времен.
      То есть я не согласился с твоей аксиоматикой
      Далее:
      1. «Исходя из израильской аксиоматики, органам безопасности следует доверять, ибо они ловят врагов и своих заведомо не тронут. Исходя из американской аксиоматики, органы безопасности следует держать на коротком поводке, потому что президенты меняются, а органы вроде ЦРУ/ФБР/АНБ остаются – и не следует давать исполнительной ветви власти такие полномочия, которые не контролируются Верховным Судом и Конгрессом».
      Это требует ответа. На мой взгляд, если органам безопасности, как системе, не доверять, то их следует не держать на коротком поводке, как ты пишешь, а немедленно расформировать и разоружить. Понятно, что тот, кто держит «органы безопасности на коротком поводке» — он тоже часть этой же системы. Кто проконтролирует контролера? Идея, как изложена тобой, звучит – органам не доверяю, а поводкодержателю доверяю. Как в песенке: «Странно это, странно это, Странно это, быть беде». Ну, для примера, — у тебя есть личный телохранитель, но ты ему не доверяешь и берешь кого-то, кто держит этого личного телохранителя на коротком поводке. Если ты в состоянии найти доверенного для поводка, то найди такого же для непосредственной функции.
      Корень разногласий в том, что Игорь видит выход из проблем в контроле над «потенциальными негодяями» представительной властью, а я в это не верю. Не верю прежде всего потому, что выборы – это не свободный выбор свободного народа, а профессионально выполненная избирательная технология, на которую влияют гендерные, расовые или иные предпочтения. Чтобы не приводить в пример Нобелевского лауреата, можно привести израильского Лапида, ставшего министром финансов без аттестата зрелости, и выбранного людьми, просто не понимающими, что они собственно делают на избирательных участках. У нас в Израиле они глупые, а в США – тотально гении? Они, американская представительная власть, делает то, что нужно для страны или для ближайших выборов? Та сам-то в это веришь? И этим, временно, волей политтехнологов (за рядом исключений, ес-но) на некоторое время заброшенных наверх Игорь доверяет, потому, что они представители народа, а я не доверяю именно по этой же причине.
      Игорь пишет, что спецслужбы это корпорация (со всеми вытекающими последствиями), но те, кто это должен контролировать по ко мнению корпорация не в меньшей степени.
      Я согласен, и я об этом написал в своей статье, что бесконтрольность превратит спецслужбы в разновидность НКВД, а разошлись мы, как я написал выше, в методах, в том, как этот контроль должен работать.
      Ты пишешь, что «Если Израиль отбивается от внешних врагов, то США со дня основания строились по чертежам, предотвращающим появление “наполеонов” и “дзержинских”». Дорогой Борис, из твоего тезиса можно предположить, что, так как Израиль построен по другим чертежам, то “наполеонов” и “дзержинских” тут пруд пруди? Что-то не видно. На мой взгляд появление “наполеонов” возможно при вполне конкретных настроениях в обществе – в Испании, Португадии, Чили… А вот примеров прихода к власти “дзержинских” – что-то не нашел. Они всегда слуги диктатора, а как не допустить диктатуры – тут Игорь прав.
      Ты пишешь, что «такая вещь, как повальное поголовное прослушивание/перлюстрация, заслуживает самого серьезного обсуждения и в Конгрессе, и в суде, и в печати». Я думаю, что это журналистская спекуляция. А верно ты написал Виктору (Бруклайн) (Thu, 16 Jan 2014 01:20:33(CET), что «Понятно, что \»прослушка с анализом\» всех разговоров стране физически невозможна. Насколько я понял, идет запись на предмет автоматического поиска по каким-то заданным критериям. и собранные данные могут быть потом использованы еще раз, уже для анализа — если что-то зацепится за крючок. . .
      Я вынужденно повторяюсь – в компетенцию общества может входить многое, вопросы абортов и гомосексуальных браков, вопросы нелегальных мигрантов, короче – многое. Давай ограничимся энергетикой. Строить или нет атомные станции или солнечные – зеленые. А может гидроэлектростанции? Это можно и должно обсуждать. А вот как главному инженеру проекта решать технические и технологические проблемы – в это общество уже не вхоже. Более того, частая сменяемость этого главного инженера проекта всегда плохо.
      Важно вот что. Правильный изначальный посыл Игоря (больного нужно лечить), сведен на нет нереальным способом лечения.
      А относительно доверия – Взгляни на дело Полларда. На факт давления на якобы независимый суд, на факт безразличия общества к тому, что человек, не нанесший абсолютно никакого ущерба США, рассказавший Израилю то, что США обязались рассказывать и так, но привычно лгали… Он сидит пожизненно. Что-то не видно американского возмущения, обостренного чувства справедливости, предложений сделать его человеком года, избрать в Сенать… А вот пацан, возомнивший, что он знает, что хорошо, что плохо для страны, но сливший секреты США странам, где «свобода» — истинна, то есть соотвествует его представлениям о свободе, его понятно – в Сенат!!!
      Я писал не о Сноудене. Его жизнь завершилась. Я пытался написать об обществе, где сноудены становятся героями. Видимо получилось плохо.

      1. Борису Тенебауму (вдогонку)
        США в последний момент пресекли передачу Ирану чертежей сверхсекретного истребителя F-35
        Об этом сообщил 15 января телеканал АВС. По его сведениям, инженер Музаффар Хези, который работал на несколько крупных компаний по разработке оружия в Соединенных Штатах, пытался снабдить Иран секретнейшими документами и чертежами многоцелевого истребителя F-35. Его, имеющего гражданство США и Ирана, арестовали сотрудники ФБР в аэропорту в момент, когда инженер пытался бежать с собранной информацией в Германию, чтобы оттуда продолжить путь в Иран.
        Как ты думаешь, не нарушено ли его «прайвеси» в процессе слежки?

      2. Янкелевич
        — Thu, 16 Jan 2014 14:21:36(CET)

        Б.Тененбаум
        16 Январь 2014 at 0:41 | Permalink
        ——————————————————————-
        ***************************
        Я вынужденно повторяюсь – в компетенцию общества может входить многое, вопросы абортов и гомосексуальных браков, вопросы нелегальных мигрантов, короче – многое. Давай ограничимся энергетикой. Строить или нет атомные станции или солнечные – зеленые. А может гидроэлектростанции? Это можно и должно обсуждать. А вот как главному инженеру проекта решать технические и технологические проблемы – в это общество уже не вхоже. Более того, частая сменяемость этого главного инженера проекта всегда плохо.
        Важно вот что. Правильный изначальный посыл Игоря (больного нужно лечить), сведен на нет нереальным способом лечения.
        А относительно доверия – Взгляни на дело Полларда. На факт давления на якобы независимый суд, на факт безразличия общества к тому, что человек, не нанесший абсолютно никакого ущерба США, рассказавший Израилю то, что США обязались рассказывать и так, но привычно лгали… Он сидит пожизненно. Что-то не видно американского возмущения, обостренного чувства справедливости, предложений сделать его человеком года, избрать в Сенать… А вот пацан, возомнивший, что он знает, что хорошо, что плохо для страны, но сливший секреты США странам, где «свобода» — истинна, то есть соотвествует его представлениям о свободе, его понятно – в Сенат!!!
        Я писал не о Сноудене. Его жизнь завершилась. Я пытался написать об обществе, где сноудены становятся героями. Видимо получилось плохо.

        Борису Тенебауму (вдогонку)
        США в последний момент пресекли передачу Ирану чертежей сверхсекретного истребителя F-35
        Об этом сообщил 15 января телеканал АВС. По его сведениям, инженер Музаффар Хези, который работал на несколько крупных компаний по разработке оружия в Соединенных Штатах, пытался снабдить Иран секретнейшими документами и чертежами многоцелевого истребителя F-35. Его, имеющего гражданство США и Ирана, арестовали сотрудники ФБР в аэропорту в момент, когда инженер пытался бежать с собранной информацией в Германию, чтобы оттуда продолжить путь в Иран.
        Как ты думаешь, не нарушено ли его «прайвеси» в процессе слежки?
        =========================================

        Уважаемый Владимир, с большим удовольстввием прочел Ваш комментарий. Согласен с каждым словом. Кроме:

        1. «Я вынужденно повторяюсь – в компетенцию общества может входить многое, вопросы абортов и гомосексуальных браков, вопросы нелегальных мигрантов, короче – многое.»
        2. «Давай ограничимся энергетикой. Строить или нет атомные станции или солнечные – зеленые. А может гидроэлектростанции? Это можно и должно обсуждать.»
        Это конечно мелочь, по сравнению с тематикой статьи, могло бы и подождать. Но мне кажется и в этом стоит отделить мух от котлет.

        Если с первым я соглашусь там есть что обсуждать, то второе «Дуньке» обсуждать нечего. Потому, что когда «компетентные органы» поддадутся «Дунькам» и закроют АЭС и угрохают мои деньги в ветряки, угробив тем энергетику с экономикой – визжать на них «Дунька» будет еще больше, вину свалит на них и заставит погнаться за новой химерой. Тут не обсуждать надо, а открыто сказать — Не лезь дура!

  8. Хм-м… Понимаете, какое дело… все эти отцы-основатели, а равно и граждане их, были из одной культуры. Кроме нее насчет этих самых свобод вообще никому было неинтересно. По нынешним временам того общества больше нет, та культура стремительно теряет господствующие позиции, все равно, слушают кого-то или не слушают. Собственно, угроза терроризма в том и состоит, что в стране оказывается достаточное количество тех, кого эта самая «частная жизнь» не то чтобы не устраивает — они вообще не понимают, с чем ее едят. Понятно, чтобы совладать с нетрадиционной угрозой, приходится где-то как-то пожертвовать традицией. Может и жалко, но выхода нет.

    1. Элла
      — Wed, 15 Jan 2014 19:47:32(CET)
      все эти отцы-основатели, а равно и граждане их, были из одной культуры. Кроме нее насчет этих самых свобод вообще никому было неинтересно. По нынешним временам того общества больше нет, та культура стремительно теряет господствующие позиции, все равно, слушают кого-то или не слушают.
      ======================
      Культуры отцов основателей как таковой не стало уже во времена Андрю Джексона (самое позднее), не говоря уже об Америке после Гражданской войны, Реконструкции и т.д. по ходу истории Америки. Но ключ в словах «как таковой». Они создали каркас, рамки, структуру (как угодно), в рамках которых развивалась политическая культура Америки без политических революций, то есть как политический организм, чьим эмбрионом была «культура отцов-основателей (ох, каких разных в своих взглядах). Сказать ” та культура стремительно теряет господствующие позиции “, значит или сказать нечто, что можно было сказать и об Америки середины 19 века, или нечто столь неясное, что не есть суждение о сегодняшней Америке.

  9. —Да не согласен я.
    — С кем? Энгельсом или Каутским?
    — С обоими, — ответил Шариков.
    — Это замечательно, клянусь Богом. Всех, кто скажет, что другая… А что бы вы со своей стороны могли предложить?
    М. Булгаков
    Нужно отметить не только основательность статьи Игоря Юдовича и качественное литературное изложение, но и то, что я ним не согласен.
    Прежде всего, я должен заметить, что справедливая во многом критика абсолютно не содержит ответа на вопрос: А что бы вы со своей стороны могли предложить?
    Поскольку я не могу дать развернутый ответ, с моей стороны это уже был бы перебор – вторая статья на эту тему, я постараюсь ответить по пунктам.
    1. Америка — не Израиль и даже не рядовая европейская страна в смысле опасения за свою безопасность. За 200+ лет своего существования ей после 1812 года никогда никто серьезно не угрожал, участие в войнах было ее собственным выбором. Она бы осталась независимой страной при любом результате мировых войн, тем более не является угрозой ее существованию исламский радикализм. События 11 сентября, в которых погибло около 3 тысяч человек, были страшным эмоциональным ударом по ощущению американцами своей считавшейся абсолютной защищенности, но ни в коем случае не угрозой существованию страны, как таковой.
    А почему за 200 лет никогда никто серьезно не угрожал? Это не бином Ньютона. Америка далеко, отделена от угроз морями и океанами, а из арбалета, Smith & Wesson или шмайсера не дострелить. Так ли это сейчас? Америка, в отличие от Афганистана очень уязвима. Ну ударили по Афганистану, и что? Завалились 5 палаток, поднялась пыль и дальше? США, как современная страна имеет несопоставимо больше уязвимых мест, обладая несопоставимой с Афганистаном военной (и иной мощью). Одновременно, в отличие от Афганистана, она является и мировым раздражителем. Публикаций соцопросов на эту тему множество. Ну и, что немаловажно, в США сильно изменился этнос, это уже иная страна, совсем не та, которой 200 лет никто не угрожал. В этой связи я считаю, что воспоминания о 200 летней безопасности сегодня не релевантны.
    2. Или две-три истерии «красной угрозы», когда искали коммунистов под каждым столом и за каждым углом.
    Охотой за чувствительными секретами США разведка, прежде всего СССР, занималась всегда. На СССР работали как за деньги, так и из идейных соображений. Именно идейные агенты сливали в СССР данные Манхэттенского проекта и многое другое. Но даже не в этом дело. Необходимо вспомнить Фултонскую речь Черчилля, где он расставил точки над i. В чем была проблема, США захватили территорию СССР? Откуда это противостояние, эта «Холодная война» и «Железный занавес»?
    Тоже не секрет. Противостояние было, прежде всего, идеологическим, а носителем враждебной США идеологии были именно коммунисты. То, что их искали «под каждым столом и за каждым углом» оставим на литературный стиль автора. Это и не важно, искали, как умели. А вот, в свете написанного мной, искать нужно было или нет? Если нужно, но действовали топорно, то это совсем другая тема. Статья называет это истерией, в то время, как во многих мемуарах советских деятелей прямо написано, как поступали секреты из США и немедленно шли в работу.
    3. Американские граждане за 200 лет личным и противоречивым опытом своей собственной истории убедились в правильности постулата одного из величайших американцев, Бенджамина Франклина: «Если между свободой и безопасностью народ выбирает безопасность, в конечном итоге он теряет и то и другое».
    Да, хорошо сказал, не возразишь, разве что не разъяснил, что такое «Свобода». Гладиаторы были рабы, свободу они понимали, как возможность поменяться местами с хозяевами, свобода Пугачева, Хмельницкого, Бакунина или Нечаева, Тигров освобождения Тамил-Илама… Каждый понимает свободу по-своему. Но свободный человек в свободном обществе должен запастись решетками, металлической дверью с хорошим замком, системой видеонаблюдения и автоматическим оружием, а внутри чувствовать себя свободным. Это вызвано тем, что другой свободный может захотеть чего-то твоего. Вспомним, к примеру, постановления об обобществлении женщин свободного народа.
    Уже достаточно давно и предельно понятно английский политический деятель и современник Франклина Эдмунд Бёрк сформулировал: «Чтобы обладать свободой, следует ее ограничить». Я думаю, что этот тезис более реален, хотя вполне возможно, что Тезис Франклина просто вырван из контекста.
    4. В частности, стало известно о массовом, практически 100% несанкционированном прослушивании и хранении всех телефонных и прочих электронных переговоров американских граждан.
    К сожалению, автор не привел ни одного факта реального ущерба гражданам США от этих действий. При основательном подходе к написанию статьи это заставляет думать, что их просто нет, если, конечно, не считать реальным ущербом сам факт прослушивания. Я думаю, что известно всем то, что незаконным образом полученные доказательства не принимаются в суде. Поэтому обнаружение каких-то подозрительных действий – лишь основание для целенаправленной проверки.
    5. Напомню, что ни в 2001, ни позже Война терроризму объявлена не была, не было никакого решения Президента или Конгресса о введении «особого» положения. Ничто и никто не дает какие-либо «особые» права NSA и президенту в мирное время.
    Как все запущено. Повеяло войной с безграмотностью, битвой за урожай… Войну преступности не объявляют, так же как и терроризму. Она идет всегда. Это только в России «война со взяточничеством». «Ни один ордер не должен выдаваться иначе, как при наличии достаточного (выделено — И. Ю.) основания, подтвержденного присягой или торжественным заявлением; при этом ордер должен содержать подробное описание места, подлежащего обыску, лиц и предметов, подлежащих аресту» . То есть разведка должна предоставить все вышеперечисленное? Если у нее это все есть, то зачем разведка?
    6. Отличие демократических стран от остальных заключается в маленьком нюансе: такие службы находятся не под контролем правительства или монарха, но под контролем населения. Обычно — через выбранных представителей, законодателей.
    Я вынужден повторяться. Население нигде и ничего не контролирует. Этого не было никогда и ни в какой стране. Это просто невозможно. Способность населения выбрать достойных представителей вызывает большие сомнения. Если кандидат в представитель говорит: «Чтобы лучше жить надо лучше и больше работать», то его шансы стать представителеЕсли кандидат в представитель говорит: «Чтобы лучше жить надо лучше и больше работать», то его шансы стать представителем населения ничтожны. «Тому в истории мы тьму примеров слышим!». Право, не стоит выдавать то, что хорошо звучит, за то, что реально работает.
    7. …ни одна другая группа общества не способна на эффективный государственный переворот или государственный рэкет, как на это способны службы безопасности. Исходя из этого, в США очень долгое время НЕ было служб как внутренней, так и внешней безопасности.
    Ой ли? А может быть исключительное положение США вдали от мировых проблем этому способствовало? И в Турции, в Испании, Чили, Сирии, Египте перевороты совершали спецслужбы? Просто мне известно, что армия, но возможно, что мои сведения не точны. Арабские страны не вводят должности, аналогичные должности генерала Мартина Демпси, считая, что именно это создает условия для насильственного захвата власти, чему есть множество подтверждений. Да еще для исключения возможности усиления военачальника создают параллельные военные структуры, типа КЕСИР в Иране. Обсуждаемая статья открывает новую страницу еще ненаписанной истории. Факты в студию!
    8. О провалах спецслужб, об их патологическом неумении предсказать хотя бы некоторые из мировых тенденций, о жутком непрофессионализме разведки …, обо всем этом написаны десятки книг и это пусть останется за пределами дискуссии.
    Нет, так не пойдет. Непрофессионализм армии обсуждать будем? Например, провал операции \»Коготь Орла\»? Или непрофессионализм Госдепа, добившегося того, что его нагло одернули из Египта? Или «ххххххх » деятельность Керри по израильско-палестинскому урегулированию? Или Бенгази? Было бы неплохо назвать те страны, где сегодня рады американцам, например Алжир, Тунис, Ливию, Египет – все перечислять? Если так продолжать, то можно договориться и до того, что «провалы» и «патологическое неумение» вообще отличительная черта сегодняшних США. Лично так я не думаю, но цитированный тезис навевает.
    9. Попутно стало известно …… что в США допуск к “топ секрет” имеют 4.5 (четыре с половиной) МИЛЛИОНА человек.
    Это много или мало? Любому человеку, имевшему отношение к секретной работе, известно, что допуск – это номинальное право, не означающее открытость всей информации. К примеру, работник NASA с таким допуском может заглянуть в документы, к примеру, Госдепа. Так что эта ужасная цифра просто путает людей. К конкретному секрету допущено сколько? Все 4,5 миллиона? Это не соответствует действительности.
    10. Выяснилось, что тотальная прослушка ведется за большинством политических лидеров иностранных государств, включая прослушку их личных телефонов и е-мэйлов. Выяснилось, что формальный контроль специального секретного суда за программами крайне формальный, практически представляет из себя автоматическое разрешение на любую прослушку.
    Это вообще невозможно комментировать. Это всем известно испокон веку. Выяснились лишь технические детали. Так их поменяют, и продолжат то, что делали, так как статья, к сожалению, не дает ответа на вопрос, это нужно делать или не нужно. Многовековая история человечества говорит, что нужно. Предлагаю это решить читателям, ответив на вопрос: Должен ли Израиль совать нос в секреты союзника, когда этот союзник ведет в тайне от Израиля, за его спиной, переговоры с террористической организацией – Хамасом, злейшим врагом?
    11. А) Основной вопрос: буду ли я, рядовой американский законопослушный гражданин, в большей безопасности, если государство заберет у меня часть личной свободы и практически ликвидирует мое представление о прайвеси?
    Опять красивые термины. Я думаю, что важно понять, что означает «заберет у меня часть личной свободы»? Например, произведет досмотр багажа и заставит снять ботинки? Как я понимаю, это не вызывает ощущение нарушения личной свободы и не ликвидирует представление о прайвеси? А проверка наличия водительской лицензии? Или трезвости пилота перед полетом? То есть, очевидно, что в статье есть подмена тезиса. Речь идет не о забирании части личной свободы, а лишь о личном представлении автора о том, что на его взгляд можно забирать, а что нет.
    12. Б) Если система ПРИЗМ так хороша и эффективна, как представляют ее спецслужбы, то почему мы должны ограничить свою защиту терроризмом? Почему не искать с ее помощью похищенных детей, педофилов, нелегальных эмигрантов, не платящих алименты, «редисок» всех рангов и калибров? Почему не связать ее в единую систему с Налоговым ведомством? Ведь в систему уже вложили столько денег, что просто грех не использовать ее возможности. Кто может избежать искушения? И зачем избегать?
    А если автомобиль – реаниматор эффективен, то почему на нем не перевозить цемент? Двигатель сделали, кузов, фары навесили… Наработки системы ПРИЗМ (я ее не изучал и в ней не разбираюсь), если они хороши и эффективны, могут быть использованы в других ведомствах и других целях для создания необходимых им программ и проектов, как и любые наработки в сегодняшнем мире.
    13. В) …кто и как будет использовать программу, начиная с 20 января 2017 года, когда в Белом доме, среди законодателей и среди руководства спецслужб окажутся совершенно другие люди? Кто даст гарантию в «продолжении кристальной честности» уже этих людей, а не в использовании данных в своих политических целях?
    А это забота избирателей. Не избирайте тех, кто врет лучше, а тех, кто реальным делом доказал свою способность быть избранным.
    14. Г) Бывший субподрядчик NSA обвиняется в «пособничестве врагу». Кто и каким юридическим решением определил понятие врага сегодня?
    Игорь, складывается ощущение, что пошла игра «Что, где, когда». Это вопрос всерьез? А понятие вероятный противник, тебя больше устроит? Фашистская Германия стала врагом Англии только тогда, когда напала на Польшу, а до этого была «вероятным противником». Ну и что? Пока не напали – нет врагов? Определять это будет «Новгородское вече»?
    15. Д) … наши лидеры … используют тоталитарную технологию слежки за всеми гражданами, то есть, не доверяют своим гражданам, то возможно ли требовать доверия граждан к своим лидерам, к своему государству? Что произойдет, когда исчезнет та тонкая, но реальная грань, за которой гражданин перестанет чувствовать себя уважаемой, интегральной и ответственной частью государства?
    Продолжим «Что, где, когда». Нормальные государства ставят на улицах городов системы видеонаблюдения. Зачем? Это не слежка? Не недоверие? А если ставят, то можно ли доверять такому государству? А вот встречный вопрос: Возможно ли систему наблюдения трактовать, как желание обезопасить своих законопослушных граждан, и этим обосновать доверие к государству?
    16. Е) …. Что такого делает NSA, что надо было скрывать от своих граждан, и что ни в коей мере не было секретом для спецслужб других стран?
    Секретно не «что», а «как».
    17. О статье Морозова.
    Классика подмены тезиса. Морозов противопоставляет противодействие преступности изучению и исключению ее истоков. Это противопоставление ничем, кроме его личных симпатий и антипатий не обосновано. Нужно и то и это совместно.
    18. В конце концов, наличие всех необходимых «дотс» (точек), всей и даже больше информации о братьях Царнаевых не предотвратило теракт в Бостоне. И если бы только в Бостоне. Сегодня все отчетливее и доказательнее становится информация о том, что ЦРУ и ФБР имели гораздо больше информации о подготовке теракта 11 сентября.
    Игорь, ты прав. На основании этого закрываем АНБ, ЦРУ, ФБР и так далее? Если не знаешь, что делать, то лучше не вмешиваться. То, о чем написано, основание для совершенствования. Как? Я не знаю. Потому я не Президент США.
    19. «Точек», из которых складывается информационная «кривая» для пресечения преступления у наших бравых защитников было достаточно, но сложить точки в правильную линию может только умение и хотение профессионалов. Ожидать от компьютера, что он заменит мозги и элементарный профессионализм — обманывать себя и народ, за защиту которого получаешь зарплату.
    Понятно, только не нужно и нас обманывать. Компьютер может только предупредить в каком направлении искать, но дальше идут «мозги и элементарный профессионализм». Так например перед убийством Харири, была выявлена подготовка к крупному теракту, но что именно, не установили. Возможно, не хватило профессионализма, а возможно – времени. Но задача компьютера только указать направление, указать отклонение от нормы, а далее работают мозги. Не нужно ломиться в открытую дверь.
    20. Нет, Сноуден совершил поступок гораздо более страшный по последствиям — он показал, что вся придуманная и, возможно, антиконституционная система повальной слежки была не только неэффективной, но и коррумпированной сверху до низу. Иначе невозможно объяснить, во-первых, реакцию всех эшелонов власти на это относительно мелкое предательство, во-вторых, тот поток лжи, которым эта реакция сопровождалась.
    Факт о том, что Сноуден показал неэффективность – в студию. Именно Сноуден, и не слова, а доказательства. Факт коррумпированности – в студию. Кто и кому давал взятки? Как определить мелкое предательство это или нет? Например, Саудия отказалась от уже оплаченных спутников, из-за разоблачений Сноудена. Это мелко или нет?
    21. Как совместить двухсотлетнюю традицию общественного согласия в недоверии государству, абсолютный приоритет личной свободы, вошедшую в плоть и кровь идею прайвеси и возросшую угрозу самому существованию этого общества? Попробуем для начала поискать ответ у отцов-основателей, все же не самые глупые люди были. Да и проблем с безопасностью у них было куда больше, чем у нас.
    Просто нужно понять, что времена шерифов с револьвером прошли, тогда многое совместится.
    22. Некоторая американская статистика, относящаяся к вопросу, на что тратить деньги налогоплательщиков.
    Это лукавые цифры. В общем-то, недобросовестные. Никогда нет и не было медицины, удовлетворяющей население. Важно понять, что происходит со средней продолжительностью жизни. Она, на мой взгляд, растет, значит медицина совершенствуется (я не касаюсь медицинских проектов Обамы). Опасность терроризма не в количестве погибших, цель террора не в этом, а в воздействии на умы и души населения. Удар нацелен именно туда. А сказать, что в ДТП гибнет больше – это просто увод в сторону от темы.
    23. Впрочем, на тяжелой реальной борьбе за жизни американцев в герои не вылезешь.
    Совершенно согласен. Пример – Обама.
    Мой подход к этому таков. Я всегда стараюсь, по мере сил, поставить себя на место человека, принимающего решения. Не знаю – не принимается. Я, именно я должен решить, что делать, как защитить не только себя и свою семью, но и тот мир, в котором я живу, не оказаться вдруг в очередном «Освенциме», или, к примеру, в Венесуэле. Забыл про свободную ЮАР. И с позиций найденных мной, пусть и никому не нужных решений, я и оцениваю ситуацию.
    Игорь, желаю, как США, так и тебе и всем твоим близким успехов и процветания. За это и выпьем

    1. Великолепный обзор, снимающий с меня обязанность острить и далее на тему пустой болтовни ни о чем и около, чем и является даная работа.

      Как правильно была выражена мысль, — мы все знаем, что лучше быть здоровым и богатым, чем бедным и больным.

      Но если не смыслишь в этой чудовищно сложной работе — охране народа и государства от его врагов — уймись, и не учи.

      П.С. Жаль только, что оформление Вашего прекрасного ответа затрудняет отличие оригинала от комментария. Я понимаю, как технически трудно оставить обширный комментарий в Мастерской — сам мучаюсь.

  10. Я имел удовольствие прочитать статью до публикации. Автор в письме ко мне заметил, что быть может его взгляды радикальны. Я ответил:

    Я думаю, ни Ваши, ни мои взгляды не являются радикальными. Мы просто принимаем без осуждения природу человека (включая американских избирателей и политиков) с ее противоречивостью, склонностью к коррупции, но вместе с тем и стремлением к свободному удовлетворению частных интересов. Конституция( с ее поправками) отразила эту противоречивость, стала средством ее удержания в рамках демократического общества без того, чтобы насиловать природу человека в свете идеалов то ли Адамса, то ли Джефферсона, то ли кого-либо Мы готовы осудить человека (и власть) не за его (ее) противоречивость, не за его (ее) склонность подчинить общество какой-либо идеологии (либеральной или консервативной), но за попытки нарушить или обойти Конституцию, обойдя установленный в ней же процесс ее интерпретации. Это происходит вновь и вновь и без заговоров и конспирации, но в силу усиления напряжений в общественной и частной жизни, ее противоречий в новых формах. В попытках их решения или просто смягчения власть склонна игнорировать ограничения Конституции в стремлении выпрямить кривое полено, каким является человек (Кант) в соответствии со своей политической идеологии . Когда наши правые квалифицируют большинство электората как «дур, склонных к халяве», они смыкаются с властью, в ее попытках обойти Конституцию. Возможно, у автора, как и у меня, проявляется некое идолопоклонство перед Американской конституцией (в отличие от идолов все-таки остающейся живым организмом через ее интерпретации), к роли Верховного Суда, к традиции к компромиссам. Но это не радикализм, а признание уникальности Америки (вечной ли? — вопрос). Поэтому, перевод вопроса на общеисторический уровень с фактами из жизни других стран и общими рассуждениями об «общественной безопасности» и «личной свободе» теряет специфику ситуации в Америке. Статья же Игоря Юдовича замечательна выражением этой специфики.

    P.S. К слову.
    Как-то на мое замечание в письме к Игорю «возможно общаться даже при различиях во взглядах», он ответил: «И не только общаться. Можно делать что-то весьма полезное вместе. В 1790 у Мэдисона и Гамильтона были различные взгляды на государственный долг, на 180 градусов различные. Если бы они при этом не сели за общий стол (в большом секрете: дома у Джефферсона) и не сошлись бы на некоторой средней линии, которая была глубоко противна каждому, и если бы после этого компромисса каждый из них строго не соблюдал бы условия договоренности, то на Северо-Американском континенте сегодня было бы не три страны (Канада, США, Мексика), а штук 5-6 со многими войнами-разборками. Что-то похожее на Европу».

    Этого признания важности компромисса я не нахожу у президента Обамы с его администрацией, но Конституция еще жива, и пусть эпизод со Сноуденом станет случаем в ее истории.

    1. Видите ли Борис, Игорь Юдович любит Конституцию не всю, и не так скажем, как я, или Вы. Как-то по-своему. У него есть любимые кусочки в ней и он готов любовно обсасывать их, как хрящики, а есть – нелюбимые, эти он очень хотел бы побыстрее выбросить, как косточки в горле, в помойное ведро. Не буду голословным – думается к вопросу быть ли мне – не ему, а мне – вооруженным – он с благородным негодованием скажет – нет. И не только скажет, но и обратится к столь нелюбимому им государству – пойди и отними.

      С одной стороны – великие права – на прайвеси в частности, страх, что ее нарушат, хотя каждому, даже русскому человеку с инженерным образованием – теоретически, когда-нибудь, может стать более, или менее ясно, что «слежка» за 100 миллионами людей индивидуально – невозможна и не нужна самим следящим.

      Речь идет повторю еще раз – для русских инженеров – об АНОНИМНОМ, т.е. изначально – БЕЗЫМЯННОМ процессе, вот как анонимный опросник. А откуда Вы думаете все эти бесконечные проценты – американцы любят то, американцы думают так. Вот и тут – начинают не с фамилий, а с чего-то дурнопахнущего серой и порохом. И только выловив запах – интересуются, кто же это у нас такой пахучей химией занимается. И тогда, присмотревшись к отдельному химику идут за ордером к судье. И эта технология – что-то реальное. Хотя и не дешевое, малоэффективное, но – что-то. НЕ БОЛТОВНЯ, не демагогия.

      Вполне возможно, что я еще вернусь к обсуждению этой замечательной статьи. Подробный анализ водночасье потребовал бы отдельной статьи, по размеру превосходящей оригинал. А так, мы — как хрящики.

  11. Григорий Гринберг изложил вопрос в исторической перспективе вполне адекватно. Была ещё история с одной женщиной, которую даже уволили за то, что она пыталась что-то начальству доказать по данному вопросу.
    Сноудон — элементарный придурок. И предатель. Судить его нужно. За предательство. Он подписал ? Да. Тоже мне правдолюб

  12. Игорь,
    Статья замечательная, и я надеюсь, что смогу написать к ней комментарий, но пока одно мелкое замечание:
    «… попытки государства ограничить личную свободу и прайвеси в более позднее время были осуждены и все решения Верховного суда были отменены …».
    Слово «прайвеси» — даже не англицизм, а прямая калька с английского, и на русский одним словом его перевести нельзя. Разве что словосочетанием «частная жизнь». И в странах, унаследовавших английскую культуру, оно столь же сакрально, как и понятие «частная собственность».
    P.S. «Privacy» может означать и «конфиденциальность», но я имел в виду тот контекст, в котором оно использовано в статье.

  13. Приношу извинения за большие цитирования, но без них не понять моих комментариев. Поехали.
    ————————————

    Сегодня все отчетливее и доказательнее становится информация о том, что ЦРУ и ФБР имели гораздо больше информации о подготовке терракта 11 сентября. Как выяснилось в результате расследования дезинформации подсунутой судье Поули, ЦРУ подслушивало телефонные разговоры одного из главных участников заговора и следило за каждым его шагом… до поры до времени. А потом, уже определив его одним из крайне опасных и активных радикальных исламистов (живущим в Сан-Диего и там же берущим уроки управления самолета), по неясной причине перестало им интересоваться вообще. «Забыв» передать информацию о нем ФБР. Все еще ждет раскрытия 28 страничная «секретная» часть официального федерального расследовании терракта 11 сентября, засекреченная Бушем, но и без нее становится ясно, что сбор БИ по Аль-Квайде существовал в самом «жестком» варианте. Прослушивалось и собиралось все, как за рубежом, так и в США. «Точек», из которых складывается информационная «кривая» для пресечения преступления у наших бравых защитников было достаточно, но сложить точки в правильную линию может только умение и хотение профессионалов. Ожидать от компьютера, что он заменит мозги и элементарный профессионализм — обманывать себя и народ, за защиту которого получаешь зарплату.
    ==================================

    Они не забывали, Игорь. Работники ЦРУ не хотели попасть под суд и пойти в тюрьму на астрономические сроки за свою самоотверженность. Вы «скромно» забыли упомянуть, что следить ЦРУ могло за террористами на территории США до зари и назад — кто бы узнал об этом (за вычетом «Сноуденов»), но как только они передали бы информацию в ФБР — так сразу они садились на скамью подсудимых. Даже расследования завалящего производить не пришлось бы. По факту.

    И руки им развязал в 2001-м тот самый злополучный Акт, с которым Вы так самоотверженно воюете. Другое дело — что они этими руками делают, но при злополучном Буше вроде бы террористы натворить ничего не смогли в США, это уже при Вашем красавце придурки с полей и гор нашей бывшей Родины распоясались. Но ведь он-то хотел, и что смог — сделал, именно по Вашим рецептам? Гуантанамо, многолетние судилища курам на смех, етс. Или я ошибаюсь?
    ———————————-

    В переписке двух великих президентов много места уделено размышлениям об “уникальности” американского народа. Адамс высмеивает саму постановку вопроса, утверждая и доказывая, что американский народ не хуже, но и не лучше других. Не заклинания сделали его “отдельным” от других, но нравственные традиции поколений, основанные на примате личной свободы, общественное согласие на определенную систему власти, согласие на добровольное подчинение руководящей элите при строжайшем народном контроле за нею, что, в свою очередь, предполагает определенную нравственность и понимание своего места элитой. Все эти характеристики весьма зыбки и хрупки и работают только в комплексе. Нарушение любой из них может привести к катастрофическим последствиям для нации.
    ==================================

    Ну, тут Адамс противоречит сам себе, точно как наш Юлий Герцман — его духовный праправнук. — Конечно не заклинания, а нравственные традиции, но ключевое слово здесь — СДЕЛАЛИ. Еще раз, если плохо со зрением — СДЕЛАЛИ!
    * * *
    И вот эти-то две ма-а-а-ленькие штучки перечеркивают 90% великолепного пафоса и стиля статьи. Что же остается на положительном реестре нашего баланса?

    Две идеи:

    Первая — «Нэ такый вже страшный чорт, як його малюють!»
    Вторая — «И какие ж деньги люди воруют!!»

    По поводу первой, я хотел бы видеть Ваше лицо, если бы Ваши дети, жена — ну есть же у Вас дети, жена? — находились в Башне-близнеце, а я в это время утешал бы Вас, что страна выживет, и спел песенку «Была бы страна родная — и нету других забот». Я специально не забыл бы коробку с салфетками.

    По поводу второй, неэффективность крупных организаций вошла в поговорки, и правильно вошла. Я, да и любой другой, Вам ворох страшилок прямо из жизни вывалим. И из той, и из этой. Так научите! Есть у Вас толковое предложение «Как нам обустроить рабкрин»? Или рвать тельняшку на сиськах — это единственное, что вы умеете?

    Взаключение с удовольствием отмечу незаурядные литературные достоинства статьи.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *