Михаил Пархомовский: Новый взгляд на русско-еврейскую эмиграцию

 76 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Евреи, уезжавшие из России, в основном оседали в различных странах Европы и Америки и включались в общественную и культурную жизнь новых стран проживания, постепенно сливаясь с окружением (что характерно для любой эмиграции), но не теряя своего культурного лица или, по крайней мере, памяти о своем недавнем историческом прошлом.

Новый взгляд на русско-еврейскую эмиграцию[1]

Михаил Пархомовский

За последние двести лет из Российской империи, Советского Союза и СНГ выехало более 4.250.000 евреев[2]. Они внесли существенный вклад в сохранение русской культуры за рубежом и в развитие современной западной цивилизации. Роль евреев-выходцев из России в возникновении и построении Государства Израиль трудно переоценить. История русского еврейства не может ограничиваться временем его пребывания в России, но должна включать в себя изучение его жизни и деятельности после выезда за рубеж.

Российские подданные оставляли родину, начиная со времен Ивана Грозного. Факты выезда из страны и количество покинувших ее ни правительство Российской империи, ни тем более советское правительство, не стремились разглашать, и четких сведений об этом важном аспекте истории нет. Русские и советские историки не могли дать объективного анализа эмиграции — они зависели от идеологических установок властей в отношении эмиграции вообще и еврейской в частности. Даже нынешние российские историки из-за неоднозначности ответа на вопрос, относить ли евреев к числу русских эмигрантов, зачастую вовсе не учитывают эмигрантов-евреев, или относят их к русским[3].

Самой распространенной классификацией в российской науке об эмиграции является деление ее на три волны: 1-я — после революции 1917 г., 2-я — после 2-й мировой войны и 3-я — начавшаяся в 1970-е гг. и продолжающаяся до наших дней[4].

Но «трехволновая» классификация не учитывает массовый исход евреев из России в 1881–1914 гг. и такие немалые потоки примерно в те же десятилетия: как студенческая или учебная эмиграция (в своем большинстве — евреев), как трудовая эмиграция — выезд крестьян и рабочих на заработки, религиозная — выезд староверов, духоборов и молокан[5] в связи с притеснениями их в Российской империи, как политическая эмиграция, насчитывавшая многие десятки тысяч революционеров различного толка, начиная с идеолога анархизма Михаила Бакунина, — в ее составе было много евреев; наконец, выезд деятелей науки и культуры, не нашедших в России применения своим творческим возможностям. «Из России ушла не маленькая кучка людей; ушел весь цвет страны…»[6]

Деление на три волны не отражает истинного положения вещей в еврейской составляющей этой эмиграции, и мы изложим разработанную нами классификацию. Термин «волна» мы заменили термином «период». Собранные сведения позволили свести эту эмиграции к шести периодам[7].

Направление еврейской миграции в Европе веками шло с запада на восток — из высокоразвитых стран в сравнительно отсталые. Однако в XVII в. это направление резко изменилось: евреи начали эмигрировать с востока на запад, в крупнейшие экономические и культурные центры Западной Европы. Наступивший поворот имеет свою точку отсчета –1648 г. — год погромов Богдана Хмельницкого. Тогда часть евреев юго-восточной Польши (нынешней Украины) бежали в западные и северо-восточные районы Польши, в Чехию, Австрию, Германию; они составили ядро ашкеназских общин Голландии и отделившейся от нее в1830 г. Бельгии. Эмиграция на Запад усиливалась в последующее время, она привела к изменению структуры и образа жизни еврейского населения, росту его роли в экономической, социальной и культурной жизни Западной Европы и обеих Америк.

I период: Эмиграция набирает силу (с 1860-х годов до 1881 года). Еврейская эмиграция из России становится заметной в первой половине XIX в. и усиливается в 1860-е гг. Евреи бежали от голода, безработицы, перенаселенности, военной службы, религиозной нетерпимости, угрозы погромов, депортации, запрещения жить в сельской местности, невозможности дать детям хорошее образование.

II период: Массовая эмиграция 1881–1914 годов. 1881 г. — год начала погромов после убийства императора Александра II — стал поворотным. Еврейская эмиграция из маргинального явления превращается в фактор, значение которого выходит далеко за пределы России и в огромной степени влияет на историю всего еврейского народа. Несмотря на значительные юридические и административные трудности, связанные с отсутствием в Российской империи законодательства об эмиграции, количество уезжавших росло с каждым годом, достигая апогея во время изгнания евреев из городов — например, из Москвы в 1891 г., после Кишиневского и Гомельского погромов в 1903 г., и в особенности после погромов 1905-06 гг., связанных с Первой русской революцией. Всего за это время Россию покинули примерно 2 млн. евреев, из них около 80% направились в США, а остальные в Канаду, Аргентину, Палестину (более 40.000), Южную Африку, Англию, Францию, Германию и другие страны. Попав на Запад, многие евреи уходили от своего культурного и религиозного наследия, чтобы найти новые формы жизни в рамках эмансипированного еврейства Западной Европы и Северной Америки. В Палестине же они занимались поисками самобытной еврейской культуры, возрождали иврит и еврейскую независимость — становились народом на своей земле. Это не исключало продолжения участия в исканиях русского общества, с его народничеством, симпатиями к земледельцу, идеями и лозунгами революционного движения. Так что еврейское население в Палестине до1914 г. развивалось и как часть русского еврейства.

III период: Между двумя мировыми войнами. В 1918–1939 гг. из РСФСР, с1922 г. — Советского Союза выехало примерно 300.000 евреев, в основном в 1918-22 гг. Эмиграция в Палестину продолжалась легально до1936 г. За это время туда переехало около 30.000 русских евреев.

IV период: Послевоенные десятилетия. Период, начавшийся в конце 2-й мировой войны и продолжавшийся более двух десятилетий (1944–1967), вначале касался в основном евреев, имевших польское, чехословацкое и румынское гражданство. Уехавших нелегально было около 20–25 тыс., в их числе — сотни военнослужащих из советской оккупационной зоны Германии, около тысячи хасидов Хабада[8] и немало тысяч — с помощью организации «Бриха» («Бегство»), действовавшей в Советском Союзе в 1944-46 гг. Наступившая после смерти Сталина (1953) хрущевская «оттепель» сказалась и на эмиграции — 6.916 советских евреев прибыли в Израиль в 1954-67 гг. А в 1956-59 гг. около 25.000 евреев выехало в Польшу. Большинство из них вскоре репатриировалось в Израиль.

V период: Эмиграция 1970-х годов (1968–1988 годы). Выезд в Израиль, прекращенный советскими властями после Шестидневной войны (1967), был возобновлен в основном с пропагандистскими и шпионскими целями, но эмиграция вышла из-под контроля. Из 294.000 евреев, расставшихся в то время с Советским Союзом, больше половины (168 тыс.) прибыли в Израиль, тогда как остальные (126 тыс.) предпочли Запад, в основном Северную Америку.

VI период: Массовая эмиграция 90-х годов: с 1989 по первое десятилетие XXI века. Два важных события изменили размеры и направление еврейской эмиграции из СССР: распад Советского Союза, начавшийся в 1988 г. и завершившийся его формальной ликвидацией 31.12.1991 г., и связанное с этим решение госдепартамента США (октябрь 1989) о прекращении выдачи советским евреям виз в Вене и в Италии, годами служивших для эмигрантов транзитными базами, и о получении их (виз) в американском посольстве в Москве. Эти события привели к гигантскому всплеску эмиграции евреев из Советского Союза с пиком в 1990-91 гг. Всего за 1989–2007 гг. из Советского Союза и стран СНГ выехало 1.670.000 евреев и членов их семей, из них в Израиль прибыло 1.060.000 человек, а на Запад — 610.000, в том числе в США более 350 тыс., остальные — в Германию, Канаду, Австралию, Францию и другие страны.

При общем взгляде на эмиграцию россиян в XIX, XX и начале XXI веков достаточно хорошо видна разница между потоками до революции 1917 г. и после нее. В 1860–1914 годы эмигрировали около 4,5 миллионов человек[9], из них более 2 миллионов евреев, то есть около 46% всех эмигрантов. Эта группа состояла из населения, в основном говорившего на идиш и занимавшегося ремеслами и торговлей. Среди них было сравнительно мало людей свободных профессий, студентов и политических эмигрантов. В обеих группах преобладали люди физического труда.

С 1917 по 2007 годы из Советской России, Советского Союза и СНГ эмигрировали более 10,5 миллионов человек, из них около 2,25 миллионов евреев и членов их семей, то есть чуть более 21%[10]. В этой группе еврейских эмигрантов количество людей свободных профессий и интеллигенции был значительнее (по-видимому, порядка 40%), и русскоязычные евреи составили значительную часть российской эмигрантской элиты[11], в частности в период между двумя мировыми войнами (1918–1939), когда, как писал А. Солженицын, в культурном воздухе Российского Зарубежья влияние и участие евреев было более чем ощутимо[12].

В эмиграции евреи и другие россияне во многом действовали сообща. Они работали вместе во всех ведущих газетах и журналах: «Сегодня» (Рига) и «Рубеж» (Харбин), «Руль» и «Новая русская книга» (Берлин), «Последние известия» и «Современные записки» (Париж), «Новое русское слово» и «Новый журнал» (Нью-Йорк). Владельцами издательств в основном были евреи. Павел Милюков и Николай Авксентьев печатались в «Еврейской трибуне», где секретарем редакции был Вадим Руднев. В работе Объединения русско-еврейской интеллигенции в Париже участвовали Николай Бердяев и Георгий Федотов. Русские и евреи в эмиграции вместе создавали учебные и научные учреждения (Русский научный институт в Германии, Русский юридический институт в Чехословакии, Политехнический институт с заочным обучением на славянских языках в Париже), вместе организовывали многочисленные культурные мероприятия. История русского Берлина, русского Парижа и русского Нью-Йорка, с их многочисленными русскими организациями, в которых было немало евреев, и не меньшим количеством русско-еврейских организаций (с участием этнических русских) также указывает на большой процент евреев в интеллектуальной элите выходцев из России. Выдвигала евреев в первые ряды и их политическая активность. Большое количество эмигрировавших евреев были меньшевиками — так, все их лидеры, находившиеся в Берлине в начале 1920-х гг., кроме Бориса Николаевского, были евреями; эсерами — в эту партию, например, входили все 5 редакторов (трое из них были евреями) парижских «Современных записок» (по определению П.Н. Милюкова, «праздника нашей свободы»[13]), кадетами, так Максим Винавер, редактор культурнейшего зарубежного журнала «Звено»[14], был одним из основателей и руководителей партии кадетов.

Евреи, уезжавшие из России, в основном оседали в различных странах Европы и Америки и включались в общественную и культурную жизнь новых стран проживания, постепенно сливаясь с окружением (что характерно для любой эмиграции), но не теряя своего культурного лица или, по крайней мере, памяти о своем недавнем историческом прошлом. В середине и во второй половине ХХ в., пережив ужасы Холокоста, часть этой группы (или их потомки) переселилась в Израиль. Другие, сионисты, сразу же направлялись в Палестину, меняя при этом свою социальную принадлежность и род занятий и создавая в Стране Израиля основы нового государства, провозглашенного в1948 г. Всего в Палестину и Израиль в 1860–2007 годы прибыло более 1.300.000 русских евреев и членов их семей.

Именно евреи России создали палестинофильское движение (Хиббат Цион; его основоположником стал Иехуда Лейб Пинскер /1821–1891/), целью которого было поселение на земле предков. И они же, евреи России, переселяясь в Палестину/Эрец-Исраэль, осуществляли эту цель.

Однако в небольшой стране не всем вновь прибывшим удавалось найти достойное место и занятие, и немалое число репатриантов уехали из Израиля. Так, с 1990 по 2006 г. Израиль покинули 132 тыс. бывших граждан СССР[15], и многие среди наших соотечественников в странах русско-еврейской диаспоры обладают израильским гражданством.

Общины русских евреев-эмигрантов в странах Запада сохраняли традиции еврейской жизни и религии, а антисемитизм обострял их национальное самосознание. Некоторых объединяло чувство горечи в связи с поражением русской демократии в годы революции (например, Максима Винавера и его приверженцев во Франции), других (как группа Иосифа Бикермана в Берлине) — чувство вины из-за роли евреев в этой революции, третьих — стремление к возрождению своего государства на земле предков и, наконец, видимо, большинство русских евреев-эмигрантов, — желание достойной жизни в странах эмиграции, раз это невозможно в России. Их объединяли тяга к знаниям, предприимчивость, стремление к новаторству, национальное самосознание с ощущением уникальности судьбы своего народа; их объединял русский язык, русская культура и, в различной степени, российская/советская ментальность. Многие русско-еврейские интеллектуалы в зарубежье являлись крупнейшими творческими личностями, значимыми не в меньшей степени и в русской культуре (например, сэр Исайя Берлин, Иосиф Гессен, Аарон Штейнберг).

Несмотря на противоречия, ссоры и разногласия, русское еврейство в зарубежье представляло собой в достаточной степени целостный национальный организм.


[1] Из введения к книге «Русско-еврейская диаспора (очерки истории)». Автор-составитель и гл. ред. М. Пархомовский. Иерусалим, 2012. С. 9–18.

[2] Пархомовский М., Харув Д. На четырех краях земли: Еврейская эмиграция из России (1881–1939) // Лехаим. 2009. № 6.

[3] Сведения об эмиграции евреев появились в российской печати только в последние годы — см.: Горелик Б.М. Российская иммиграция в Южную Африку: вчера и сегодня. М., 2007. 256 с.; Гузевич Д., Макаренкова Е. при участии Гузевич И. (Публ.) Российская эмиграция во Франции в 1940-е. Полицейский отчет 1948 года «La colonie russe de Paris» («Русская колония в Париже») // Диаспора: новые материалы. VIII. Париж — С. Петербург, 2007. С. 341, 342, 402.

[4] Пушкарева Н.Л. Возникновение и формирование российской диаспоры за рубежом // Отечественная история. 1996. № 1. С. 53–69; Раев М. Россия за рубежом: История культуры русской эмиграции (1919–1939). М., 1994. 296 с.

[5] Молокане оказались в США не без помощи евреев: представитель ХИАСа Александр Гаркави (1863, Минская губ., — 1939) выручил молокан, у которых не было требуемого для въезда в Америку денежного ценза.

[6] Пушкарева Н.Л. Возникновение и формирование … С. 60.

[7] За основу настоящей классификации взята работа Дана Харува «Еврейская эмиграция из Российской империи и Советского Союза: статистический аспект» // РЕВЗ. 6: 350–355.

[8] Хасиды — участники массового религиозного движения в еврействе Восточной Европы, считавшие идеалом благочестия активное участие в жизни. Хабад — одно из течений хасидизма.

[9] Williams Robert C., Сulture in Exile: Russian Emigres inGermany, 1881–1941. — Ithaka andLondon, 1972. Р. 20.

[10] Благодарю Дана Харува за сообщение дат и цифр, относящихся к этим двум потокам эмиграции (автор-составитель).

[11] Гусефф К. Русские евреи во Франции: эволюция и численность сообщества (1900 — 1939) // РЕВЗ. 9: 18–33.

[12] Полнее цитата звучит так: «Во всем культурном воздухе российского зарубежья между двумя мировыми войнами влияние и участие евреев более чем ощутимо <…> Нельзя не сказать в этой связи о предпринятом в 90-х годах в Израиле издании очень интересных сборников “Евреи в культуре Русского Зарубежья”, длящемся и поныне» // Солженицын А. Двести лет вместе. Часть 2. — М.: Русский путь, 2002. С. 161.

[13] Цит. по: Вишняк М. «Современные записки» // Новый журнал. 1948. № 20. С. 225.

[14] Коростелев О. Парижское «Звено» (1923 — 1928) и его создатели // РЕВЗ. Т. 6: 177–201.

[15] Эмиграция из Израиля [Данные статистического управления Израиля] // Бюллетень Игуд Иоцей Син. 2007. № 394. С. 43.

Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *